Разомкнутый круг

The Broken Circle Breakdown
год
страна
слоган-
режиссерФеликс ван Грунинген
сценарийШарлотта Вандермерс, Йохан Хелденберг, Мике Доббелс, ...
продюсерДирк Импенс, Арнольд Хесленфельд, An Rydant, ...
операторРубен Импенс
композиторБьорн Эрикссон
художникКурт Риголле, Энн Ловери
монтажНико Лёнен
жанр драма, мелодрама, музыка, ... слова
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Бельгия  400 тыс.,    Франция  111.9 тыс.,    Германия  78.9 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
время111 мин. / 01:51
Номинации:
Дидье играет в группе на банджо, живет в трейлере в бельгийской деревне и боготворит Америку как «землю свободы». Элис — владеет тату-салоном. Однажды они влюбляются с первого взгляда.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
82%
78 + 17 = 95
7.3
в России
3 + 0 = 3
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    Фильм по тематике похож на «Дикую» с Риз Уизерспун, «Торт» с Джен Энистон и «Исчезновение Элеонор Ригби» с Честейн и МакЭвоем. Понятное дело, тяжёлый, ведь самое страшное в жизни — болезнь и потеря ребёнка. Очень даже неплохой в своём жанре, а для производства Бельгия/Нидерланды вообще отличный.

    Да и песни, исполненные главными героями в фильме, очень зацепили. Маленькая девочка — уменьшенная копия Морец, я вообще сначала подумала, что это она, но потом вспомнила про год выпуска. Не поняла только обилие сцен секса в таком фильм, к чему оно было. Не знаю, может, я задумку не поняла.

    Этот фильм трагичней, чем те, что я перечислила выше, так что если хотите чего-то жизнеутверждающего, лучше посмотреть «Дикую» или «Торт». Но с другой стороны, сама атмосфера фильма, музыкальная его часть крутые. Короче, можно глянуть, если хотите качественно загрузиться.

    6 из 10

    28 октября 2015 | 17:38

    Картина бельгийского режиссёра Феликса Ван Гроенгинена «Разомкнутый круг» вышла в мире ещё в 2012 году, тогда как в России лишь в 2014. Стоит только порадоваться, что фильм всё-таки вышел, несмотря на то, что далеко не сразу был воспринят нашими прокатчиками. Между тем, «Разомкнутый круг» получил на Берлинском кинофестивале две награды: приз зрительских симпатий за лучший художественный фильм (программа «Панорама») и приз Label Europa Cinemas, вполне заслужено, как мне кажется. Но это не главная причина, по которой стоит смотреть этот фильм, почему стоит — постараюсь объяснить.

    Дидье — музыкант, который играет в группе на «банджо» и любит Америку, Элис — владеет тату — салоном, вкладывая значительную долю смысла в своё дело. Сюжет картины связан с историей взаимоотношений двух людей, которые знакомятся, живут вместе, заводят ребёнка. Элис и Дидье выступают на концертах вместе. Но однажды их ребёнок умирает от рака.

    Феликс Ван Гроенгинен снял отличный фильм о том, как в сложной жизненной ситуации люди могут быть настолько подавлены, что даже сами не замечают, как теряют всё самое прекрасное в жизни. Тем не менее, картина при всей своей трагичности, овеяна оптимизма и жизнелюбия, которые навевают звуки кантри — той музыки, которую группа в фильме играет не только по субботам в местном клубе, но и в любых жизненных ситуациях, порой самых тягчайших. Главной заботой режиссёра слово является то, чтобы зритель попытался понять те чувства, что испытывают Элис, Дидье и их очаровательная дочь Мейбл, столкнувшись со столь жестокими превратностями судьбы. Ван Гроенгинен попытался передать смятение пары, вызванное смертью их дочки от рака. Здесь смешиваются и попытка Дидье всё рационализировать, и вера Элис в чудесное. Режиссёр, постаравшийся показать психологические черты пары, старается главным образом показать героев в неприкрытости их чувств, что ему и удаётся, пусть даже ценой нескольких прорех в логической структуре повествования.

    Многие критики говорят об отсутствии единого стержня в сюжете, которому не хватает некоего философского базиса, на котором бы основывался весь сюжет от начала до конца. Однако актёры, своей игрой, явно делают фильм ярче, потому что при просмотре обращаешься к сердцу, а не к голове. Блаженство первых встреч, совместный быт героев в их трейлере-шалаше, а затем горечь утраты, тяжесть расставания прекрасно переданы актёрами Йоханом Хейдельбергом и Вирле Баетанс. В фильме раскрыты многие грани любви и человеческой слабости. Феликс Ван Гроенгинен не скупится диаметрально противоположных средств, чтобы сказать о горечи, которую испытывает Элис, идя от ритуализации её поведения после потери своей дочки до раскрытия этой горечи сквозь призму ночей, проведённых с Дидье. Герой Йохана Хейдельберга в фильме, в свою очередь, выглядит человеком как пламенным, так и огнеупорным, потому что он как никто другой он эмоционально — устойчив. Дидье честен, способен к сильным чувствам, не стесняется слёз. Но напористость его характера и излишняя склонность всё всегда предавать объяснению — несколько переиграны, на мой взгляд. Особенно проявляется это тогда, когда Дидье пытается разобраться в проблемах близких, бежит за машиной скорой помощи, выступает на сцене. Мне показалось, что режиссёр недостаточно раскрыл прошедший мимоходом сюжет о любви Дидье к выпивке, которой он хотел запить свою горечь. Но пусть этот небольшой прорех не скроет от читателя, надеюсь и при просмотре, простой, бытийной красоты редкого в наших краях представителя бельгийской кинематографии.

    7 из 10

    30 октября 2014 | 00:46

    В детстве на уроках каллиграфии (да, у нас такое действительно было), когда все дружно в линованных тетрадках выводили букву «О», учитель внимательно следил за тем, чтобы линия у каждого строго замыкалась. Объяснялось это просто: «Паучок может заползти».

    Брутального вида, диковатый и заросший, живущий не жизнью покорителя, но по шаблонам покорённого Новым светом, музыкант встречает девушку, в буквальном смысле заигравшуюся с именами. Её тату-салон есть фабрика идентичности: сегодня я привязана к одному, но уже завтра затираю его имя, дорисовывая фигуру на своём теле. Новая привязанность запускает накалённый сезон невиданного для европейской страны родео: кажется, что действие всего фильма разворачивается исключительно в сельской местности США. Соответствующий этому антураж прорисован во всех деталях.

    Но гедонистическая беспечность, неукоренённость, и главным образом, полнейшая безответственность, невозможность до конца пробиться к чему-то похожему на эту ответственность и подлинно сознательную жизнь, могут призвать только одно. Чёрный дрозд ударяется о стекло причудливой конструкции, сооружённой молодым отцом, и падает вниз. Плачущей девочке, страдающей от страшной болезни, предлагают лишь забыть о птице и выбросить её в мусор. Утверждается смерть. Она приходит под чарующие звуки блюграсса, околдовывает — и уже кажется, что Буш мл., вещающий с экрана пыльного телевизора в углу, понимает в происходящем гораздо больше, чем эти люди, которые теперь заняты лишь обвинениями в адрес друг друга, родственников, генов, науки, президента чужой страны, Бога.

    Музыка сопровождает пассивную эвтаназию главной героини, и только на какой-то момент Дидье (который уже Монро) кажется, что Алабама (которая была Элиз) этого всего не заслуживает, что кругом сплошной позднекарнавальный морок.

    Разомкнув круг ядра своей культуры, затерев его остатки татуажной краской, люди теряют разум, надежду и, непременно, самую жизнь. Экзотический романтизм чужой идентичности на нашей (простите, бельгийской) земле превращается в хищного паука — того самого, о котором всех нас в тех или иных формах предупреждают в раннем возрасте.

    7 из 10

    28 января 2014 | 16:09

    Про замечательную картину «Разомкнутый круг», можно говорить много, начиная от непередаваемой атмосферы фильма, которая накрывает волной, до очень живых персонажей, эту историю двух неординарных, ярких личностей я пережил вместе с ними. Этот фильм очень удивил своим характером и красотой, а когда две такие вещи объединяются, то смотришь с упоением на каждый новый кадр.

    Разомкнутый круг, это фильм о жизни, о судьбе двух интересных людей, если, слово судьба будет уместна в контексте с фильмом, это уже решать каждому. О сюжете картины говорить бессмысленно, ведь смотреть нужно на совсем другое. Фильм берет своими прекрасными диалогами, пейзажами и музыкой. Или же, чего только стоит один монолог главного героя, который очаровал своим накалом, который привел к мысли, что ныне популярный монолог Тириона из сериала «Игра престолов», завидует с сигаретой в зубах.

    Фильм из разряда, запомнишь навсегда, такие фильмы выделяются на фоне других, даже более классных во всех аспектах. Это не передать словами, это нужно почувствовать, у меня для таких фильмов есть отдельная полочка, они могут быть, абсолютно не связаны друг с другом, но то непередаваемое чувство остатка пятна на душе объединяет их. Например из последних фильмов мной увиденных, в такой список попали «Адель», «Великая красота», «Рожденный дважды» и так далее.

    8 февраля 2015 | 02:12

    I got a letter this mornin, how do you reckon it read?
    It said, «Hurry, hurry, yeah, your love is dead»
    I got a letter this mornin, I say how do you reckon it read?
    You know, it said, «Hurry, hurry, how come the gal you love is dead?»


    В очередной раз блюз отыскал для себя крайне необычное убежище. Сонная бельгийская деревушка, совсем не походящая на Мемфис или на штат Магнолии, но именно здесь будет спета баллада про смерть, надежду и прощение. Дидье, всецело посвятивший всю свою жизнь блюграссу и Элиза, скрывающая прошлые отношения под многочисленными татуировками. Ковбой и красотка, что случайно встретились в местном тату- салоне, а у ковбоя хватило смелости пригласить красотку на собственный концерт. Рассвет. Обветшавший дом и крошечный грязный трейлер в качестве временного убежища. Счастливый быт двух беззаботных людей, внезапно узнавших о том, что совсем скоро им предстоит, ко всему прочему, еще и стать родителями. Интересно, что может пойти не так?

    Смерть и ее незримый силуэт, проходящий тонкой красной нитью со всем возможным только ей спектром эмоций. Гибель глупой вороны, обретшей вечный покой подле стеклянной веранды. Или маленькой певчей птички Мейбл, прожившей недолгую жизнь под звуки музыки и песни любящих родителей. Очень часто в кинематографе, особенно претендующем на наличие некой идеи, можно увидеть последние дни тех, кто попросту не заслуживает такой участи. Будь то показное морализаторство Мими Ледер или наивное приключение маленьких рыцарей в «Великане» Челсома, но зачастую подобное событие исполняет роль именно кульминации для очередной печально- поучительной истории. В «Разомкнутом круге» смерть ребенка — инструмент. Своеобразный скальпель в руках творца, который позволит ему вскрыть характеры своих персонажей, с попутной игрой в контрасты и перебрасыванием временных потоков для еще большего обобщения; создания незамысловатой, но крепкой петли из страсти и музыки, с попутным привнесением боли и страха. С противостоянием религии и атеизма для определения более подходящего из них на роль непрочного костыля в тяжелое время. С поисками ответа на вопрос «Кто виноват?» и его трансформацией в желание попросту навсегда покинуть руины былой жизни.

    Эпизоды, хаотично разбросанные по полотну истории… Или не хаотично? Про болезнь певчей птички зритель узнает с самых первых минут, что даст режиссеру возможность не играть в пределах предсказуемой интриги с последующим катарсисом для всех и вся. В первую очередь Грунингену важны персонажи, и только они. Яркие, хоть и достаточно простые образы Йохана Хелденберга и Верле Батенс, борьба которых приковывает проходящего мимо киномана к экрану. В их боль веришь сразу, безо всяких сомнений. В их радость, когда вся жизнь обернута поверх светлых ожиданий, прекрасной музыки и идеализации некоего «правильного» образа жизни. В прощание со всей этой ерундой близ крошечного белоснежного гробика. И, в конечном итоге, зрителю остается поверить в финал этой жизни, когда для них не останется никаких иных вариантов, кроме тех, что представлены в прологе. Весь их жизненный путь напоминает мелодию, что была сыграна единожды для полей, пастбищ и тишины, прерываемой лишь песней джунглей или же прощанием со светлым, непорочным существом. В торжественном церковном выступлении и его последующей трансформацией в гневную, обличающую тираду от безутешного родителя…

    «Разомкнутый круг» — это Американская мечта, что сомкнула свои объятия над чуждым для нее пространством реализма. Вполне банальные отсылки к 11 сентября и политической жизнедеятельности звездно- полосатых старателей черного золота, конечно же, несколько топорны в разрезе истории об подобной потери, но режиссер и не стремится акцентировать все свое внимание на одной- единственной теме. Ему куда интересней контрасты, которые образуют яркое, тепло- матовое полотно, оставляющее после просмотра двойственное, но вполне искреннее чувство светлой печали. Поблекшего и мимолетного воспоминания об песни, которая очень близка тебе, но так и непонятно — где и когда ты ее умудрился услышать.

    15 июня 2014 | 01:08

    Он отворил дверь, не пройдя мимо, она же не отвернулась, хотя не ждала. Она слетела с катушек, а он сорвался с тормозов. Внезапная встреча, моментальное влечение, молниеносная страсть, криком пронзающая бесконечность ночи. Кино подобно стремительно вращающемуся виниловому диску, по которому из стороны в сторону скачет звуковая игла, переносящая обоих из одного времени в другое, от настоящего в прошлое, от встречи к расставанию, от любви к ненависти, от начала к концу.

    Ей показалось, что она «залетела», ему подумалось, что «попал» — ночь продлилась годами счастья, пока не подкралось несчастье, обернувшееся горем, разбившим хрустальный терем хрупкого равновесия, делая адом вчерашний рай.

    За эмоциональностью сюжетного слоя очень скоро начинает проглядывать схематика попсового драматизма, обставленного типичными вспышками бессильного гнева, обращённого главными героями друг на друга и в пустоту Вселенной, на месте которой в одном из эпизодов оказывается недалёкий по разуму президент США.

    Красивые люди, симпатичные актёры с ощутимым интересом к живой игре, которая оказывается весомей бедной сценарной фантазии, отрываясь от постановочной музыкальности песенного фона, становятся лицами отчуждения, траура и пустоты утраченного смысла, своей трагедией определяя смысл этой картины, спрашивающей, как можно и можно ли с этим жить.

    Исполнители скрадывают топорность постановки, не устраняя диссонанса своей проникновенности и режиссёрской расчётливости, смыкающейся с его же эпатирующей откровенностью, принесённой вместе со стилистическими традициями «Фламандских натюрмортов», перелитых здесь в удручающее бедствие, которое расцениваешь, по большей части, размеренным разумом и гораздо меньше — отстранённой душой.

    25 декабря 2013 | 00:33

    Перед нами история любви двух харизматических персонажей, Дидье и Элизы, живущих в бельгийской глубинке. Необычны их увлечения. Дидье — музыкант, играющий в самобытном блюграсс-коллективе на банджо, хиппи, ярый фанат всего американского. Элиза — тату-мастер, девушка-фрик, зарисовывающая на своем теле имена всех своих бывших. Противоположности притянулись.

    Структура повествования, частое использование флешбеков и флешфорвардов переносит зрителя из наполненного трагизмом настоящего в полное романтики и всепоглощающей любви прошлое или же в абсолютно шокирующее будущее. Мы с героями в минуты счастья, видим рождение дочери, перестраиваем дом, играем мелодичный блюграсс. Чуть позже мы в больнице, в минуты отчаяния, сопереживаем и верим в полное выздоровление девочки Мэйбелл. Мимо нас пронесся стремительный подъем по лестнице жизни к счастливой вершине. Так же стремительно, вместе с героями, мы кубарем скатились вниз. Все разрушено и попытки найти объяснения приводят только к взаимным упрекам, нервным срывам, еще одной трагедии.

    Испугало активное навязывание режиссером образа Америки, политический протест Дидье, заигрывание с религией. В таком красивом, хоть и фатальном мире, в мире возвышенном, оторванным от реальности, без социальных уз — все это казалось инородным телом, будто смотришь уже другое кино.

    Восхитила музыка. Возникло желание взять гитару и напевать себе под нос простенькие, но от того не менее пронзительные мелодии.

    Жизнь непредсказуема. Казавшийся прочным и нерушимым, круг как символ бесконечности, единства и совершенства, разомкнулся. Все разрушено. Дидье осталась только музыка. Она вечна…

    14 марта 2014 | 00:56

    Один из наиболее заметных фильмов 63-го Берлинского кинофестиваля, успешно повествует о любви и смерти и куда менее удачно раскрывает вопросы соотношения науки и религии, знания и веры. Что такое концепт в искусстве создатели «Разомкнутого круга» пока до конца не поняли, но точно уяснили, как найти путь к сердцу зрителей.

    Тату-художник и кантри-музыкант обретают друг друга и их отношения развиваются в самом романтическом ключе, но затем идиллия нарушается в связи с трагедией, что случается с их дочерью Мейбл. Быт Дидье и Элизы разбивается вдребезги, а режиссер решает преподнести их разлад не только как сложное окончание любовных отношений, но и как конфликт между верой и классической наукой, попутно затронув этические аспекты этой проблемы.

    К безусловным плюсам фильма можно отнести то, что представители неформальной субкультуры показаны здесь как рядовые порядочные граждане, а не как это обычно бывает — если главные герои музыканты, художники и т. д., то они непременно должны вести антисоциальный образ жизни. Такие персонажи выбраны не случайно — большое место в картине отведено музыке, различные песни отражают настроение происходящего на экране, к тому же увлечение Элизы татуировками будет очень красиво обыграно в финале картины. Также передаче тональности повествования способствует то, что события фильма показаны не в хронологическом порядке, это позволяет лучше почувствовать переживания героев, счастье которых соседствует с невыносимой трагедией.

    Второй нетипичной чертой для авторского кино, которое любит показывать людей творческих профессий как маргиналов, является то, что в «Разомкнутом круге» реализм не является синонимом слова «отвратительный». За это Феликсу Ван Гроенгинену стоит выразить благодарность, потому что в большинстве так называемых «арт-хаусных» фильмов их создатели стараются показать как можно больше разных мерзостей, считая это признаком необычного кино. В данном случае ничего такого нет, все очень просто и мило.

    Если выделять в фильме «Разомкнутый круг» какой-то глубинный лейтмотив, то это безусловно будет тема личных страданий и их соотношения со страданиями социальными. Героев совершенно не трогает теракт 11-го сентября 2001-го года, они в это время заняты личным счастьем, которое заключается в их маленьком ребенке. Но, когда страшное происходит внутри семейного круга, то мир полностью переворачивается. И вот на этом и стоило бы сосредоточиться режиссеру, но он идет дальше, решая затронуть совсем уж гносеологическо-этические темы.

    Вопросы религии и этики, которые вмешиваются в научное познание, и конец любви Дидье и Элищы, таким зритель видит последние 30-ть минут фильма. Именно в этом получасе в «Разомкнутом круге» наступает некоторое режиссерское бессилие, он не уверен, как следует показывать события. Вдруг возникший у режиссера вопрос, который можно сформулировать как «есть ли жизнь после смерти?», ставит в тупик, так как начав картину с любовной истории, в которой изначально не поднималась данная проблема, вдруг привести к ней, по меньшей мере странно. Здесь Ван Гроенгинену разрывает логический круг.

    Легкость, искренность и уверенность, которыми была наполнена первая часть картины куда-то улетучиваются, оставляя лишь уныние и довольно невнятный сюр. Желание привнести в историю о любви еще что-то большее делает «Разорванный круг» менее очаровательным, но с другой стороны — большинство зрителей возможно найдет его довольно милым.

    Морали в этой схеме кинематографического показа того, как счастье плавно перетекает в страдания не много. Точнее она превращается в набор размытых линий, из-за претенциозной концовки. Содержательная сторона не подлежит критике, с этим у Ван Гроенгинена все в порядке, но всегда хочется чего-то большего, каких-то ценностных основ. А этого в «Разомкнутом круге» нет. Хорошо написанная и поставленная история, которая, однако, как ни старается не достигает метафизических вершин. В целом это достойный фильм, у которого лишь одна проблема — недостаточно опытный режиссер, который полагает, что можно начать с одного, а закончить совершенно другим, не перейдя при этом в плоскость смыслов.

    23 декабря 2013 | 22:53

    Я не искусствовед и не критик. У меня нет художественного образования, я не знаю теории кино, и «Ты что, не видела этот фильм?!» слышу достаточно часто. Первый уровень восприятия кино, как любого искусства, — это банальное нравится/не нравится, которое в случае кино определяется очень просто — хочется ли мне во время просмотра нажать на паузу, заварить чай, проверить почту, почитать про вомбата, жившего у художника Росетти, на Википедии, или нет. Пусть это обывательский подход, но я уверена, что кино должно быть интересно смотреть, и сложность затрагиваемых тем на эту интересность влиять не имеет права. Я разумный образованный человек, и если мне понадобится непредвзятая информация, буквальная точность или беспримесный реализм, я сумею нужное мне раздобыть. Кино же может быть каким угодно, вот вообще никаких ограничений, кроме одного — оно не имеет права быть скучным.

    Разомкнутый круг — кино не скучное.

    Если копнуть чуть глубже — это кино красивое.

    Мне внешняя его сторона, картинка, напомнила фотографии — знаете, такие удивительные фотографии, на которых неприглядные, неэстетичные, не отличающиеся ни шармом, ни стилем вещи какой-то магией превращаются в воплощенную красоту. То ли фотоаппарат хорош, то ли фотограф душу дьяволу продал. Вот и здесь так же. И быт красив, и люди прекрасны.

    Я не хочу пересказывать сюжет.

    Я хочу сказать о неожиданностях. Об открытиях.

    Я хочу сказать, что этот фильм — очередное подтверждение вынесенной мной истины. Каждый человек — один, и того, что происходит у него в голове, никогда не понять другим. Даже если он будет пытаться объяснить. А он не будет.

    Когда распались скрепы, делавшие из двоих — одного, и не просто распались, а взорвались, опалив и располосовав обоих, удержаться вместе они не смогли.

    И жутко видеть, как люди от бессилия тычут друг в друга острыми ножами, стараясь поглубже ранить. Я увидела, почему самую сильную боль могут причинить самые близкие люди. Я увидела, как загибающиеся от страданий человеческие существа без жалости бьют в самое неприкрытое, самое больное. Бьют туда, куда бить нельзя.

    Случилось горе, и человеческие улиточки заползли каждая в свою раковину. Спрятали свое нежное, саднящее нутро. Им бы раствориться друг в друге, растопить, сплавить свою боль с болью другого и вынырнуть, выплыть. Нет. Не сумели.

    И не так уж важно, какие именно были у них там непонимания. Она верила, что ее умершая дочка птичкой прилетит на ее окно. А он клеймил верующих фанатиками и обвинял в снобизме и торможении медицины. Они любили друг друга. Они могли помочь друг другу. И безумно, ужасно горько видеть, что они не справились.

    Настоящий разрыв шаблону у меня случился на сцене похорон девочки. Когда отец и друзья музыканты начали петь, я вздрогнула и скривилась. Кощунство же… Я не понимала, что люди могут жить музыкой. Слышала эту фразу, но не понимала, что это такое. Теперь поняла. Эта сцена и финальная сцена в больнице лично для меня в фильме самые важные. Потому что они открыли небольшое окошко в мир, которое раньше для меня было закрыто. Никакого пафоса, никакого особенного значения или смысла — они просто дали мне немного другой ракурс, слегка иной угол зрения. Но это важно.

    Разомкнутый круг — это хороший фильм. Про хороших людей, настоящих, странных, банальных, одиноких, живых, слабых, трогательных людей. Фильм не выбивает слезу, совсем нет. Он просто показывает нам наше беззащитное брюшко, и становится страшно.

    Но люди — прекрасны. И это хороший фильм.

    29 мая 2014 | 22:47

    Разгадка фильма «Разомкнутый круг» для меня в том, что практически все ключевые фразы его героев содержат слово всегда, причем в основном в негативном значении — временности, бренности, непрочности. «Тебе бы хотелось, чтобы всегда было как раньше». «Это было слишком прекрасно, чтобы длиться всегда». «Все на свете умирает и навсегда остается мертвым»… И лишь ключевая сентенция фильма, финальная, призрачно-светлая, дает надежду, что в слове и в чувстве всегда нет вечного привкуса обмана, самообмана и разочарования, есть лишь вкус веры и чуда: «Свет погасшей звезды будет лететь всегда».

    Почему фильм назвали «Разомкнутый круг»? Весь он — проверка «круга» любви на прочность. Неслучайно бессмертный символ этого чувства — кольцо. Его ненарушенный круг — Вечность, то самое всегда, в которое так верят все влюбленные. Удивительно теплый, человечный и в то же время неимоверно печальный вопрос фильма: когда угасает Всегда двоих, когда оно проходит, продолжает ли все же светить, как свет погасшей звезды. Умирают ли счастье и радость? И почему они умирают?..

    В «Исповеди маски» Юкио Мисима есть такой парадокс: «Всё это было слишком роскошно: и обильный свет, лившийся с небес, и ощущение абсолютной душевной наполненности, — и поэтому мне показалось, что сейчас непременно произойдёт что-нибудь ужасное…» В фильме пойманы, причем именно так — рядом, два эти состояния: сверхнаполненности и сверхпотери, сверхсчастья и сверхстраха, и с контрастностью мазков импрессионизма даны в неразрывной близи. Однако это кино, несмотря на льющиеся через край обиды, кровь, истерики, удивительно здоровое. В нем нет никакой болезненной психологии, умышленно страдательного, утрированно злого. Просто есть боль.

    Любой певец радости, восторга, жажды жизни уверен, что они естественные природные человеческие состояния. Для такого художника боль — это человечно-живое, а не холодное и мертвое, как гвоздь, забиваемый в крышку гроба. Герой, долго плутавший между силой («Мы должны идти дальше, моя девочка») и срывом («Ты малодушная трусиха»), играет и поет вместе с друзьями над телом умершей жены. И почему-то это не пугает ни абсурдом, ни цинизмом, ни эпатажем. В их отношениях, в их чувствах победило Всегда, а его не хоронят (хотя даже дочь, даже собственное имя можно похоронить, даже себя можно, так сделала она). Этому всегда поют песни, влюбленные в жизнь, в землю, в свет, который не гасят время и расстояние. Это редкое кино. Признавая реальность временности и смерти, оно настолько обожает жизнь, ее легкую музыку, ее разливы, звезды, весны, страсти, ее глупые чудеса, что поет жизнеутверждающее всегда даже над трупом самоубийцы.

    А еще это редкое для арт-хауса кино не для понять, подумать, а для поймать, уловить, угадать, ощутить. Его герои — стихийные люди, живущие с безалаберностью стрекоз, с эфемерностью «легкого дыхания» импрессионизма. Друзья света и простоты, отрицающие любой здравый смысл и порядок, у них все не из головы. Здоровые, цельные, довольные молодостью, жизнью, собой, свободные, как воздух. Они с жадной радостью и с захлебывающимся восторгом пили жизнь, разбрасывая, как брызги, вокруг себя дикую красоту счастья. А потом судьба, не спрашивая, вырвала их из миллионов и столкнула лицом к лицу с несчастьем (так стрекоза сталкивается с зимой в знаменитой крыловской истории). Болезнь ребенка разлучает их не друг с другом, а с прежним образом жизни. Но их характеры, их человеческая суть, их счастье жить, их взаимная любовь даже тяжелым горем не отменяются, они только перестают быть наивными. Есть выражение «Triste alegria» (печальная радость, скорбная радость) — вот таким становится счастье героя после потерь. Уверена, это кино не о том, как беззаботные стрекозы разбиваются о камни жизни. Оно о том, как научаются светить, даже будучи погасшей звездой, и лететь — даже сломав крылья.

    Кьеркегор когда-то написал о библейском страдальце Иове, потерявшем все: «он не сказал: «Господь забрал», но в первую очередь он сказал: «Господь дал»… Душа Иова не была зажата в молчаливом подчинении скорби, но его сердце сначала расширяется в благодарности, потеря всего заставила его первым делом благодарить Господа за то, что Он дал ему все благословения, которые Он теперь забрал от него…». Мне кажется, когда герой поет над телом любимой, он благодарит… И её, за то, что счастье было, и Того, в которого не верит… Жаль, она не смогла так.

    P.S. «О милых спутниках, которые наш свет Своим сопутствием для нас животворили, Не говори с тоской: их нет; Но с благодарностию: были». В. А. Жуковский.

    P.P.S. Вопрос, который пытал меня весь фильм: может ли человек, питаясь просто чьей-то любовью, устоять, когда начинается черная полоса, или нужно что-то еще? Нужно… Умение с благодарностью сказать «была» о погасшей звезде. И видеть ее свет. И петь о нем песни.

    5 июля 2016 | 10:47

    ещё случайные

    Заголовок: Текст: