всё о любом фильме:

Тупик

Cul-de-sac
год
страна
слоган«Sometimes There's Nothing Better To Do Than Laugh!»
режиссерРоман Полански
сценарийЖерар Браш, Роман Полански
продюсерДжин Гутовски, Майкл Клингер, Тони Тенсер, ...
операторГилберт Тейлор
композиторКшиштоф Комеда
художникВойтек, Джордж Лэк
монтажАластер Макинтайр
жанр триллер, драма, комедия, ... слова
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время113 мин. / 01:53
Скрывающиеся от правосудия преступники пытаются найти приют в уединенном замке на морском берегу, где живут в прошлом коммерсант, а ныне чудаковатый художник Джордж и его жена Тереза. Один из негодяев, Ричард, слегка ранен в руку, а вот у Элберта дела плохи — ему прострелили живот. Несмотря на свое плачевное состояние, а может, и благодаря ему, бандиты берут обитателей замка в заложники…
Рейтинг фильма
6+ В кино с 17 августа
Купить билет
pixel
Рейтинг кинокритиков
в мире
86%
18 + 3 = 21
7.4
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Трейлер 02:16

    файл добавилvic1976

    Знаете ли вы, что...
    • Образованная в 1990 году в Бостоне экспериментальная музыкальная группа «Cul de Sac», которую считают одними из основоположников пост-рока, взяла своё название именно от этого фильма Романа Полански.

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 9.0/10
    Своеобразная трилогия отчуждения («Нож в воде»-«Отвращение»-«Тупик»), снятая начинающим режиссёром Романом Полянским в первой половине 60-х годов, повествуя о всё более нарастающем психологическом одиночестве человека, завершается в «Тупике» ситуацией тотальной, экзистенциальной отрезанности группы людей от всего остального мира, который как будто уже перестал существовать. Хотя этому дано вполне возможное и логичное сюжетное объяснение: из-за затянувшегося морского прилива раненый преступник Ричард и его умирающий сообщник Олби вынуждены укрыться в старинном замке на берегу, где живёт англичанин средних лет Джордж со своей молодой женой-француженкой Терезой. Но трактовка происходящего не лишена чёрного и абсурдного юмора, типичного для Полянского. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 23 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Фильм силен своей атмосферой наполненной сыростью, сквозняком, одиночеством, и замок, в котором разворачивается действие картины, кажется живым. Не случайно, конечно, полуостров превращается в остров, и ни разу не показали огонь в доме, как символ уюта. Можно ощутить его холод, запах гнилого курятника, сырой земли, моря, осязаемой кажется мебель, предметы, обстановка. Хочется даже сесть за стол с белой скатертью вместе с нежданными гостями, визит которых ставит все с ног на голову, съесть омлет, который мне тоже показался настоящим, и выпить уже вкусной водки.

    Изоляция от внешнего мира и экстремальная ситуация — отличная среда для того, чтобы передать отношения между людьми, препарировать их характеры, режиссер уже не в первый раз мастерски создаёт такую обстановку и использует ее ("Нож в воде»). Здесь, в отличие от дебютного фильма Полански, те самые отношения раскрываются в яркой гротескной форме. Герои кажутся карикатурными, нелепыми, чудными, но последовательными в своих поступках, поведении, включая второстепенных персонажей.

    И вот, после просмотра, для меня появился вопрос: герои делают замок живым, или люди наполняют жизнью этот остров? Что здесь первично: атмосфера, символы или герои?

    20 июля 2009 | 19:45

    Как известно, у Романа Полански было тяжелое детство, сложная юность и куча проблем от непризнания на родине дебютной ленты. В критике тогдашней польской элиты «Ножа в воде» едва не потерялся любопытный нюанс. Еврейский паломник от кинематографа продемонстрировал настоящую страсть, изолируя трех людей в герметичное пространство. Им могла быть яхта, или, скажем, замок Вальтера Скотта. Добавим к этому изощренную игру на психологических слабостях, кучу скрытых социальных подтекстов, тягу к доминированию и подчинению — получим один из узловых сюжетов на протяжении всей долгой карьеры. Для Полански гроссмейстерская партия в три фигуры стала своеобразной тихой бухтой, в которую он, подобно кораблю, заплывал после долгих круизов по водам прочих жанров. Так будет впоследствии и с «Горькой луной», и со «Смертью и девушкой», и с «Венерой в мехах». Но в шестидесятых автора не интересовали дела амурные. В конце концов, и сильная любовь способна стать лишь еще одним рычагом влияния, точкой воздействия на податливого человека. Да и страсти страстями, а желание чувствовать себя хозяином положения — мотивация посильнее, чем однообразные и потому крайне скучные признания в вечной верности, желании целовать ноги и делать все, что ни пожелаешь.

    Отрезанные сильным приливом герои «Тупика» — идеальные марионетки для глумливого режиссера. В картине, венчающей так называемую трилогию отчуждения, Полански избавил себя от строгих жанровых рамок. Театральная по своей сути постановка буквально пересыпана фарсовым юмором, граничащим с издевательским попиранием традиционных взаимоотношений полов. В порядке вещей здесь борьба за лидерство, насаждение своих правил и получение удовольствия от слома воли. Исходные позиции людей, угодивших в фигуральный и вполне реальный тупик, более чем очевидны. Муж — тряпка и подкаблучник, жена — вертихвостка и бездельница, гангстер — грубиян и подонок. Все ясно и понятно, но долгое нахождение в уединении преобразовывает характеры, люди сами не замечают, как перенимают черты друг друга, причем отрицательные — в первую очередь. Полански равняет моральную слабость с нахальным нравом и диктаторскими замашками, но с каждой перебранкой или вполне миролюбивой беседой, жертвы изоляции меняются ролями. Метаморфозы сопровождаются таким количеством комичных ситуаций, что перестаешь понимать, кто здесь хуже всех, а кому можно сочувствовать. В этой тонкой игре чувствуется желание режиссера дойти до конца в поиске ответа на вопрос: на что каждый готов пойти ради вожделенной власти?

    Как это часто и бывает с неисправимыми пессимистами, Полански быстро определяется, что горькими разочарованиями собственную идею не испортить. На долю героев выпадает множество потрясений, а великолепная актерская игра заставляет испытывать эстетическое удовольствие от многораундовой дуэли. Теряют важность сиюминутные события, развязка приобретает характер этакого анти-катарсиса, и что бы ни вытворяли на экране действующие лица, сомнений нет: их образы можно раскрывать до бесконечности. Показательно, как ловко автор обошелся с типажом молодой жены Терезы. Ветреная девчонка, привыкшая брать все от жизни, наставляющая мужу рога чуть ли не у него на глазах, эволюционирует в характерную личность, ловко приспосабливающуюся к обстоятельствам и демонстрирующую незаурядные волевые качества. Как и прежде у Полански, на сцене вновь главенствует дама. Что и говорить, работа с Катрин Денёв и Франсуазой Дорлеак обеспечила режиссеру превосходные результаты. Насколько младшая сестра была шизофренически убедительна в обстановке квартирного заточения, настолько же старшая прекрасна как узница замка властолюбцев. Чтобы заставить сопереживать героям и одновременно ненавидеть их, пригодились и оригинальные средства, такие, как выстрел из ружья, знаменующий традиционный третий акт спектакля и сопутствующий ему взрыв страстей.

    «Тупик» исключительно хорош как психологическая драма, увертливый триллер и гротескная комедия образов, но еще сильнее он в идейном плане. Впервые Полански смог творить без оглядки на задание компартии или вкусы придирчивой западноевропейской публики. Картина стала без преувеличения авторским заявлением на тему извращенности нравов. За величественными стенами роскошествуют хищнические инстинкты, а вместо привычных бытовых вещей звучит сардонический хохот над заблуждением, будто люди всегда могут найти общий язык. В обстановке экзистенциального тупика открываются совсем другие качества. В умеренных количествах они способны пойти на пользу, но в критических — помогают лишь выживанию. Что-то переосмысливать, додумывать и анализировать приходится буквально на ходу, ведь натянутые нервы готовы лопнуть в один миг. Характерной чертой фильма стало растягивание этого мига до полного морального выгорания. Настоящим победителем тройной дуэли становится не тот, кто торжественно выбирается из заточения, а тот, кто получает наибольшее наслаждение от своего кратковременного эмоционального триумфа. Потом уж можно и выть, сидя на камне. Игра в любом случае сделана.

    14 октября 2016 | 19:04

    Два раненных гангстера преклонных лет пытаются на сломанном автомобиле добраться до какого-нибудь населенного пункта. Вместо этого они оказываются на небольшом острове, который из-за постоянных приливов и отливов то присоединяется к материку, то отделяется от него. Здесь незадачливые грабители попадают в старинный замок, который когда-то принадлежал Вальтеру Скотту, а ныне находится во владении экстравагантной супружеской парочки — эксцентричного британца Джорджа и француженки Терезы.

    Несмотря на то, что семейный стаж хозяев насчитывает всего десять месяцев, молодая жена уже успела завести себе любовника, с которым регулярно развлекается в дюнах. После того, как один из бандюганов отдаёт концы, второй неожиданно находит расположение в лице Терезы. Эмансипированная супруга начинает симпатизировать брутальному «оккупанту», но, как выясняется, лишь до определенного момента…

    Cul-de-sac, вроде бы, не особо украшает впечатляющую фильмографию Поланского, меж тем, по собственному признанию режиссёра, является его любимым творением. Может быть потому, что ему удалось собрать здесь под одной крышей всех своих любимцев, в той или иной степени повлиявших на творчество режиссера, — Кафку, Пинтера и Бунюэля. Поланский вновь, как и в своём польском дебюте «Нож в воде» (1962), как и более позднем триллере «Горькая луна» (1992), раскладывает основную партию на трёх действующих лиц — двоих мужчин и женщину. По окончанию игры выяснится, что слабое звено окажется куда сильнее и хитрее тех, кого принято считать покровителями этой самой слабости.

    Эта вроде бы совершенно непритязательная история, которую можно обозвать «скверным анекдотом», интересна уже тем, с какой легкостью режиссёр разрушает тут жанровые имиджи героев, кардинально меняет их характеристики, переворачивая с ног на голову. Но не делает это ради некой авторской прихоти: когда всё будет вывернуто наизнанку, сюжетные пазлы образуют совершенно новый, по-своему безупречный и гармоничный рисунок взаимоотношений. У всех героев есть свои конкретные интересы, но для их достижения каждому приходится играть несвойственную ему роль.

    Супруги вынуждены делать вид перед неожиданно прибывшими гостями, что у них всё окей, в то время как оба являются заложниками гангстера, которому, в свою очередь, приходится играть роль слуги, обслуживая собравшуюся знать. Масса мелких комедийных гэгов, почти как в немом кино, не превращается в клоунаду, наоборот, в финале вдруг накатывает чувство непреодолимой тоски, такой, что хочется завыть на пару с брошенным супругом Джорджем, одиноко свернувшимся калачиком на камне посреди надвигающегося прилива.

    Поланский довёл здесь до совершенства уникальный трагикомический стиль, замешанный на провокациях и чёрном юморе, банальностях, несуразностях и недомолвках. Нечто подобное он проделывал ранее в короткометражных работах, снятых на заре туманной юности в родной Польше. Хотя казалось, что после психологически выверенного «Ножа в воде» и параноидального триллера «Отвращение» те давние опыты уже навсегда остались в прошлом.

    В то время как первое лицо британского киноабсурда Ричард Лестер («Вечер трудного дня», «На помощь!»), урвавший «Золотую пальмовую ветвь» за комедию «Сноровка, и как её приобрести» (1965), уже через год после триумфа в Канне начал сдавать позиции, исчерпав жанровый потенциал, на Туманном Альбионе взошла звезда Романа Поланского. Именно пришлый поляк показал англичанам, как можно в совершенно ином ключе снимать парадоксальное кино.

    Это случилось в 1966-м году, который был особенно щедр на шедевры: Тарковский закончил «Страсти по Андрею», Антониони — «Блоу-ап», Бергман — «Персону». Но даже на таком фоне «необязательный» фильм Поланского не затерялся. Как и «Отвращение», он был представлен на МКФ в Берлине, но теперь вернулся оттуда уже не с серебряным, а с «Золотым медведем».

    24 ноября 2013 | 20:36

    Своеобразный все-таки товарищ этот Полански. И многие его фильмы, особенно ранние, тоже достаточно своеобразные. Так и в «Тупике» — за вакханалией абсурда и черноватого юморка таки да скрывается некая суть. Правда, ее еще рассмотреть надо ухитриться.

    Жили-были в старинном замке молодожены Джордж и Тереза. Джордж — это до уморительного чопорный англичанин с головой, напоминающей бильярдный шар, а его жена-француженка Тереза — девица несколько распущенного поведения. К ним с недружеским визитом заезжает парочка бандитов: Ричард с нерабочей рукой и Элби, отчего-то внешне напоминающий Гитлера. Из-за прилива отбыть бандиты не могут, молодоженам сбежать тоже не удается. Тут-то все и завертелось.

    Так как в фильме практически ничего не происходит, то остается смотреть на характеры персонажей и созданные образы. А они, надо признать, яркие, пусть несколько гротескные и даже карикатурные.

    Отчего-то интереснее всего выглядит Джордж (хотя вполне возможно, это заслуга Дональда Плезенса с его повадками и ужимками) — затюканный жизнью и страдающий язвой бизнесмен, практически не способный на какие-то решительные поступки. Нагловатому бандиту перечить не осмеливается, даже ухитряясь найти с ним нечто вроде взаимопонимания, жену пилит придирками и не видит дальше собственного носа. Уж очень напоминает мерзкого таракана, которого так и хочется прихлопнуть тапком. Только в конце он таки совершит какой-то поступок, но судя по всему, не оттого, что в нем резко проснулись положительные качества, а потому что просто-напросто вошел в раж. У него тупик скорее экзистенциальный. И непонятно, сможет ли он когда-нибудь выбраться.

    Было совершенно непонятно, с какого перепугу за него вышла замуж Тереза. С самого начала видно, что эти двое друг другу не подходят по всем статьям. Если Джордж объяснит, что сам-то влюбился в молоденькую француженку без памяти, то зачем это нужно было Терезе — не очень понятно. Но вообще у девушки весьма мерзкий характер. Ходит «ловить креветок» (наверно, адюльтер тогда так и назывался), эгоцентрична, стервозна, склонна к авантюрам и провокациям (чего только стоят эпизоды, когда она помогала одному из бандитов копать могилу да подожгла бумагу), при этом не забывая посмеяться над мужем и подначить его на предмет немужественности. И именно из-за нее наступает кульминационная точка.

    И бандит Ричард — неотесанный мужик с хриплым гнусавым голосом, этакий собирательный образ членов банды незабвенного Коломбо. И при всей своей отрицательности не такой уж он и злодей. Может, дело в некой пародийности происходящего, а может, и в том, что у Джорджа и Терезы худшие враги и злодеи — они сами со своими слабостями. Он оказался в тупике в буквальном смысле — отрезанный от мира и явно подзабытый собственным боссом. На удивление, Лайонел Стендер не производит особенного впечатления на фоне перфоманса того же Плезенса, чей персонаж получился самым ярким, хотя типаж очень даже подходит.

    Вообще ситуацию, которую при желании можно представить и крепким триллером, и леденящим хоррором, и неплохой комедией, и даже серьезной драмой, показывают как незнамо что. С одной стороны, все происходит серьезно — бандиты, перестрелки, смерти. С другой — уж очень мелькает гротескность положения и юмор. Бандит Ричард, ночующий в курятнике; мужик, выбегающий встречать незваных гостей в ночной сорочке и с макияжем; Элби может насмешить одними только очками; многие сцены нелепы своим абсурдом. Не очень отчетливо заметен момент, где все и переворачивается с ног на голову, и немного дурашливое повествование становится серьезным и даже с претензией на драму.

    И наверняка Пекинпа, снимая «Соломенных псов», нет-нет, да поглядывал краем глаза на эту работу Полански. Есть все-таки что-то схожее.

    Неплохой фильм о людях, которые во всех смыслах бьются головой о стену, не находя выхода. Ведь в результате все персонажи оказались в тупике. Но загнали они себя туда сами. И если один с грехом пополам, но выбрался, то двоим это уже не суждено.

    31 июля 2013 | 08:54

    Необычайная история жизни Романа Паланского полна кошмарных трагедий и неожиданных удач. История создания данного фильма — это еще и путь самого режиссера к славе, а главное осуществлению своей мечты — съемке идеального фильма, что, по его собственному размышлению, ему и удалось. Полвека спустя, многие посмотрят этот фильм во многом потому, что великий Полански, счел его своим лучшим творением.

    Работа над сценарием «Тупика» (изначально рабочее название «В ожидании Кателбаха») началась в 1963 году в Париже, где не признанный на родине поляк Полански познакомился с начинающим сценаристом Жераром Брашем, вдохновленным идеями французской новой волны. Они не питали лишних иллюзий, по поводу возможности экранизировать свое творение, руководствовались рядом весьма специфических идей, которыми трудно было бы заинтересовать кино-производителей. Именно поэтому они творили, что называется, от души, любые идеи приветствовались, здесь и театр жестокости Арто и театр абсурда Беккета, что-то от Кафки, что-то от французских экзистенциалистов, несомненно, что-то от Хичкока… Как позже отмечали многие критики, фильм оказался потрясающей мешаниной из кино-стилей и направлений современного искусства.

    Конечно, созданием такого фильма трудно было бы заинтересовать сколь-нибудь серьезных кино-промышленников… Очень трудно это сделать для никому не известных творцов из кишащего грандиозными идеями Парижа 60-х, но только не для восходящей звезды европейского кино! Еще в 1962 году «Нож в воде», фильм Поланского, не принятый в социалистической Польше, начал медленное странствие по кинофестивалям, получил приз кинокритиков в Венеции, вышел в прокат в Британии, и в конечном итоге в 1964 году был выдвинут на соискание золотой статуэтки американских кино-академиков. Этот приз он не получил, но при этом стал первым польским фильмом, номинированным на «Оскар». И Полански стал востребован. Из нескольких предложений он выбрал британцев, снимавших фильмы категории «В», с упором на триллеры и хорроры. Здесь Полански, при сотрудничестве ставшего незаменимым в последующие годы Жерара Браша, создает промежуточную цеховую работу «Отвращение». Картина, также на сегодняшний день ставшая легендарной, была тепло встречена критикой и имела неожиданный успех у зрителя. Неожиданным успех был для студии и прокатчиков, но не для режиссера. Полански намеренно искал подход к сердцам зрителей и кошелькам продюсеров, не давая в полной мере развернуться своей фантазии, ведь он шел к своей мечте — фильму как истинному произведению искусства. После успеха «Отвращения» Джин Гутовски дал отмашку на съемку нового проекта Паланского, дав режиссеру карт-бланш.

    «Тупик» снимали в северной Англии на острове Линдисфарн. Здесь над создателями нависли тучи, в прямом и переносном смысле. Погода была ненастной, отсутствие минимальных удобств на острове подливало масло в огонь конфликта, разгорающегося у съемочной группы с режиссером и между собой. Тем интереснее будет в фильме наблюдать за искрометной игрой актеров, учитывая, что и в реальности они находились на грани нервного срыва. Говоря об актерах, нельзя не упомянуть еще одну удачу — кастинговую. Полански счел необходимым взять на роль главной героини неизвестную актрису, а лучше дебютантку. Кастинг проходил в Лондоне и заметно потрепал упрямого режиссера: найти юный талант, обладающий достаточным профессионализмом, оказалось просто не возможным. Когда Полански окончательно отчаялся, некто из продюсеров намекнул, что сейчас в Лондоне находится сестра той самой Катрин Денев, с которой он недавно замечательно поработал в «Отвращении». Так на съемочной площадке появилась Франсуаза Дорлеак. Несмотря на то, что она была француженкой (этого не хотелось режиссеру) и весьма известной (в 1964 работала у Трюффо в «Нежной коже» и получила массу одобрительных отзывов), Полански отошел от первоначального плана и утвердил ее на главную роль, даже без предварительных проб. Эта роль стала возможно лучшей в карьере, так рано погасшей французской звездочки, в середине 60-х Франсуаза являла собой символ современной французской женщины — сексуальной, независимой, непредсказуемой. Не менее интересны и ее партнеры на площадке. Лайонел Стендер — актер, уже снискавший славу в Голливуде, но вначале 50-х попал в «черный список» из-за своих коммунистических взглядов, и почти десятилетие провел без работы в США, пока не перебрался в Европу. Дональд Плезенс, известный как «человек с гипнотическим взглядом», играл в своей карьере в основном злодеев либо умалишенных, пожалуй только в «Тупике» он раскрыл свой не малый потенциал.

    В целом и в частности в «Тупике» — прекрасно все. Сделав акцент на сценарий и актерскую работу, нельзя не упомянуть и оператора. Гилберт Тэйлор был уже успешен и востребован, он успел поработать с Лестером над «Вечером трудного дня» и Кубриком над «Доктором Стренджлавом». В «Тупик» он принес мрачные натурные планы, что в купе с хмурыми погодными условиями отлично нагнетают атмосферу, кажется, что в этом план Поланского даже перевыполнен. Картина неимоверно мрачная. Ну а там, где атмосфера была избыточно или недостаточно накалена, общий план дополняет еще и стильная джазовая мелодика Комеды. Кшиштоф Комеда написал музыку к более, чем 70 фильмам, в Польше считается родоначальником джаза, а для ранних картин Поланского он, как Морриконе для Серджо Леоне. Трудно представить «Тупик» без джазово-экспериментальной основной темы, или стильного басового вступления с «толканием автомобиля».

    Все это и многое другое и было соткано в итоге в потрясающее полотно Романа Поланского «Тупик», признанного критиками в свое время и не забытого по сей день. Он был отмечен «Золотым медведем» Берлинария, куплен для американского проката, в котором однозначно провалился, но приоткрыл, тем не менее, своему создателю дорогу в Голливуд. Впереди был «Ребенок Розмари» и головокружительный успех по обоим сторонам Атлантики, но именно «Тупик» считает режиссер своим наилучшим фильмом. Об этом произведении было сказано и хочется еще сказать очень многое. Но сегодня полвека спустя после выхода, я, пожалуй соглашусь с его автором — это лучшая его работа… наряду, конечно, с «Пианистом», но это уже совсем другая история.

    28 января 2016 | 12:50

    - Вот мы и приехали.
    - Куда?
    - В задницу. Спасибо твоему идиотскому плану.


    Так мило поговорили между собой два стареющих гангстера, к которым удача повернулась тем самым местом. План их провалился, обоих ранили, автомобиль сломался, и в придачу ко всему — их отрезало от большой земли приливом. Таким образом, они оказались на небольшом куске суши, в зависимости от лунных циклов становящемся то островом, то полуостровом, т. к. дорога туда как раз попадает в приливную зону… Горе-бандитам необходимо связаться с шефом, для этого позарез нужен телефон. Ориентируясь по телефонным проводам, протянутым между столбами, один из них, менее раненный, идет на поиски ближайшего жилья и телефонного аппарата. Столбы уходят в прибрежные дюны, гангстер направляется туда… Средневековый замок на вершине холма встречает его негостеприимно. Но нерадушие владельцев крепости старику по барабану. Имея в кармане пистолет, бандит сам чувствует себя хозяином положения… С этого начинается история…

    История взаимоотношений людей, попавших в тупик. Тупик для одних — полная зависимость и вынужденное ожидание помощи со стороны, тупик для других — невозможность выпроводить незваных гостей. Тупик для одних — крах семейной жизни, тупик для других — прямоугольная яма, выкопанная в земле.

    Поланский разыгрывает эту пьесу как по нотам. Спросите, почему пьесу? Как мне показалось, обстановка, сюжет, диалоги, персонажи — всё это весьма театрально. В лучшем смысле этого слова. Замок Вальтера Скотта — своего рода подмостки, на которых происходит действо. Каменные стены, сводчатые потолки, витражи на окнах — необходимый антураж, декорации… Действующих лиц немного. В начале их всего четверо. Потом добавляется массовка, но только лишь для придания остроты конфликту.

    Театральность видится мне также в использовании актерами отдельных деталей, предметов. Как тут не вспомнить знаменитую фразу о ружье, которое если висит в первом акте на стене, то в третьем обязательно должно выстрелить. Так и здесь. Никаких отвлекающих предметов. Обстановка лаконична, всё работает на основную идею, каждый кадр выверен и продуман до мелочей.

    Пейзажи, окружающие замок, так же аскетичны, как и декорации внутри крепостных стен. Песчаные дюны, сухой ковыль, пронизывающий насквозь соленый морской ветер и холодное стального цвета море…

    Главных героев трое. Поланский очень любит треугольники с острыми углами. В его картинах не раз можно вычертить такую фигуру. Вспомним «Нож в воде», «Смерть и девушка», «Горькая луна» … Двое мужчин и одна женщина — излюбленная режиссером геометрия. В разных фильмах Поланский затачивает углы, рисуя зрителю не только сексуальную сторону противостояния полов, но еще и политическую, социальную, психологическую грани этой войны, поднимает вопрос преступления и наказания…

    В «Тупике» конфликт между мужчинами и женщиной поднимается далеко не на почве секса. Здесь чистая борьба за лидерство, за то, чтобы быть услышанным, чтобы тебя уважали, чтобы твое слово оказалось последним. И если мужчины по-благородному пытаются вести традиционный диалог и даже начинают понемногу понимать друг друга, то женщина играет не по правилам. Она наносит удары ниже пояса самому близкому человеку, плетет интриги, вступает во временные коалиции, в общем, не женщина, а сущая Антанта. Подобная героиня была показана в фильме с немного схожей, на мой взгляд, атмосферой — «Соломенные псы» — провокаторша, подставляющая под удар своего мужчину, при этом сознательно унижающая его… Но если в «Псах» справедливый финал раздает всем сестрам по сусалам, то в «Тупике» торжествует далеко не самый безобидный персонаж. А самый безобидный, в результате доведенный до отчаяния, воет на луну в ужасе от произошедшего…

    Жанр фильма меняется от эпизода к эпизоду — от легкой чернушной криминалки с привкусом диалогов будущего Тарантино к мощной психологической драме и беспросветной трагедии. Поланский гениально меняет коней на переправе. Он заставляет зрителя улыбаться, замирать от неожиданных поворотов, приходить в замешательство, возмущаться. И в результате режиссер взгреет тебя таким пыльным мешком по башке, что от этого удара ты сам некоторое время будешь пребывать в тупике, соображая, а что это было? И потянешься к диску с единственной целью — снова попасть туда и понять, как же так получилось? И где был тот ключевой момент, который поставил всё с ног на голову???

    Говоря про некую театральность фильма, необходимо отметить актерскую игру. Театральность, в моем понимании, это ни в коем случае не синоним фальши и переигрывания, как некоторые понимают это слово. Нет, это прежде всего классическая школа актерского мастерства, вживание в образ. Когда ты видишь именно того человека, о котором идет рассказ, а не лицедея, играющего заданную роль. И здесь актеры просто шикарны. Безупречен в роли владельца замка, эксцентричного Джорджа, влюбленного в свою юную жену, Дональд Плезенс. Очарователен эпизод с переодеванием его в женскую сорочку, и до боли в сердце ранит финальная сцена… В образе блондинки-стервы-нимфоманки, практически не выпускающей бутылку водки из рук, прекрасна Франсуаза Дорлеак (старшая сестра Катрин Денев, погибла в автокатастрофе через год после съемок в «Тупике»).

    И всё мое почтение и признательность отданы представителю старой гвардии — Лайонелу Стэндеру. Стареющий гангстер, пытающийся по-человечески общаться с не очень приятными ему людьми, умеющий прощать и, как это ни странно, любить, — один из самых мощных образов, виденных мной в кинематографе… Бандит Дики — как старый подбитый волк, измотанный, опасный, огрызающийся, но при этом благородный зверь, никого не убивающий просто так… Его хриплый сиплый низкий голос — словно рык хищника. И из всей тройки главных героев мои личные симпатии на стороне гангстера-неудачника Дики…

    Отношение актеров к своим ролям было настолько искренним, а погружение таким глубоким, что неприязнь между героями фильма перешла на съемочную площадку, где однажды вылилась в то, что в одном из дублей Стэндер по-настоящему от души выпорол надоевшую ему Франсуазу ремнем. Этот эпизод вошел в картину…

    Вряд ли тогда Поланский знал, что эта картина возьмет в Берлине «Золотого Медведя» и что в будущем у него будут другие, гораздо более популярные среди зрителей работы, скандальные, впечатляющие, масштабные… Но известно, что «Тупик» — самый любимый фильм режиссера из всех созданных им. Поланский признавался в этом журналистам. Впечатляет? Меня тоже. Несмотря на все победы, провалы, собственные жизненные трагедии, сердце космополита Поланского осталось в старом черно-белом «Тупике» на небольшом куске суши, отрезанном приливом, в каменном замке, в котором когда-то Вальтер Скотт написал своего «Роб Роя» … где завывает унылый ветер, колышется ковыль в дюнах, где курицы расхаживают по дому как родные, где холодильник забит яйцами, а шкафы — водкой, где бандиты благородны, где обыватели любят, сходя с ума, а если мстят, то продуманно и коварно…

    23 декабря 2009 | 19:47

    Жанр этого фильма сложно определить. Не комедия: слишком мрачен, хотя элементы черного юмора присутствуют. Не детектив: нет загадки. Не совсем даже и триллер: сюжетного ужаса мало. Как и в ряде других фильмов Поланского, напряжение возникает не сразу и нагнетается исподволь. Поначалу кажется, что ты смотришь сочетание мелодрамы с некой пародией на гангстерский боевик, причем ничего особенно ужасающего не происходит. Медленно и почти незаметно для зрителя режиссер увеличивает саспенс, и ты врастаешь в картину, скорее интуитивно ощущая, чем рационально осмысляя, ненормальность, нездоровость происходящего… В чем она? Думаю, в характерах героев.

    Это фильм об унижении. Робкий и слабохарактерный муж вместе с внешне смелой, но в реальности такой же нерешительной женой, оказываются заложниками в руках слабого же и неумелого преступника. Три слабые натуры, но у одного из троих — пистолет… Это запускает череду унижений, в которых сначала торжествует один, потом временно черед берет другой, потом ситуация снова меняется, меняется, — никто из действующих лиц не в состоянии удержать ее под контролем, — пока не заканчивается хаосом.

    Поланский чувстствует меру и понимает, что художественно он только выиграет. Это не «Опасные игры» и не Ларс фон Триер с их изощренными измывательствами. И это не «Попутчик» с преступником-садистом. Злодей в «Тупике» не настолько уж зол и отнюдь не садистичен, и его агрессивность выглядит не темнее, чем явная трусость бизнесмена или скрытая — его жены. Но как ощущается беспомощность и страх жертвы!

    Концовка грустна, но, увы, правдоподобна. Создается впечатление, что супруги не сумели вынести видения слабости ДРУГ ДРУГА (так они думали), а по большому счету — своей собственной.

    11 июля 2009 | 15:12

    Сломанная машина, которую немолодой мужчина с перебитой и завязанной рукой толкает по какой-то пустой дороге. В автомобиле сидит его напарник с пробитым животом и истекает кровью. Ясно, что этим событиям предшествовало неудачное дело, суть которого мы так и не узнаем.

    Стереотипные преставления о личностях бандитов разрушены сразу: один из них, Ричард (тот, что с больной рукой) имеет внешность обычного трудяги — сильного с простым лицом. Другой, Элби, — вообще странный тип, круглые очки, линзы которых выдают высокие степени миопии. Близорукий гангстер — это уже смешно. Для желающих возразить, скажу, что в 60-е вряд ли успешно корректировали такие зрительные дефекты, а стрелять в очках не слишком то удобно.

    Место действия трагедии — средневековый замок в Шотландии, где некогда жил отважный герой Роб Рой. Нынешние хозяева явно измельчали: здесь живет богач Джордж и его молоденькая жена, француженка Тереза. Тупик - это ситуация, в которой оказалась чета молодоженов (срок их брака всего 10 месяцев), когда к ним «в гости» заглянул бандит Ричард: телефонный провод перерезан, а прилив сделал невозможным бегство из замка.

    Тупик — это состояние самого Ричарда, отрезанного от внешнего мира, раненого и похоже брошенного своим боссом на произвол судьбы. Совершенно очевидно, что он вовсе не собирается причинять вред хозяевам, но он вынужден вести себя с Джорджем жестко, ведь тот, на первых порах, пытается корчить из себя героя.

    Но попутно мы начинаем понимать, что Джордж в тупике уже давно: он начал загонять себя туда, когда лысый и не слишком красивый мужик женился на молодой сексуальной девушке, явно не рассчитав свои возможности.

    Да и Тереза находится в тупике, добровольно поместив себя в замок. Имеющая высокие сексуальные аппетиты (не пропустит мимо ни одного мужика), склонная к авантюрам (случай с поджиганием бумаги в пальцах гангстера), стервозная (натравливает мужа на бандита), злобная (избивает ребенка за поцарапанную пластинку) — этой вольной пташке явно не место в клетке.

    Выходит, что эта пара обречена с самого начала, а появление Ричарда лишь катализирует процесс. Обстоятельства, в которых оказался Джордж, намного превосходят возможности его психики и тела. Единственный возможный выход для него — покориться бандиту, но и тот перекрыт его женой, которая спекулирует на его мужском самолюбии и постоянно выказывает недовольство его «немужским» поведением.

    Главный герой, бесспорно, слабак, но я считаю, что фильм вовсе не о трусости или унижении. Он, в первую очередь, о пределе возможностей личности, которая конечно у каждого своя. Что же будет, если преодолеть этот барьер? Заходя вперед, сообщу, что трус в итоге, все же совершит поступок, чтобы выйти из тупика, ну и что дальше? Вот мы и увидим, что произойдет с его личностью в финале.

    Игра актеров безукоризненна. Хочется выделить Дональда Плезенса (Джордж): очень органичен и в сексуальных играх с Терезой (переодевание в женщину в начале фильма), и в метаниях его героя, раздираемого желанием быть мужественным в условиях природной трусости. Образ жены тоже удачен, но и роль несколько проще; не исключено, что Франсуаза Дорлеак играла саму себя. Образ гангстера Ричарда настолько ровный, что кажется, что Лайонел Стэндер — и не актер вовсе. В целом, проникаешься уважением к большому, сильному и спокойному дядьке.

    Мастерски сплетенная Полански драма, с неоднозначной трактовкой образов и мотивов поступков. Пожалел лишь о том, что смотрел фильм один — вполне дискутабельный фильм, если удасться отыскать любителей интеллектуального ретро-кино.

    8,5 из 10

    18 июня 2011 | 16:56

    На первый взгляд, британец Джордж смог реализовать свою мечту — поселиться с молодой женой Терезой в средневековом особняке на побережье и услаждать свой духовный мир тем, что когда-то здесь жил и творил Вальтер Скотт.

    Однако, вглядываясь в несчастное лицо Джорджа, начинаешь понимать, что не все так безоблачно. Уединение не приносит радости, жена, похоже, изменяет ему с одним из приезжающих гостей. Случаются и кратковременные проблески веселья — например, милейшая сцена с переодеванием, но в целом их совместная жизнь омрачается непониманием.

    Неизвестно, сколько продлилось бы это вялое плавание по жизни, если бы не внезапное появление двух бандитов, которые, к слову сказать, настойчиво ассоциируются у меня с «джентльменами удачи» — то ли из-за их поведения, то ли из-за русского дубляжа с характерным голосом. Один из них (Ричард) начинает терроризировать семейную пару, в то время как его напарник медленно загибается от полученных «профессиональных» ран.

    Бытовые передряги — если, конечно, можно так назвать вмешательство гангстеров в частную жизнь семейной пары, накладываются на внутренние метания главного героя. Недомолвки с женой усиливаются, когда она начинает испытывать странные чувства к Ричарду и по-детски добивается его внимания -этот «стокгольмский синдром» в сочетании с природной изменчивости Терезы впоследствии сыграют злую шутку.

    Актеры максимально входят в роль. Прекрасен Дональд Плезенс в роли измученного интеллигента-подкаблучника с загадочным прошлым (в фильме несколько раз упоминается некая Агнес, которая, видимо, как-то связана с женитьбой Джорджа и его переселением на остров). Отлично справляется с ролью нервно-инфантильной француженки Франсуаза Дорлеак (сестра Катрин Денев, трагически погибшая вскоре после съемки «Тупика»). Очарователен Лайонел Стэндер в образе бандита с грубыми замашками и неуловимым флером благородства.

    Абсурдность происходящего к концу фильма достигает своего апогея. Пелена ненормальности укутывает всех героев, а вместе с ними и зрителей. В тупик попадают и Джордж, поневоле ставший убийцей, и запутавшаяся в собственных желаниях Тереза. «Тупые ослы!» — успевает выкрикнуть перед смертью Ричард. И в чем-то он, признаться, прав. Чрезмерная сосредоточенность на своих переживаниях и слепота по отношению к ближнему делает человека заложником ситуации. Прилив отрезал героев от «нормального» мира, а их дальнейшее поведение исключило малейшую возможность благоприятного исхода.

    Поланскому удалось мастерски передать атмосферу безысходности, стремительно вырастающую из невозможности бандитов покинуть остров и неспособности супругов договориться. Все его фильмы по-своему интересны, но эту картину сам режиссер относит к числу своих любимых. И не случайно «Тупик» — коктейль, составленный из психологического саспенса в духе Хичкока (между прочим, любимого режиссера Поланского) и бунюэлевского абсурда — получил в 1966 году «Золотого медведя» — главный приз Берлинского фестиваля.

    2 марта 2010 | 13:56

    Три героя фильма: бизнесмен, ушедший на покой, купивший себе замок-особняк на полуострове, с приливами становящимся островом, отрезанным от цивилизации, его молодая жена, француженка с модельной внешностью и попавший к ним гангстер со своим умирающим другом. Обстановка раскручивается постепенно и не спеша. Вторжение внутрь семьи не изменяет отношения, как может показаться на первый взгляд, а просто оголяет все язвы, все пороки обоих членов семьи. Джордж — чопорный магнат-англичанин, на самом деле женственный трус, омерзительный и слабый, червяк. Показателен момент в конце фильма, когда он пытается прикрыться перед выстрелами за своей женой. Его жена, Тереза, капризная, избалованная гуляющая девчушка. Гангстер Ритчи, глупый мужлан-неудачник, эгоистичная и двуличная дрянь. Постепенно герои осознают, что все они в тупике: Ритчи не может покинуть остров из-за прилива и ждет помощи от своего начальника, Тереза и Джордж не могут избавиться от Ритчи никакими способами, обстановка накаляется с каждой сценой, герои все больше пьют, все больше узнают нелицеприятного друг о друге. И благодаря музыке и великолепной съемке, блестящей как театральная постановка, чувствуется, что в воздухе витает трагедия.

    Блестящая картина на тему отчуждения, неминуемости конца. Из минусов можно отметить лишь некую затянутость, что особым минусом-то и не является.

    2 сентября 2011 | 19:09

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>