всё о любом фильме:
Интервью

«Расплата»: Интервью с Хелен Миррен

Для съемок в «Расплате» пришлось не только проникнуться образом мыслей главной героини, но еще и поехать в Израиль. Было важно побывать там, чтобы понять ее мотивацию, историю и роль в жизни самого Израиля
«Расплата»: Интервью с Хелен Миррен

На следующий день после торжественного вручения Хелен Миррен премии имени К. С. Станиславского на церемонии завершения Московского международного кинофестиваля, КиноПоиск в составе группы из нескольких журналистов встретился с актрисой, чтобы поговорить о фильме закрытия «Расплата», который 14 июля выходит в российский прокат.

В «Расплате» Миррен играет уже немолодую бывшую агентессу МОССАДа Рахель (Рейчел), которая вдруг сталкивается с призраком из прошлого — нацистским садистом-врачом, который едва не покалечил ее жизнь 30 лет назад, из-за чего ей и еще двум агентам пришлось скрыть от всех один досадный рабочий эпизод. И вот теперь он снова готов испортить все, что ей дорого.

— Насколько сложно или легко оказалось работать с Джессикой Честейн, исполняющей роль вашей героини, но на 30 лет моложе?

— Ну, тут больше сложностей было не у нас, а у режиссера, потому что, как бы очевидно это ни было, чрезвычайно трудно заставить двух совершенно разных людей играть одного и того же человека в разные моменты его жизни. Ему постоянно нужно оглядываться на аудиторию, которая на киносеансе будет видеть все отличия, но при этом нужно как-то суметь развеять все зрительские сомнения в том, что на экране два разных человека. Аудитория должна сразу поверить и принять эту условность. Так что прежде всего одна из главных сложностей — найти подходящих актеров. С Джоном Мэдденом мы уже работали, поэтому первой он пригласил меня, а затем пытался найти актрису, подходящую на роль моей героини в юности, и, я знаю, ее было найти безмерно трудно. Ни одна актриса не производила на него впечатления юной меня. Порой приходится искать актеров с редкими качествами… Но в какой-то момент он нашел Джессику и был невероятно рад такой удаче. И потом уже я увидела, чему он так радовался. И дело тут даже не в том, что она похожа на меня в молодости, вовсе нет. У нее довольно резкие черты лица, при этом она не смазлива. Она красива из-за своих ярких черт. Я прекрасно понимаю, что я не красавица. Но у меня тоже сильное, характерное лицо. Но большую роль в ее работе сыграло то, как она изображала персонажа изнутри, и ее подход к прочувствованию своей героини, то, как она работала. В этом мы оказались очень похожи, потому что в ее возрасте я была такой же. Она крайне серьезна, работает с чрезвычайной самоотдачей, она играет не для того, чтобы стать знаменитой, напротив, она работает как художник, и ее актерская работа действительно выглядит как актерское искусство.

Мне кажется, Джон сразу понял, что Джессика похожа на меня внутренне. А потом мы провели с ней какое-то время за обсуждением того, как нам обеим стоит изображать одну и ту же героиню. И я знаю, что Джессика провела огромную работу, изучая то, как работала я в других фильмах, чтобы найти какие-то детали, которые можно было бы воспроизвести.

— И, на ваш взгляд, ей удалось достоверно изобразить вас?

— Ну, как я уже упомянула, она оказалась намного красивее меня. Признаюсь, в мечтах я бы с радостью побыла такой красавицей, как она сейчас.

— Что было самым сложным в работе над «Расплатой»?

— Наверное, изобразить израильскую часть моего персонажа так, чтобы было понятно, что вся эта история могла бы значить для израильтянина. Несмотря на то, что наш фильм — триллер, он не просто развлекательная приключенческая история. Израильтяне воспринимают ее по-особенному, и она для них значит больше, чем для всех остальных. И мне в этом плане весьма помог фильм-оригинал, ремейком которого является наша картина. И женщина, которая играла мою роль в том израильском фильме, была одной из лучших израильских актрис, что-то вроде израильской Мэрил Стрип или Хелен Миррен, которая также играет и в театре, и в кино. И, разумеется, ее исполнение было на недостижимой высоте. Так что я смотрела фильм в целом больше для того, чтобы посмотреть на нее. И главное, что я вынесла для себя, — чрезвычайная тяжесть значимости этой роли. Она играла очень, очень серьезно, очень глубоко. И я это поняла и попробовала перенять для своего исполнения.

— Большинство ваших ролей, которые приходят на ум, — роли сильных персонажей. А кого играть труднее — сильных или слабых героев?

— Ну, вы знаете, самый лучший вариант — это найти дихотомию персонажа, например, слабость сильного героя или хотя бы его уязвимые места и, наоборот, силу в том, кто должен казаться слабым. Так что в исполнении всегда приходится искать противоположности тому, что из себя представляет роль. Мне не нравится играть сильных героев, потому что чаще всего они слишком поверхностные и одномерные, так что в каком-то смысле лучше играть слабых, потому что они чаще всего либо запутаны, либо сложны, и приходится искать причины их слабости и уязвимости. Персонаж с сильным характером просто сильный по умолчанию. Это в каком-то смысле даже скучно. Так что если вдруг мне и приходится играть сильных героев, то я всякий раз пытаюсь найти их слабости.

— В этом плане какая ваша роль любимая?

— Трудно сказать. У меня нет любимых ролей. Мне всегда кажется, что моя любимая роль следующая, потому что я о ней пока ничего не знаю. А потом твоей любимой ролью становится та, над которой приходится работать в данный момент. А потом она проходит, и ты про нее забываешь. И все прошлые роли в прошлом.

— В комедии «Артур. Идеальный миллионер» у вас была комедийная роль. Каково работать в этом жанре?

— Это адская работа. Эти комедианты трудятся как проклятые. Я в жизни никогда так не выматывалась, как на этих съемках. У нас были какие-то бесконечные рабочие дни, и одну сцену мы делали по нескольку раз: первый раз прогоняли диалоги, затем в той же сцене пытались импровизировать и делали это какое-то бесконечное количество раз. Очень трудно было работать. Но, с другой стороны, было очень весело. Комедия — очень трудный жанр, но опыт в результате оказался потрясающим. Я никогда прежде не снималась в комедиях такого типа, похожие фильмы у меня были вроде «Девочек из календаря». Сами фильмы были довольно смешные, но никогда они не были тем, что называется «большим комедийным кино». Процесс оказался весьма интересным.

— Недавно Кэмерон Диаз призналась, что считает карьеру Хелен Миррен идеальной для голливудской актрисы. Что по этому поводу думает сама Хелен Миррен?

— На протяжении всей карьеры мне невероятно везло, потому что ни разу не приходилось испытывать боль, страдания, борьбу за выживание или разочарования. Так, со стороны я могу посмотреть на карьеру Кэмерон и сказать, что у нее тоже фантастическая карьера. И еще я бы душу продала за такие ноги, как у нее. Моя карьера и ноги Кэмерон — вот был бы идеальный пример голливудской актерской карьеры. Но вы же понимаете, совершенства в мире нет, так что приходится бороться с несовершенством. Но мне всегда, определенно, везло. Но, пожалуй, не стоит говорить о «совершенной карьере», потому что ничто не совершенно. Ты никогда не защищен от сомнений, чувства уязвимости, комплексов. Для меня пример для подражания — Анна Маньяни. И если бы я мечтала об идеальной карьере, то, без сомнения, выбрала бы ее. Ну, или хотя бы ее талант. Когда я ищу вдохновения, я всегда смотрю на Анну Маньяни.

— Но ведь в личной жизни она была крайне несчастна...

— Вероятно, да. Наверно, она была и несчастна. Но она была потрясающей актрисой. И, думаю, счастье она тоже повидала. Не бывает же чего-то одного.

— Ваша героиня — агент МОССАДа. Вам пришлось изучать крав-магу?

— О, я бы с удовольствием, но нет. Джессика изучала, потому что ей нужно было сниматься в боевых сценах. У меня, конечно, тоже есть боевая сцена, но моя героиня уже немолода, она уже 30 лет не тренировалась… У нас был потрясающий режиссер по боям. Мы хотели, чтобы все выглядело достоверно, даже драка очень старого человека и немолодой женщины. Дрались мы сами, но сцена была блестяще выстроена нашим режиссером по боям. В общем, не изучала я крав-магу, к сожалению. Вот русский мне пришлось учить. Это оказалось намного сложнее, чем драться. Этого я больше всего боялась, на самом деле все время боялась, что что-нибудь не так скажу по-русски, и вообще была в ужасе от языка! У нас было несколько сцен только на русском! Я говорю: не могу я так, так нельзя, я же не говорю на русском! К сожалению, конечно… Мой отец был русским, но воспитывали меня на английском, потому что он полагал, что мне никогда не придется возвращаться в Россию. Так что пришлось заучивать свои реплики как попугай. Но я очень боялась говорить. На русском-то я правильно говорила?

— Да!

— Спасибо! На церемонии закрытия ММКФ я ужасно нервничала: Боже мой, люди будут наблюдать, как я говорю на русском! Но, к счастью, фильм будет дублирован, и в таком случае мой русский будет идеальным.

— Насколько вы эмоционально сближаетесь с вашими героями?

— Все зависит от персонажа. Например, когда мне нужно было играть королеву, я старалась чисто технически постичь ее образ жизни, образ мыслей, мировосприятие, так что приходилось серьезно вживаться в ее образ — по крайней мере в течение съемочного дня. Некоторые роли просто на тебя снисходят, и приходится долго изучать их, проникаться, постигать их психологию, глубоко погружаться в образ. И потом этого персонажа не так-то просто из себя изгнать — в начале съемок ты принимаешь его, и не всегда удается от него избавиться к концу. Но большинство ролей все-таки больше похожи на развлечение, и про них не приходится, к счастью, много думать. Для съемок в «Расплате» пришлось не только проникнуться образом мыслей главной героини, но еще и в Израиль поехать. Я там уже когда-то прежде была — работала в кибуце. Но в этот раз было важно побывать в Израиле, чтобы понять всю серьезность мотивации моей героини, ее истории, ее роли в истории самого Израиля, а еще чтобы понимать проблемы израильтян с их же позиции. Однако хочу заметить, что как бы серьезно я ни относилась к роли, она не повлияла на мои политические убеждения. Но в целом не могу не отметить, что возможность побыть израильтянином может многому научить. Моя героиня Рахель живет с постоянным чувством вины — и перед собой, и перед страной, и перед любимыми. И без понимания сути этого ощущения сыграть эту роль только по представлениям о ней невозможно. Так что пришлось глубоко погружаться в психологию героини и довольно долго с этим существовать. Еще пришлось изображать легкий израильский акцент, и с ним нужно было жить на протяжении всех съемок, потому что, если ты настроился на определенный тип речи, его лучше не менять.

— И вот вы так ходили в магазин и разговаривали там с израильским акцентом?

— Ну, когда снимаешься, тут не до магазинов, но да, приходилось с ним буквально жить. Буквально с утра и до вечера — от грима до грима. Ну, вы можете себе представить, каково это...

Читайте также
Новости Хелен Миррен в «Форсаже», монахиня из «Заклятия 2» в спин-оффе Еще одна лауреатка премии «Оскар» оказалась в актерском составе боевика «Форсаж 8». Марго Робби сыграет супругу Алана Александра Милна, автора книг о Винни-Пухе. «Убийца» получит второе продолжение, а «Заклятие» — новый спин-офф. Эти и другие новости — в нашем дайджесте.
Новости Рэйчел МакАдамс поработает с Уиллом Смитом Номинированная на «Оскар» за фильм «В центре внимания» Рэйчел МакАдамс сейчас занята на площадке экранизации комикса «Доктор Стрэндж». Ее следующим проектом будет драма «Побочная красота», которую ставит Дэвид Фрэнкел, а в главной роли в картине занят Уилл Смит.
Интервью Хелен Миррен: «Я с детства без ума от русских пирожков» Исполнители главных ролей в картине «Пряности и страсти» Хелен Миррен, Шарлотта Ле Бон и Маниш Дайал рассказали КиноПоиску о своих кулинарных талантах, русских пирожках и борще, работе с режиссером Лассе Халльстрёмом и о том, почему не надо бояться вредной еды.
Комментарии (7)

Новый комментарий...

  • 2

    will42 14 июля 2011, 10:51 пожаловаться

    #

    Великая актриса! Рад за нее, Оскар действительно помог ее карьере и теперь роли дам 50+ не только Мерил Стрип достаются.

    ответить

  • 3

    belek10lsch 14 июля 2011, 15:05 пожаловаться

    #

    Отличное интервью. Очень интересное и весёлое. Сразу многое говорить о Хелен, впрочем как и всякое интерьвью всякого актёра:)

    ответить

  • LP24 17 июля 2011, 07:41 пожаловаться

    #

    Думаю, здоровское будет кино! Хелен Миррен вместе с Уортингтоном интригуют! Тем более, что Миррен почти русская :)

    ответить

  • METAL_NYMPHE 18 июля 2011, 20:38 пожаловаться

    #

    сегодня чисто случайно попала на фильм «Расплата» в кино. Была приятно удивлена, фильм оказался очень интересным. Понравились все актёры, исполнившие главные роли.
    Спасибо за интервью! Интересно, каково это, брать интервью у актрисы такого величины?! Меня бы наверное в дрожь бросало)
    Теперь буду знать, что у Хелен Миррен отец русский. Чего только не узнаешь в интервью)

    ответить

  • whoisyodiller 18 июля 2011, 22:22 пожаловаться

    #

    будете удивлены, но не бросало:) нас было несколько человек — мы просто по очереди задавали вопросы, но сама Миррен была очень дружелюбной — сначала отвечала довольно чопорно, потом «расслабилась». сюда ещё не всё из её интервью вошло, к сожалению.

    вообще, чем круче человек — актёр, режиссёр, продюсер — тем проще с ними общаться. они не рисуются, не питаются тобой, а просто работают.

    почему-то на интервью face-to-face очень легко себя чувствуешь — иногда, конечно волнуешься ДО, но во время самого процесса как-то сосредотачиваешься. по крайней мере, мне так кажется:)

    круче всего, когда получается диалог — тогда собеседники вообще начинают себя по-человечески, естественно вести. Вот очень жалею, что сюда не повесили интервью с полом уокером, в котором он не только про пятый «форсаж» рассказывал, но и говорил о том, что на самом деле они с его персонажем очень похожи и т. д. 

    самая подстава, когда волнуешься по-настоящему — телефонные интервью, вот тут реально нервничаешь, потому что может возникнуть какой-нибудь дополнительный шум, но больше всего боишься, что либо вопросы дурацкие, либо что ты неправильно поймёшь собеседника или не то услышишь. ещё боишься, что техника может отказать. у меня два раза после интервью зависал телефон/диктофон — один раз это было не страшно, а второй раз меня спасло только то, что я записи по ходу разговора зачем-то делал. не буду говорить, что за интервью это было, чтобы не палиться, но потрудиться пришлось изрядно, чтобы его восстановить…

    ответить

  • METAL_NYMPHE 18 июля 2011, 22:50 пожаловаться

    #

    Благодарю за столь развернутый ответ.
    Странно, но я бы никогда не предположила, что люди, у которых уже есть статус, ведут себя намного проще во время интервью.
    Много интересного скрывает ваша работа, оказывается. Мы-то, читатели, видим только конечный результат, а во время процесса по-видимому бывает немало интересных ситуаций.
    Спасибо за информацию:)

    ответить

  • whoisyodiller 19 июля 2011, 12:08 пожаловаться

    #

    Ну, это как правило. Заносчивых, высокомерных или просто неприятных людей — везде хватает:)

    ответить

 
Добавить комментарий...