• Афиша
  • Журнал
  • Фильмы
  • Рейтинги
Войти на сайтРегистрациязачем?

В лучах солнца

год
страна
слоган-
режиссерВиталий Манский
сценарийВиталий Манский
продюсерСимона Бауманн, Вит Клусак, Петр Кубица, ...
операторАлександра Иванова
композиторКарлис Аузанс
монтажАндрей Паперный
жанр документальный, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в России
зрители
Россия  8.3 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время106 мин. / 01:46
Фильм о жизни восьмилетней школьницы Джин-ми в Пхеньяне, столице КНДР.
Рейтинг фильма
IMDb: 7.40 (3056)
ожидание: 100% (396)
Рейтинг кинокритиков
в мире
93%
26 + 2 = 28
7.7
в России
3 + 0 = 3
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Трейлер 02:08

    файл добавилkonrad_fritz

    Редакционные материалы
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Опросы пользователей >
    • 121 пост в Блогосфере>

    ещё случайные

    История человечества это история жестокости, безумия и несправедливости, это общеизвестный факт. Но в XX веке возник новый феномен, который по своему ужасу превзошел возможно все, что мы знали до этого. Этот феномен — тоталитаризм. Политическая система, которая не просто физически угнетает личность, а уничтожает личность как таковую, убивает «душу» человека, с самого детства уродуя его психику зомбирующими установками. Тоталитарная система, подобно «Матрице», подменяет саму реальность в сознании человека, создавая виртуальную обманку, в которой он пребывает до конца своих дней. Раб, который и не подозревает о своем рабстве. Ад, замаскированный под рай.

    Самое сильное в картине — это ее эстетика. Ни в одной фантастической антиутопии я не видел такой серой безысходности. Эта картина — это серый бетон. Такое ощущение, что северокорейские архитекторы специально создавали максимально неуютные и угнетающие пейзажи, призванные вызвать у человека чувство одиночества, страха и ничтожности.

    Особенно отмечу сцену, где маленькие корейские девочки (у одной из которых на лице был сильнейший нервный тик) сидят перед учительницей, которая загоняет им очередные шизоидные бредни про великие революционные подвиги местного политического недобожества. Не менее символичным был и момент с выступлением ветерана, который был увешан таким количеством медалей, словно в одиночку разгромил батальон десантников и потопил авианосец противника. Собственно примерно из таких рассказов и состояло его выступление перед маленькими сонными детьми. Именно эти две сцены произвели на меня наибольшее впечатление, хотя остальные постановочные зарисовки из жизни самых счастливых людей тоже не оставляют равнодушным.

    Вездесущая пропаганда по традиции подменяет чувство патриотизма самозабвенной верностью местному царьку, который купается в иррациональной, безумной роскоши, пока народ с трудом выживает в нищете. Но все проблемы сваливают на америкашек, которые хотя бесконечно трусливы и слабы, но все же умудрились испортить все аспекты жизни адептам чучхе. И именно необходимостью борьбы с ними объясняются все лишения. Все как по учебнику.

    Но при всем ужасе и депрессивности картины, она дает надежду. Надежду на то, что прогресс позволит рано или поздно освободить всех людей на нашей планете и искоренить адские режимы безумных диктаторов. Именно благодаря научно-техническому прогрессу авторы не только смогли «вынести сор из избы» преступного фашистского режима КНДР, но и рассказать об этом всему миру. Но ведь как много еще осталось за кадром, к чему бы и близко не подпустили иностранцев. Концлагеря, разоренные деревни, чудовищные условия труда.

    Ну и как известно, весь этот тоталитарный кошмар был привнесен в Корею из Советской России. Именно оттуда распространились эти метастазы античеловечности. Северная Корея это проект Москвы по разделу сфер влияния наравне со многими другими регионами на Земном шаре (Вьетнам, Афганистан, послевоенная Германия, современная Украина и тд). Очередная попытка чекистов утереть нос дядюшке Сэму, в результате чего народ этой территории на долгие десятилетия попал в невыносимые социально-экономические условия, где находится и по сей день. Но и наша страна до сих пор отравлена пережитками тоталитарного сознания. И это именно то, что может ожидать нас снова.

    В завершение хотелось бы привести короткий отрывок из стихотворения:

    И опорой кровавому монстру, что лжив и корыстен,
    Равно служат продажный подонок и честный дурак.
    В нашем мире немного простых и незыблемых истин:
    Кони любят овес,
    Сахар бел,
    Государство — твой враг.

    16 января 2018 | 19:18

    Про КНДР мы часто слышим в новостях, но совсем ничего не знаем о жизни людей в этой закрытой стране. Казалось бы невероятно, но Виталий Манский получает согласие от властей Северной Кореи снять документальный фильм, правда по сценарию «товарищей». Откуда такая удача? Видимо репутация режиссера, снявшего в 2000г. фильм «Неизвестный Путин», и лаги корейского «интранета» сыграли не последнюю роль.

    Естественно, фильм предполагался в высшей степени прославляющий успехи и достижения КНДР, он должен был показать как счастливо там живут люди (особенно дети) и какой чудесный правитель стоит у руля! Для этого к киногруппе были приставлены специальные соглядатаи, а уровень «папьемашизма» и пропагандистских уловок перекосил суровую реальность до неузнаваемости.

    Но не тут-то было! В данном случае кино-оружие нанесло сокрушительный удар по самим «горе-сценаристам». И он тем ощутимее, что снимали все по сценарию, как хотела принимающая сторона, кроме редких кадров, которые были сняты скрытой камерой. Монтаж и сохранение рабочих моментов фильма, позволяют только примерно представить уровень человеческой катастрофы в Северной Корее, но даже от этого становится жутко. Я уверен, что рано или поздно этот фильм войдет в учебники по монтажу и RAW-кинематографу.

    Меня поразили стеклянные глаза «товарища», который со стороны КНДР отвечал за то, чтобы в фильме все получилось «красиво». Его заискивающая улыбка и попытки сделать «как надо» в кадре, добавить счастья и патриотизма — останутся в моей памяти навсегда. Прежде всего потому, что они мне показались знакомыми! Но самое страшное это общая податливость и безропотность, с которой миллионная массовка играет в этом бесконечном «фильме» для одного зрителя. Честно говоря, до сих пор не могу в это поверить.

    Если кому-то кажется, что сегодня культ личности нельзя довести до абсолюта, что диктатура тотальной лжи невозможна, что нельзя сломить волю миллионов, «добро пожаловать» в Северную Корею. И если вы думаете, что эта катастрофа где-то там далеко и вас не касается, то вот тут нас ждут очевидные огорчения, поскольку зеркальная противоположность является в некотором роде формой тождества.

    За скобки выношу моральные оценки поступка режиссера по отношению к участникам фильма: думаю, что их судьба незавидна.

    Фильм смотреть обязательно! Высшие оценки!

    17 мая 2016 | 20:52

    Есть много вещей, особенно в культуре, которые правильны-успешны, быть может, с эстетической, стилистической, рекламной, с экономической, наконец, позиции. Но проигрывают в этическом плане.

    Одной из подобных вещей и стал фильм «В лучах солнца». Увидев режиссера убедился, что неслучайно последние несколько лет настороженно отношусь к людям с бородой. Виталий Манский поставил задачу снять фильм о Северной Корее, который отличался бы от предыдущих фильмов на эту тему. Многие из них были просто видеорепортажем снаружи. Тут же — изнутри. Изнутри семьи обычных жителей города Пхеньяна. От обычных их отличает то, что «мать» и «отец» ненастоящие, а девочка-дочь почему-то настороже. Конечно, семья не настоящая, а ребенок выбран как наиболее удачный и красивый. И поэтому в таких случаях работать следует необычайно осторожно, потому что каждый неверно снятый кадр прямо отразится на жизни этой девочки и ее реальной семьи в последствии, когда кино будет показано, когда съемочная группа навсегда уедет из этой страны, более никогда не вернувшись. Именно в этом этический проигрыш фильма, именно в последней сцене, которая представляет собой улученную минутку беседы без надзирателей-сценаристов. Цинизм и трагизм сцены эталонный. Готов поспорить, что режиссер не спроста попросил девочку прочитать стих, для якобы успокоения. Полагаю, что режиссер знал, какой стих прочтет девочка и какой это будет успех с т. з. пиара. Знал потому, что родился в 1963 году, а жил во времена пионеров, комсомола, красных галстуков и подобных стихов. Да и каждый ответ девочки в той сцене был угадываем. Потому что итак все понятно. Даже смысла снимать подобные фильмы особо нет, лишь по той причине, что итак все ясно. Достаточно просто взглянуть на лица жителей С. Кореи, чтобы все стало ясно. Это манекенные лица, без эмоций, с печатью смертельной усталости и вообще смерти заживо. Конечно, они умеют радоваться и жить, просто все в сравнении.

    Вторая мысль, возникающая после просмотра это мысль о некоем безопасном щекотании нервов, которое всегда любили жители стран более-менее свободных.

    Что являют собой Северная Корея, страны Африки (бедной Африки), страны бедной Азии и т. д.? Очень часто — некий аналог сафари, куда ездят по путевкам «экстремального туризма». Поиграть со своими нервами, испытать некий экзистенциальный опыт отчаяния или для подобной ерунды. Что тоже этический нехорошо. Напоминает поездки знаменитостей запада в СССР. Или довольно известный визит Dior с моделями в СССР, когда светские дамы-модели прошли по улицам Москвы в совершенно невиданных нарядах для жителей города образца 1959 года.

    С точки зрения художественной фильм открыл неплохую жилу, а именно показ рутины показухи и пропаганды. Многочисленные сцены подготовки к самой сцене из сценария очень показатель. Людям говорят где стоять, как улыбаться, как быть счастливыми. После чего показывают саму сцену, само папье маше. Создает сильный эффект. Еще более сильный эффект создают панорамы города, который мертв.

    Наконец, очень сильно ощущение присутствия большого другого, некоего бога, которого прославляют и оттого делают лишь сильнее. И это не смотря на то, что самые суровые времена в этой стране позади. На сегодняшний день там что-то вроде НЭПа и относительной свободы, по свидетельствам очевидцев.

    Однако, сформулируем основную проблематику фильма: поехав в психическую тюрьму с возможностью вернуться назад, надлежит быть осторожным с жизнями заключенных там поневоле.

    1 из 10

    10 сентября 2016 | 21:31

    На фильм я шел абсолютно непредвзято, даже наоборот! Так мало мы знаем о других странах, что очень интересно посмотреть, как и чем живут люди в других государствах, какие у них проблемы (у нас-то их точно хватает, даже поделиться можем). Тем более заявлено, что это «документальный фильм» отечественного режиссера, а сценарий «написан северокорейскими товарищами».

    Ну-с, вжались в кресло и поехали.

    Встречает нас умилительная подборка фото девочки, заделанная в стиле старого фотопроектора, видны даже края пленки (наверное упор на то, что зритель, конечно же, вспомнит, что у него есть такие же теплые и искренние детские фотографии, радующие всякого их рассматривающего). Шрифт тоже крутой: в стиле игр серии колл оф дьюти модерн варфэйр. А мелодия! Такие ненавязчивые, успокаивающие нажатия на фортепьяно (или пианино, на знаю, по звуку не умею отличать). Показывают утро корейцев. Все дружно делают зарядку во дворе, слушая упражнения по радио. Тоже вспоминается советская «утренняя гимнастика». С первых минут ставится цель тихо подкрасться и впиться в ваши эмоции, овладеть их управлением. Напрягся я уже на второй минуте, чуть ранее, когда в кадр запихнули легко одетую женщину, очень медленно обмывающую замызганную половую тряпку в реке, покрытой наледью (обычно в кино очень много вырезают из-за ограниченности времени, и стараются донести самое основное. Каждый кадр продумывается режиссерами заранее. Здесь же, видимо, нам хотят показать именно эту жалкую сцену, сформировать чувство омерзения, жалости, чего хотите, главное чтобы было неприятно и отторжимо). Ладно, не буду пересказывать ход картины, а обращу внимание на ключевые моменты и дух, которым пронизали весь фильм. Чтобы составить комплексное впечатление, безусловно, смотреть нужно от начала до конца и зараз. Кино в жанре «СолженицынStyle».

    А теперь открыто и без обиняков. Конченная буржуазная пропаганда. Режиссер — типичный энтеллихэнт, ненавидящий все «антидемократическое», украинец, после 90ых предпочел стать русским, а теперь вовсе перебазировавшийся в добрую и уютную Ригу, столицу Латвии. Весь фильм нам показывают, как плохо бедным корейцам под игом жидобольшевиков вождей, как несчастна маленькая девочка! Основной метод фильма, главный прием, которым достигается нужный результат, — это концентрация одного явления в чрезмерном количестве, чтобы тебя после этого от него воротило. Давление на эмоции — самый безотказный ход. Именно для этого по несколько минут на экране показана психически расстроенная девочка с нервным тиком, высовывающая язык и дергающая лицом, засыпающая, тоже маленькая девочка, во время рассказа отупелого ветерана-повторюшки. (Показывают, кстати, в основном маленьких беззащитных девочек. Чуть реже тупых кивающих и поддакивающих взрослых рабов). Всем плохо — вот главное, что хотят нам сказать этим фильмом. Все мероприятия, все праздники, всё не потому что это нравится самим людям и они гордятся своей историей освобождения народа, нет. Корейцы предстают пред нами как настоящие нацики, ненавидящие всех остальных. Мерзопакостные ублюдки-партработники заставляют свое стадо исполнять все это ради своей прихоти. Все, дескать, для проформы. Мелодия из начала повторяется неоднократно, даже с добавлением других инструментов. После нескольких заходов, когда в очередной раз показали, как всем плохо, как бедные, тупые рабы терпят своих вождей, от нее становится тошно. Такого неестественного, искусственного надрыва не видел я еще нигде. Слово «товарищ» под конец фильма начинает тоже вызывать только омерзение, так выразительно и к месту его употребляли, а главное с какими эмоциями.

    Тебе обязательно должно стать жалко корейцев. Ведь мы это пережили (это даже говорит режиссер в одном из интервью). Им же так плохо. И плевать, что показали только пару непонятных карикатурных сценок на жизнь народа. Не важно, что все домыслы строятся на аргументах уровня «нам показалось…», «Манский полагает…», «создалось впечатление…». Ты должен поверить, что все именно так. Сказали же, что документальный фильм. После того, как ты это сделал, ты должен поддержать решение властей об освобождение Кореи. Мы должны дать им демократию, научить их жить правильно, как люди. Сейчас они только как бараны. Сделаем из них нормальных людей. Ничего не напоминает?

    Мы (россияне) за более чем два десятка лет уже наелись «демократических свобод». После разрушения «тоталитарного режима» у нас дикая безработица, люди от безделья спиваются, скалываются, образование похерено донельзя, медицина либо вредит, либо ты должен брать кредит, чтобы оплатить все квитанции и проч. и проч. и т. п. А наши банкиры, владетели заводов, газет, пароходов, депутатики и остальные власть имущие отправляют своих деток жить заграницу, продавая все природные богатства страны. Нормально?

    Эх, поколение людей, изучающих все по википедии. Нельзя верить одному фильму. Убеждаться необходимо во всем самостоятельно. Так я и не узнал ничего о культуре Кореи, их достопримечательностях, достижениях экономики, да хоть вообще чего-нибудь рассказали бы. Теперь я понял, почему КНДР не хотела, чтобы этот фильм вышел к показу. Такая «деидеологизированная правда», а если говорить прямо, — ложь, пропитанная либерализмом, антисоветизмом, всем тем, что так стало близко нашему с вами новому ельцинскому российскому государству, извращает представление об окружающем мире, и баранами становимся с вами мы, которых так легко заставить поверить во что угодно парочкой «документальных» фильмов и держать под гнетом капитализма.

    4 ноября 2016 | 12:59

    Моментами может показаться, что фильм затянут, но даже этот, казалось бы, недостаток, в итоге оборачивается достоинством, передавая гнетущую атмосферу тоталитарного режима в духе антиутопий Оруэлла.

    Серые цвета, плохо освещенные помещения, пустынные улицы — и по контрасту с этим — гротескно яркие праздники и церемонии. Манскому удалось передать атмосферу мира, где люди превращены в живые декорации, лишенные собственного «я» и не представляющие, что какая-то иная жизнь вообще возможна.

    Передать эту атмосферу невольно помогли и северокорейские товарищи. С их точки зрения, заставляя героев везде ходить как на параде и постоянно произносить пафосные речи (причем даже во время семейного общения) — они показывали величие КНДР и счастье ее народа. На деле это только усиливало атмосферу какого-то жуткого параллельного мира.

    Тем, кто говорит, что в фильме показано не так уж много, стоит вспомнить, что северокорейская сторона приняла решение прекратить съемки, когда было отснято менее половины материала. То, что Манскому и его команде удалось «партизанским» способом снять столько неофициальных кадров — это уже настоящее чудо и свидетельство высочайшего профессионализма режиссера и съемочной группы.

    Ну и в этой связи особенно огорчает позиция Минкульта, который всячески ограничивал прокат этого фильма в России. Наша страна — боится, что в Пхеньяне обидятся? Родина Пушкина, Менделеева и Гагарина, претендующая на мировое лидерство и противостояние на равных с США боится… вот этих? Это позор и антипатриотизм. Такое кино нужно показывать. Особенно в России, которая, увы, тоже имеет опыт жизни при диктатуре.

    10 из 10

    20 марта 2017 | 02:53

    КНДР, в глазах широкой общественности, по-прежнему остается загадкой; государством, изолированным от внешнего мира.

    Виталий Манский — известный российский режиссер-документалист, пытается приоткрыть завесу тайны, предоставив широкому кругу зрителей возможность увидеть Северную Корею таковой, какой она предстала ему.

    «В лучах солнца» — это история девочки Зин Ми и ее семьи, поставленная по сценарию и под контролем северокорейских наблюдателей.

    По задумке КНДР (Манский принял утвержденный властями сценарий) в фильме изображалась образцовая жизнь семьи Зин Ми и вступление восьмилетней девочки в детскую организацию День Солнца.

    Вот только патетической и идеологически выверенной картина не стала. Российский режиссер создал иное, противоположное по мысли и значению, произведение.

    В отсутствии свободы перемещения съемочной группы и запрете на какую-либо съемку, несогласованную с властями, Виталию Манскому удалось сместить акценты, направив взор зрителя не столько на разыгрывающиеся пред ним «представление» (герои, по мнению режиссера, исполняли поставленные пред ними роли; на деле, не занимая тех должностей и не проживая в тех квартирах, что видит на экране зритель), сколько на людей, участвующих в «постановке».

    По причине этого «В лучах солнца» можно воспринимать и как игровой фильм (наличие утвержденного сценария, постановочность сцен), и как документальную ленту, своего рода «фильм о фильме», где режиссер, комментируя происходящее, подмечая детали обстановки и съемочного процесса, выстраивает свою картину жизни в КНДР (снимали без разрешения северокорейской стороны, копировали «запрещенный» материал на запасную карту памяти).

    «В лучах солнца», показанные на нескольких международных кинофестивалях, были благосклонно встречены публикой и критиками, вызвав общественный резонанс.

    Фильм, созданный при поддержке России, КНДР, Чехии, Германии и Латвии, был неоднозначно воспринят в России и критически оценён правительством КНДР, подпав под запрет.

    «В лучах солнца» Виталия Манского — это не только и не столько рассказ об «общественной идиллии», при отсутствии таковой, не манифест, направленный против существующего ныне в Северной Корее политического строя; «В лучах солнца» — это попытка режиссера отобразить жизнь простого человека, уловить образ мыслей общества, как участника определенного идеологического и культурно-исторического процесса.

    Оттого так эмоционально воспринимает зритель последние кадры, когда, спросив Зин Ми о том, что она ожидает от жизни, девочка начинает плакать, а на последующую просьбу Манского рассказать небольшой стишок школьница декламирует: «Я вступаю в славные пионеры, основанные великим генералиссимусом Ким Ир Сеном, освященные великим полководцем Ким Чен Иром и ведомые великим предводителем Ким Чен Ыном. От лица всех пионеров я клянусь, в соответствии с учением великого вождя думать и действовать, продолжать великое дело революции чучхе. И быть верным резервистом нашей сияющей социалистической родины. Я клянусь.»

    18 ноября 2016 | 15:46

    Этой картиной Манский в очередной раз подтверждает свою репутацию лучшего, наряду с Майклом Муром, кинодокументалиста мира. Его кинематограф, несмотря на свою неигровую природу — настоящее произведение искусства. Манский — мастер стремительных, острых монтажных противопоставлений, как и его учитель Дзига Вертов (именно в его честь он назвал свою студию документального кино), он может высекать искру аналитического исследования из сопоставления документальных кадров. В данном случае Манский оказался в тисках идеологической цензуры, утверждая в интервью, что со съемочной группой смог увидеть лишь 3% корейской действительности, а снять лишь 0,5%.

    Тем не менее при таком скромном количестве материала Манский работает в лучших традициях Вертова, делая именно аналитическое кино, побуждающее рассуждать, думать, сочувствовать. Благодаря техническим хитростям, он обводит вокруг пальца цензоров, наблюдающих за процессом съемки, выявляя постановочный характер самой жизни в Северной Корее, именно средствами документального кино можно было препарировать этот гигантский спектакль, игровое кино здесь бессильно, оно дышит фальшью.

    Согласившись снимать по написанному корейскими цензорами сценарию, Манский умудряется ухватить почти незаметные, мелкие детали, говорящие о существовании в Северной Корее (например, что классы в школах плохо отапливаются, что фонари на улицах горят с перебоями, что автобусы приходится толкать вручную, чтобы они двигались). Гигантское в своих масштабах лицемерие партийной элиты, нищета улиц столичного (!) города, пропагандистское идеологическое вдалбливание, пропитывающее жизнь человека с самого его начала и до самого конца, воинствующая ненависть ко всему остальном миру — все это как будто экранизация книги Оруэлла «1984», но все это реальность, которую преподносит и препарирует перед нами Манский.

    Из упреков, выдвинутых режиссеру в других рецензиях, говорится о том, что он не оставил в своем фильме места истории самой КНДР, но в том-то и сила этого кинематографического произведения, что режиссер снимает простых людей, жертв режима, тех, кто каждый свой день терпит ужасающее идеологическое насилие, испытывает тяжелейшие нравственные страдания. Апофеозом кино становится съемки случайных семейных пар на фоне букетов кимченирий: уставшие лица, не верящие в будущее, нокаутированные страданиями и бесперспективной жизнью в клетке. На них страшно смотреть.

    «В лучах солнца» развенчивает устойчивые социалистические иллюзии в среде левой интеллигенции, натерпевшейся от буржуазного, людоедского образа жизни, уставшего от закона джунглей. Фильм Манского с убежденностью констатирует, что социализм — это не альтернатива, а культ личности того или иного политика смерти подобен (привет из современной России). Социализм, так вдохновляющий Кена Лоуча и многих прогрессивных художников Европы, заставляющий их верить в социальное перерождение буржуазной цивилизации, — не альтернатива капитализму, и это самый страшный для леваков вывод. Когда многие философы и интеллектуалы 70-х впервые прочитали «Архипелаг ГУЛАГ», когда они столкнулись с терроризмом группы «Баадер- Майнхоф» и «Красных бригад», когда они увидели изнанку левизны в кровавой режиме Пол Пота, многие пересмотрели свои убеждения. Фильм Манского относится к таким же сильнодействующим средствам, он заставляет пересмотреть свои политические убеждения многих, кто не подозревал, что представляет собой Серверная Корея в реальности.

    «В лучах солнца» — не совсем удачный перевод американского названия «Under The Sun» — то есть под солнцем, под давлением солнца, под прессом солнца, когда чудовищные в своей постановочности спектакли подавляют личность и вытесняют ее, Манский отчаянно пытается рассмотреть все эти непохожие лица в обезличенной социализмом толпе, и у него это получается, люди — разные, и никакая идеология не сделает их одинаковыми.

    Оруэлл писал свой роман после Второй Мировой войны, сам будучи леваком анархистского типа, именно поэтому для его больше всего ценившей свободу души был непереносим дух сталинизма. Также и теперь, смотря Манского, мы видим, что, каким бы не был зритель-левак, смотря этот фильм он должен понимать, что никакие идеологические иллюзии не должны владеть тем, кто больше всего ценит свободу и готов ее отстаивать вопреки как капиталистическому, так и социалистическому давлению. Альтернативы нет. Будущего нет ни у капитализма, пожирающего самого себя в войнах, ни у социализма, уничтожающего себя в безумной идеологической долбежке. «Будущего нет» — панки были правы.

    3 ноября 2016 | 16:39

    Чудовищное превращение бабочки в отвратительную личинку. Ода разложению, надгробие всему человеческому. Такие чувства возникают при просмотре этого фильма. Он прекрасен в своей отвратительной наигранности. Здесь, где люди превращаются в декорации, а декорации превозносятся до образа и подобия высшего существа. Только так можно выжить в мире тоталитаризма.

    Голос из-за занавески повторяет каждому выступающему на сцене «вы должны сказать это», или «давайте попробуем ещё раз». Эти голоса здесь повсюду и, кажется, что они никогда уже не умолкнут в моей голове. Теперь и я буду задумываться — как избежать этого? Как спастись, от этих людей, указывающих из-за красной шторки, справа, сбоку, слева, со всех сторон… Поступать самостоятельно, научиться думать самостоятельно и больше не спрашивать «а что, собственно, я должен теперь говорить?». Растерянность и конфуз — стоит только на секунду исчезнуть одному усохшему командиру-постановщику. Люди не способные жить, когда им не говорят, что делать.

    После просмотра хочется бежать и делать что-то со всем этим. Потому что приходит такой страх, что вдруг, однажды всё это станет реальностью «здесь». Декорации займут место людей… А что делать? Как поступить? Вот этого ответа «в лучах солнца» не даёт. И это хорошо. Потому что в фильме хоть и есть закадровый голос, но он не говорит, что делать. Он указывает на дорогу, идти по которой смертельно опасно и невозможно.

    Мне особенно понравилась сюжетная линия этого красного цветка, бегонии. Первый раз она на подоконнике. Красивый, большой цветок в полупустой комнате. Островок жизни — в храме смерти. Столько акцентов на этом растении, кажется почти незначительных, но ярких. Каждый этот акцент — как удар в колокол. Но потом выставка. Оказывается каждый должен подготовить точно такой же цветок. Ещё задумываешься — «наверное, этот особенный, такой большой, красивый, красный». Но на выставке все цветы одинаковые… И семейные фото на фоне красных растений выглядят чудовищно, как искажение реальности в кривом зеркале. Точноцех по производству декораций. Выращенные в тепличных условиях люди, не способные думать и принимать решения — как и эти растения.

    Страшно ли жить этим людям? Страшно ли жить, не зная другой жизни? В этом печаль и ужас. Человек ко всему привыкает, и жить может по-всякому. Даже если всю жизнь нужно прожить изображая из себя декорацию личности и инструмент в руках солнцеликого вождя.

    Для меня глубина этого фильма заключена именно в мысли, что люди МОГУТ так жить. Ужасы тирании, шуты-диктаторы, изображающие из себя бога, могут стать идолом для миллионов. И делают так. И будут так делать.

    Спасибо, автору этого фильма, за эту пугающую, но важную мысль.

    13 ноября 2016 | 04:48

    В Северной Корее царит культ личности. В стране победившего тоталитаризма жестко пресекается культ инакомыслия, а все попытки подвергнуть сомнению народное счастье жестко пресекаются. К тому же население живет в бедности.

    Это азбучные истины для любого, кто хотя бы поверхностно знаком с тем, что представляет собой КНДР как государство. Вместе с тем складывается впечатление, что до съемок режиссер об этих вещах имел крайне смутное представление. Иначе трудно объяснить ту жадность, с которой в картине набрасываются на (за редким исключением) бессмысленные вставки из реальной жизни, съемки рабочих моментов с присутствием цензоров и повторные дубли.

    Необходимость всех этих бесконечных ухищрений, направленных на утоление ненасытного желания показать контраст между пропагандистской съемкой и реальностью весьма сомнительна. Не приходится сомневаться, что, если бы режиссер снял все сцены по заданию корейских сценаристов, откровенная фальшь и постановочный характер съемок и так бы бросились в глаза. Заставить случайных людей, крайне далекой от актерской профессии, действовать в абсолютно непривычных для них ролях согласно указаниям цензоров — задача заведомо почти невозможная. Возможно, что такую картину действительно было бы уместно разбавить парой продолжительных зевков юных актеров, несколькими закадровыми призывами к большему проявлению радости, патриотизма и т. д. — на тот случай, если случайный зритель все же осмелится высказать предположение в правдивости съемок.

    Из-за непрекращающейся игры на контрасте между пропагандой и реальностью отчасти теряется сюжет картины. Трудно объяснить, почему вместо удачных по мнению цензоров, дублей, показываются виды Пхеньяна под голос актеров-любителей. Трудно понять, почему вместо эпизода со сломанной лодыжкой, которая могла бы служить логическим переходом от сцены в театре к сцене в больнице, зритель видит соответствующий текст на фоне пасмурного города. Все эти вставки из реальной картины города сами по себе едва ли эксклюзивны по своему содержанию, и лишь изредка, дополняясь достаточно гнетущей музыкой или умелым световым решением (как например в сцене на эскалаторе в метро) способны передать частичку ужаса тоталитаризма.

    В результате режиссеру не удалось показать ни как такового задевающего за душу реального, ни тем более желаемого пропагандистами отображения действительности. В условиях крайне ограниченного доступа культурных деятелей из-за рубежа в КНДР снять фильм об этой стране всего с одной по-настоящему сильной сценой (которой вполне можно было бы заменить весь остальной фильм — прим. автора) — весьма ощутимый упущенный шанс для мирового кинематографа. А стоит ли просмотреть весь фильм ради этой самой сцены — пусть каждый зритель решит для себя сам.

    5 из 10

    4 января 2017 | 23:38

    Фильм бездарен и примитивен, как будто рассчитан на недалекую публику.

    Есть несколько на самом деле удачных кадров, в том числе и те, где репетируют сцены перед основными съемками. Но большинство примитивны. Например, контраст: большие скульптуры — маленькие люди; «после бала»: после праздника выкидывают цветы. Чересчур много крупных планов лиц персонажей вызывает мысль, что автор просто тянет время (надо сдать определенный хронометраж, а сказать-то нечего).

    Чтобы показать, как все в Сев. Корее безнадежно, используется музыка. Но картинка под эту музыку идет обычная до невозможности. Если поменять корейские лица на лица нашего населения, картинка не изменится. Да спустись ты в любое метро и снимешь тоже самое! Поэтому трагическая музыка просто раздражала.

    Лишним было и навязчивое объяснение автора «Это по сценарию, а это не по сценарию». — зритель ведь дурак, без комментариев не поймет ничего. Если бы режиссер просто показал заданный товарищами сценарий, это было бы намного сильнее. Просто показать, что сев. корейские функционеры думают, будто это правильно и хорошо, а на самом деле мы наглядно видим, как это плоско и убого. Зрителя хоть немного уважать же надо!

    В последней сцене (как нам в очередной раз тупо отметили: «не по сценарию») самое поразительное: не плачущая девочка, а испуганный закадровый шепот одного из создателей фильма ("да утешь ты ее!»), в котором тотальный страх, что сев. корейские товарищи увидят и примут меры.

    7 ноября 2016 | 19:41

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>