• афиша & тв
  • тексты
  • медиа
  • общение
  • рейтинги
  • DVD & Blu-Ray
  • играть!
Войти на сайтРегистрациязачем?
всё о любом фильме:
Интервью

«Железная хватка»: Интервью с Мэттом Дэймоном

Я с детства мечтал сыграть в вестерне братьев Коэн с Джеффом Бриджесом и Джошем Бролином. Да вообще этот проект был просто как исполнение мечты.
«Железная хватка»: Интервью с Мэттом Дэймоном

В конце ноября в Нью-Йорке КиноПоиск встретился с Мэттом Дэймоном, исполнителем одной из главных ролей в новом фильме братьев Коэн «Железная хватка». Это была не первая наша беседа актером. Мэтт Дэймон — человек очень доброжелательный, умный, с большим уважением относящийся к прессе, поэтому и разговаривать с ним — это всегда удовольствие. Трудно припомнить, чтобы на каком-либо интервью у него было плохое настроение, он был неразговорчив или без интереса отвечал на вопросы. И в этот раз тоже, в хмурый ноябрьский день (а в Нью-Йорке в это время года все дни хмурые и ужасно унылые), Мэтт Дэймон пришел на встречу, как всегда, сияя теплой улыбкой, с веселыми приветствиями и, усевшись, приготовился отвечать на вопросы. После поздравлений с выходом отличного фильма (и тут нисколько не пришлось лукавить, хотя иногда приходится ради дела и подсластить, так сказать, горькую пилюлю создателям какого-то не очень понравившегося проекта) первый вопрос был вполне ожидаемым и простым:

Наверное, это мечта каждого мальчишки — сыграть в вестерне?

(Со смехом) Я с детства мечтал сыграть в вестерне братьев Коэн с Джеффом Бриджесом и Джошем Бролином. Да вообще этот проект был просто как исполнение мечты. Сначала мне позвонили Коэны и сказали, что хотят видеть меня в своем следующем фильме — это уже было поразительно. Потом выяснилось, что это «Железная хватка». Я приехал к ним, и мне выдали книгу. Я никогда не слышал об этом романе и прочитал с удовольствием — классная книга, действительно великолепное произведение американской литературы. А потом я читал адаптацию братьев, которая, на мой взгляд, просто великолепна. Я сам пишу сценарии и знаю, о чем говорю. Они взяли практически все диалоги, которые были в книге Портиса. Кстати, Чарльз Портис до сих пор здравствует, ему почти 80 лет, он живет в Арканзасе. У него поразительный слух на диалоги. Так что для Коэнов это было одно из тех простых и наиболее верных решений. Мы поговорили о том, что они хотят пригласить меня на роль Ла Бефа, техасского рейнджера, и дали мне вполне достаточно времени на подготовку. Потом Коэны прислали мне раскадровку. Как я понимаю, они делают это для всех своих фильмов. Это такая здоровенная книга, по которой практически виден весь фильм, как он будет снят. Так что они приняли все решения заблаговременно. Я был восхищен всем этим. У меня была прекрасная роль в великолепном сценарии, и два потрясающих режиссера работали со мной. Это было абсолютно идеально!

В чем, по-твоему, очарование этой истории? Я думаю, что в центральном характере — жесткой хватке этой девочки, Мэтти. Она как бы вырастает до пика женской сущности, теряя свое детское простодушие. В этом суть истории, в ее исключительно сильном характере. К тому же для придания истории большей достоверности ее окружают такие красочные персонажи. Ты видел фильм с Джоном Уэйном?

Нет, не видел, наверное, должен был бы. Я знал, что на джанкетах меня будут об этом спрашивать, но так и не нашел время посмотреть. Я, кстати, спрашивал Коэнов, нужно ли мне посмотреть тот фильм. Я даже купил его, у меня коробка до сих пор не распакована. (Смеется.) И они сказали: «Нет, не надо. Мы не делаем ремейк того фильма, мы экранизируем источник, оригинал, собственно роман, так что тебе нужно сконцентрироваться как раз на книге». Я думаю, что стандартная голливудская логика предполагает поставить в центр сюжета большую кинозвезду, но история-то эта о девочке и также во многом о Рустере, но опять же с ее точки зрения. Я помню мою первую встречу с Хейли Стайнфелд и то, как я был поражен ее уравновешенностью. Шокирован! Было интересно наблюдать, как Коэны разговаривали с ней. Они общались с ней не как с ребенком, а совершенно так же, как с нами, взрослыми актерами. Джоэл ей говорит: «Попробуй иначе сказать эту фразу». И поразительно то, что она выслушивает его и следующий дубль делает в точности, как он сказал. Я помню, что повернулся к Роджеру Дикинсу, потому что стоял у его камеры, чтобы быть на уровне глаз Хейли, и сказал: «Ты тоже это видел?» Всеми этими сценами она просто разила нас наповал. Я думал, что у нее какой-то опыт есть, она уже делала нечто подобное, а оказалось, что это ее первый большой фильм и такая роль.

Расскажи про ту сцену, когда Ла Бёф ее отшлепал. Как вы ее снимали?

(Смеется.) У меня большая практика в этом деле (у Дэймона четверо детей — Прим. ред.). Разумеется, костюмеры придумали, как защитить Хейли, они положили дополнительную подкладку, чтобы она не чувствовала боли, ведь мой герой должен был отшлепать ее от души и в полную силу. Я помню, что Хейли потом смеялась, когда я обеспокоенно спрашивал после первого дубля, не было ли ей больно. Она сказала, что вообще ничего не чувствовала. Так или иначе, мне нужно было показать в этой сцене такую интенсивность и убедительность, чтобы Рустер-Джефф вытащил оружие и направил его на обидчика. Мы говорили об этой сцене, конечно, и продумали, как ее сыграть с большей убедительностью. Это было довольно смешно, с одной стороны, а с другой — она ужасно его раздражает, и он просто не знает, что делать с этой девчонкой! Он просто прыгает с лошади и начинает ее шлепать от бессилия предпринять что-то еще, потрясающая реакция! (Смеется.) Я думаю, именно поэтому сцена была нужна в фильме, и мы представляли, как ее снять. А поскольку я не мог делать вид, что слегка шлепаю ее, то нужно было как-то защитить Хейли от интенсивности моих ударов. Мне было больно, а ей — нет. (Смеется.)

Справедливо ли будет сказать, что герои в некоторые моменты как бы опираются друг на друга, но в какой-то момент каждый из них должен все же идти своей дорогой? Да, я думаю, что идея в том, что у Рустера есть та самая железная хватка. Мне больше всего нравится, когда Мэтти говорит: «Кто тут самый лучший маршал Соединенных Штатов?» Ей дали список, она прочитала и говорит: «Я хочу того парня, который много пьет и который убил большинство народа. Я думаю, это тот человек, который мне нужен». (Смеется.) То есть такая характеристика как бы приводит тебя к логическому заключению, что у такого парня должна быть железная хватка, но к середине фильма может возникнуть впечатление, что она у моего героя. Хотя действительность заключается в том, что она есть у всех наших героев. Но что на самом деле больно для нас, мужиков, что в большей степени железная хватка как раз у этой девочки. Здесь и кроется драма. Как ты думаешь, у тебя самого есть такая железная хватка? М-м-м, меня жизнь так не испытывала, как героев фильма, и мне бы не хотелось узнать об этом так, как они. (Смеется.) А в кинобизнесе?

Это однозначно! Каждый, выживший в этом бизнесе и достигший успеха, имеет такую хватку в той или иной степени. Думаю, что прежде я волновался значительно больше о том, что не смогу все контролировать. Но сейчас, с приходом опыта я понимаю, что существует огромное количество разных возможностей, особенно с финансированием фильма. Сейчас даже если никто не предложит мне работу, я думаю, что смогу наскрести достаточно денег, чтобы сделать то, что мы с Беном сделали с «Умницей Уиллом Хантингом». Будет идея, будут и деньги на фильм.

Было ли что-нибудь такое, что удивило тебя в братьях Коэн? Мне было любопытно, будут ли между ними какие-то разногласия, что случится, если будут. Но этого не произошло! Я пытался понять, почему они никогда не спорят. Думаю, это потому, что им обоим очень понравился роман Портиса, они много его обсуждали, вместе писали сценарий, и большинство творческих решений было принято, наверное, в этом процессе. К тому же они вместе работали над раскадровкой, обговаривая все визуальные решения, позиции камер в каждой сцене, поэтому они практически знали все, связанное с работой на площадке. Они представляли, почему та или иная сцена должна быть в фильме и почему рассказывают эту историю так, а не иначе. Глубокое изучение всех творческих решений задолго до начала съемок не оставило им никаких причин для разногласий, как мне кажется. А если по ходу работы появилось что-то незначительное, поверхностное, что один мог предложить другому изменить, то обычно они соглашались друг с другом. Интересно то, что у них абсолютно нет эгоистического подхода, они совершенно друг другу во всем доверяют. Им легко соглашаться по небольшим вопросам, потому что все основные были обсуждены заранее. Итэн скажет что-то, и Джоэл просто ответит: «Окей, но мне казалось, что…», — и Итэн сразу соглашается: «Окей, давай сделаем так, как ты думаешь». И весь разговор. Поэтому работать с ними было одним удовольствием, все шло очень гладко и без срывов. Такое впечатление, что в наше время зрители очарованы разного вида новыми технологиями в кино, супергероями, футуристическими персонажами. Как ты думаешь, есть ли место на кинорынке для старого доброго вестерна?

(С улыбкой) Дело в том, что мы в этой картине создаем условия для прихода трансформеров. У нас идея такая — создать все предпосылки для появления трансформеров, а потом объединить всех в одну франшизу и сделать штук четырнадцать таких фильмов. «Трансформеры против ковбоев», ну, или наоборот. (Смеется.) Иногда мы наблюдаем разные тенденции в кинопроцессе. То все начинают снимать в 3D, то супергероев появляется уйма или еще что-то. Но, по-моему, в итоге все сводится к тому, что люди любят хорошие истории, и поэтому они идут в кино. Да, конечно, иногда в кино идут, чтобы сбежать от реальности, посмотреть на погони, взрывы и прочее. Но я не потерял веру в то, что есть люди, которым важна хорошая история, хорошо рассказанная история, так что меня все эти временные отклонения не особенно беспокоят, хотя мы делаем на 30 процентов меньше таких фильмов, чем, скажем, три года назад, если говорить о производстве в целом. Если в 2006—2007 годах я мог сделать несколько фильмов самостоятельно, не потому, что у меня только что вышел еще один фильм о Борне, то сейчас ситуация в бизнесе в целом совершенно иная. Очень сложно найти финансирование — спроси любого режиссера, и тебе скажут то же самое. Студии выпускают несколько фильмов с огромным бюджетом и возвращают вложенное с приличной прибылью, они не хотят финансировать определенные проекты, которые не сулят прибылей, им это неинтересно, и они не хотят рисковать. Вы посмотрите, что на рынке сегодня. Фильмы снимаются по комиксам, не по хорошей литературе. Найти финансирование на фильм с двумя актерами, о которых люди действительно слышали и которых хорошо знают как актеров серьезных, практически невозможно или очень сложно. Многие из нас, заинтересованные в фильмах, где важна история, а не технологии, находятся в постоянном поиске денег на новые проекты, мы пытаемся понять, на чем можно было бы сэкономить, что можно сократить, не повредив фильму творчески. Это постоянная борьба, но кажется, что постепенно ситуация меняется к лучшему, и нам не придется бороться столь отчаянно. По-моему, мы подходим к тому времени, когда все больше появляется независимых компаний, которые могут финансировать небольшие фильмы.

Ты бы хотел снова работать с Беном Аффлеком? Да, конечно. Я хочу работать с ним последние десять лет! (Смеется.) Жизнь как-то развела нас в разные стороны. У нас обоих маленькие дети, и на них уходит большая часть нашей энергии. Для нас это тоже проект, очень важный. (Смеется.) Мы живем в разных городах и заняты нашими детьми, поэтому видимся очень редко. Реже, чем нам хотелось бы. Ты посмотрел «Город воров»?

Я видел его несколько раз, просматривал разные варианты монтажа до того, как он вышел в прокат. Я был страшно горд и счастлив за Бена, когда стало ясно, что фильм имеет успех в прокате. Бен имел дело с огромным количеством всякого дерьма в последние годы, просто неоправданной глупости и стал своего рода объектом насмешек. Так что я получил удовольствие, наблюдая, как всем этим людям пришлось проглотить свои высказывания о Бене. И Бен, кстати, оказался, в большей степени зрелым человеком по отношению ко всей этой дряни, чем я. Я куда мелочней, и мне все это было важно, поэтому я с удовольствием посмеялся над унижением тех идиотов, которые не могут распознать талант, даже если он у них перед носом. Бен сделал одну интересную штуку дважды, а это сделать очень сложно. Он пришел из ниоткуда и сделал карьеру в кинобизнесе. Это достижимо для кого угодно как в Америке, так и во всем мире, только пытайтесь, но это сделать очень и очень трудно, а он это сделал с «Умницей Уиллом Хантингом» и опять с «Прощай, детка, прощай» и «Городом воров». Но поднялся он действительно на «Городе воров» и находится сейчас в редком положении человека в индустрии, который взял идею фильма буквально из воздуха, написал историю, поставил ее как режиссер и сыграл главную роль. Я думаю, что вряд ли найдется много таких людей в истории Голливуда, кто смог сделать такой рывок. Я очень за него рад и горжусь, что он мой друг! Еще бы я не хотел с ним работать! (Смеется.)

Теперь вам осталось только найти проект фильма вместе. Однозначно! И я бы с огромным удовольствием подписался на такой проект. Если будет фильм, где я бы подошел на роль. Я ведь могу и не подойти. (Смеется.) Помню, когда снимался в «Благодетеле» у Френсиса Копполы — это было совершенно необыкновенное время для меня, он потрясающий режиссер в работе с актерами, — в самом конце съемок я ему сказал: «Я правда очень надеюсь, что однажды снова смогу с тобой работать». Он посмотрел на меня и совершенно серьезно сказал: «Я тоже». И только тогда я понял, что Френсис Коппола не решает. Если я подойду на роль, то он меня пригласит, но не потому, что мы друзья. Моя верность, как и у него, фильму в первую очередь. Значит, ты думаешь, что Бен заставит тебя пройти через кинопробы?

Может быть, и нет. А если и возникнет в этом необходимость, то пробы будут проходить в его гостиной у камина, в неформальной обстановке. Я не знаю. Посмотрим.

Кстати, а ты разговаривал с Клинтом Иствудом о «Железной хватке» или вообще о вестерне как жанре? Нет, не разговаривал, но мы много говорили с ним о бизнесе в целом. И знаешь, он один из тех, кто никогда не беспокоился о том, что что-то не получится или не сложится, он просто переходил от одного проекта к другому, и я с ним много говорил именно об этом. Я спрашивал, почему он принимал то или иное решение, и каждое из них оказывалось верным. Ты взгляни на его карьеру: он ведь сделал все, что хотел сделать для себя самого, и это прекрасный пример для подражания. (Смеется.) Он не пытался гадать на кофейной гуще: «Окей, сейчас время супергероев и 3D». Ты подписываешься на проект, и в итоге два года твоей жизни уходят только на это. Если ты берешься снимать фильм, ты должен любить то, что ты делаешь, это должно нравиться тебе самому. И именно об этом мы всегда говорили с Беном применительно к «Умнице». Для нас неважно, будет ли фильм только на видео и осядет ли на нашей каминной полке только для удовольствия нас и наших родных, нам он все равно нравится и будет нравиться, сколько бы мы его ни смотрели. И знаешь, было здорово получить от Клинта подтверждение этой мысли. А ты сам близок к тому, чтобы сесть в режиссерское кресло? Если только появится проект, который привлечет мое внимание, я думаю, что вполне готов к этому. Я просто умираю от нетерпения. (Смеется.) Какие у тебя критерии к проекту, который ты ищешь? Скорее всего, что-то очень простое, не масштабное. Спилберг всегда говорит, что для первого фильма нужно найти очень простую и ясную историю, как он сделал в «Дуэли». (Хохочет.) Я хочу сказать, что простота ее не в сюжете, а в затратах на производство, скорее всего. Главное, чтобы не было слишком много движущихся объектов для первого раза. (Смеется.) Я думаю о чем-то действительно простом, об истории, которая бы развивалась через героев, что-то действительно опирающееся только на игру актеров и их способность передать душевные движения героев. Я знаю уже кое-что об этом и вполне готов подобрать подходящую команду, не ставя на кон сотни миллионов долларов для первого раза. Что-то вроде того, что Бен сделал в «Прощай, детка, прощай». Это хороший уровень для начала. У «Города воров» бюджет был уже раза в два больше. Сейчас Бен, наверное, вполне готов освоить и сотню миллионов долларов, если подвернется интересный проект, но это большое «если», конечно. Вестерн традиционно ориентирован на мужскую аудиторию, но в этом фильме женщина, кажется, выглядит мужественней всех мужчин. Как ты думаешь, это может повлиять на жанр в целом?

Я не знаю. Фильм, основанный на этой истории, впервые вышел на экраны в 1969 году и был невероятно успешен, и я не знаю, повлиял ли он как-то на жанр в целом. Но я думаю, что это великолепная история. Лично мне нравится то, что в центре его стоит сильный женский характер, особенно потому, что у меня самого четыре дочери, и мне хотелось бы вырастить их сильными. Ответить на этот вопрос, наверное, было бы проще лет так через пятнадцать. Я могу только надеяться, что он добавит что-то в этот очень успешный и любимый не только американцами жанр. На мой взгляд, это очень достойное дополнение.

Трудно было освоить этот особенный техасский акцент? Трудно, я много работал с инструктором по акцентам, хотя ведь какое-то время жил в Техасе и знаком с особенностью их выговора. Ты жил в Техасе? Когда? (Смеется.) В 1994 году. В маленьком городке Алпайн. Я снимался у Томми Ли Джонса в «Хороших старых парнях», тогда-то я и встретился впервые с Джоэлом. Его жена Фрэн снималась там же со мной. После этого, наверное, они и подумали о Томми Ли для «Старикам тут не место». Блестящий выбор, если вы спросите меня. Кстати, Томми Ли был тогда для нас ориентиром во многих отношениях. Ну, например, он очень умный мужик, я знаю, он не очень разговорчив с журналистами (смеется), но с друзьями он говорит много и охотно, он один из тех, кто может пошутить на площадке, разрядить атмосферу. Мы могли спросить его о каком-нибудь пустяке, придуманном на ходу, что-то вроде «История Шотландии, 1586 год», и он начинал: «Я расскажу тебе кое-что из истории Шотландии 1586 года». Потом дома мы проверяли это, и он, оказывается, говорил правду, а не сочинял, как нам казалось. Ничего не приукрашивал, все говорил, как и было. И когда мы с Коэнами начали обсуждать Ла Бёфа, его характер, мы подумали: а что если он будет, как Томми Ли, только при таком вступлении, как начинал Томми Ли, дальше ему добавить будет нечего, то есть стиль такой же, а вот содержания нет. В итоге мы остановились на этой идее, а вот акцент, конечно, штука особенная, с этим пришлось поработать. Когда ты начинаешь работать с Кэмероном Кроу над фильмом «Мы купили зоопарк»?

В январе в Лос-Анджелесе. Это история Бенджамина Ми, но в Калифорнии, а не в Англии.

А что-нибудь слышно про «Либераче»? Это один из тех проектов, на который мы пытаемся найти финансирование. Мы планируем начать летом, но еще нет стопроцентного финансирования для него, но все же почти уверены, что все сложится. Это ведь Стивен Содерберг, в конце концов, и я уж точно бы заплатил, чтобы увидеть Майкла Дугласа в роли Либераче. Это потрясающая роль! Ричард ЛаГравенес написал сценарий, прекрасный сценарий, так что будем надеяться на лучшее. Может быть, если мы засунем и туда трансформеров, тогда и деньги легче будет найти. (Смеется.) Но все же надеюсь, что до этого дело не дойдет. КиноПоиск пожелал актеру удачи с поиском финансирования и посоветовал обратиться к российским инвесторам, удивив и заинтересовав. Разговор об этом мы перенесли на следующую встречу, которая, кстати, состоится довольно скоро, на джанкете в Нью-Йорке по случаю выхода фильма «Меняющие реальность». Правда, скорее всего, это будет очень короткий разговор для видеоинтервью, которое в свое время мы предоставим вашему вниманию.

Комментарии (23)

Новый комментарий...

 
Добавить комментарий...