Самаритянка

Samaria
год
страна
слоган«Кто из вас без греха, первый брось в нее камень»
режиссерКим Ки Дук
сценарийКим Ки Дук
продюсерЧжон-мин Бай, Чжон-мин Баек, Ким Дон-джу, ...
операторСон Сан-джэ
композиторПак Чи-ун, Парк Джи
художникЛим Сын-хи, Ким Ки Дук
монтажКим Ки Дук
жанр драма, ... слова
бюджет
$1 000 000
сборы в России
$22 500 сборы
зрители
Италия  60.9 тыс.,    Испания  42.7 тыс.,    Франция  20.2 тыс., ...
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время95 мин. / 01:35
Номинации (1):
Ё-джин — девушка-подросток, которая живет с овдовевшим отцом. Её лучшая подруга Чэ-ён занимается проституцией, а Ё-джин находит для неё клиентов и откладывает заработанные деньги на совместную поездку в Европу. Вскоре главная героиня сама становится проституткой, а ее отношения с клиентами и отцом складываются весьма непросто.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
50%
4 + 4 = 8
5.5
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Трейлер 02:14

    файл добавилmyyshka

    Редакционные материалы
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    Философская притча о грехе и искуплении в этом фильме Ким Ки Дука уютно уживается с острой социально-психологической драмой на тему детской проституции и общего острого кризиса в обществе, тяжело зараженного моралью потребления и равнодушием.

    А еще это хороший нравственный урок на предмет ответственности за свои поступки, за которые придется страдать и отвечать близким тебе людям. Если Ё-Чжин и Чжэ-Ёнг решили, что они достаточно взрослые, чтобы заниматься тем, чем они занимаются, то должны были понять, что и спрос за это будет уже не детский.

    К этой работе Ким Ки Дука нельзя подходить буквально, иначе она может показаться уж слишком наивной. Например, поставленная подружками цель абсолютно несообразна с ценой, которую доводится платить ради ее достижения. Поэтому если просто принять за аксиому, что сюжет в этой ленте вторичен, а сосредоточиться на философской составляющей, кино окажется в этом плане очень сильным и проникновенным.

    Всего более интересным для меня стало трактовка режиссером греха и расплаты за него. Ё-Чжин чувствует вину за смерть подруги и решает очень своеобразно искупить ее грехи, сама совершив их. Таким образом, все как бы возвращается к исходной точке: не было мечты, не было клиентов, не было собранных на мечту денег. Однако подругу, как и свою поруганную честь, уже не вернешь. Во имя чего тогда же это, спрашивается, делалось? Думаю, Ё-Чжин таким унижением и самобичеванием решила по своей воле пройти через то, что прошла ее подруга, унизиться до ее положения, чтобы чувствовать себя с ней «на равных». Ё-Чжин больше не может жить с ощущением, что всё это время она оставалась в стороне такой себе чистенькой и незапачканной, да ещё и пеняющей подруге за ее некоторые поступки. Так Ё-Чжин приносит на алтарь памяти своей подруги, в общем-то, всю оставшуюся в ней чистоту детства и юности, ибо с тем, на что она себя обрекла, они проходят очень быстро. Но она чувствует, что должна это сделать, ибо через это прошла Чжэ-Ёнг, а чувство ответственности за это просто не позволяет Ё-Чжин остаться в стороне. Общий грех — общей должна быть и расплата.

    Чжэ-Ёнг, которую очень трогательно играет обаятельная Ё Хань, удивляет своей мощной заряженностью на позитив. В ней столько восторга, трепета и любви к миру, что она не может оставлять это в себе, ей надо этим делиться, дарить людям, и даже свое малопочтенное внеурочное занятие она воспринимает так, словно просто дарит окружающим часть переполняющей ее любви. На лице Чжэ-Ёнг почти всегда улыбка, и недаром Ё-Чжин, которая остро чувствует этот контраст, это противоречие, раз за разом ей говорит: «Прекрати улыбаться!». В образе этой девушки Ким Ки Дук мастерски показал нам глубину того светлого Божественного начала, которое заложено Творцом в человеке, и только сам человек виноват в том, что замарывается грязью греха, страстей, и гасит это благодатный светильник в своей душе.

    Еще одной проблемой человечества, которую беспощадно обнажил режиссер в «Самаритянке», стали равнодушие и мораль потребления, — болезни, от которых сейчас страдают многие. Общество равнодушно смотрит на то, как совсем еще юное создание продает себя за деньги, мало того, даже пользуется этим в лице ряда своих представителей, которые не задумываются о том, что завтра на панели таким же образом могут оказаться их дети. О моральной стороне таких отношений вообще говорить не приходится, настолько поражает в данном случае людские низость и цинизм. И проистекает это от вышеупомянутой морали потребления: бери от жизни все и всех, ни в чем себе не отказывай, а совесть упрячь куда-нибудь на дно. Безутешный отец Ё-Чжин (его отлично играет Ёл Ли), безусловно, прав, когда говорит одному из таких типов: «Из-за таких, как ты, у нас в стране бардак». Можно понять его и когда он пытается противостоять этому своими средствами, ибо его боль и переживания за дочь очень сильны.

    Прекрасная работа Ким Ки Дука, как всегда, давшая богатую пищу для размышлений и не оставившая равнодушным.

    Безусловно,

    10 из 10

    16 февраля 2013 | 21:21

    Восхитительный по внутренней выразительности, при достаточной открытости зрителя, этот фильм Ким Ки Дука продолжает линию фильмов не настолько измененных восточным сознанием, чтобы быть не понятыми, но настолько тонко закодированными в символы и эмоциональные поступки, чтобы приобрести шарм, свойственный этому режиссеру и восточной эстетике.

    Фильм рассказывающий про двух девочке, копящих деньги на поездку в Европу, путем занятий проституцией, вплоть до трагической развязки для одной из них, в дальнейшем становится аккуратно нелогичным, расходящимся с жизненными решениями ровно настолько, чтобы не столько показывать сидящему перед экраном некую жизненную дилемму, сколько просить, спрашивать и отвечать. Режиссер повествует нам свои мысли, а не рассказывает историю, именно этим объясняются узловые нестыковки в поступках героев.

    Е Джин до кончины улыбалась, улыбалась и после кончины, и именно поэтому — потому что она была счастлива в чем-то, чем занималась — вторая героиня в руках автора берется за раздачу средств клиентам обратно: счастье требует ответа и возврата, как бы не выглядело на языке этого фильма отвратительно. Одновременно с этим, социальная проблема подростковой проституции и отсутствие законодательной базы для наказания за нее вынуждает отца, не поговорить с дочерью, не попытаться наставить на путь истинный, а выслеживать клиентов и мешать или беседовать с ними в том или ином ключе. Совершенно потрясающая и удивительно прямолинейна сцена в доме у одного из них, отца семейства, мужа, хранителя очага. неожиданно прямо режиссер просит всех тех, кто пользуется девочками, своих сограждан, вообще людей: подумайте что вы делаете, кто вы? Спроецируйте на себя и свою семью. Если даже вам представляется возможность согрешить, подумайте, откажитесь от соблазна — ведь вы люди. Ведь вы не те, кем становится сам отец в приступе безумия, не звери, не животные, не собаки… Посмотрите на себя, и на того, кем вы будете в глазах отца, когда он убивает одного из клиентов.

    Слова. Слова — что слова религии, что истории которые слушает дочь каждый день по пути в школу? Прах. Религия ничто без жертвы, без самопожертвования. Отец больше не рассказывает историй своей дочери, потому что она становится во грехе подобием тех, о ком он слышал только легенды — она жертвует собой, и это уже не слова, это уже нечто большее. Ему больше нет смысла быть рядом, лелеять и опекать, говорить и воспитывать. Они вынимают камни из-под колес своей жизни, своей машины вместе. Они поодиночке, но вместе перенесли свой груз и выложили его там, где хоронят. Они оставили свой груз на кургане, и он, ничто иное как многократное «старикашка», и поэтому, жертва, это именно он сам, ради нее. Ты теперь вот такая, в желтом шарфе, ты самостоятельна, ибо познала религию через грех, ты можешь вести свою машину сама, а для него, чтобы не быть пустословом в своей приверженности религии есть только жертва. Он убийца. Думает режиссер, что ей было бы наверное спокойней с тихой музыкой за гранью жизни, но этот путь, нелогичен. Самое прямое и осмысленное действие — концовка.

    А еще медленные, статичные кадры, крупные планы, камера как взгляд прохожего на происходящее со стороны. А еще прекрасная фортепьянная музыка, и много толпящихся внутри чувств, которых по идее не должно быть в социальной драме, а они появляются, благодаря Ким Ки Доку.

    В сухом остатке: смотреть дважды, чтобы увидеть каждый символ, и понять, что нелогичность поведения, это посыл нам, а не столько восточный ход мыслей. А минус бал за легкую затянутость и повышенную говорливость — стиль это все.

    23 сентября 2010 | 01:08

    В небезызвестном фильме 2003го года этот же режиссер учил меня отказываться от любви в пользу гармонии. Он говорил, что любовь разрушает, что она не дает человеку очиститься… И что я вижу теперь — все три части «Самаритянки» он объединяет единственным порывом героев: пожертвовать внутренней гармонией ради любви к ближнему. Буддистское начало, христианское продолжение и внерелигиозный финал (или, как альтернатива, религиозный финал-во-сне).

    Но можно ли так противоречить себе, как делает это Ким Ки Дук?.. Мой ответ — можно. Если ты ищешь. Если ты не встал на своем раз и навсегда, как тупой взрослый рогатый агнец. Если ты допускаешь правоту другого мнения, отличного от твоего… По этому фильму лучше не судить о том, какой Ким Ки Дук режиссер, тем паче о том, какой он человек… «Самаритянка» — это дитя переходного времени, это полная сомнений надежда.

    Навсегда запоминающиеся крупные планы ранних работ и общие планы «Весны, лета, осени…» здесь соединяются в общей сдержанной манере операторского повествования. Кадр не поражает откровенностью, как не поражает и величественно-спокойной красотой. Здесь зритель практически свободен от разного рода «созерцаний»: все внимание отнимает на себя тайна режиссерской задумки.

    Что ж, разгадываем, благо время у нас [пока] есть…

    5 января 2009 | 01:43

    Каждый просмотренный фильм с чем-то да ассоциируется. Одинокий стакан с горьковатым виски в последние так минуты перед закрытием бара. Чуть ли не парящий в воздухе кадиллак, который рассекает ночную тишину где-то в калифорнийском холме. Сексапильная, милая соседка из дома напротив, которая как будто забывает прикрывать шторы при наступлении темноты и вот начинает делать такое… «Самаритянка» (кто-то предложил неплохой альтернативный вариантик — «Тянка из Самары») Ким Ки Дука отныне будет напоминать нам о грубых пожелтевших на любом дереве друзьях-листьях, осознающих свой скорый конец да ожидающих его прихода. Появится дыхание осени, листья опадут и, накрыв землю желтым одеялом, подарят дивную красоту для глаз. Жаль, подняться они больше не смогут…

    Осень — наш оазис в поисках холодного убежища во время бесконечного лета. Чего не скажешь о суровом отце совсем юной девчушки Ё Чжин, которая ради лучшей подруги пошла на довольно неожиданный шаг — встретиться с каждым клиентом их особых услуг, переспать с ними и вернуть их же деньги. Целых три шага. Если помните «Господин Никто», был там памятный момент, когда всё дошло до одной финальной точки, после которой время пошло вспять, перед глазами зрителя начали проноситься просмотренные доселе кадры. Миленькая кореянка словно решила захватить контроль над временем, повторяя действия подруги задом наперёд. Делать то, что не получилось бы у опавших листьев — вернуться на любимые ветки. Отражение, появившееся в воде, которой подруги омывались после «дела».

    В философию, блин, полезли. На самом деле, понятное и типичное азиатское кино с минимумом диалогов да с максимумом требующих свободы эмоций, которые заперты в молчаливых героях. Причем на этот раз без шокирующих таки элементов в виде натуралистичных со всех ракурсов кровавых сцен и постельных дел с фирменными сексуальными стонами. Кажущаяся жизненной история с так называемым упорядоченным хаосом, когда в душе бедлам, но в голове ван Дамм. Самаритянка решила подарить миг любви и час счастья удачливым мужчинам, но родному отцу сие представилось сомнительным и безрассудным поведением. Камень незамедлительно будет брошен. И не один. С одной стороны, происходящее ничего не разрушает, никому не причиняет вреда. С другой, пока об этом…

    Не узнал самый близкий человек. Отца уже нет, вместо него теперь ангел смерти. Да отмахнуться с призывом «ребенок же, подрастет и поймет» не получится. Здесь-то приходится идти на крайние меры. Так поглядеть, нелегко жить человеку в реальной жизни, в которой он осознает собственное Я. Его душу можно терзать сколько угодно и как угодно. Причиненные обида, зло, боль, понятно, не помогают телу прожить долгую спокойную жизнь. Покой им только снится. Не стоит-с забывать, что родитель и дитя могут быть как родными людьми, так и совсем чужими друг другу. Жутковато приходится потом, когда жизнь не будет прежней после определенных событий. Корейское кинцо от Ким Ки Дука отнюдь не для легкого вечернего просмотра, хотя это для кого как. Музыкальная составляющая может настроить.

    24 февраля 2018 | 21:21

    Еще одна потрясающая работа безумно талантливого и уже давно ставшего культовым корейского режиссера Ким Ки Дука. Видно, что отойти полностью от своей предыдущей на тот момент работы «Весна, лето, осень, зима… и снова весна» он не смог. Вот почему в данной картине ощущается очень многое от вышеупомянутой ленты. Во многом за счет того, что Ким Ки Дук пытается привнести во всё абсолютную немую красоту и глубину. Безусловно не желая отказываться от темы человеческих откровений и секса, Ким Ки Дук обыграл всё это в весьма неожиданной и не типичной для себя форме. Так как сам фильм в целом создаёт впечатление настоящего произведения искусства, в котором даже окружающим локациям и декорациям Ким Ки Дук отводит место отдельного персонажа картины со своей отдельной истории.

    Суммируя всё это можно лишь сказать, что фильм подкупает своей позитивностью. Мир порой и без того жесток. Вместо того, что бы сгущать краски и отражать столь серьезную тему в грязной форме, Ким Ки Дук своей режиссурой пускается в определенные философские размышления с нахождением в эмоциональной невесомости на протяжении всей картины.

    К теме одной из самых древнейших профессий в истории Ким Ки Дук обращался не раз, но всегда выдерживал её в абсолютно иных тональностях. Будь это отражение обретения свободы в «Отеле Птичья Клетка», или же весьма необычной и суровой любви в «Плохом Парне». В данном случае, этот фильм Ким Ки Дука можно считать настоящим предупреждением родителей. Можно конечно же посчитать, что фильм несет в себе сугубо негативный окрас. Когда как, Ким Ки Дук отражает лишь определенные реалии того времени, которые лишь усилились спустя годы. Ведь стоит признать, что как бы наивно не полагали и не успокаивали себя родители, немалое количество детей в это время занимается не самыми хорошими вещами, а некоторые даже активно вступают во взрослую половую жизнь.

    Ким Ки Дук не пытается никого осуждать. В том числе и родителей, которые по сути просто «не углядели». Он лишь пропускает данную тему сквозь необычную тему искупления на фоне отношений отца и дочери, в которой каждый из них несет свой крест искупления. Будь это отец, который пытается искупить свою вину за то, что не смог уберечь свою дочь от своей участи, или же дочь, которая решила искупить совершенные собой и своей подругой поступки весьма необычным образом. Как и в других работах Ким Ки Дука, в картине нет одного мнения и нет тривиального подхода к истории. История очень многослойна, каждый делает свои выводы и это подкупает.

    Исполнительница главной роли Квак Чжи Мин отлично справилась со своей задачей. Наблюдая за ней, ты не видишь ни пошлой проститутки, ни жертвы определенных стечений событий. Она создала очень интересный образ обычного человека, который сам сделал выбор и сам изменил свою жизнь таким образом. Куда более сильное впечатление произвел актер Ли Оль. Вот уж в его исполнении получился настоящий отец, таким, каким он должен быть в идеале. Очень сильный образ и очень характерная игра не оставляют равнодушным.

    10 из 10

    Самаритянка — одна из лучших работ в творчестве Ким Ки Дука. Фильм — предупреждение, который поражает своей искренностью, красотой, глубиной и многослойностью. Очень сильное произведение, наблюдать за которым безумно интересно.

    3 февраля 2014 | 19:31

    «Пока мы не потеряем способность чувствовать, мы будем мучить друг друга нашими страданиями» (Ким Ки Дук)

    Две юных подруги, ещё почти девочки мечтают попасть в Европу. А поездка, да ещё на двоих стоит немалых средств. И девочки выбирают наиболее быстрый в их случае способ заработка. Одна из них продаёт другую для временной утехи взрослых мужчин. Но случается беда. Полицейский рейд застаёт малолетнюю куртизанку в мотеле врасплох. Девочке некуда бежать, и она с нечеловечески ясной улыбкой бросается из окна.

    Снятый всего за шестнадцать дней десятый фильм мастера, как определённая веха на его творческом пути. Он одновременно и развивает идеи, затронутые в более ранних работах, и создаёт новые. Здесь присутствует религиозная тематика, поднятая впервые знаменитым корейцем ещё в «Весна, лето, осень…». Однако теперь речь идёт не о буддизме, а о христианском отношении к греху, вине и искуплению. На это ясно указывает как название кинокартины, так и католические легенды, рассказываемые отцом своей дочери по дороге в школу. Как и в «Плохом парне» Ким Ки Дук исследует взаимосвязь и взаимопроникновение грязи и чистоты, непорочности и развращённости, снова становясь над общепринятыми моральными представлениями, показывая относительность всего человеческого восприятия и стереотипности мышления. Происходящее на экране не стоит воспринимать как реалистичную историю, которая действительно могла произойти в жизни. Подобными рассказами мастер шокировал зрителей вначале своего творческого пути. В противном случае, сюжет покажется слишком наивным и надуманным, а основные персонажи — гротескно-схематичными и непроработанными. «Самаритянка» — это такая философско-религиозная кино-притча о мечте, грехе, искуплении и живой воде. Образы героев обрисованы лишь яркими, смелыми мазками без реалистичной детализации, и оставляют простор для воображения и работы ума зрителя.

    Выводы, которые делает мастер, могут шокировать непривычного зрителя, и в этом Ким Ки Дук остаётся верен себе. Проституция для девочек поначалу что-то вроде игры, одержав победу в которой, они в качестве главного приза получают исполнение заветной мечты. Позднее же роль девочки по вызову становится для главной героини способом самопожертвования во имя искупления вины перед подругой. Самая презренная работа, к тому же выполняемая бесплатно и с улыбкой на губах, становится средством очищения души. Но искупая грех перед подругой, девочка не замечает, что тем самым совершает грех перед своим отцом, осознание которого произойдёт слишком поздно. Образы девочек полны юной прелести и ещё полудетского очарования. Грязь не касается их душ. Чистая улыбка и сияющие глаза тому доказательство. А сон в обнимку с большим плюшевым медвежонком — трогательное хрупкое олицетворение детства и нетронутой непорочности сердца. Дети могут быть жестокими по отношению к самым близким и дорогим им людям, не сознавая того вреда и боли, который им причиняют. С их пониманием приходит настоящее внутреннее взросление. Языческое самопожертвование должно уступить место христианскому «испитию воды живой, дающей жизнь вечную», а вместе с ней — прощению, милосердию и обретению внутреннего покоя.

    Сквозным внутренним светом проходит через кинокартину, озаряя и усиливая философско-религиозную тематику, идея и воплощение красоты. Природа показана столь искренне и близко, что каждый листок кажется живым осмысленным созданием. Вода пруда, просвеченная солнцем, журчащие струи самодельного фонтанчика, падающие в лодку, яркие резные осенние листья на капоте чёрной машины. Синеватый туман, обнимающий подножие гор. Рыхлые глыбы туч над твёрдым камнем вершин, упирающихся в догорающий закат. От дивных картин и пронзительной красоты временами перехватывает дыхание. Фильм, который нужно не просто смотреть, в него нужно вглядываться, вдумываться и вчувствоваться, если угодно. И тогда через красоту и боль сострадания можно будет понять всё глубину философской символичности.

    12 января 2013 | 23:20

    Ким Ки Дук — мастер мелодичных сюжетов, наполненных претенциозной эстетикой и изящным смыслом, которые, увы, не всегда близки европейскому зрителю. «Самаритянка» — это очередная притча, состоящая из двух частей; рассказ о судьбе двух школьниц, пытающихся проституцией заработать деньги на поездку в Европу.

    Васумитра.
    Две подруги, где Ё Чжин выступает в роли «мамочки» — находит клиентов и договаривается с ними, а Чже Ёнг, совершенно очаровательное и даже несколько юродивое чудо, занимается с ними сексом, влюбляется в каждого клиента и искреннее рада тому, что может доставить им удовольствие. Чже Ёнг олицетворяет себя с Васумитрой — индийской проституткой, приобщающей мужчин к буддизму через секс.

    Самаритянка.
    Ё Чжин, дабы «меньше сожалеть о случившемся», желает искупить вину перед подругой и выбирает для этого весьма экстравагантный и жертвенный способ — проституция «наоборот» с возвратом «кровавых» денег клиентам.
    Для правильного толкования этой истории следует обратиться к Евангелию, откуда режиссер и позаимствовал сюжет:

    7 Приходит женщина из Самарии почерпнуть воды. Иисус говорит ей: дай Мне пить.
    8 Ибо ученики Его отлучились в город купить пищи.
    9 Женщина Самарянская говорит Ему: как ты, будучи Иудей, просишь у меня, Самарянки? Ибо Иудеи с Самарянами не сообщаются.
    10 Иисус сказал ей в ответ: если бы ты знала дар Божий, и Кто говорит тебе: «дай Мне пить», то ты сама просила бы у Него, и Он дал бы тебе воду живую.
    11 Женщина говорит Ему: господин! Тебе и почерпнуть нечем, а колодезь глубок: откуда же у Тебя вода живая?
    12 Неужели Ты больше отца нашего Иакова, который дал нам этот колодезь, и сам из него пил, и дети его, и скот его?
    13 Иисус сказал ей в ответ: всякий, пьющий воду сию, возжаждет опять;
    14 А кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек; но вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную.
    15 Женщина говори Ему: господин! Дай мне этой воды, чтобы мне не иметь жажды и не приходить сюда черпать.
    (Евангелие от Иоанна. Глава 4)


    Собственно, на этом библейские мотивы в «Самаритянке» заканчиваются, а притча плавно перетекает в психологическую драму со сложным финалом вполне в стиле Ким Ки Дука. Вот только зритель сам выберет, какая концовка ему больше по душе — сновидение или явь.

    Условное кино.

    31 августа 2008 | 14:52

    О профессиональном умении любого режиссёра принято судить уже по его ранним произведениям, по их характеру и стилю. В своё время Ким Ки Дук более чем достойно справился с этой задачей, сумев зацепить интернациональную публику своей неординарной и во многом шокирующей подачей материала. Менее чем через десять лет режиссёр решается видоизменить философию своего творчества, сделав его более сдержанным и интроспективным, начав с картины «Весна, лето, осень, зима… и снова весна» и продолжив «Самаритянкой». Уловив прямую зависимость экзистенциального вакуума современного общества от степени совершенства его греховного аппарата, южнокорейский мастер поменял направление вектора человеческого развития в сторону духовного самоочищения и просветления, чего не было или явно не хватало в его предыдущих работах.

    «Самаритянка» — это вполне прозаическое, бытовое произведение, на страницах которого при желании можно обнаружить приметы многих известных преданий, не только священного толка. Более же всего история приближена к «Божественной комедии» великого средневекового поэта Данте Алигьери, который, подобно всем героям Ким Ки Дука и ему в том числе, сам прошёл через суровые жизненные испытания. Отчуждённые сеульские пейзажи со всей безвкусицей их любовных мотелей, уединёнными общественными парками, в которых хранящие тишину каменные изваяния с человеческими чертами словно заменили собой реальных людей, бездушным и безличным пространством интернет-кафе, вечно спешащими по своим делам гражданами-циниками вполне уместно провозгласить адскими символами. Где-то здесь жили две молодых и красивых девушки, дружившие между собой и мечтавшие уехать в Европу. Чжэ Ёнг добровольно эксплуатировала своё тело, Ё Чжин выполняла менее замысловатую часть работы. Всё складывалось относительно хорошо до того момента, пока в их жизнь не вмешалась трагическая случайность (или закономерность?), избавив одну от всех земных страстей, а вторую приведя к мысли об искуплении.

    Так начинается самая определяющая часть «хождения по мукам» кидуковских героев. Страшная, притягательная и одновременно отталкивающая тема древнейшей женской профессии, столь привычная для корейца, с каждым следующим его фильмом переходит на более высокий уровень, перерождаясь для новых фильтров восприятия. Библия даётся в малых дозах, потому что реальная жизнь всё же более многозначна. Ким Ки Дук избегает открытого объяснения отца с дочерью, оставляя их почти молчаливыми по отношению друг к другу. Чувствующий свою вину отец прилагает огромные усилия, чтобы спрятать внутри своё горе. Здесь нет никаких извращенцев или грубых сутенёров, причиняющих боль его дочери. Но есть те, кто не гнушается пользоваться интимными услугами несовершеннолетней. Жестокость нужна, но её цель — не сила, а искупление вины — своей и не только. Пресловутый первый камень оказывается настоящим оружием в руках разгневанного отца, разбивающим стёкла автомобиля женатого бизнесмена, чья дочь старше Ё Чжин.

    По мере приближения к финалу всё больше ощущается некоторая растерянность режиссёра, очевидно, ещё не вполне адаптировавшегося к своему новому стилю, поэтому не стоит обвинять его в какой-либо недосказанности или субъективной идеализации происходящего. Хоть конечная точка этой ленты даже отдалённо не напоминает ожидаемый парадиз, важнее всего то, что Ким Ки Дуку удалось вдохнуть в свой фильм освежающее и благодатное чувство надежды на обновление к лучшему, источник которого находится в сердцах людей. Даже самый стойкий грешник может обрести надежду на спасение, если он сам этого захочет. Нужно лишь приложить усилия, как это делает только севшая за баранку Ё Чжин, упорно навигируя по затопленной гравийной дороге вслед за автомобилем, увозящим её отца. И дай бог чтобы такой сильной девушке удалось преодолеть это и другие испытания, которые встретятся ей на пути к своему раю.

    26 апреля 2014 | 13:22

    Две подружки-старшеклассницы, Ё-Чжин и Чже-Ён, придумывают довольно экстравагантный способ заработать деньги на поездку в Европу. Пока первая подыскивает клиентов и стоит на шухере, вторая обслуживает любовников в номерах дешевого мотеля. Жрица любви по поводу такого разделения труда не комплексует: считает, что всё по справедливости, поскольку с очередным клиентом ещё сильнее входит во вкус. Но «сутенершу» альтруизм подружки мало утешает: с каждым разом она испытывает всё нарастающие угрызения совести.

    Однако дело движется, и запланированный в конце туннеля свет начинает потихоньку поблескивать: на первый билет необходимая сумма уже накоплена. И тут совсем некстати в номер к жрице любви наведываются копы. Будучи девушкой независимой, Чже-Ён, недолго думая, сигает из окна третьего этажа на мостовую. Ё-Чжин на закорках тащит её в больницу, надеясь-таки спасти лучшую подругу. Больше того, разыскивает для нее того самого мужчину, в которого напарница успела влюбиться. Тому умирающая проститутка даром не нужна, но он всё-таки соглашается на неё посмотреть после того, как девственница Ё-Чжин предлагает себя в качестве оплаты…

    В общем, перед нами перверсивный экстрим «чистой воды», которой девушки всенепременно омываются на пару после каждого рабочего дня. Последствия такой подростковой нерадивости по определению должны быть ужасны и поучительны. Ки-Дуку только это и нужно. После того как Чже-Ён, она же — Васимитра (буддийская грешница), отдает Будде душу, Ё-Чжин, она же — Самаритянка (грешница христианская), придумывает для себя ритуал покаяния: решает переспать со всеми обслуженными «детофилами» и вернуть каждому деньги.

    Но процесс искупления вины затягивается. Ровно настолько, чтобы на него успел обратить внимание отец Ё-Чжин. В результате папа самых честных правил начинает охоту на любителей юной плоти, с настойчивым остервенением размазывая мозги похотливых самцов по кафельным стенкам общественных туалетов.

    «Самаритянка» — фильм противоречивый и явно переходный. Автор и не пытается скрывать, что находится на распутье между неизжитой страстью к кровавым экзерсисам (которые лучше его мало кто умеет снимать, и которые, сделали ему имя) и наметившейся тягой к риторическим иносказаниям. Ким Ки-Дук сравнительно быстро переболел детской болезнью крутизны, пройдя через множественные стадии изощренного насилия. И вот уже второй его фильм кряду пытается следовать букве классических романов воспитания и духу назидательных притч.

    Как и «Весна, лето, осень…», Samaria может показаться непосвященному посланием искушенного восточного мудреца, исповедующего светлую печаль высокой поэзии вечных истин. Избегая соблазна прямых нравоучений, Ким Ки-Дук подключает свой второй образный ресурс: противопоставляет скверностям городской жизни бытийную красоту природы. В финале отец с дочерью отправляются навестить могилу матери: грех преждевременных плотских познаний призвана исцелить запоздалая духовная инициация. Сеанс кармической чистки венчает нехитрый образ последнего отцовского наставления.

    Живописный горный массив… Умиротворенные краски осени… Здесь вдали от презренной цивилизации отец впервые доверяет дочери руль своего авто. И пока она делает первые круги по оставленной папой разметке, сам он тихо уезжает прочь на специально вызванной машине. Так «заваленные» в своё время папашей уроки воспитания преобразуются для дочери в простой и доходчивый экзамен на выживание.

    22 августа 2012 | 18:38

    Ё Чжин и Чжэ Ёнг лучшие подруги. У них есть мечта- накопить денег и поехать в Европу. Эта мечта и есть отправная точка всего того, что будет происходить с ними. Они и не подозревают, чем это всё закончится.

    Для меня эта история о том, что за все поступки и решения, которые мы делаем в жизни кто-то будет отвечать. И отвечают за них чаще всего наши близкие люди. Именно они до боли в сердце и до сумасшествия переживают все то, что происходит в нашей жизни. Е Чжин после смерти Чжэ Ёнг расплачивалась за ее поступки. В свою очередь не подумав о том, чем эти же поступки могут обернуться для нее…и для ее отца. Чьи переживания затронули меня больше всего.

    Люди должны задумываться о собственной жизни. За собой нужно наблюдать и размышлять о своих действиях.

    Фильм загадочный и драматичный, с неповторимым сюжетом, с трогательными и наивными моментами, которые дополняются потрясающей мелодией Ji-woong Park — Girl`s Theme.

    10 из 10

    12 июня 2012 | 20:33

    ещё случайные

    Заголовок: Текст: