Вместе

Tillsammans
год
страна
слоган«one house; one revolutionary; two open straight marriages; three gay people (maybe four); three children; two carnivores and eight vegetarians; there's only one way they're going to make it... together»
режиссер Лукас Мудиссон
сценарий Лукас Мудиссон
продюсер Ларс Йонссон, Анна Энтони, Мальте Форселл, ...
оператор Ульф Брантос
художник Карл Йохан Де Гир, Метте Мёллер, Ли Гарпенфелдт
монтаж Фредерик Абрахамсен, Михал Лещиловский
жанр драма, мелодрама, комедия, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
зрители
Швеция  882.3 тыс.,    Италия  410.1 тыс.,    Германия  224.7 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
23 октября 2001, «Premier Digital»
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время106 мин. / 01:46
Жила-была «обычная» шведская семья: горячая сторонница свободной любви Лена и её сожитель Йоран, застенчивый гомосексуалист Классе и объект его мечтаний Лассе, а также Анна, которая ещё недавно была замужем за Лассе, но решившая стать лесбиянкой. Однажды в эту фривольную атмосферу вторгается женщина из нормального мира.
Рейтинг фильма

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Трейлер 01:10

    файл добавилmifomanka

    Знаете ли вы, что...
    • Персонаж Биргера — намёк на короткометражный фильм Мудиссона «Bara prata lite», в котором так звали главного героя.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей


    Все смешалось в доме шведских хиппи. Слабохарактерный Йоран влюблен в Лену, исследующую свою сексуальность с социалистом Эриком, готовым говорить лишь о политике. Робкий Классе пытается завоевать расположение Лассе, а тот пытается смириться с нетрадиционной ориентацией своей бывшей жены Анны. За окном 1975-ый, под окном припаркован пестрый Фольксваген, и у обитателей коммуны полно забот: в ожидании смерти тиранов и победы пролетариата они ссорятся, мирятся и страдают ерундой. После триумфа трогательной картины «Покажи мне любовь» Лукас Мудиссон попытался взглянуть на жизнь взрослых с тем же оттенком горьковатого наива, присущим его дебюту о нестандартной подростковой любви. Молодой постановщик объединил выразительные характеры, шведские шлягеры и актуальные темы, реконструируя эпоху со стирающей временные рамки тщательностью.

    Осуществляя свой замысел, реалист Мудиссон прибегнул к явному преувеличению, ведь никаких «шведских семей» в этой стране никогда не было, и даже сексуальная революция там прошла, по словам современников, как-то уныло. Оттого еще более скандальной видится изображенная им ячейка общества по меркам консерваторов-шведов с их типично скандинавской закрытостью и строгостью, показанными на примере чопорных соседей. Обитатели коммуны бунтуют буквально против всего: против употребления мяса, против войн, против буржуазии и властей, против нормальности, за которой постановщик обличает не правильность, а просто страх быть иным. Расцвечивая кадр яркими цветами и смелыми нарядами, без всякого стеснения и осуждения изображая героев, отвергнутых тогдашним, да и сегодняшним, обществом, режиссер осуждает условности, вынуждающие меняться и быть как все.

    Однако конфликт с внешним миром, который остается где-то за кадром и ограничен масштабом одной стокгольмской улицы, в ленте далеко не основной. Обитатели коммуны выступают друг против друга так же, как все вместе — против общества, сталкиваясь в знакомых любой семье вопросах воспитания детей, уборки, политики и хождения без штанов. Коммуна, эта модель большого мира с его конфликтами и проблемами, — семья по выбору, а не по рождению, собранная из единомышленников, которые, тем не менее, не очень-то ладят между собой. Пути самоидентификации разводят героев в противоположных направлениях, руша кажущуюся общность и разрывая хрупкие связи. Неожиданно наслаждается новыми гранями жизни лишь новоприбывшая Элизабет, которая в переполненном доме находит покой, пока ее муж в одиночестве заливает горе слезами и алкоголем, сморкаясь в подушки.

    Привычные роли детей и взрослых перевернуты вверх дном, ведь последние играют в игры и малодушно обманывают себя и других вместо того, чтобы быть примером для отпрысков. Глупостью и суетностью отдают мелкие столкновения разучившихся быть взрослыми «детей цветов»: обиды бывших супругов, совсем уже равнодушных друг к другу, но не умеющих отпустить, разлад между близкими людьми, которые страдают порознь и замалчивают проблемы. Осуждая этот беспредел, автор показывает, как в этот же самый момент юные обитатели коммуны идут путями своей особой трогательной жизни: неловко учатся общению, неумело заводят дружбу, несмело признаются в любви. Неслучайно именно детские игры в картине становятся символом счастья, а не вдохновленные эпохой сумасбродства ничего не смыслящих в жизни взрослых.

    Запутываясь в паутине случайных связей, сомнений и самообмана, рабы «свободной любви» уходят от того, что ищут на самом деле — любви истинной, не достижимой путем протестов, агитаций и конфронтаций. Привнося в сюжет персонажа из пронзительной короткометражки «Просто поговори немного», Мудиссон снова затрагивает тему одиночества в толпе, безрадостного существования в опустошенной словами тишине. Основная музыкальная тема, хит ABBA «SOS», становится призывом вступить в контакт, достучаться и услышать, восполнить недостаток понимания простым актом общения. «Вместе», с его постдогматичной полудокументальной манерой, выглядит определенным ответом эксцентричным «Идиотам» Ларса Фон Триера, имеющим схожую завязку. Но в отличие от пессимистичного датчанина, Мудиссон даже во мраке видит луч света, и создает историю не потери, но почти случайного обретения. Теплота и душевность ленты отражают веру в чудо, возможность освобождения, преодоление слабости, робости и страха. Ведь секрет счастья не так уж сложен. Достаточно просто быть вместе.

    30 сентября 2016 | 01:14

    Редко приходится писать отзыв сразу после просмотра фильма, но сейчас именно тот случай. Тот случай, когда очень сложно сдержать в себе эмоции.

    1975 год, Стокгольм, Швеция. На одной из ничем не примечательных улочек в обычном доме уютно расположилась коммуна «Вместе». Несколько пар, сожительствующих или уже расставшихся, несколько одиночек. В доме на всех хватает места, у них общие обязанности и общая касса. За обедом все собираются за одним большим столом. Они не смотрят телевизор, не едят мясо, не пьют колу. И они вместе…

    Йоран, совершенно апатичный и, как следствие, добрейший человек, готовый принять любую точку зрения, готовый радоваться за других, как за себя, любящий и боготворящий женщину, живущую с ним, — Лену. Пропагандирует свободные отношения, но при всей свободе ему нужна, как он считает, только Лена. Безумно терпелив и податлив.

    - Йоран, я не понял, это же они забили…
    - Да какая разница, классный гол!


    Лена, раскрепощённая женщина, вряд ли уважающая в жизни хоть какие-то принципы. Совершенно спокойно спрашивает у Йорана, можно ли ей переспать с другим мужчиной, и, получив согласие, целенаправленно добивается своей цели. А потом бесцеремонно делится с мужем, что не он, а Эрик заставил её испытать первый в жизни оргазм.

    Эрик — убеждённый коммунист, марксист. Готов с пеной у рта доказывать свои взгляды на политику и положение вещей в целом. Занимается издательством газеты «Пролетарий» и просто в бешенство приходит, не получая от сожителей должной поддержки. Отказался от отца-банкира. Политику ставит на первое место, и даже сексом с Леной готов заняться, только получив обещание сразу после этого обсудить некоторые политические вопросы. Постоянно спорит с Лассе и Анной.

    Лассе и Анна — бывшая пара, расставшаяся, но живущая в одной коммуне и растящая сына Тета (названного так в честь одной из операций во Вьетнаме). Она после курса терапии считает себя лесбиянкой. Не пропускает ни одной женщины, но ведёт себя с ними корректно, никому не навязывая своих взглядов, зато заражая всех просто плещущей через край жизнерадостностью. Он — постоянно улыбающийся живой человек, за улыбкой которого видна грусть.

    - Не надо так плохо обо всех думать, Лассе…
    - Не надо так хорошо думать, Йоран…


    Это не все люди, живущие в общине. Здесь и странная парочка хиппи-направления, и чудаковатый гомосексуалист Клас, отчаявшийся найти себе пару… Они все абсолютно разные, но они живут вместе, ставя себя в некий противовес всему остальному миру, соседям и самим себе. Каждый из собравшихся в коммуне людей одинок в душе, ибо люди мыслящие зачастую одиноки, но им хорошо жить такой большой разноплановой семьёй, где каждый берёт от каждого частичку чего-то.

    Однако многое меняется в коммуне после приезда на постоянное жительство сестры Йорана, Лизы, и её двоих детей. Лиза сбегает от своего мужа, поднявшего на неё руку, решив навсегда от него уйти. У Лизы замечательные дети. Сын, грустный и вдумчивый, любящий отца, готовый простить за всё и глубоко переживающий разлуку с ним до такой степени, что даже самостоятельно едет к отцу домой. Дочка Ева, умная девочка из категории тех, с кем не общаются в школе. В свои 13 лет совсем взрослая, степенная и рассудительная (что не может лишний раз не вызвать добрую улыбку при просмотре: чего только стоит сцена в постели с соседским мальчиком или сцена накрашивания). Вот её слова о коммуне:

    …Они решили раз и навсегда думать обо всём наоборот. Типа «А кто решил, что когда светит солнце, это хорошо, а дождь — это плохо?» И тут есть одна Анна, она гомосексуальна, и ей не нравятся мужчины, потому что они нравятся всем остальным, значит ей — нет…

    Вообще отличительной чертой фильмов Модиссона является присутствие в них «особого вида» детей. Они зачастую грустны и депрессивны, но это до поры до времени. Они постоянно думают и анализируют, чаще внутри себя, всё то, с чем приходится им сталкиваться в повседневности. Они видят этот мир через некую призму собственного восприятия, через идеалы и иллюзии своего внутреннего придуманного самостоятельно мира, который далеко не всегда расположен в одной плоскости с реальностью, что не может не вызвать протест всего существа такого ребёнка.

    Жизнь «Вместе» незаметно и потихоньку меняется. Оказывается, можно быть самими собой, не накладывая на свою жизнь столько ограничений. Можно видеть и ощущать жизнь целиком и в полной мере, буквально впитывая в себя всё то хорошее, все те положительные эмоции, что даются нам каждым мгновением. Можно быть собой, но брать полезный жизненный опыт у других и применять его в своей собственной жизни, в своём мире. Отсеются те, кто просто не должен находиться в коммуне, ибо ничего ей не даёт. И даже соседи, рьяно отрицавшие «шведскую семью», возможно, и для себя найдут что-то положительное.

    Полудокументальные фильмы Лукаса Модиссона стоят особняком от всего остального нравящегося мне кинематографа. Честно говоря, очень сложно передать эмоции, которые они вызывают. Например, «Дыра в моём сердце» изначально вызвала негатив и получила низкую оценку, но позже пришло переосмысление. А вот «Грёбаный Омоль» («Покажи мне любовь») сразу же попал в категорию любимых фильмов, и, кстати, не удивительно, что сразу, потому что это самый адаптированный фильм из всех, что я видел у шведского режиссёра.

    А «Вместе» — это «Вместе». И лучше один раз посмотреть, чем сто раз про него написать. В фильме натурально переданная атмосфера 70-х, свобода в мыслях и в действиях, немного нудизма для совсем уж реалистичности… В бесконечных диалогах, во внешнем виде показаны представители движения хиппи. Имеется в наличии даже неизменный атрибут хиппи — автобус «Фольксваген». Отличный саундтрек и невероятная атмосфера некоего безумия и единения, и просто взрыв эмоций в конце картины.

    Ленты Модиссона не просто реалистичны. При просмотре создаётся невероятное ощущение, что подсматриваешь за жизнью реальных людей, что актёры не просто выучили и сыграли свои роли, а действительно прожили всё то, что мы видим на экране. И чувства, возникающие внутри, абсолютно искренни, так же, как и у людей в фильме. Это дорогого стоит.

    Сложно описать эмоции, правда, сложно. Потому что и не грустно, и не весело… А просто как-то хорошо и светло внутри, словно очистился от чего-то. После просмотра любого фильма неординарного шведа неизменно чувствуешь, что хотя бы на несколько мгновений стал немного другим человеком, и что частичка этого самого фильма надолго останется внутри, в мыслях и в сердце, — и к нему обязательно вернёшься ещё не раз, потому что фильмы Модиссона сродни наркотику в хорошем смысле слова, словно включающему некие скрытые резервы для восприятия действительности.

    16 марта 2009 | 14:59

    Исходя из синопсиса, может показаться, что фильм затрагивает прежде всего фундаментальные социальные проблеме на уровне «свобода личности — общество», ведь он о конткультуре, которая поставила под сомнение сложившийся исторически общественный строй. Основа любого общества (а особенно того, где превалируют традиционные ценности) — семья — в варианте хиппи строится не так, как принято.

    Но фильм не совсем об этом. Название «Вместе» уже говорит само за себя. Человек есть существо общественное, это понятно, но, к тому же, самое главное для него — его непосредственное окружение, люди, которых он любит и ждет от них в ответ того же. Только вот семья-коммуна «Вместе» на этих принципах не строилась. Социализм как утопия на самом деле предполагает любовь (главный лозунг хиппи движения, как известно), при чем любовь ко всем, раз все равны.

    Большинство же членов коммуны — ярко выраженные эгоисты. Лена — хитрая и лицемерная, капризная девочка внутри. Анна — вообразившая себя лесбиянкой и выражающая феминистические взгляды небритыми подмышками. Эрик — комичный пропагандист марксизма-ленинизма и т. д. Один Йоран — воплощение доброты, но в то же время и чрезмерной мягкотелости. Вот поэтому прибытие Элизабет с детьми так расшевелило эту и так не скучную компанию, принеся за собой «ветер перемен».

    Но это уже умовыводы. На самом деле эта картина — прежде всего комедия, при чем и «интеллектуальная» и «прикольная», а главный объект смеха — как всегда люди, несмотря на то, являются они конформистами (как соседи с дома напротив, подглядывающие в бинокль за необычным домом) или нарушителями системы.

    На контрасте с остальными персонажами, находящимися в составе «Вместе», показаны одинокие, прежде всего — Ролф, от которого ушла жена. Вместе лучше, чем в одиночку, как в истории Йорана про слипшуюся овсянку. Фильм воспевает искренние человеческие отношение, в которых главное не их форма (традиционная семья, коммуна и т. д.), а их внутреннее содержание. Может показаться, что картина высмеивает «бунтарей» и «всяких там левых», но на самом деле она просто иронизирует над склонностью людей акцентировать внимание на поверхностном, а не на сущностном, впадать в крайности и доводить все до комичного абсурда.

    Очень хорошо передана атмосфера того времени (сама конечно не была там, не знаю, но смотрится реалистично), внешний вид персонажей, интерьер и музыка. Особенно приятно слышать ассоциирующуюся с Швецией 70-х АВВА.

    9 из 10

    16 марта 2013 | 03:16

    Так сложилась, что при упоминании Швеции в качестве ассоциации на ум сразу же приходит особый уклад семьи, не поспоришь, таково клеймо. Не суть, главное — Мудиссон четко для себя уяснил, что на этом можно выстроить неплохую завязку.

    Итак, за окном 70-е с их протестом, нонкомформизмом и хипповским мировоззрением. На почве противостояния буржуйству люди объединяются в коммуны, одной их которых является «Вместе», и пытаются жить по законам социализма (в его исключительно в шведском понимании). Общая идеология и, как следствие, одна семья, один дом, наполненный бурным миксом нестандартных людей, каждый из которых тащит сюжетное одеяло на себя.

    Возможно, жили бы они так до старости, если бы в один прекрасный день их спокойствие не нарушила сестра одного из обитателей этого «среднестатистического» шведского дома, которая быстро проникается романтизмом бунтарства и феминизма в отместку мужу-алкоголику, от которого сбежала с малолетними детьми. С этого момента коммуна начинает трещать по швам и как бы не старались ее жители все вместе не пить кока-колу, не употреблять мясо, игнорировать СМИ и дружно плевать на большинство благ цивилизации, к финалу они уже не смогут быть той «кашей», на которую проецировал общество один из героев, рассуждая о том, что «мы, люди, сначала маленькие, хрупкие, сухие овсяные хлопья, но потом мы варимся вместе с другими хлопьями и становимся мягкими».

    Именно к таким выводам ненавязчиво подводит зрителя Мудиссон. В целом, картина пронизана домашним уютом, аутентичностью и типично шведским бытом, в чём немалая заслуга несколько скудного, но очень точного музыкального сопровождения в исполнении нетленной АBBы. Режиссеру максимально точно удается передать атмосферу того времени, хотя фильм снят в 2000 году.

    Впрочем, в современных условиях всеобщего кризиса существование коммуны «Вместе» не лишено смысла — Мудиссон как в воду глядел…

    3 мая 2009 | 14:09

    Смотря этот фильм, был уверен, что и снят он в далекие 70-е годы — так хорошо передана там атмосфера того времени. Ан нет — 2000 год, довольно новый. Смотрится, как будто это давно минувшее время, где все тебе незнакомо, кромк группы Абба — до сих пор сохранившей свою популярность, своими мелодиями соединяющими «тогда» и «теперь».

    Если вы где-то слышали понятие «шведская семья» — то в этом фильме сможете посмотреть, как это выглядит в состоянии, близком к реальности. Идея ухода от буржуазного мира, перехода от индивидуализма к коллективизму, зародившаяся еще в эпоху Просвещения, окрепшая в XIX веке и получившая обоснование в науке, литературе, искусстве и философии, к XX веку наконец воплотилась в жизнь: в более жестком варианте — советском, и более мягком — шведском. «Весь мир насилия мы разрушим до основанья, а затем…» — именно этим заняты участники шведской семьи.

    Крупномасштабный советский эксперимент провалился; и то же самое, но в миниатюре, случилось в фильме со шведами. На экране мы видим срез общества, как под микроскопом: можно попытаться убедить себя и окружающих жить по новым принципам, но никуда не деться от простых человеческих чувств, вроде ревности или любви. Переделать природу человека невозможно, ни на добровольных началах, ни путем насилия…

    Радует в фильме актерская игра — достаточно высокий уровень, чтобы не опуститься до мелодрамы. Итог: фильм рекомендован всем, кто размышлят о проблемах современного общества.

    10 июля 2007 | 01:31

    Швеция, середина 1970-х годов. Десять лет сексуальной революции заметно отразились на эволюции нравов в этой северной стране, «изнасилованной» экономическим чудом. Лукас Мудиссон — главная надежда шведского кино — решил обратить свой взор на детей цветов и рассказать о некой вымышленной коммуне под красноречивым названием «Вместе».

    Ему можно было поставить в упрёк если не эпигонство, то, во всяком случае, вторичность замысла, ведь всего двумя годами ранее Триер снял в соседней Дании «Идиотов» и в каком-то смысле закрыл тему. Однако швед, в отличие от датчанина, избрал совсем другую интонацию, предложив вместо радикального экстремизма сентиментальный оммаж, ностальгирующий по безрассудству поколения, открытого для обретения нового опыта и других форм сосуществования.

    Побитая мужем жена перебирается вместе с двумя детьми в дом к брату, который приютил в двухэтажном особняке хиппующую коммуну, уже самим общинным образом жизни протестующую против буржуазной морали и ведущую своеобразную классовую борьбу. В этом странном сообществе могут долго ссориться из-за необходимости мыть за собой посуду, но будут солидарны при сообщении о смерти испанского диктатора Франко. Тут не упустят случая вступить в политическую дискуссию, причем нагишом, демонстрируя гениталии и ничуть не стесняясь друг друга.

    Коммунары принципиально отказываются иметь телевизор, не покупают детям рождественских подарков, но при этом в случае необходимости любой готов уступить товарищу-пролетарию собственную подругу. Здесь месяцами могут блюсти вегетарианский пост, но не чураются однополой любви. Ориентиры на «новую мораль» подвигают подчиняться инстинктам и игнорировать в том числе и сексуальные табу. Но такая противоестественная жизнь «либеральной секты» с весьма противоречивыми установками становится для некоторых нешуточным испытанием.

    Кто-то съезжает, отправляясь в другую коммуну, а кто-то, не выдержав гнета собственного либерализма, вышвыривает на улицу ни на шутку увлекшуюся любовными похождениями гражданскую жену. Однако дети цветов не превращаются в цветы зла. Спор между идейными догмами и житейскими ценностями заканчивается торжеством последних. В итоге наступает банкротство буржуазного протеста: постепенно отказываясь от левацких принципов, хиппующие бездельники становятся самыми обычными людьми.

    Ситуация, отраженная в фильме, укоренена в социальной традиции, но Мудиссон ухитряется найти такую интонацию, что кажется, будто смотришь чистую комедию. Прагматичные дети победившей буржуазии, скорее всего, будут воспринимать «Вместе» как жанровый опус, не относясь всерьез к приколам «семидесяхнутых», искавших в том числе и новую любовь, но тогда еще не знавших, что её не бывает левее сердца.

    15 августа 2012 | 18:58

    Лента молодого, но уже успевшего завоевать уважение критиков, шведского режиссера Лукаса Модиссона «Вместе» вышла на голубые экраны через два года после другой его картины «Покажи мне любовь»(1998), которая кстати собрала большое количество призов на различных европейских кинофестивалях. Продолжая линию нестандартного мироощущения и мировосприятия в своих фильмах, он по совместительству является и сценаристом «Вместе». Однако стоит заметить, что на сей раз картина не сорвала большого куша, и картину обошёл стороной громкий успех на фестивалях кино. Однако кассовые сборы серьезно превышают более ранние картины.

    Этот фильм — взгляд прошлое, на одну ступень назад, через которую переступило наше общество. Расцвет буйных и кричащих 70-х. Сексуальная революция, свободные отношения и беспорядочные половые связи, конопля на клумбах и, конечно, жизнь в коммунах. Возможно, режиссер даже пытался показать зрителю те 70-е, какими он запомнил их сам, жизнь людей, отрицающих одну крайность и кидающихся в совершенно противоположную. Представителями своей эпохи и являются члены простой швейцарской коммуны, зависших где-то в районе 70-х годов прошлого столетия, своего рода типичные герои того времени. И вот типичный хиппи-набор типичной хиппи-коммуны: Йоран, пытающийся убедить себя в главном хиппи-лозунге «свободная любовь» и его подружка Лена, еще Анна, объявившая себя лесбиянкой и, которая недавно развелась со своим супругом Ласе, также живущим в этой коммуне. Он также и объект вожделений гомосексуалиста-неудачника, Класса- обладателя самой нелепой прической за всю историю кинематографа. Клубок этих безнадежно запутанных отношений достигает апогея в тот момент, когда в дома появляется с двумя детьми и сестра Йорана, ушедшая от деспотичного мужа…

    На протяжении всего фильма разворачивается милая, домашняя и уютная картина. Мы наблюдаем измены, забавные домашние разборки, политически яростные и заботливо приветливые домашние ужины, первые поцелуи детей. Всё это насыщенно антуражем 70-х. Это энциклопедия жизни хиппи! То, о чем они думали, какую музыку слушали, каких взглядов придерживались, какие торшеры ставили в своих спальнях, в какую краску красили свои стены, о чем мечтали, как себя оправдывали — всё это так любопытно и интересно.

    Фильм очень порадовал своей добротой, отсутствием в нем, тяжелого груза политики и других аспектов человеческой жизни. В нем показаны исключительно человеческие взаимоотношение. Типично-европейское кино.

    Песня группы ABBA «SOS» кольцеобразно обрамляет картину. С нее начинается действие в фильме, ей же оно и заканчивается. По мере развития событий, глядя друг на друга, эти люди переосмысляют жизненные ценности, приходят к новым выводам, находят ответы, на тревожащих каждого из них вопрос «почему не так?». И каждый из них делает выбор, открывает в себе новые грани, или приобретает то, что, казалось бы, он уже потерял.

    И это действительно приятный фильм, не отягощенных нагромождением лишних переживаний и внешних факторов, чем так любят злоупотреблять режиссеры, дабы предать картине большего драматизма. Всё-таки я придерживаюсь мнения, что мысли маленького мечущегося человечка намного более интересны и ценны чем история целого государства.

    9 из 10

    21 января 2010 | 13:39

    В целом. В одном доме живёт большая нетрадиционная (шведская) семья. Все люди, проживающие по данному адресу, мягко говоря, со своими тараканами(кто во, что горазд). И вот фильм рассказывает нам о их жизни-жизни не простой, но той которую они сами выбрали и им она явно нравится.

    Данная кинолента затрагивает очень много социальных, бытовых и личных проблем человека. Некоторые доводит до абсурда, какие то решает, весьма нормальными житейскими способами, а другие просто остаются, они есть, но каждый человек смотрит с противоположной точки зрения на них, а если оно так, то проблемы нет, а есть какое то дело, которое люди так и не могут решить по сей день(Как ни крути, но нетрадиционную ориентацию оставили в покое)

    Сначала фильм сурово грузит реальностью и сложными человеческими отношениями, как бы завязывая сюжет. Дальше всё сглаживается, картина происходящего становится более понятной, а под конец идёт лютая хохма и юмор льётся на всех и вся. Последние 15ь минут смешнее, чем все юмористические программы по телику.

    Концовка достойна миллионов аплодисментов и улыбок. Всё очень душевно, с лёгкой иронией и, что очень приятно- она не выглядит, как Хэппи Енд. Там что то другое. Замешены не те блюда, что мы привыкли видеть.

    Фильм может показаться скучным первые пол часа. Потом всё идёт бодрее и веселее. Что мне нравится в картинах Лукаса Модиссона так то, что они раздражают и бесят какими то такими тонкими вещами, которые играют или играли важную роль когда то, а какие то сыграют еще в нашей жизни. Многое в картине высмеивается и критикуется абсолютно по делу.

    Как мне кажется такие фильмы хочешь не хочешь, а смотреть надо. Тебе дают проблемы и дают решение этой проблемы. С тобой разговаривают нормальным человеческим языком.

    P.S.

    В фильме я увидел много неприятных, где-то даже отвратительных моментов, но от него почему осталось очень доброе впечатление.

    14 января 2010 | 00:45

    Скажу сразу, фильм мне нравится на столько, что видел его я уже несколько раз, при чем при случае, пересмотрю снова (лучше с кем-нибудь).

    Итак. А что итак, я не собираюсь пересказывать здесь фильм, я могу рассказать об эмоциях, которые он вызывает, о ностальгии, которую местами навевает.

    В общем, абсолютно хипповское кино по-шведски, с музыкой 60-70-х, с патлами и свободной любовью. Эдакий «Беспечный Ездок», только камерный, на шведский лад, но так же воспевающий свободу, только на этот раз, опять же узкую, личностную.

    Оператор, похоже немного переусердствовал с учением манифеста «Догмы-95», но это совершенно не отвлекает, а наоборот придает изображению живости. Актерская игра — превосходная. Фильм — незабываемый. Всем бывшим хиппанам — must see! (не забыв запастись носовыми платками).

    10 из 10

    3 марта 2008 | 04:03

    Надо сказать, что режиссер Лукас Мудиссон относится к числу тех творцов, у которых, как правило, бывает некий переломный момент, влияющий на изменение стилистического чутья. Как следствие, все методы художественного самовыражения, которыми переменившиеся творцы оперировали в начале карьеры, отбрасываются в сторону. Светлый, поэтический и благозвучный киноязык таких творцов подменяется цинично-грубым, мрачным, похабным способом отображения и запечатления кинодействительности. Так и произошло с авторским фатумом Лукаса Мудиссона. Однако на пути к коренному перелому творческих предпочтений стояла еще одна картина под названием «Вместе», вышедшая в 2000 году и расширившая тематику перевернутых отношений, к которой Мудиссон обращался в своей дебютной работе.

    Само название второго полнометражного киносочинения Лукаса Мудиссона уже намекает на то, что речь в фильме будет идти о чём-то сплоченном, взятом в единстве. Так и есть, ведь в ленте «Вместе» центральное место занимает коллектив, а именно коммуна. Коммуна намеренно делится режиссёром на пары, которые пытаются построить отношения (меня могут закидать инвективами и помидорами, но фильм «Вместе» отдалённо напомнил мне популярное российское реалити-шоу «Дом-2», только высокохудожественную версию) и преодолеть тотальную разобщенность людей, обусловленную диктатом цивилизации. Не зря члены коммуны дистанцируются от навязчивых плодов прогресса и ведут скромное существование, лишенное телевизора и зрелищ. Заслуга Мудиссона состоит в том, что, сосредотачивая повествование внутри коллектива, внутри одного дома, он удивительным образом доносит до зрителя факт разгула и господства цифрового века за окнами дома, в котором живет разношерстная компания хиппастых антагонистов. Мы не наблюдаем разрастающихся и пыхтящих изобилием мегаполисов, но ощущаем их существование вне действия, которое развивается на экране. Вывод о том, что коммуна бежит от цивилизации, мы делаем, исходя из действий членов коммуны, которые ведут бесконечные политические и идеологические диспуты, отгораживают себя от выхлопов техногенного настоящего, от комфортабельного головокружения буржуазного благосостояния. «Вместе» — это поведанная без каких-либо стилистических изысков, но с долей умиления и трогательности история о сплоченности и, одновременно, разобщенности людей, о социальной группе, оставшейся один на один с миром перевёрнутых ценностей, в конце концов, о попытке сплотиться в условиях разобщенности. И финальный эпизод, когда герои фильма все «вместе» играют в футбол на снегу, трогательно и волшебно доказывает, что люди могут и должны быть счастливы, несмотря на сексуальную ориентацию, политические и идеологические убеждения, склад характера. Все это преодолевается, когда люди «вместе».

    Гомосексуальность вновь используется Мудиссоном как основа экранного действия, однако в этот раз она как бы рекурсируется, охватывает уже нескольких персонажей. Режиссёр хоть и с явным запозданием, но с точным попаданием во временной промежуток, воспроизвел нонконформистское настроение хиппастых антагонистов, которые провозглашают себя вестниками свободной любви и свободной мысли. Самым неприятным и взбучивающим душу эпизодом в фильме «Вместе» является, на мой взгляд, эпизод, когда Йоран с грехом пополам отпускает свою девушку Лену к другому парню (ведь у них свободная любовь, free love знаменитая), а затем вынужден, лежа на кровати, слушать, как в соседней комнате его возлюбленная задыхается в блаженственных стонах. Честно говоря, от этого сердце обливается кровью.

    Таким образом, именно на ленте «Вместе» заканчивается начальный период творчества шведского режиссёра Лукаса Мудиссона, в котором он дважды сумел доказать неотъемлемое право человека на счастье и передать через свои поистине простые картины контрастную палитру общечеловеческих ценностей. Заканчивается начальный период, который был наполнен светлым и жизнелюбивым духом, и начинается период мрачный и грубый, сумрачный, как звучание тромбона.

    8 сентября 2011 | 21:11

    Заголовок: Текст: