Седьмое небо

Seventh Heaven
год
страна
слоган«Simone Simon James Stewart portraying a love that will live forever»
режиссерГенри Кинг
сценарийМелвилл Бэйкер, Остин Стронг
продюсерДэррил Ф. Занук, Рэймонд Гриффит
операторМерритт Б. Герштад
композиторДэвид Баттолф, Кирилл Дж. Мокридж
художникУильям С. Дарлинг, Гвен Вейкинг
монтажБарбара МакЛин
жанр драма, мелодрама, ... слова
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
время102 мин. / 01:42
Действие разворачивается на улицах Парижа в 1914 году до наступления Первой Мировой войны. Канализационный работник Чико твердо убежден, что он стал атеистом потому, что его молитвы остались без ответа, когда он просил Бога исполнить два его сокровенных желания. Но герой оптимист по жизни и глубоко порядочный и сострадательный человек, хотя свое доброе сердце он скрывает за внешней грубостью. Он помогает Диане, когда ту избивает жестокосердная сестра — содержательница притона, за то, что девушка отказалась быть приветливой с клиентом.

Чтобы уберечь ее от ареста, он говорит полицейскому, что это его жена и теперь вынужден отвести ее в свою квартиру, поскольку полицейский обещал их навестить, чтобы проверить, а так ли это. А жил Чико на чердаке дома, куда надо подниматься по лестнице на седьмой этаж. Дерзкий и веселый Чико, говорит, что это небо и отсюда открывается вид на окрестности города и пытается распространять свою оптимистичную философию жизни и на Диану. Через какое-то время молодые люди охвачены взаимным чувством влечения и Чико даже хочет жениться на Диане, но все планы нарушает война — ему прислали повестку.
Рейтинг фильма

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка


    Пьеса «Седьмое небо» была поставлена на Бродвее в 1922 году. Она явилась своеобразным итогом Второй Мировой войне, и представляла собой уникальный феномен — противопоставление теме потерянного поколения, популярной в литературе и драматургии тех лет. Теме, являющей собой целый пласт культурного самосознания людей двадцатых годов, с лихвой раскрытой в произведениях Хэмингуэя, Ремарка, Фицджеральда.

    В 1927 году пьеса была экранизирована, и фильм получил три Оскара, что, на мой взгляд, незаслуженно — в смысле, я думаю что тот фильм заслужил премии во всех 5 номинациях, на которые претендовал, настолько он замечательный во всех отношениях.

    Зачем понадобилось снимать звуковой римейк 1937 года, не знаю. Пьеса эта уже была не актуальна, тема потерянного поколения к тому времения себя практически исчерпала, кино в своем развитии ушло далеко вперед, и мне не приходит на ум других поводов для появления звуковой версии кроме как желание кинопродюсеров просто заработать круглую сумму на том, что когда-то снискало любовь и популярность у американской публики.

    В версии 1937 года есть великолепный Джимми Стюарт и прелестная Симона Симон и есть звук, и… Это, пожалуй, единственная причина, по которой стоит предпочесть эту версию. То есть, их три — Джеймс, Симона и звук (если вы по каким-то причинам не любите пантомиму с интертитрами). Если вы не относите себя к числу поклонников исполнителей главных ролей звуковой версии, то можете просто для разнообразия поглядеть обе версии и увидеть, как по-разному интерпретируют образ Шико Стюарт (более смекалистый, смелый и отчаянный) и Фарелл (возвышенный простачок), и как похоже и, вместе с тем, по -своему, получилось представить Диану у Гейнор (затравленная, обреченная) и Симон (наивная, оптимистичная, не склонная к рефлексии).

    В немом «Седьмом небе» осмысляются последствия недавней войны; разочарования искалеченного войной потерянного поколения противопоставляются возвышенным романтическим идеалам Шико и Дианы. Слова полковника, увивающегося за Дианой, о том, что всё бессмысленно, ничто уже не имеет значения, ни прежние идеалы, ни ценности, ни мечты, ни мысл жизни в фильме 1937 года остсутствуют, как и ответ Дианы на них (а ведь слова эти — ключевой момент в фильме), отчего «Седьмое небо» 1937 года автоматически превращается в средненькую голливудскую мелодраму в антураже парижских трущоб, в которой, кроме неунывающей любви, других тем нет. Нет ни разочарований, ни борьбы, ни поисков смысла жизни… При том, что возможностей у звукового кино больше, и съемочная группа 1937 года в своей работе должна была, казалось бы, достигнуть большего, чем их предшественники десятью годами ранее.

    У театра свои законы, у немого кино — свои, но их объединяет то, что и там, и там создателям определенно приходится прибегать к экспрессивным средствам выразительности, чтобы удерживать внимание зрителя на протяжении двух часов. Это и более выразительная мимика, и жестикуляция, и грим, и свет, и декорации. Звуковые фильмы в таких усиленных методах воздействия не нуждаются. Поэтому в «Седьмом небе» 1937 года некоторые заимствования из немой оригинальной версии выглядят неубедительно и даже смешно. Например, то, как Шико и Диана каждый день выходят на связь при помощи своих нательных медальонов: в версии 1927 года это выглядит возвышенно и трогательно, в версии 1937 — нелепо и вызывает скепсис. При этом некоторые сюжетные ответвления, необходимые для того, чтобы придать драме масштаб и реальность и наделить её характеристиками времени, в звуковую версию не вошли, что привело к уплощению сюжета, в чем этот звуковой фильм, опять же, проиграл оригиналу.

    В 1957 у нас вышел фильм «Летят журавли». Перечислять его достоинства нет смысла — не хватит времени и места, да и речь не о нём. Но что интересно, ключевые моменты в нем до боли напоминают «Седьмое небо». Те же двое молодых людей, разлученных войной. На годы войны героиня так же остается жить в доме своего жениха, потому что в обеих историях ей некуда больше идти. В обеих историях испытанию подвергается честь героини, в обеих историях есть человек, неприятный ей, но навязчиво добивающийся её, настаивающий, чтобы героиня забыла любимого, сражающегося за родину. В обеих историях героиня получает страшное известие о смерти возлюбленного и в обеих — не верит в то, что он погиб. И даже взбегание по бесчисленным лестничным пролетам, одному за другим, без остановки, есть в обоих фильмах. Однако история, сыгранная Баталовым и Самойловой, совершеннее во всех отношениях, — характеры героев, сюжет, созданная на экране действительность, операторская работа, музыка, монтаж, сам смысл фильма, — всё иное, глубже и масштабнее.

    Если бы я могла расценивать «Седьмое небо» 1937 года как самостоятельный и как единственный в своём роде фильм, я бы оценила его довольно высоко. Но был немой оригинал, который звуковой римейк не смог превзойти, хотя для этого были все преимущества. И был наш советский «Летят журавли», который похожую историю войны, мира и любви перепел на новый лад, используя все доступные средства художественной выразительности по-максимуму; который язык не поворачивается назвать иначе как кинопоэмой, гимном человеческому духу, свободе, любви и самой жизни, который один единственный останься на всём свете (и сгори и сгинь в небытие весь остальной мировой кинофонд) и то составит мнение о нашей цивилизации потомкам.

    «Седьмое небо» 1937 года проиграл и своему немому предшественнику, и своему советскому звуковому «преемнику», так что при всём желании поставить больше только

    5 из 10

    6 мая 2013 | 13:34

    Возвращаясь к фильмографии Джеймса Стюарта, я переходу к началу 1937 года. В это время в его творческой биографии произошло уже второе (в его кинокарьере) «одолжение» со студии MGM на другую киностудию (первое, как известно, имело место в случае с мелодрамой «Когда мы снова полюбим» (1936), снятой на Universal Pictures).

    Теперь же, актёра запросила кинокомпания 20th Century Fox для съёмок в главной мужской роли в мелодраме Генри Кинга «Седьмое небо» — «звуковом» ремейке одноимённого немого фильма 1927 года режиссёра Фрэнка Борзейги. Сюжет: Место действия — Париж, время — 1914 год (незадолго до начала Первой Мировой войны).

    Чистильщик городской канализации Чико (Джеймс Стюарт) мечтает о том, чтобы «подняться вверх по карьерной лестнице» и стать мойщиком мостовых. Однажды ввиду «своеобразной сделки с господом» (а парень, помимо прочего, ещё и атеист), он добивается своего. В этот же день Чико спасает девушку по имени Диана (Симона Симон) от избиений родной сестры Наны (Гэйл Сондергаард).

    Последняя является владелицей местного «публичного дома» и набросилась на девушку за то, что та была не слишком вежлива с «клиентом». Спасая Диану от ареста, Чико говорит полицейскому, что она — его жена и на некоторое время разрешает ей пожить у себя, поскольку жандарм пообещал, что ещё придёт, чтобы удостовериться в том, что Чико сказал правду.

    По началу, боявшаяся всего на свете, Диана вскоре начинает меняться под влиянием грубоватого, но, в общем-то, оптимистичного и жизнерадостного парня. Ну, и как это обычно бывает в мелодрамах, затем молодые люди влюбляются друг в друга, и когда Чико делает Диане предложение, она с радостью соглашается выйти за него замуж. Однако, начавшаяся война вмешивается в их планы…

    Итак, данное «Седьмое небо» является уже второй экранизацией одноимённой пьесы Остина Стронга, продержавшейся на Бродвее 704 представления и ставшей одним из самых «долгоиграющих» немузыкальных спектаклей в истории Бродвея 1920-х годов. Первая киноверсия появилась десятью годами ранее, и даже принесла премию «Оскар» сыгравшей в ней главную роль Джанет Гейнор.

    Для начала скажу, что у меня лично как-то «не сложились отношения» с экранизациями пьесы Стронга. Немой фильм Фрэнка Борзейги я, как не старалась, так и не смогла досмотреть до конца — чрезмерная сентиментальность и предсказуемость происходящего на экране сыграли свою роль, и кино мне надоело уже минут через 40.

    Поэтому, мне ничего не оставалось, кроме как нажать на кнопку «STOP» и забыть про немой фильм, как про страшный сон. Так что, памятуя об этой неудачной попытке, я побаивалась браться за просмотр постановки Генри Кинга — и как оказалось, не зря. Я не буду сравнивать немую версию со звуковой по вышеупомянутой причине, а просто выскажу своё мнение именно касательно варианта 1937 года.

    Что ж, сюжетная канва звукового «… неба» не отличается особой оригинальностью. Возможно, подобная история и казалась новой (а главное, актуальной) в 1922 году на Бродвее, но в 30-е годы Голливуд снял уже слишком большое количество мелодрам абсолютно различных типажей и калибров. И для того, чтобы создать что-то принципиально новое и интересное из такого материала, к концу 30-х надо было уже, по меньшей мере, «прыгать выше головы», не иначе.

    Но, судя по всему, ни у сценариста Мелвилла Бэйкера, ни у режиссёра Генри Кинга такой задачи не стояло с самого начала. Сценарий Бэйкера, помимо банальности и старомодности, «страдает» ещё и такими недостатками, как излишняя слезливость и сентиментальность, что может прийтись по вкусу разве что слишком «впечатлительным натурам».

    Впрочем, и «религиозная часть» истории здесь подана в столь нравоучительном ключе, что от этого поневоле начинает сводить зубы. Режиссура Генри Кинга также, к сожалению, разочаровывает — мало того, что фильм кажется слишком затянутым, так постановщик, к тому же, ещё и никак не оживляет и без того утомительный текст.

    Помимо прочего, Кинг нередко проваливает те моменты, которые, по идее, должны вызывать у зрителя сопереживание и слёзы. Вместо этого, под его водительством, они вызывают исключительно зевоту и мысли в голове типа: «Да когда же это всё, наконец, закончится?». Тем не менее, и некоторых достоинств кинолента Генри Кинга не лишена (правда, в основном, визуальных).

    Стоит отдать должное художникам, декораторам и костюмерам, которые смогли создать в студийных условиях довольно убедительный внешний облик парижских трущоб накануне начала Первой Мировой войны. Ещё можно выделить операторскую работу Мерритта Б. Герштада, особенно преуспевшего в создании интересных ракурсов для «лирических» крупных планов с участием героев Симоны Симон и Джеймса Стюарта.

    Актёрский состав «Седьмого неба», к сожалению, производит неоднозначное впечатление, причём чаще всего именно «неоднозначное со знаком «минус». Начну с того, что надо обладать достаточно странной фантазией, чтобы представить Джеймса Стюарта в роли француза (актёр заменил в этом качестве Тайрона Пауэра).

    Нет, он, в целом, вполне справляется с этой 12-й киноролью в своей карьере, но Стюарта часто подводит сценарий (достаточно вспомнить не очень убедительную сюжетную трансформацию его персонажа из атеиста в верующего), да и манера поведения Чико у него выглядит слишком уж… «американской». Причём, настолько, что вместо Стюарта в фильме вполне явственно представляется… Шарль Буайе.

    Впрочем, ещё хуже обстоят дела с Симоной Симон, которая здесь, мягко говоря, никакая. Её игра и манера речи в роли Дианы отдают откровенно «школьной самодеятельностью» — соответствующая наигранность прилагается, и даже «миленькое невинное личико» не спасает положения. Также, актриса периодически углубляется в кадре в подчёркнутую «детскость» в исполнении.

    Но искренности Симон в этих попытках не хватает, из-за чего она кажется малоподвижным и невыразительным гибридом Сони Хени и Ширли Темпл. Так что, общая оценка её игры здесь напрашивается уже как бы сама собой и, к сожалению, едва ли будет положительной. К исполнителям ролей второго плана претензий нет, но, в данном случае, едва ли имеет смысл отдельно акцентировать внимание на ком-то из них.

    В заключение, остаётся констатировать, что Генри Кинг снял не более, чем ещё одну проходную сентиментальную мелодраму, которая сегодня может быть интересна лишь в качестве одного из ранних актёрских кино-опытов Джеймса Стюарта в главной роли. К просмотру «… небо» можно порекомендовать, конечно же, или фанатам Стюарта или почитателям немой версии 1927 года чисто для сравнения. Но, не более того!

    5 из 10

    8 июня 2017 | 20:35

    Заголовок: Текст: