• Афиша
  • Журнал
  • Фильмы
  • Рейтинги
Войти на сайтРегистрациязачем?

Строгий юноша

год
страна
слоган-
режиссерАбрам Роом
сценарийЮрий Олеша
директор фильма-
операторЮрий Екельчик
композиторГавриил Попов
художникВладимир Каплуновский, Мориц Уманский
жанр драма
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
время100 мин. / 01:40
В основу образов молодых людей были положены черты идеальные. Волшебный комсомолец и строгий юноша Гриша, создающий III комплекс ГТО, комплекс моральных качеств. Его запретная любимая женщина Мария Степанова, «славянская Венера», сыгранная Ольгой Жизневой как воплощение вечной поэтической женственности, естественной как дыхание.

Другая грань женственности — живая, игривая, непосредственная, симпатичная Девушка, роль которой исполнила начинающая актриса Валентина Половикова, в недалеком будущем кинозвезда Валентина Серова. А рядом с ними, словно персонажи совсем другой истории, — циничный, пошлый приживал Цитронов и респектабельный профессор Степанов, научное светило.
Рейтинг фильма

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • В 1936 году фильм был запрещен. Начиная с середины 60-х годов появился на экранах, сначала маленьких просмотровых залов ВГИКа, а затем вышел на экраны творческих домов. В 1974 году по праву занял место в ретроспективе фильмов Роома, посвященной его 80-летию.
    • Первоначально роль комсомольца Гриши играл Дмитрий Консовский. Но во время съёмок актёра арестовали по обвинению в антисоветской агитации и фильм пришлось переснимать заново с Дмитрием Дорлиаком.

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 9.5/10
    В отличие от скандинавской традиции, согласно которой короткое лето — это счастливая и умиротворяющая пора в жизни отдельного человека и в миропонимании многих обитателей северных ландшафтов, для нас, тоже живущих не в таких уж южных широтах, знойная пора иногда может восприниматься отнюдь не в радужных тонах. Вот и в советском кино можно найти поразительные прозрения, как за летней пасторалью и внешней благостностью размеренного, даже размягчённого под солнцем ничегонеделанья скрываются опустошительная драма, общественный слом, катаклизм эпохи. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка


    Очень странное осталось впечатление от фильма «Строгий юноша» Абрама Роома. Формально это соцреализм (иначе в 1935 году было не снять). Всем нам знаком задор картин той эпохи ("Волга-Волга» или «Свинарка и пастух», например), но здесь настроение отличается разительно.

    Начинается фильм неспешно, долгие планы сменяют друг друга. Мы видим полуобнажённых дискоболов, колесницы, красивых молодых людей в белом на фоне античных статуй… Сложно отделаться от навязчивый ассоциации с «Олимпией» Лени Рифеншталь, снятой в то же самое время в нацистской Германии, и ощущения, что все тоталитарные государства используют одинаковые способы пропаганды.

    Но вдруг режиссёр слегка ускоряется, чётко вырисовывается любовный треугольник, всё стороны которого прекрасно осведомлены о происходящем и ведут то между собой, то со своим окружением наигранные и неестественные беседы о советской морали и комсомольских принципах. И последний фрагмент этого лоскутного одеяла — неожиданные визуальные ассоциации со значительно более поздней французской «новой волной». Режиссёр предвидел? Не думаю.

    6 декабря 2017 | 12:27

    Здесь нельзя просто написать как о других старых фильмах: «старомодный», «наивный», «технически не совсем сохранившийся». Это же издевательство в чистом виде. Диалоги — … ! Сценарий — как если бы обитатель психушки пил, не просыхая. (Можно подозревать, что выведение Ю. Олеши в «классики» — это чья-то злая насмешка. Еще бы вспомнили Н. Вирту — тоже «гений»).

    То, что сняли советские укр-цы в 35 году было завернута цензурой (надо признать, правильно). Это на порядок хуже каких-нибудь «веселых ребят», «пастухов и свинарок» и пр. Полная невразумительность как альтернатива жизни могла бы вызвать вопросы даже у воспитываемого в советском духе биоробота. Эстетика вполне фашистская — весь этот летний белый цвет, культ обнаженного тела, «дискоболы» и пр. дух эпохи отражает. (Без фиги в кармане тоже не обошлось: комсомольцы с прекрасными телами и глупыми речами обсуждают третий моральный комплекс ГТО на фоне барельефа с четырьмя вождями, а в камеру лезет неприкрытый срам арийской статуи). При том, что эти «новые люди» демонстрируют свои великие достижения по контрасту с совсем недавним голодомором в России и на Украине; это особенно подчеркивается пирами на роскошной даче. Высот хотели добиться за счет уничтожения лишнего человеческого материала — скоро и сами пошли под нож. Однако выразить и запечатлеть на пленке свои устремления «раса господ» успела, и свидетельство сохранилось к радости искусствоведов.

    Мы же будем знать, что большому террору предшествует не только аннигиляция «старой морали», но и уничтожение эстетических и интеллектуальных критериев, которое осуществляли в своих «шедеврах» разнообразные «роммы».

    2 из 10

    23 апреля 2015 | 23:51

    Вот спросите меня, чего меня понесло смотреть фильм 1936-го года, да еще и не какой-нибудь «Светлый путь» или «Свинарку и пастуха». Это я вам наверняка не отвечу. В «целях повышения образованности» (с), должно быть. Честно говоря, в истории — юный комсомолец влюбился в замужнюю женщину значительно старше его и ничего не произошло — я не очень разобралась. Там всю дорогу какие-то мутные разговоры ни о чем, а из оживляжа — только очень молодая и еще не очень звездная Валентина Серова. Если вы прямо любите старое кино — то стоит взглянуть, только чтобы записать в девчачью/пацанячью книжку.

    5 из 10

    28 августа 2013 | 22:13

    Фильм «Строгий юноша» режиссера Абрама Роома по пьесе Юрия Олеши создан в 1935 году и является интересным экспериментальным (а в чем-то уникальным) явлением в советском кинематографе 1930-х годов. В данном фильме показано почти идеальное, утопическое состояние страны победившего социализма. В этом мире, по-видимому, решены все экономические, материальные проблемы и люди могут спокойно заниматься решением нравственных, духовных вопросов.

    Главный герой фильма — молодой комсомолец Гриша Фокин (роль исполняет Д. Дорлиак). Это идеал нового советского человека, прекрасно развитого и духовно, и физически. Он показывает отличные результаты в спортивных соревнованиях и, кроме этого, создает III комплекс ГТО, комплекс уже не физических, а высоких моральных качеств. Его чувства и привязанности открыты и чисты, особенно его любовь к красивой женщине Марии Степановой (О. Жизнева), которая выглядит просто-таки как воплощение идеальной женственности. Но здесь есть один нюанс — у Маши есть муж, причём муж непростой.

    Юлиан Степанов — известный врач, ученый, создавший некий прибор, который может оживлять практически мертвых людей (это фантастическое допущение напрямую указывает на принадлежность кинокартины к жанру коммунистической утопии). За это изобретение доктор получил от советского правительства новый автомобиль, а также дачу. Впрочем, дачу — это мягко сказано. Это самый настоящий дворец с античными колоннами, мраморными лестницами и гранитными львами при входе. В реальном Советском Союзе в таком дворце устроили бы санаторий и в нём отдыхали бы тысячи людей. Однако, в кинокартине в этом «доме» живут всего три человека.

    Врач Степанов — человек средних лет, почти пожилой, да и мышление у него ещё старого направления, не смотря на успешную жизнь при социализме. Поэтому, кроме самого врача и его любимой жены Маши, в доме проживает ещё и третий человек — Федор Цитронов (М. Штраух). Он выполняет мелкие поручения доктора Степанова, а в свободное время пьет коньяк (также выделенный доктору советским правительством) и курит сигары, да ещё постоянно подглядывает за женой доктора. Он выглядит практически единственным человеком в фильме, которого при подходе к коммунизму уже не должно быть. Грязь от сигарного пепла, которую Цитронов раскидывает по дому, прекрасно сочетается с грязью его души. Если у Гриши Фокина любовь к Маше чиста и целомудренна, то Цитронов как животное просто вожделеет жену своего покровителя.

    Этому миру людей со старым мышлением, с их привязанностью к материальным благам противопоставлены в фильме новые люди, «идеальные комсомольцы», друзья Гриши Фокина. Особенно хорошо и символично это противостояние показано в сцене сна Гриши, во время своеобразного бала, устроенного во дворце доктора Степанова. А молодые комсомольцы просто прекрасны. Они управляют колесницами, словно античные боги, разминаются в гимнастическом зале, словно древнегреческие олимпионики. Очень хорош дискобол Коля, кроме явной физической мощи, демонстрирующий ещё и честность, открытость в своих высказываниях, хотя иногда и выглядит достаточно простовато.

    Интересна молодая комсомолка Лиза, особенно её теория о необходимости исполнения собственных желаний. Её роль исполнила молодая Валентина Серова, так значится в титрах фильма. Но, видимо, титры были добавлены значительно позже, так как эту фамилию актриса Валентина Половикова получила только в 1938 году, когда вышла замуж за «сталинского сокола» Серова.

    Как известно, фильм был запрещен к показу на экранах страны и только сейчас стал доступен для широкого просмотра. Понятно, что в середине 1930-х годов уже не шла речь о построении такого «утопического» социализма, который показан в данной кинокартине. Страна готовилась к возможной войне, наращивала свой военный и экономический потенциал, люди работали по 6-7 дней в неделю, а «волшебные комсомольцы» постепенно превратились в волшебную сказку. Однако осталась эта интересная и в чём-то уникальная кинокартина, на мой взгляд, одна из лучших в творчестве режиссера Абрама Роома.

    9 из 10

    2 июля 2012 | 23:33

    Классика, которая была признана таковой только в конце 80-х. Фильм необычный в каждой своей сцене и с непонятной нормальному современному человеку драматургией: юноша-значкист ГТО влюбляется в жену знаменитого хирурга, но боится её отбить, потому что считает себя в новом обществе пустым местом, а его — гением, заслуженным «зодчим» коммунизма! Вот как…

    И вот он мается, придумывает третью степень ГТО, которой восхищается этот самый хирург и признается своему, казалось бы, врагу — мол, ты парень не промах, таких как ты мало. Бери мою жену, пользуй! В-о-от!

    Ещё в этом фильме много запоминающихся, смешных, но серьёзно произносимых фраз. Вообще, это кино абсурда: какие-то Боги в халатах с личиной юных спортсменов, какая-то мистическая мама, которая разговаривает с героем всегда из-за ширмы, из-за угла! Много чего, короче, ради чего это кино непременно нужно смотреть!

    Так что если вы надумали отбить жёнушку у знаменитого хирурга, то смотрите этот фильм и стыдитесь. Вам ещё есть к чему стремиться!

    17 февраля 2009 | 13:06

    Этот фильм Абрама Роома, поставленный со впечатляющей, временами — вызывающей, раскованностью, мимо которого невозможно пройти всякому, кто хочет составить представление о советской кинематографии, положенный на полку весной 1936 года и вернувшийся из небытия спустя тридцать лет, всегда вызывал у меня некое беспокойство.

    Причиной этого беспокойства были довольно многочисленные сюжетные странности, не слишком влияющие на конечный имперссиональный итог, но пробуждающие мимолётное неудовольствие, какое бывает, когда видишь рассыпанные по скатерти крошки.

    Какие это были странности? Например, такие. Есть семья: муж — известный хирург Степанов (за шестьдесят), его жена Маша (около сорока). Кроме супругов в доме квартирует некто Цитронов, приживал Степанова. Поскольку Степановы не молоды, логично предположить, что они в браке давно, лет примерно двадцать.

    Итак, на первый взгляд, у нас крепкая семья, которая миновала все положенные кризисы, прошла через все неизбежные скандалы, пережила все возможные интрижки и, сохранившись, готова уверенно смотреть в будущее.

    Однако, вместо спокойствия и взаимного доверия, разыгрывается драма: Степанов отчаянно ревнует Машу к приглашённому в их дом комсомольцу Грише Фокину. Степанов боится этого телесно и душевно здорового парня, боится, что жена его бросит, срывается на Цитронова, когда тот намекает, что Маша остаётся со Степановым только по финансовым соображениям.

    Это происходит в самом начале фильма, когда ещё нет никаких поводов подозревать взрослую состоявшуюся женщину в чём-то предосудительном. Да, Гриша превосходно сложен и по-настоящему привлекателен, но полагать, что твоя жена, с которой ты съел не один пуд соли, скакнёт в постель к первому встречному атлету, это всё же некоторый перебор.

    Дальше — больше. Гриша влюблён в Машу. О его чувствах к ней прекрасно осведомлены окружающие, причём осведомлены настолько, что, не обинуясь, рассказывают об этом Маше — в присутствии мужа. Однако никого — ни самого Гришу, ни его приятелей, ни мать-старушку — не волнует столь большая разница в возрасте между молодым человеком и предметом его увлечения.

    Этой темы — словно не существует: для советского студента нормальным оказывается не только полюбить чужую жену, что уже само по себе должно вызвать пересуды, но и то обстоятельство, что его избранница сама годится ему в матери, тоже кажется всем вокруг более чем обыденным.

    Но, оказывается, Машей покорён не только Гриша. Презренный Цитронов тоже неравнодушен к супруге своего принципала: понимая, что Маша никогда не ответит на его порыв, Цитронов вынужден утолять свою страсть по-своему, в частности, подглядывать за тем, как она переодевается, подглядывать, рискуя быть разоблачённым…

    Есть и ещё зазубрины, однако можно обойтись и без их перечисления, поскольку смысл претензий, полагаю, ясен. Не ясны, впрочем, причины их появления, точнее, они не были ясны до того, как я не прочитал положенный в основу картины оригинальный сценарий Юрия Олеши, который всё ставит на свои места.

    Дело в том, что наш замечательный режиссёр Абрам Роом страдал столь свойственным его профессии пороком — непотизмом, и потому в своей, новой на тот момент, постановке он пригласил на главную роль не ту актрису, которая должна была адекватно воплотить задуманный сценаристом образ Маши, а свою жену — Ольгу Жизневу.

    Олеша видел свою героиню юной женщиной, соответственно, её мужу, как прямо указано в тексте, было сорок восемь. Четвертьвековая разница в возрасте и, как следствие, сопутствующие этому неврозы и заботы. Жизневой во время съёмок было тридцать шесть, ещё несколько лет накидывала крупная комплекция. Именно поэтому, для сохранения пропорции, её партнёром пришлось делать Юрия Юрьева, который вообще родился в 1872 году.

    Тщательно продуманный сценарий — это чрезвычайно жёсткая конструкция, где все элементы настолько плотно подогнаны друг к другу, что не возможно задним числом произвольно переменить один, чтобы это не сказалось, и довольно категорично, на всём строении, и хорошо если сыпется только штукатурка.

    Там, где у Олеши вполне логичная и мотивированная схема (короткий брак Маши и Степанова не прочен; молодая девушка, перед которой вся жизнь, не держится за супружество и это не может не ощущать Степанов; окружение Гриши полностью на его стороне: юные к юным, пожилые к пожилым, Маша слишком хороша для Степанова; подглядывать за девицей это не то же самое, что подглядывать за тёткой), Роом, одним неудачным решением, расшатывает весь сюжет, превращая крепкую многоплановую мелодраму в некий авангардистский балет.

    Наверное, Абрам Матвеевич был по-своему прав: он видел эту историю именно так, а не иначе. Однако столь откровенное игнорирование авторской воли, игнорирование, которое не добавляет картине достоинств, но, напротив, подвешивает весь проект, как тот самый гвоздь, которого вовремя не оказалось в кузнице, представляется сейчас не слишком обоснованным.

    11 марта 2013 | 19:04

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>