всё о любом фильме:

Жанна Дильман, набережная коммерции 23, Брюссель 1080

Jeanne Dielman, 23, quai du Commerce, 1080 Bruxelles
год
страна
слоган-
режиссерШанталь Акерман
сценарийШанталь Акерман
продюсерГи Каваньяк, Ален Даан, Лилиан де Кермадек, ...
операторБабетт Мангольт
композитор-
художникФилипп Графф
монтажПатриция Канино
жанр драма, ... слова
сборы в США
премьера (мир)
время201 мин. / 03:21
Жанна Дильман живёт со своим довольно взрослым сыном-школьником. Род её занятий — проституция на дому и присмотр за детьми.
Рейтинг фильма
6+ В кино с 17 августа
Купить билет
pixel
Рейтинг кинокритиков
в мире
100%
20 + 0 = 20
9.1
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка


    Дельфина Сейриг — готовит, Дельфина Сейриг — вяжет, Дельфина Сейриг — моется, Дельфина Сейриг — идёт в магазин, Дельфина Сейриг — чистит зубы, Дельфина Сейриг — отдается за деньги… Нехитрое, трёх с небольшим часовое полотно из жизни домохозяйки, матери-одиночки и по совместительству проститутки на дому, снятое молодой бельгийской феминисткой Шанталь Акерман, неожиданно явилось одной из центральных киновех в истории европейского авторского кино.

    Это уже практически не «новая волна», но при этом ещё не совсем «Догма», хотя это, безусловно, широченный мостик между киноэстетикой 60-х и 90-х. Интерактивное бессодержательное длинных планов буквально затягивает зрителя в квартиру героини, превращая его в одного из членов её семьи, так возникает то, что можно было бы назвать «living movie».

    Сказочная Бельгия, разноцветные ряды «кукольных домиков» столицы Евросоюза. Аутичная дама средних лет проживает свою жизнь как нескончаемый поток однообразных «дней сурка». Движения отрепетированы и отточены до абсолюта, словно некий церемониал: войти в комнату — включить свет, выйти — выключить, обрезки ветчины — в холодильник, остатки муки — в фольгу, присмотреть за соседским грудничком — пару франков, клиент в четверг — ещё несколько купюр. И так экономя на коммуналке, сантим к сантиму растёт благосостояние отдельно взятой ячейки общества и всего капиталистического мира.

    Вот только душа и рассудок медленно вымываются из человека этим «безэмоциональным балетом» дежурных фраз, механических жестов, холодных поцелуев сына перед сном. Всё идёт как всегда, быт, покупки, проверка уроков. И тут что-то ломается, что-то сбивается в настройках — пригорает картошка, теряется привычный распорядок действий, героиня ничего не успевает и, находясь в прострации, начинает вести себя неадекватно.

    Статичная камера фиксирует замкнутое пространство, в котором мечется Жанна Дильман, выводя на передний план психологический портрет героини. Минимализм подачи материала рифмуется с консерватизмом рядового буржуа. Проведя в «её компании» три полных дня, зритель словно проживает с ней всю её жизнь. Время идёт всё медленнее, почти останавливается, но происходит резкий разрыв, за которым следует предопределённое прозрение.

    9 из 10

    18 октября 2014 | 22:22

    В принципе, всё происходящее в фильме указано в его названии, то есть на протяжении более чем трёхчасового хронометража мы видим Жанну Дильман, которая живёт на набережной Коммерс, причём ключевое слово здесь — живёт. Это и есть тот важный и философский вопрос, который поставила перед зрителем и перед самой собой бельгийская постановщица Шанталь Акерман.

    Картина «Жанна Дильман…» уникальна тем, что лично мне ещё не доводилось видеть настолько глубокое копание в жизни человека. Нам показывают все мельчайшие нюансы жизни главной героини: то, как она готовит, есть, ходит по магазинам, её короткие разговоры с сыном. Это даёт зрителю возможность полностью погрузиться в мир героини, ко всему прочему, в фильме нет ни одной сцены, где бы она не участвовала, более того, в титрах ленты указаны все пять актёров: непосредственно, Дельфин Сейрин, Жан Декорт, исполнявший роль её сына, и трое мужчин, исполнявшие роли её клиентов. Все остальные актёры — уличная массовка. Сняться в таком фильме — огромный труд для актрисы, но Дельфин Сейриг заслуживает наивысших похвал, и хоть я уже видел её в шедевре Алена Рене «В прошлом году в Мариенбаде», для меня она теперь навсегда останется Жанной Дильман. Но ещё больший труд, а главное — риск снять такой фильм берёт на себя постановщик. Двадцатипятилетняя бельгийка, правда уже имевшая опыт в кино, сделала совершенно невероятное, открыв всему миру новые возможности кинематографа. Причём стоит отметить, что картина выглядела очень зрелой, а сама главная героиня годилась Акерман в матери. К слову будет сказано, сама постановщица фильма позже прославилась как главная феминистка кино, и в этом фильме, ставшем центральным в её фильмографии, эта мысль прослеживалась очень чётко, более того, доводов чтобы поспорить с ней нет, настолько глубоко она заставляет зрителя проникнуться жизнью героини и настолько сильные эмоциональные доводы приводит.

    К сожалению, глубокое проникновение в личную жизнь и душу человека не воспользовалось большим спросом, поэтому фильм был показан вне конкурса на Каннском кинофестивале, а во Франции, где состоялась премьера ленты, её посмотрели всего лишь 313 человек, в числе которых лично я мечтал бы оказаться. Однако сейчас эта картина стала классикой мирового кинематографа и имеет поразительно высокий зрительский рейтинг при всей её специфичности, сложности для восприятия и длинном хронометраже. Надо отметить, что сейчас у Шанталь Акерман появились талантливые соотечественники, продолжающие её традиции — братья Дарденны, уже успевшие дважды завоевать Золотую пальмовую ветвь Каннского кинофестиваля. Ещё, почему-то я уверен, что это если и не один из любимых фильмов Михаэля Ханеке, то явно один из наиболее повлиявших на его почерк. Даже если это не так, этот фильм — бриллиант мирового кинематографа, открывший совершенно новые грани и возможности кино.

    10 из 10

    3 августа 2010 | 19:09

    Перенимая витринное устройство обиталищ населения «кварталов красных фонарей», Шанталь Аккерман выставляет стены брюссельской квартиры Жанн Дилман, превращая её в выставочный зал естественно — человеческого существования, которое смиренная домохозяйка, по совместительству жрица любви, влачит на пару со своим великовозрастным сыном, проживая дни и провожая годы, оставляющие уныние и ощущение тоски.

    Наблюдение — это, пожалуй, самое точное определение, на которое может рассчитывать этот фильм: раздвигая стены, режиссёр открывает зрителям ежедневный быт женщины, занятой заботой о сыне и старомодным трудом, терпеливым вниманием отжимая капли подробностей и детали прошлого, собирая в осадок моменты её прожитых дней.

    Испытывая выносливость зрителей, Шанталь Аккерман расстилает на экране малоподвижное полотно жития домохозяйки, состоящего из обязанностей по дому и работы по профессии, набирающегося из недолгих визитов, немногих слов и невнятных объяснений, собирающихся по капле, отжимая колоссальный, более чем трёхчасовой хронометраж.

    Стилистический приём режиссёра представляется провозвестником онлайнового будущего, позволяя зевакам смаковать подробности, что рассеяны в словах женщины, выводя в них скрытые мотивы героини Дельфин Сейриг, медленно разоблачающейся на экране, обнажая нерв истории, протекающей натуральным образом за прозрачной стеной дома на «продажной набережной», где безжалостное время спорит болью с, как всегда, беспощадной судьбой.

    12 декабря 2011 | 23:29

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>