Стромболи, земля Божья

Stromboli
год
страна
слоган«Raging Island...Raging Passions !»
режиссерРоберто Росселлини
сценарийРоберто Росселлини, Серджо Амидеи, Джан Паоло Каллегари, ...
продюсерРоберто Росселлини
операторОтелло Мартелли
композиторРенцо Росселлини
монтажРоланд Гросс, Альфред Л. Веркер
жанр драма, ... слова
бюджет
$1 000 000
премьера (мир)
релиз на DVD
время101 мин. / 01:41
Номинации:
История прекрасной беженки с берегов Балтики, находящейся в итальянском лагере для DP (перемещенных лиц) на скалистом, покрытом базальтовой лавой острове. Она выходит замуж за местного жителя из местечка Стромболи, чтобы ее отпустили из лагеря. Сначала уловка ненавистна гордой женщине, но со временем в ее сердце входит подлинное чувство…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
83%
5 + 1 = 6
6.5
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Изначально Роберто Росселлини собирался пригласить на главную роль актрису Анну Маньяни, но на этапе подготовки сценария ему неожиданно пришло письмо от шведско-американской звезды Ингрид Бергман, в котором та сообщила, что очень любит фильмы «Рим, открытый город» (1945) и «Земляк» (1946), поэтому в любое время готова приехать сниматься в Италию.
    • Практически все сцены снимались без декораций в реальной деревне Стромболи, причём большинство задействованных в картине людей — местные жители, в том числе исполнитель роли мужа Марио Витале до сего момента был обычным рыбаком.
    • Оказавшись на острове и познакомившись с бытом местных жителей, Роберто Росселлини решил добавить в сценарий дополнительные документальные сцены, к ним относятся эвакуация жителей во время извержения вулкана и коллективная ловля рыбы с длинными сетями, так называемая «тоннара».
    • Изолированный остров Стромболи после выхода фильма посетило множество туристов из Италии и других европейских стран. По сей день здесь можно найти памятные информационные таблички с фотографиями съёмочного процесса, а главный местный бар, расположенный на центральной площади поселения, носит название «Ингрид».
    • еще 1 факт
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка


    Что такое «неореализм»? Это было в Италии и это было очень серьезно, и, прежде всего, брутально. Послевоенные итальянцы, озлобленные на политиканство, на всякие там теории, философии, именно озлобленные, искали успокоения души в чувстве сопричастности простой жизни простых итальянцев. Роберто Росселлини был одним из вождей направления известного в Советском Союзе и имевшего подражателей — так называемых писателей-«деревенщиков». Впрочем, кто их уже помнит (Распутина, Астафьева) в наш гламурный век.

    Так вот о гламуре. «Если вам нужна шведская актриса, прекрасно говорящая по-английски, не забывшая свой немецкий, кое-что понимающая по-французски, а по-итальянски знающая только «Ti amo», то я готова приехать, чтобы сделать с вами фильм» — написала небезызвестная на тот момент шведка Ингрид Бергман, актриса, прославленному итальянскому режиссеру.

    «Этакая интеллектуалка, полиглотка и ко мне» — подумал Росселлини — «ОК.»

    Фильм «Стромболи, земля Божья», мне кажется, точно отражает историю взаимоотношений Маэстро с этой взбаломошной и Бог весть откуда свалившейся на его голову дамочкой.

    Ведь отведенная Ингрид роль — роль жены рыбака, живущего на скалистом острове юга Италии — стопроцентного итальянца, какими были средиземноморцы тысячелетия назад — потом зарабатывающего себе кусок хлеба. И Карен бежит от него у ужасе оскорбления всех «тонких» струн своей души.

    Любите Росселлини? Пожалуйста, полюбите Рыбака Италии, Фермера Италии, Мясника Италии — полюбите народ, станьте его частью. Примерно так серьезно, брутально, по-мужски ответил Росселлини на гламурные чувства Ингрид к нему.

    Замечательная история о приоритете патриотических чувств со стороны Роберто в отношении к гламурной Ингрид (хотя эту шведку-то еще не назовешь гламурной, есть подурнее).

    История взаимоотношений Росселлини-Бергман закончилась разрывом — Ингрид упорхнула из «божественной» Италии в Голливуд, оставив брутального Роберто … в покое. В «покое» патриотизма, религиозности (а может и атеизма), любви к простым людям труда и простым радостям жизни.

    Блестящая на мой взгляд история о Мужчине и Женщине, причем двух великих людях мира богемы.

    Чего не боялись Великие Итальянцы (Росселлини, Феллини, Висконти, де Сика) так это прослыть «мужицкими» художниками. Не стесняясь своей брутальности они при этом не впадали в криминал как современники-американцы с «нуаром» или петушиными вестернами — криминальными и псевдо-мужественными.

    Великий фильм о любви изысканной женщины к мужиковатому и божественному Роберто Росселлини.

    Великие итальянцы 50-х годов, богема и мужичье в одном лице, они искали срединный путь мудрости, а на самом деле являлись ее драгоценным воплощением, оказав огромное влияние на Советскую культуру…

    Порой этнографическое, превосходное зрелище, разворачивающееся на фоне классически звучащей, фольклорной, религиозной музыки.

    16 июля 2012 | 18:15

    Моё первое знакомство с Росселлини, началось с фильма «Стромболи-земля Божья». Фильм настолько хорош, что если сравнивать его с фильмами Италии того времени будь то, «Горький рис» или «Мечты на дорогах», то последние явно проигрывают. Рука Роберто показала Ингрид, что и как нужно делать, и эта сумасшедшая, в хорошем смысле шведка, проявила все грани своего таланта.

    Рыбацкий остров «Стромболи», куда сдьба закинула Карен, героиню Ингрид Бергман, встретил её неприветливо. Нам остаётся только гадать, что было бы, если бы Карен разрешили эмигрировать в Аргентину. Но поскольку этого не произошло, на горизонте объявился один местный итальянский паренёк и без всяких прелюдий предложил героине Бергман руку и сердце. У той не было особого выбора и она приняла его предложение, о чём впоследствии, забегая вперёд, пожалеет.

    Возвращаясь к острову Стромболи, зритель видит допотопное жилище, где нет возможности развернуться цивилизованному человеку, к числу которых, собственно говоря, героиня Бергман себя причисляет. Женщины на острове ходят в чёрном, очень набожны и естественно белокурая красавица со своими манерами и вызывающим видом, для них, как кость в горле. А тут ещё и новоиспечённый муж приносит хорька, открывает клетку и тот, недолго думая, набрасывается на кролика. Такие вот островитяне стромбольцы.

    Эпизодическая роль священника на острове, как бы подчёркивает разницу того и этого мира. Мира бедняков и мира роскоши. Надо будет посмотреть кто играет этого падре, хотя наверняка неизвестный актёр. Но у Росселлини он здорово получился.

    Если сопоставлять начало фильма и финальные сцены, то хочется просто снять шляпу перед Маэстро Роберто Росселлини, поскольку первая пришедшая в голову мысль-классика. Классика. в которой Ингрид Бергман, меня в который раз, удивляет, покоряет и обезоруживает.

    Возможно через недельку другую, снова пересмотрю эту картину. Она того стоит, поверьте.

    10 из 10

    2 ноября 2013 | 18:53

    В центре сюжета — непростая судьба женщины. Ингрид Бергман играет литовскую беженку по имени Карен. Она находится в итальянском лагере для бездомных и не может вернуться в свою страну, потому что очень сильно увлеклась немецким солдатом. В визе в Америку ей отказали, для итальянцев она — чужая.

    - Место жительства?
    - Его нет.

    Один итальянский военнопленный — сицилийский рыбак, помогает ей. Они женятся. Но лишь потом Карен понимает, что им придется жить на вулкане. Стромболи — это вулканический остров недалеко от Силиции. И тут героины Бергман понимает, что попала в своеобразную тюрьму. Сам Росселлини так описал Карен: «Это женщина, которая прошла через многие лишения. Ее душа огрубела, а сердце очерствело». Она хочет уехать со Стромболи и от мужа далеко-далеко. Но у нее не получается. Более того, злые языки обвиняют Карен в неприличном и непростительном поведении.

    Одна из ключевых сцен фильма — ловля тунца. Она красива и страшна одновременно. Росселлини снимал реальных сицилийских рыбаков, которые показали свой традиционный промысел с непременной молитвой, долгим ожиданием и песней во время тяжелой работы.

    Когда начинается очередное извержение вулкана, Карен понимает, что ее час спасения настал: сейчас или никогда. Но для этого надо перебраться на другую сторону горы, практически под огненным дождем.

    Это фильм о жизненном пути, по которому идет каждый человек: через страдания, лишения, сомнения и муки.

    8 из 10

    5 июля 2015 | 22:01

    В середине этой картины будет очень страшная сцена, которая в современном кинематографе уже совсем невозможна. Главный герой выпустит из клетки хорька, который тотчас же набросится на кролика. Хищник будет уничтожать беззащитное животное на глазах зрителя. Эта сцена может показаться совсем необязательной, но она заключает в себе логический код фильма.

    На глазах у зрителя в течение неполных полутора часов будет разворачиваться вполне случайный и очень предсказуемый брак холодной красавицы из Балтийского моря и жителя простой островной деревеньки Стромболи, находящейся неподалеку от Сицилии. Она расчетлива, но не слишком тактически прозорлива, да и с весьма темным прошлым. Он же вполне линеен — молод, незатейлив, темпераментен и не слишком умен.

    Практически сразу мы приходим к ситуации, когда наша блондинка стремясь спастись из лагеря для перемещенных лиц, окажется замужем в Стромболи. С ужасом смотря на действующий вулкан, она начинает понимать, что ее новое положение не так просто. Тут то читателю самое время вспомнить о поединке кролика и хорька. Но не стоит думать, что в роли безмолвной жертвы окажется главная героиня. Все совсем не так. Нам конечно прямо не скажут, кто плохой, а кто хороший. Это ведь не американское морализаторское кино. Но если немногого подумать…

    Вообще, Роберто Росселлини не стесняется показывать такой сугубо маскулинный взгляд на природу женщины. Героиню Бергман он изобразил так, будто она вышла из книги Ломброзо «Женщина — преступница и проститутка». Она вполне вписывается в классификацию «врожденной проститутки» Ломброзо. Посудите сами — без крепких чувств к семье (родителям, новой семье), жадная и алчная, неспособность к материнской любви, привязанность к животным, лживость, тщеславие, бездельничанье. Только вот в одном позиции Ломброзо и синьора Роберто расходятся — Ломброзо считал «врожденных проституток» религиозными, а героиня Ингрид не слишком религиозна. Но это ведь все детали. Да и само творчество Ломброзо неимоверно условно. Но поверьте, героиня Ингрид в фильме сделает много всего такого неоднозначного, что будет о чем поразмышлять.

    В стилистическом же аспекте, я думаю что Росселлини вдохновлялся фильмами Висконти «Одержимость» и «Земля дрожит». Складывается впечатление, что «Земля дрожит» его здорово зацепила и он решил показать собственное видение темы. Прежде всего он придал фильму смотрибельный хронометраж и интересный сюжет, ловко расставил психологические акценты и предельно насытил фильм знаковыми событиями. Практически каждый элемент фильма получился интересным и ярким. Меня очень порадовала сцена ловли рыбы — такое искреннее и точное сближение человека со стихией. Сцена соблазнения в пещере, равно как и ловля осьминога — предвосхищает Расса Мейера, яркими мазками фиксируя боль преданного в браке человека. Признание священнику получилось неимоверно искренним, а диалог мужа о его заработках (которые могли бы быть большими, если не поведение жены)… Все получилось просто превосходным. Превосходным настолько, что игра Ингрид Бергман особо не выделяется, она стала неотъемлемой частью этого действа. По мне — высший пилотаж для актера.

    Пожалуй, лишь финал я эмоционально в полной мере не могу принять. Мне кажется он излишне резким. Но Росселлини стремился как можно больше обострить противоречия, показав ошибочность выбранной стратегии одним из героев. И добился этим особой выразительности. Так и хочется напомнить под конец стихотворение Эжен Гильвик:

    Это было
    Не птичье крыло.
    Это лист
    На ветру трепетал.
    Только
    Не было ветра в тот день.


    9 из 10

    25 октября 2013 | 04:56

    Заголовок: Текст: