Интервью

«Команда „А“»: Интервью с Джессикой Бил

Деньги деньгами, но нужно еще иметь и удовлетворение от сделанного, а я не могу со всей ответственностью сказать, что вполне довольна тем, в каком темпе и направлении развивается моя карьера.
«Команда „А“»: Интервью с Джессикой Бил

Джессика Бил в свои 28 лет больше похожа на худенького подростка, чем на сексапильную женщину с округлостями в нужных местах, которую мы видели не так давно на красной ковровой дорожке премьер и разных наградных церемоний. Виной тому, наверное, тренировки к боевику «Команда „А“», где актриса играет капитана DCIS (Defense Criminal Investigative Services - что-то в роде армейской полиции) и одновременно любовный интерес одного из героев фильма по кличке Красавчик. Подготовка к ленте проходила под руководством одного из каскадеров картины, которого Джессика как-то в интервью назвала «Resident Badass» и которого она слушалась беспрекословно, в наказание за сделанные ошибки отжимаясь от пола столько, сколько ее суровый инструктор говорил. Где же тут сохранить округлости? Впрочем, Бил, по ее словам, всегда была склонна к физической активности, что многие ее поклонники давно заметили. Живя в Колорадо, она не избежала увлечения лыжами и сноубордингом, что вполне понятно, так как штат известен своими горнолыжными базами. Эти виды спорта и по сей день у нее одни из самых любимых. А в прошлом году Джессика отличилась по-другому: побывала в Африке на саммите, где вместе с остальными участниками совершила восхождение на гору Килиманджаро.

Большинство зрителей знают Бил по ее роли в телесериале «Седьмое небо», куда она пришла в 14-летней девочкой и откуда после двух лет работы отчаянно пыталась вырваться на большой экран. Ее попытки не увенчались успехом, и актрисе пришлось доработать по контракту, параллельно занимаясь в колледже и снимаясь в маленьких, почти эпизодических ролях в кино. Пожалуй, самым успешным проектом актрисы был «Иллюзионист», любители страшилок могли запомнить ее по участию в «Техасской резне» 2003 года. Поклонники же Джастина Тимберлэйка и читатели таблоидов, конечно же, отлично знают Джессику, ставшую подругой молодежного кумира после расставания того с Кэмерон Диаз.

Надо заметить, что карьера Бил развивается медленно

и, по мнению многих, неудачно. Не будем перечислять картины, которые оказались разочарованием для большого числа зрителей и не имели коммерческого успеха. Невезучими оказались и встречи с отличными режиссерами: картина Кэмерона Кроу «Элизабеттаун» провалилась в прокате, лента Дэвида О. Расселла «Пригвожденная» не была закончена по финансовым причинам, и до сих пор неясно, выйдет ли когда-либо в прокат. Однако комедия «всех звезд» «День Святого Валентина» имела кассовый успех, а с ним пришло внимание к Джессике. В одном интервью об этом фильме Дженнифер Гарнер сказала, что «между нею [Джессикой] и чем-то очень значительным нет ничего, кроме одной удачной работы».

Общение с Бил КиноПоиск начал с поздравлений за попадание в список самых красивых людей мира, который ежегодно составляет журнал People по одним ему понятным соображениям. Джессика сделала круглые глаза и сказала, что понятия не имеет, о чем это мы. Когда же получила объяснение, актриса, смеясь, сказала:

— Ах да, я видела эту фотографию. Очень мило, но никто не давал мне титула самой красивой. Однако даже участие в этом списке очень льстит, конечно. — Какое значение для тебя имеет вся эта суета, или ты просто даешь этому пройти мимо тебя? — Я думаю, что обычно ты даешь таким вещать просто пройти мимо. Это, разумеется, невероятно льстит самолюбию, но давайте говорить серьезно: мы ведь не знаем всех людей в мире. Может быть, где-то есть люди куда более красивые, чем я или кто-то из известных актеров или моделей — мы просто о них не знаем, так что этот список выглядит смешным и пафосным. Но я не хочу быть неблагодарной при этом. Спасибо, повторюсь, что очень приятно, тем не менее есть дела и поважней, чем эта ярмарка тщеславия. — Ты постоянно находишься в этом мыльном пузыре внимания публики к тебе и твоей жизни. Как ты справляешься с этим? Такое впечатление, что это совершенно не стоит тебе никаких усилий. — Спасибо. (Улыбается.) Это моя цель. Цель — заставить людей поверить, что игнорировать всю эту чушь для меня легко и просто.

Ключевое слово здесь — игнорировать. Иначе можно свихнуться. Если ты позволишь всему этому влиять на тебя, всем этим разговором и сплетням о тебе и твоей жизни, то они вполне могут отравить твое существование. Это ужасно пытаться угодить людям, которых ты не знаешь, но которые почему-то считают своим долгом высказывать какие-то предположения обо мне, моей личной жизни и карьере. Я даже перестала читать рецензии на мои фильмы, потому что обязательно найдется кто-то, кто разнесет его в клочья, а кто-то слишком уж расхвалит. Для меня важно только то, что я чувствую относительно моей работы или моей жизни, и, если я счастлива, значит, все в порядке, а остальное — суета, меня не касающаяся. — Ты думаешь, это действительно возможно привыкнуть к такому количеству внимания к себе? Или наступает момент, когда все-таки тебя это достает?

— Если кого-то это не достает, то я хотела бы знать такого человека. Может быть, он принимает какое-лекарство против реакции на таблоиды? Я бы не против принять его тоже. По большей же части я справляюсь довольно неплохо, мне удается не обращать внимания, но время от времени у каждого из нас бывают плохие дни, когда мы более чувствительны ко всему, что нас окружает. И если в такой день тебе на глаза попадается какая-то статья о тебе и твоей работе или что-то в этом роде, ты думаешь: «Я же ничего плохого тебе лично не сделала. Почему ты стараешься мне напакостить? Почему бы вам просто не оставить меня в покое? Я просто стараюсь жить своей жизнью и никого не трогаю...» Иногда я чувствую эту обиду и боль, но стараюсь просто не думать о ней. А что еще я могу сделать? Я отвлекаю себя йогой, спортом. Наверное, йога — самый сильный помощник в этом смысле, мое секретное лекарство в борьбе с любителями подглядывать за чужой жизнью. (Смеется.) — А было что-то такое, что особенно тебя задело? — (Без улыбки, слегка выпрямившись.) Не знаю, наверное, было, но мне неинтересно об этом ни вспоминать, ни комментировать это. У меня выработалось простое отношение к таким вещам: думай что хочешь. Я не вижу необходимости оправдываться ни перед кем. Даже говорить на эту тему не вижу смысла, потому что моя жизнь — это только мое дело. Если кто-то считает, что это несправедливо, то я могу только сказать: «Ну, извините!» Что-то в моей жизни должно принадлежать только мне, правильно? — Ты как-то в одном интервью упомянула, что твоя бабушка дала тебе совет, как реагировать на назойливость папарацци: «Просто улыбайся». У тебя есть в запасе еще какие-то ее мудрые советы? — О, боже мой! Конечно, есть, причем много. Так сразу и не вспомнить без повода-то. Например, она всегда говорила мне, что нужно научиться делать что-то своими руками. Вязать, например, или вышивать, делать что-то, что может отвлечь от неприятных мыслей и доставить удовольствие. Моя бабушка — замечательный художник и рукодельница. Но я пока не имела возможности использовать этот ее совет. У меня все время какие-то дела возникают. Может быть, еще просто время не пришло? (Смеется.) — Физическая нагрузка дает тебе возможность избежать стрессов или время для рукоделий на подходе?

— Физически активная жизнь, спорт, несомненно, помогают избегать стрессов. С возрастом я вдруг стала ощущать, как сильно скучаю по тем видам спорта, где ты находишься в команде других игроков. Я провела большую часть моего детства, играя в девчоночьей футбольной команде, занималась гимнастикой, где тоже была частью команды школы. Все, что было в моей жизни, так или иначе было связано со спортом и игрой в команде, где ты чувствуешь себя частью целого. Теперь, когда я в основном сама по себе, занятия спортом мне особенно необходимы. Необходимы для нормальной работы моего мозга, нормального обмена веществ, нормальной деятельности здоровой нервной системы. Я играю в пляжный волейбол, занимаюсь йогой, пилатесом, зимними видами спорта (лыжами, сноубордингом) —, всем, что дает мне возможность чувствовать себя здоровой и сильной. Мне эти занятия помогают оставаться в здравом рассудке в тех условиях, в которые меня ставит жизнь. Может быть, у кого-то другие методы, а мне очень помогает спорт. — Иногда и еда помогает от стресса. (Общий хохот.) Как ты относишься к еде: ответственно, с дисциплиной?

— О, я люблю вкусную еду. Кто же не любит?! Но я ужасно скучный человек из-за своей одержимости дисциплиной. Страдаю, но пересиливаю желание чем-нибудь полакомиться. Особенно когда я работаю над фильмом. В режиме съемочного периода еда может быть ядом. Если я не питаюсь правильно, у меня значительно меньше энергии, мое тело выглядит иначе, а это значит, что оно будет выглядеть на экране не так, как хотелось бы или задумывалось. Я должна учитывать все эти вещи, но не из тщеславия, а из простого желания чувствовать себя лучше, иметь возможность работать по 12—18 часов в сутки, если съемка того требует или подготовительный период интенсивный, как это было перед съемками «Команды „А“». Мне важно чувствовать себя уверенно как с точки зрения внешнего вида, так и в общем энергетическом состоянии моего тела. Но все это тогда, когда я работаю. Когда же у меня выпадает свободное время, я могу позволить себе быть недисциплинированной, до определенной степени, конечно. С пиццей или гамбургером вы меня все равно не застанете. Я люблю овощи: сырые или вареные — без разницы. Люблю фрукты, некоторые молочные продукты. Главный секрет, конечно, в том, чтобы не злоупотреблять едой. — Какой вид йоги ты предпочитаешь?

— Любой. Все, что имеет в основе плавность движений. Виньяса-йога, пожалуй, наиболее предпочтительна. Я не выбираю какой-то специфический тип йоги, просто записываюсь в класс, который мне доступен по времени и месту. — Расскажи немного о своей поездке в Африку и восхождении на Килиманджаро. — Это было потрясающее путешествие! Ни с чем несравнимый опыт преодоления себя, если хотите. Восхождение на гору сопряжено с невероятными головными болями из-за перемены атмосферного давления. Нескольких человек сняли с маршрута из-за этого. Я дошла до самой вершины, но, скажу вам, это было тяжко, ох, тяжко. Я так счастлива, что все-таки смогла это сделать, пересилила желание плюнуть на все и вернуться. Знаете, я посоветовала бы каждому попробовать свои силы таким образом. Это преодоление своей слабости дает такое поразительное чувство удовлетворения, что его просто описать нельзя — надо прочувствовать самому. Преодоление не только физического недомогания или слабости, но и ментального. Для меня самым сложным оказалось именно преодоление внутреннего желания вернуться. То есть рассудок отказывался, а не тело. Медленная ходьба, постепенное ощущение перемен, которые испытывает твой организм, были невероятными, волшебными ощущениями. Мне бы хотелось повторить это восхождение.

— Может быть, теперь на Эверест? — (Смеется.) Не дальше базового лагеря. И это тоже не так просто, как кажется. Восхождение на Эверест требует особой подготовки. Моя подруга инструктор-альпинист собирается впервые совершить восхождение без кислородной маски. Ей 28 лет, и, я думаю, что она справится. Я собиралась в этом году пойти с ней. Нет, не на гору, а в лагерь, чтобы поддерживать ее внизу. Но не совпало по времени. На будущий год я планирую эту поездку обязательно. — Давайте немного про фильм. Джессика, расскажи о том, как ты попала в этот проект, что тебя заинтересовало, как все началось... — Я довольно неплохо знаю Джо Карнахана. Мы вместе начали делать один проект — замечательный фильм-нуар, но что-то не сложилось. Может быть, как-нибудь после получится. Так вот он позвонил мне и сказал, что собирается снимать фильм на основе телесериала, и там у него есть один женский персонаж. То есть его вообще-то нет на страницах сценария, но он хочет его ввести и просит меня довериться ему. Я действительно ему доверяю и сказала, что можно попробовать. Как он и предупредил, ничего толком о моей героине написано не было, только схематично и поверхностно определен характер такой вредной и крепкой девицы. Джо и Брайан Блум стали прописывать его для меня. Что-то стало ясней в сценарии, но в основном персонаж начал развиваться именно в процессе работы на площадке. Джо — потрясающий импровизатор, он постоянно подбрасывал мне какие-то фразы: «Попробуй эту шутку! Пусть она будет смешной тут и там, давай дадим ей отличное чувство юмора!» Мне лично вначале было непонятно, если у героини нет чувства юмора, то чем она могла привлечь внимание такого парня, как Красавчик, и как ей самой может нравиться подобный тип, хоть и харизматичный, но игрок. Между ними должно быть много общего, если мы хотим, чтобы зритель поверил их отношениям.

— А как тебе Брэдли Купер? — Неужели он может не понравиться? (Смеется.) Он совершенно очаровательный человек. Мне было приятно работать ним. У него тоже потрясающее чутье на импровизацию, он просто мастер в этом деле и невероятно смешной. Работать с ним в паре и удовольствие, и напряжение, потому что поспеть за ним в его импровизационном стиле можно только в случае, если находишься в состоянии полной сосредоточенности и внимании к тому, что он говорит и в какой момент. Он бросает в тебя фразу за фразой, которых нет на странице, к которым ты не готов, но должен реагировать, иначе дубль испорчен. Но я получила огромное удовольствие от этой игры. — Ты практически одна среди группы парней в этом фильме. Как ты себя чувствовала в их компании?

— Достаточно неплохо. Все они профессионалы и вели себя соответственно. Надеюсь, что и они себя чувствовали легко рядом со мной, я даже позволила себе посмеяться над несколькими чисто мужскими шутками на тему особенностей пищеварения. Вы у них спросите потом, как они чувствовали себя рядом со мной, хорошо? — Твоя карьера в Голливуде развивается очень ровным и спокойным темпом. Тебя это не беспокоит? — Я чувствую себя достаточно удобно там, где моя карьера находится сейчас. Конечно, как у всякой актрисы, у меня есть мечты сыграть ту или иную роль, но я довольна уже тем, что у меня вообще есть возможность заниматься любимым делом. Конечно, я не скажу, что нахожусь в идеальной ситуации, но у кого она идеальная? Каждый из вас знает и испытывает, наверное, подобное чувство, хочется большего, чего-то нового... Но я понимаю, почему вы считаете, что моя карьера идет медленно, хотя мне кажется, я работаю, не останавливаясь уже несколько лет. Однако дело в том, что многие из фильмов, где я была занята, сразу ушли на DVD, некоторые вообще не закончены.

— Главное, чтобы платили, верно? — (Смеется.) Верно, конечно, все ради денег! Хотя признаюсь, это далеко не всегда так. Деньги деньгами, но нужно еще иметь и удовлетворение от сделанного, а я не могу со всей ответственностью сказать, что вполне довольна тем, в каком темпе и направлении развивается моя карьера. Я думаю тут многое связано с общим положением в бизнесе. Прошлый год для Голливуда был сложным. У студий просто нет хорошего материала. Никто не хочет делать драму, а это именно то, что хотят играть актеры. Ради заработка студии идут на производство блокбастеров, больших боевиков, фильмов ужасов и комедий. Все это, конечно, замечательно, но нельзя же все время есть эклеры, иногда требуется и салат из шпината. — Музыка и пение всегда были твоей страстью. Ты не планируешь и дальше двигаться в этом направлении? — Я пробовалась на Бродвее для нескольких мюзиклов и очень надеюсь однажды получить какую-то роль, правда, пока не представляю, что это может быть. Я пробовалась на разные проекты. У меня есть учитель пения, с которым я занимаюсь достаточно регулярно, не меньше двух-трех раз в неделю, во всяком случае когда я не выезжаю на съемки в другие города. В дорогу я всегда беру диски с упражнениями, помогающими разогревать связки. Я не знаю в, каком направлении повернется моя карьера, может быть, дальше будет больше мюзиклов. Я держу себя в форме, но не планирую записывать сольные альбомы, если это подразумевалось в вопросе.

— Не совсем. Вопрос был с целью выведать что-нибудь о предстоящей работе в музыкальной версии классики Педро Альмодовара «Женщины на грани нервного срыва» в Театре Линкольн-Центр. — (Хитро и мягко улыбается.) Я участвовала в чтении ролей, но результата пока не знаю. Я слышала, что они планируют поставить спектакль к осени. Я была бы счастлива получить такую возможность. (Кстати, 17 мая на вечеринке журнала Variety в Каннах Педро Альмодовар, по словам журналиста Showbiz.com, подтвердил утверждение Джессики Бил на работу в этом спектакле.) В течение всего разговора я наблюдала за Джессикой и пыталась понять, чем она так очаровывает. И, в конце концов, поняла. Она очень спокойна. Я слушала ответы молодой женщины, которая явно живет в ладу с собой и окружающим ее миром. Ее не огорчило, что мы мало говорили о фильме, она легко и просто отвечала на пустяковые вопросы, не придавая большого значения ни им, ни своим ответам, наверное, понимая, что при переводе на другие языки ее ответы будут интерпретироваться, а не пересказываться дословно. Видимо, поэтому ясностью речи и тона она давала нам возможность понять ее лучше даже без лишних объяснений. Единственный момент, где она явно чуть напряглась, выпрямившись на стуле, касался ее отношений с таблоидами. Мы-то все знаем, что речь идет о Джастине Тимберлэйке, и некоторая резкость ответа Джессики вполне понятна — она твердо стоит на страже границ своей личной жизни. Однако именно эта жесткость и однозначность наводит на мысль, что мы мало знаем Джессику Бил, а она не спешит ничего растолковывать. Я думаю, ее время придет, а пока еще один «эклер» на ее «тарелке» — боевик «Команда „А“», который вышел на экраны и показывает нам Джессику Бил в качестве героини экшна, умеющей стрелять, бегать и драться, героини, которой не чуждо чувство юмора.

Комментарии (31)

Новый комментарий...

 
Добавить комментарий...