Интервью

«Хищники»: Видеоинтервью с Эдрианом Броуди

Если ты понаблюдаешь за волчьей стаей в дикой природе, то увидишь, что вожак стаи как раз не самый сильный из всех доминирующих особей, но самый умный, и это признается остальными потому, что они знают интуитивно, что этот парень (волк то есть) - тот, на кого они могут положиться
«Хищники»: Видеоинтервью с Эдрианом Броуди

КиноПоиск предлагает своим посетителям видеоинтервью с Эдрианом Броуди, исполнителем главной роли в новом фантастическом боевике «Хищники».

Скачать ролик | Все ролики к фильму | Информация о фильме...

— Мои поздравления. Мы смотрели фильм только вчера, и я была просто в восторге. Хотя, конечно, я говорю предвзято, так как поклонница первого фильма. Отличный выбор проекта. Был ли это твой выбор или выбрали тебя? — Вообще-то первоначально это был мой выбор. Хотя я знаю,

что, когда собственно роль была еще доступна и имелась возможность предложить ее мне, имел место определенный интерес, захочу ли я участвовать в этом проекте. Любопытно, что я искал такого героя, как Ройс, много лет, чтобы найти возможность сыграть в большом студийном голливудском фильме персонаж с изъяном, но тем не менее героического, честного. Я думаю, сегодняшний зритель прекрасно понимает тот факт, что настоящая сила далеко не всегда опирается на физические возможности, на мускулатуру. Если оставить в стороне факт, что Шварценеггер — выдающий человек, а также то, чего он достиг своей преданностью физической форме, я думаю, Голливуд в значительной степени опирается на физическую силу для ее, силы, изображения, тогда как сыграть настоящего лидера предполагает нечто большее, чем просто развитое тело. Я очень много приложил усилий к тому, чтобы изменить себя физически, прибавил изрядное количество мускулов для этого фильма. Я тренировался шесть дней в неделю, сидел на диете и был очень сосредоточен на этом. Но это была лишь малая часть того, что я считал важным для роли. Мне нужно было показать интеллектуальную силу, эмоциональную жесткость и убежденность в самодостаточности моего героя — качества, которые, как я чувствовал, должны быть у военного лидера. Я часто пытался сравнить Ройса с волком. Если ты понаблюдаешь за волчьей стаей в дикой природе, то увидишь, что вожак стаи как раз не самый сильный из всех доминирующих особей, но самый умный, и это признается остальными потому, что они знают интуитивно, что этот парень (волк то есть) — тот, на кого они могут положиться. Тот, кто выведет из сложной ситуации, он приведет их к пище, он знает, как устроить засаду на врага, как поймать в западню еду, у него могут быть сильные помощники, но у лидера есть качества другого, внутреннего свойства. — Да, они никогда не нападают первыми... Ты смотрел какие-то документальные фильмы о таком поведении или ты просто знал это? — Мне следовало, конечно, посмотреть, но я не видел. У меня даже не было ТВ в самом начале съемок. У меня был мой компьютер, и я, наверное, мог бы найти какие-то DVD, но я не искал. Я уже был в джунглях, когда меня осенило таким сравнением, я уже погрузился в роль. Я снимался весь день, потом тренировался в зале, потом сам тренировался в джунглях и читал огромное количество военных инструкций и полевых путеводителей для подготовки, так что у меня уже было такое специфическое представление о том, что мне нужно будет делать, я понимал динамику. В какой-то степени я знал поведение волков, я наблюдал за койотами, за дикими собаками в Индии — у них очень похожее...

— ...поведение. Стало быть творческая часть твоей натуры работала без остановки, даже когда ты уже знал роль, обсудил ее с режиссером. Ты представлял, что тебе предстоит играть и все равно продолжал работать над этим, так? — Мне нужно было найти настолько много точек соприкосновения с героем, насколько это было возможно. Чем больше я связан с героем, тем лучше шанс, что и ты будешь связан с ним, когда смотришь фильм. — Мы это почувствовали. — Для меня это очень важно. Я чувствую ответственность за правдивое изображение героя независимо от того, в каком фильме я работаю. Фантастика это или боевик, мой герой должен восприниматься так, словно он реальный человек. — Да, это был мой вопрос. Ты вообще уже ответил на пять моих вопросов. — Извини, я слишком много говорю. — О, нет, это просто замечательно. Скажи, почему ты так напрягаешь себя в работе, снимаясь в самых разных жанрах, играя разных героев? Похоже, что ты все время в поиске, никогда не удовлетворен результатом и продолжаешь испытывать себя. Это делают все актеры или только ты? — Я думаю, что все актеры желают этого,

но чтобы быть справедливым, скажу: к сожалению, я не думаю, что у многих актеров есть возможность пробовать разные роли. У нас слишком много актеров и очень мало хороших ролей, и это реальность, где очень высока конкуренция. Поэтому актеры должны работать, находить материал с надеждой, что он будет им близок. Но иногда они должны делать то, что им не по душе, но помогает росту и дает возможность профессиональной занятости — в этом заключается дилемма. Мне повезло, что мое положение установилось, и у меня сложилась репутация актера серьезного и сосредоточенного на работе, и мне уже не нужно ничего доказывать. Но в этом фильме мне есть что доказать, так как у меня не было возможности до этого показать, что я могу измениться физически и могу передать твердость, эмоциональную жесткость, которых не было у героев, что я играл прежде. У меня в послужном списке разные роли, но ничего близкого к этой. Теперь у меня есть роль, расширяющая круг, где люди могут меня увидеть, и это очень важно для меня, потому что сложность работы — это то, что делает ее волнующей. Проживать все эти разные жизни, понимать вещи, которые настолько трудны и с которыми мне не приходится сталкиваться в ежедневной жизни, впитывать юмор, трагедию и еще что-нибудь занятное, как сама жизнь, например, а не повторять то, что я уже однажды сделал. — Стало быть удовольствие находится в сложности? — Да, я думаю, что меня просто притягивает риск и возможность поддерживать интерес. Я думаю, что работа возбуждает больше, если в ней нет повторения. — Ты всегда так относился к работе? — Да, пожалуй. Я не знаю. Трудно сказать определенно. Меня всегда вдохновлял элемент риска, возможность найти героя, который поможет моему творческому росту. Думаю, что все указанное и обеспечивает настоящий рост актера, к тому же я хочу создать персонаж, способный вдобавок и развлечь зрителя и не только. Это тоже важно, особенно если ты играешь военного в современном мире. Когда так много людей связано с кем-то в армии, ты не можешь им врать, тебе нужно исходить из реальности, тебе нужно дать им героя, с которым у них есть что-то общее. — И последний вопрос, а то мне уже сигналят. Что бы ты посоветовал молодым актерам или тем, кто хотел бы быть не только кинозвездой, но просто работающим актером... Ты понимаешь о чем я говорю. — Я бы не советовал. Или я бы посоветовал единственное... Должен быть план, как стать работающим актером.

— ...иметь настоящую страсть к этому... — Если ты вступаешь на такой путь по другим причинам, то это ошибочный повод для выбора профессии актера. Скорее всего, тебя постигнет разочарование. Становиться знаменитым только ради известности — такой подход не дает внутреннего удовлетворения. — Это может даже быть помехой... — Просто это не принесет удовлетворения никому, как мне кажется. Получить признание за свою работу, конечно, приятно, но до определенной степени. Цель же должна быть в поиске того, что приносит тебе удовольствие, близко твоей душе, и нужно исходить из этого. — Большое спасибо. Я желаю тебе много разных ролей и надеюсь на другие встречи.

Комментарии (17)

Новый комментарий...

 
Добавить комментарий...