всё о любом фильме:

Последнее искушение Христа

The Last Temptation of Christ
год
страна
слоган-
режиссерМартин Скорсезе
сценарийПол Шредер, Никос Казандзакис
продюсерБарбара Де Фина, Гарри Дж. Уфлэнд
операторМихаэль Балльхаус
композиторПитер Гэбриел
художникДжон Бирд, Эндрю Сандерс, Жан-Пьер Делифер, ...
монтажТельма Скунмейкер
жанр драма, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
США  2.04 млн
премьера (мир)
релиз на Blu-Ray
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время164 мин. / 02:44
Номинации:
Иисус Христос — плотник из Иудеи. Он зарабатывает на жизнь тем, что рубит кресты, на которых представители римской власти распинают преступников. Иисуса посещают голоса и видения — он догадывается, что избран, но не может понять, в чём его предназначение и кем он избран: Богом или дьяволом. Иуда, друг Иисуса, страстно осуждает его за сотрудничество с властями и даже избивает Иисуса.

Пытаясь понять и постичь себя, Иисус уходит странствовать вместе с Иудой. Ему предстоит пройти трудный путь Мессии.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
82%
43 + 9 = 52
7.4
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Знаете ли вы, что...
    • «Последнее искушение Христа» — экранизация одноимённого романа Никоса Казандзакиса.
    • Эпиграфом к фильму являются слова Никоса Казандзакиса: «Двойственная сущность Христа — величайшая жажда человека познать Бога, жажда столь человечная и одновременно столь же и нечеловеческая… всегда была для меня непостижимой тайной. С ранней юности моим глубочайшим страданием и источником всех моих радостей и мук была непрекращающаяся и беспощадная битва между духом и плотью… а моя душа была ареной, где две эти армии сошлись и скрестили оружие».
    • Первую попытку снять фильм по книге Скорсезе предпринял ещё в 1983 году. Съёмки фильма с бюджетом около 20 млн $ начались на студии Paramount Pictures. Эйдан Куинн должен был играть Иисуса, Харви Кейтель — Иуду, Стинг — Понтия Пилата. Едва начавшись, съёмки прекратились, несмотря на уже потраченные 3 млн $. Это произошло после серии писем руководству кинокомпании от экстремистских христианских организаций. Создателей картины обвинили в антисемитизме и попытке передать свою интерпретацию библейской темы с гомосексуальными мотивами. Эта история глубоко задела режиссёра и он даже подумывал о том, чтобы перебраться в Европу и переключиться на документальное кино. В интервью Скорсезе с горечью отмечал, что кинематограф Голливуда окончательно коммерциализировался и говорил: «Надеюсь, когда-нибудь я всё-таки сниму «Последнее искушение…», но не в этой стране и не на деньги этой страны. Всё. Забудьте об этом. Этот фильм и американская индустрия кино не имеют ничего общего.» В 1987 году Скорсезе начал работать с новым агентом Майклом Овитцем. Пользующийся большим авторитетом и связями в кинематографическом мире Овитц смог сдвинуть проект с мертвой точки. Со второй попытки Скорсезе смог заинтересовать сценарием студию Universal Pictures. Когда один из боссов студии спросил режиссёра, почему тот решил снимать картину именно на такую тему, Скорсезе ответил, что хочет лучше понять природу Христа. Компания согласилась выдать деньги на проект, но только при условии, что следующий фильм Скорсезе, снятый для Universal Pictures, будет сугубо коммерческим.
    Редакционные материалы

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 6.5/10
    Американский режиссёр Мартин Скорсезе мечтал поставить фильм по роману греческого писателя Никоса Казанцакиса в течение пятнадцати лет. Его привлекла трактовка евангельской истории как притчи о вечном соперничестве в человеке плотского и духовного, земного и божественного. По этой версии, обычный плотник из Назарета, призванный Богом, вынужден нести все тяготы своего предназначения. А последним искушением для него оказалось видение будущей жизни с Марией Магдалиной, если бы Иисус был всё-таки спасён от распятия на кресте. Вот почему картина Скорсезе вызвала бурю споров, противоречивых мнений и даже террористические акции со стороны католических фанатиков, которые протестовали против её демонстрации в кинотеатрах. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 28 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Фильм не просто впечатляет, он ошеломляет! Думаю это самая гениальная вещь у Скорсезе в его фильмографии. Никакого плевка в сторону христианства и в помине нет. Никто не может знать, как было на самом деле.

    Последние 20 минут выворачивают всю вашу душу, стереотипы, сознание наизнанку. Дефо действительно хорош. Скорсезе мастерски подчеркнул изящность, интеллигентность, наконец, фотогеничность этого, прямо скажем, не ослепляющего эталонной красотой, актера. Христос вышел беспрецедентный!

    Эпизод с Харви Картелем, где он обличает Сатану, пересматривала раз 50, не меньше. Смотрите, люди добрые, такие фильмы бывают только раз в жизни.

    25 мая 2008 | 02:42

    Уиллем Дефо и Харви Кейтель

    Эти актеры справились с задачей, поставленной автором одноименного романа Никосом Казандзакисом на достойном изгибающем характерные устои уровне. То есть сотворили именно те образы и вытекающие из этих образов проблемы в перекличке с мощным философским резонансом духовного бытия. Забудьте о звездном таланте этих актеров — ибо чтобы играть таких персонажей, им пришлось забыть о голливудском позерстве и целиком упасть в бездну романа Никоса Казандзакиса.

    Синематографическая призма, через которую режиссер провел спектор духовной конструкции извечного человеческого вопроса на схождении связей между Богом и «не Богом»

    Сначало конечно банально нужны для этого костюмы, антураж и дух той эпохи. С этим художники-постановщики вместе с операторами справились более, чем достойно. Но самым главным этапом служила адаптация первоначальной истории.

    И сценарист Пол Шредер сделал это с наивысшим мастерством. За что ему от меня низкий поклон. Пол смог ни только полностью увидеть и сосредоточить тот важный элемент послания, но и также взял на вооружение из романа те аспекты, которые являлись фундаментальным обособлением важной духовной проблематики.

    Евангелие… ?

    Я посещал четыре года духовные семинары, да так проникся всей религиозной субстанцией, что взялся за изучение Буддизма, Ислама, Католицизма и Христианства на полном обороте.

    После трех лет знакомства с Православной составляющей я не на шутку верил в Бога и даже упивался полученными знаниями, относя себя в некой элите этого направления и образа жизни.

    Но потом все полетело с рук и мое мировоззрение стало проходить путь генерирования…

    Прочитал несколько дневников Святых отцов. Святость — это наивысший уровень, на котором ни то, чтобы невозможно совершить грех, а даже и подумать о грехе практически невозможно. И вот как раз между дневниками начались несоответствия — разные даты, разные ощущения и описания Святого уровня и т. д. Тогда-то я и задумался, что вся Библия вполне может иметь чисто человеческое наследие без участия Бога. Но уверять это на сто процентов я не осмелюсь. Ибо только глупец может в таких вопросах иметь абсолютную уверенность.

    Нужны ли знания о Боге?

    Нет. Для того, чтобы пройти достойный путь своей жизни — нужны только деяния.

    А если и существует Бог, то он дает человеку столько знаний о себе, сколько считает нужным для элементарного похода, в котором человек будет нести свой крест.

    Верю ли я в Бога?

    Вопрос такой может задать кому-либо только невежда. По этому я его задаю сам себе. Да, я верю. В мире есть вера, которая основана на информации и есть вера, которая основывается на самой вере. Вот и моя вера лежит на самой вере.

    Верю ли я в то, что описано в Евангелие?

    Этот вопрос я задаю себе вот уже несколько лет и ответить я на него ни смогу наверное до конца своих дней.

    Так что для меня данный фильм является совершенным откровением вариантности тех событий, что возродили Христа.

    Скорсезе взял на себя очень сложную и ответственную задачу. Ведь чтобы крикнуть о том, чего нет в самой священной книге — нужно приготовиться к многочисленным ударам от сторонников изложения. Может быть, Мартин умышленно вел рекламную компанию в мире кинематографа по своей персоне? Я не знаю. Подбеливать и хвалить данного режиссера я не буду по этому вопросу.

    Но сам факт того, как создатели фильма отнеслись к этой истории — с моей стороны заслуживает уважения.

    Если вы являетесь человеком с традиционным отношением к религии, и подобные искажения в истории Вас вводят в раздражение, то сие творение Вам следует пропустить мимо своих глаз. Но если вместе с тем вы являетесь пленником синема, то обязательно устройте себе знакомство с данной киноработой Скорсезе. Поклонников неожиданного сюжета ждет потрясающий финал.

    И вообще я считаю ни честным — относится к религиозным вопросам предвзято и односторонне. А именно я боюсь тех людей, которые утверждают что либо на 100% о религиозном наследии.

    Заключение

    В этом фильме Христа не опорочили. И только здесь, в этом полотне была демонстрация того — на сколько Христос может быть слабым в своей вере, в своей святости, в своей воле, в своей службе Богу и одновременно — на сколько он может быть сильным в этих же позициях.

    26 марта 2011 | 18:43

    Прошу прощения если невольно повторю чью-то мысль. Я постараюсь как можно обьективнее описать данный фильм и высказать свое мнение.

    То через что прошел легендарный американский режиссер во создание «Последнего искушения Христа» схоже с муками самого Иисуса в данной ленте. Скорсезе, будучи верным и верующим католиком, воссоздал Сына Божего (Уиллем Дефо, в одной из своих лучших ролей) ни только Месией, Богом и Царем Иудеев но и простым человеком, что и шокировало мировое Христианское сообщество. Немало людей разкритиковали эту картину даже не посмотря ее, все из за большого скандала связонного с весьма противоречивым толкованием Библийских событий основанным на одноименном романе Никоса Казанцакиса. Но откинем все это в сторону, ведь анализировать этот шедевр с художественной точки зрения намного интереснее и полезнее для тех кто еще его не посмотрел. Так что начнем!

    В интернете фильму Мартина Скорсезе присудили неоднозначные названия «взрывного, жесткого, непредсказуемого» — эпитеты принадлежащии и к предыдущим работам режиссера («Злые Улицы», «Таксист», «Бешеный Бык»). Это доказывает что мэтр остался верным своему стилю работы и без труда перенес события с грязных улиц Нью-Йорка в кровавую «Святую Землю» времен жизни и Распятия Христа, сохраняя былое напряжение и характер событий. Здесь присутствует монтаж Тельмы Шунмейкер, сценарий Пола Шредера, картинка Михаэля Балльхауса и музыка Питера Гэбриеля.

    Стилистика фильма рвет в клочья все стереотипы. Весьма неожиданный «микс» Страстей Христовых с жестким арт-хаусом и психоделическими элементами был явно ни всеми понят и попусту разнесен в пух и прах людьми далекими от киноискусства. Режиссер использовал так называемый эффект «Паратаксиса» (не путать с лингвистическим термином) — сильное, страстное желание Иисуса из Назарета стать обыкновенным человеком, ни Сыном Божим становится невозможным — он уже слишком далеко зашел в поисках самого себя. Разрываясь между искушениями и долгом Христос получает то что хотел, но кого это помысел: Сатаны или Бога? Это вы узнаете после просмотра данной ленты.

    Хотелось бы добавить один плюс актерскому составу. Уиллем Дефо не похож ни на одного «экранного» Иисуса — он улыбается, плачет, гневается, танцует и пьет вино. Его образ никак ни изврашен, он просто ближе к реальности тех жестоких… даже адских времен. Также великолепны Харви Кейтель в роли Иуды (не ссылайтесь на глупейшую номинацию на «Золотую Малину») и Барбара Херши в роли Марии Магдалены. В качестве бонуса короткие (но запоминаюшимися) появления Гарри Дин Стэнтона и Дэвида Боуи.

    Итог.

    Великолепная экранизация скандального романа, вдохнувшая душу в (позволю себе одно сугубо персональное мнение) достаточно плоских и не правдоподобных персонажей Нового Завета, «Последнее искушение Христа» было и является до сих пор одной из самых важных работ в фильмографии Скорсезе, не только в художественном но и в духовном смысле.

    К сожалению, многие люди отказываются принять и что более важно понять другие взгляды, даже воистину великих художествеников.

    9,5 из 10

    16 апреля 2012 | 02:03

    Фильм привлекателен достаточно нестандартным взглядом на жизнь Христа, отражением его сомнений, мятущейся души, неуверенности в выборе пути. Показаны слабости сильной личности, которые всегда вызывают интерес. Изначально обговаривается, что фильм снят по художественному произведению, а не евангелию, что дает право показать свой субъективный взгляд на события.

    Несомненно хорошая режиссерская работа, очень зримо, ощутимо, осязаемо передан дух времени, страдания Христа, попытки противостоять искушениям и найти правильный путь, ярко воссозданы образы Христа и его учеников, рассмотренные больше в земном ключе, нежели в духовном. Этот контраст отлично оттеняет разные их цели и пути: ученикам нужнее власть на земле, а не Царствие Небесное.

    Несмотря на то, что у меня несколько иное представление о Христе — он представляется мне более мягким, человеколюбивым, неспособным на погромы, пусть даже фарисеев и торговцев в церкви, не умеющим или же нежелающим защищаться мечом, отчего и был распят, ни тем более призывать к войне; также несколько иной взгляд и на некоторые события и их значение, но тем не менее, на художественную ценность фильма это никак не влияет, режиссерская трактовка весьма интересна. Хотя при всех плюсах есть и откровенно слабоватые эпизоды, например разговор с Понтием Пилатом.

    Особенно интересный момент — последнее искушение, где разворачивается в сознании Христа его возможная жизнь без креста — семья, дети, старость и т. д., после чего он твердо убеждается в верности принятого решения.

    Экранизация религиозных тем всегда является довольно опасным и рискованным делом, поэтому, в том числе и за смелость

    9 из 10.

    20 июня 2011 | 22:40

    Люблю Скорсезе, его самобытное, независимое, неправильное кино. Этот фильм особый в списке, потому как он про величайшую из когда-либо рассказанных историй. Кино эстета зрителю аскету. В основе фильма лежат евангелии, но не в обычной идеализированной трактовке, а в рациональной интерпретации одного греческого писателя Казандзакиса, человека у которого видимо было достаточно разумных оснований для сомнений в течение его долгой сознательной жизни и об этом говорится в эпилоге.

    Гремучая смесь на первый догмат крайнего философа-изотерика и жесткого режиссера-реалиста читал, вызвала тогда, опасение церковных чиновников. Достойным ответом могла бы стать инквизиция, но у нас не средние века. Для самого режиссёра реакция общественности стала потрясением, как и для автора книги, который, хочу верить, писал, о том, что любой непредвзятый человек, прочитав его книгу, полюбит Христа сильнее. И хотя повествование фильма идет почти примерно умеренно, на самом деле это бомба, начиненная гвоздями. Особенно, когда Иисус призывает к войне!

    Сюжет.

    Первое — Иисус строгает кресты. Сложно, но «зерно падает на благодатную почву».

    Рядом Иуда — мятежник, главный помощник, разглядевший секрет Иисуса, который необходим в борьбе за свободу Иудеи.

    Обострение внутренней борьбы, как болезни: «Нужно разомкнуть цепь зла…»

    Общение с Иоанном Крестителем — фанатиком, интересным человеком, его окружение — секта. «Любовь? что сие значит? Взгляни на мир, оглядись — ничто не свято, древо прогнило, нужно взять секиру и срубить под корень. И у меня есть сердце, но мне не возлюбить того, что не справедливо. Думаешь, нет пути господня кроме любви?.. Хочешь говорить с богом — иди в пустыню».

    Пустыня. Голод. Галлюцинации. Душа — поле битвы. «Мир не нужно спасать. Спаси себя, познай любовь». Ожидание разговора с богом, но приходит дьявол. Он узнал его и увидел следом дерево, которое сам посадил с любовью, но дерево оказалось с гнилыми (или кровавыми) яблоками. Вот открывшаяся истина одного сверхчеловека! Кто услышал в душе — слова бога, устами дьявола, подкрепленные человеком-авторитетом.

    Уставший, не услышавший бога, Иисус возвращается, встречает добрых людей, накормивших его и, как он сам говорит: «бог снова вошел в мое сердце». Есть добро, и очень хорошо, что так. Но есть и особое зло, беспредельное, как с ним поступить?

    Иисус призывает к войне! «Я буду крестить огнем, и я вам передаю приглашение».

    Ученики обретают сильного лидера, авторитета. Один ответ, снимающий вопросы: «Тогда закон против моего сердца».

    Наивная попытка повести за собой народ. «Царство господне пришло. Вы готовы меня принять?»

    Время действия — погром торгашей в храме. Вызов власти, системе, первосвященникам: «Я новый закон и новый завет! Господь — бессмертный дух, он принадлежит всем, господь не израильтянин».

    Открывающаяся формула: любовь, секира, смерть. Даже фундаменталист Иуда в шоке.

    Въезд на осле в Иерусалим, как царь Иудейский. «Я пришел разжечь великий пожар!» Заминка, стигматы, не состоявшаяся резня.

    «Бог послал мне легкий труд — умереть на кресте». Грубо говоря, чтобы стать классиком — надо умереть.

    Тайная вечеря, молитва, человеческий страх.

    Поцелуй брата Иуды, как единственное верное решение.

    Распятие. Боль.

    Искушение Иисуса на кресте. «Умри во сне, но проживи жизнь!» Его возможная земная судьба, если бы он избежал распятия. Далее преодоление животных инстинктов и распятие за все грехи человечества. Счетчик грехов обнулен.

    Большой минус — эпизод с Понтием Пилатом. Должен был состояться серьезный разговор, но его не было. Не было суда, не было обращения к еврейской толпе отпустить Христа. Толпа должна была кричать: «Да будет распят!» Событие не раскрыто.

    Главный вопрос — чудеса (фокусы или сказки, или гипноз) Иисуса, которые от него требуют люди, «полные ненависти». Хотел бы посмотреть на исцеление больных, для меня это главное, невероятное чудо в жизни Иисуса. Здесь я этого не увидел, кроме одного исцеленного слепого. Остальные вещи считаю можно понять. Даже сложный пример воскрешения Христа. Ислам говорит, что Христос не был убит на кресте: «они не убили его, это только представилось им», поэтому и могло произойти великое.

    После первого просмотра я никогда не сказал бы, что фильм хороший, всё было наоборот. Много, что заставило сомневаться, но и что-то привлекло вернуться. Я смотрел это кино несколько раз, потому как в силу небогатого ума не мог сразу достойно воспринять подаваемый материал. Куда уж мне до евангелий… Смотрел первый раз, до момента снятия с креста девочкой-ангелом. Не понравилось, не было интереса, не понимал, что происходит. На следующий день вернулся к просмотру, с перемоткой назад, и до конца. Сдержанные впечатления. Девочка оказалась демоном. … Стало ясно, важное было задето: каким было последнее искушение, не ошибка ли всё то. Иисус держит удар и в этом главная побеждающая истина. Здесь церковь должна была бы вздохнуть, но не время выкидывать индульгенции. Зацепило, потащило, посмотрел фрагментами третий раз — услышал важные фразы. Четвертый раз — появились мысли…

    В последнем искушение на кресте вложен не только домысел проверки Иисуса Христа, это еще и вариация и ответ на тему: было ли всё это. Ответ нам — неверующим, алчущим, простым обывателям. Разговор Павла с Иисусом. Было ли всё это? Если было, то так ли, как нам об этом рассказывают? Сам Иисус говорит: «Я не был распят, не воскрес из мертвых, я человек, как все». Павел: «Оглядись вокруг, посмотри на людей, какие у них лица, видишь, как они несчастны, как много страдают, их единственная надежда воскресший Иисус. Воскресший Иисус спасет мир, лишь это важно». «Всё то — ложь, мир не спасти ложью!» «Даю правду, которая нужна и в которую они верят…»

    Некоторые сцены.

    0-05 Распятие на кресте.

    0-28 «Во мне Люцифер… Он шепчет: Ты не сын царя Давида… ты бог! Еще что-нибудь спросишь?» Усмешка (над собой) и взгляд!

    0-54 «Я не выйду из этого круга, пока ты ко мне не обратишься. Какой путь не укажешь, я пойду им. Любовью ли, секирой ли… скажи мне о том…»

    1-35 Въезд на осле в Иерусалим, как царь Иудейский. Всеобщая эйфория. Речь революционера: «Я пришел разжечь великий пожар! Он пришел, я здесь…»

    По роману, как кажется, чтобы дойти до такой крайности, когда хищная птица вонзает в голову когти, человек должен либо сильно нагрешить, чтобы вселенски ощутить необходимость покаяния, либо смертельно болеть душевно и физически, ощущать дефицит времени и торопить действия. К истинной вере можно прийти лишь вдоволь настрадавшись (тяжелая болезнь) или наошибавшись (большой грех) — мысль Ф. М. Достоевского. Только тогда, истина может открыться во всей своей определенности. Открылась ли она Иисусу — да, можно ли это увидеть в фильме Скорсезе-Казандзакиса — возможно. И раскрывали ее оригинально, жестко, в сторону правильного.

    При просмотре фильма в крайней раз впечатление было очень сильным.

    1 мая 2010 | 20:25

    Один из моих самых любимых фильмов. И любимейший фильм о личности Христа. Мне всегда было любопытно, почему некоторым людям он кажется столь оскорбительным, почему, при этом, практически никто не в состоянии сформулировать причины своего возмущения. В большинстве случаев слышны лишь анафемы.

    Считать, что Никос Казандзакис предлагает каноническую версию жизни и смерти Христа, по меньшей мере, смешно. Но, изменив угол зрения, под которым рассматривается личность Христа, этот фильм, смог приблизить меня к пониманию крестной жертвы.
    Человек рождается, ничего не зная о мире, о себе, о своем месте на земле. Он растет в окружении теорий, соблазнов и сомнений. И ищет. Наверное, это самое главное и есть: найти себя, определить свое место, свое призвание.

    Почему не предположить, что, родившись человеком, Господь решил пройти путь человека от начала и до конца? Родиться и прожить жизнь человекобогом с четко осознанной задачей трудно, но легче, чем родиться человеком, который сначала должен понять себя, а потом совершить то, что должен. Насколько было бы нам легче, если бы у нас имелись неопровержимые доказательства существования души, если бы мы наверняка знали, что такое хорошо, а что такое плохо? Не догадки, не ощущения, не косвенные свидетельства, а прямые доказательства, постоянно подкрепляемые практикой. Если бы мы знали все так, как это знает Бог.

    Почему мы считаем, что Господь дал Себе такое великое преимущество, но лишил его человека? И не есть ли это преуменьшение жертвы Христа?

    Человек вечно пеняет на судьбу: он-де поставлен в такие сложные условия, что не может не солгать. Не может не украсть. Не может не убить. У нас всегда найдется оправдание греху. Может быть, Бог и решил доказать нам всем слабым и грешным, что человек МОЖЕТ поступить иначе. Что у него есть силы на это. Что времена всегда трудные, ситуации всегда сложные. А выбор нужно делать сейчас и всегда. Что не обязательно быть святым, чтобы суметь принести жертву.

    Эту самую свободу выбора Господь дал каждому человеку. Мог ли Он лишить ее Самого Себя? Родившийся человеком, Бог пребывает в незнании и сомнении относительно смысла своей жизни — как и человек, Он начинает догадываться о Своем предназначении; — как и человек, пытается избежать его горькой сторон — как и человек, принимает окончательное решение — как и человек.
    Но выбрав легкий путь, не решившись сделать то, ради чего родились, мы не избежим страданий: неизбежно столкнемся с реалиями жизни: любимая женщина, ради которой было пожертвовано всем, умирает, потому что люди смертны. И нам приходится смириться с этим и найти другую, убедив себя в том, что «все женщины одинаковы». Но, найдя замену потерянной любви, мы теряем идеалы, а значит и частичку души.

    А честная и простая «обычная» жизнь, которую так соблазнительно считать «достаточной» для выполнения предназначения, вдруг оборачивается грехом, потому что когда не исполнено то, что должно, все есть грех.

    Но и эта жизнь с принесенными в жертву идеалами, с неисполненными задачами, с неотданными долгами, бежит быстро, и неизбежно снова встает забытый в суете вопрос: а стоило ли оно того? и получилась ли жизнь?

    6 мая 2009 | 17:50

    После просмотра этого потрясающего фильма Скорсезе можно смело сказать, что кино, сделанное со столь огромной любовью и отдачей (Мартин здесь выдает мастер-класс по режиссуре, Уиллем Дефо — по актерской игре) и на совершенном техническом уровне, все же обладает великой силой искусства. Для многих сама мысль о том, что кино способно проявить свойство исцеления души, может показаться абсурдной. До просмотра «Последнего искушения Христа».

    Одноименная книга Никоса Казандзакиса (суть которой в расследовании дуализма личности Иисуса, его перманентного внутреннего конфликта между земным и божественным, материальным и духовным) легла в основу самого, пожалуй, честного, бескомпромиссного и личного фильма Скорсезе. Личного скорее всего потому, что через созданные образы Спасителя и Иуды отражает его собственный путь, полный противоречий, его душевные метания между «низшим» и «высшим», что вполне может иметь место у каждого человека на определенном этапе жизни, в том числе и у Христа, и у его учеников, и в этом, если вдуматься, нет ничего шокирующего. Режиссер представил наиболее приземленный образ Христа, терзаемого сомнениями по поводу своей Миссии и постоянной борьбой с искушениями, не ради дешевых целей эпатировать публику и вызвать общественный резонанс, а чтобы произвести «душевный рентген», понять самого себя как человека, и одновременно предоставить эту возможность зрителю.

    Что касается, на первый взгляд, неоднозначной финальной части, то необходимо признать, что здесь создатели добиваются мощнейшего эффекта. Конфликт достигает своего апогея и ставится важнейший вопрос: а что, если Иисус отказался от своего главного предназначения Спасителя и предпочел ему обычное человеческое, заключающееся в элеметарном семейном счастье? Мастерство Скорсезе же тут предстает во всей красе — он просто «бомбардирует» рядом гениальных находок и сцен, таких как: дальний план креста без распятого Иисуса с толпой наблюдателей на его фоне, что врезается в память раз и навсегда, поскольку искренне осознаешь величие этого момента и самой личности Христа, вконец изменившего ход истории и мировоззрение человечества, образ Сатаны, облик которого не конкретизируется (он может и вовсе предстать в качестве абстракции), и сделано это намеренно, с целью подчеркнуть, что Дьявол рождается прежде всего сознанием самих людей, или финальный диалог между Иудой и его Учителем, оказавшемся на пороге смерти, когда фоном за окном вовсю идет война, а небо багровеет с каждой секундой и все чаще и ближе слышны людские стоны и мольбы о Спасении. Все это выдает в режиссере большого мастера — ведь только он мог при помощи художественных средств и в высшей степени неусыпного внимания к деталям столь полно и неординарно изобразить ад во всем его проявлении.

    Все вышеперечисленное вместе выливается в уникальный киноопыт, единственный в своем роде, способный подарить в финале ощущение внутреннего покоя. Ну, а как объяснить тот факт, что, когда звучат финальные «It`s accomplished» и наступают титры, по твоей щеке неумолимо катится всего лишь одна слеза, но слеза очищения? Избавления от всей той грязи, накопившейся в душе за многие годы взрослой жизни в современный циничный век материализма, от уныния и скорби, которые, как омут, засасывают все глубже и глубже, чему можно находить миллион причин и оправданий бесконечно долго, однако ответ все равно всегда будет один — все это проявление слабости и заведомый проигрыш. Продолжать говорить, что пробуждает это Кино с большой буквы можно без конца, но это, по большому счету, бессмысленно. Лучше отключиться от внешнего мира, открыться фильму, пропустить его через себя, а после просто… Помолчать.

    5 февраля 2016 | 01:55

    Сложный, умный, скандальный фильм, который необходимо видеть каждому киноману и эстету. Игра актеров выше всяких похвал. Невольно начинаешь беспокоиться за умственное состояние тех, кто номинировал Харви Кейтеля на «Золотую малину», ведь актер исполнил роль Иуды блестяще. Впрочем, как и все свои роли.

    Отдельно нужно отметить Уиллема Дефо. После этого фильма я всерьез полюбил актера, хотя перед началом просмотра мне казался странным выбор исполнителя главной роли. Но Мартин Скорсезе не ошибся.

    Так же прекрасны исполнители второстепенных ролей: Гарри Дин Стэнтон, Барбара Херши и Дэвид Боуи.

    Великолепный фильм. Подлинный шедевр.

    6 мая 2006 | 14:23

    Мне категорически не понравился данный фильм. Я не верю, что Иисус мог быть таким. Здесь он грешный человек, который хочет искупить свои грехи. Но у Иисуса не было грехов! Он показан здесь каким-то неуравновешенным. В «Последнем искушении Христа» Иисус жалуется на какие-то голоса, шаги, тени… Я конечно понимаю, что этот фильм снят не по Евангелие, а по книге Казандзакиса, но все же!

    У людей, которые не знакомы с Библией, после просмотра этого фильма может сложиться искаженное представление об образе Христа.

    Единственное, что понравилось, так это музыка. Игра актеров тоже хороша, но Уиллем Дефо отталкивает.

    Я уважаю Мартина Скорсезе за его криминальные фильмы и не понимаю зачем он взялся за такую тему. Возможно я сужу строго, но это мое личное мнение.

    7 июня 2009 | 22:35

    Иисуса мучают головные боли, он шепчет, что ему слышатся голоса. Начало фильма настраивает нас на то, что перед нами нездоровый человек с явными психическими расстройствами. Иисус бросает работу, уходит в странствие и начинает проповедовать некую альтернативу иудаизма.

    Он, как и многие другие в те годы в Израиле, призывает изгнать торговцев из храмов ("Это дом моего отца!»). На просьбу толпы одарить их хлебом, он туманно отвечает, что не в хлебе счастье, а муки на земле даруют счастье на небе.

    Иисус отправляется в пустыню (т. к. Иоанн Креститель сказал что «Наш Бог — Бог пустыни»), и проводит там без еды и воды сорок дней. Ему являются поочерёдно то змий-искуситель, то лев, утверждающий что он его сердце, то древо познания, то Иоанн Креститель. Учитывая манеру съёмки, жару в пустыне и затяжной пост, все эти видения воспринимаются исключительно как миражи и галлюцинации. Развитие сюжета — вялое, сонное, погребально-умиротворенное. Когда Иисус возвращается изнеможённым в город, зритель в моей лице оказывается утомлён фильмом почти столь же сильно. Продолжаем.

    Иисус приходит в дом к двум женщинам, которые говорят что «Бог не в пустыне, он здесь», затем поют и кормят беднягу. Отныне Иисус полон решимости. Он меняет тактику. Он берет топор и вместе со своей армией направляется в Иерусалим. Иисус хочет принести себя в жертву. Фактически, он совершает самоубийство. Он мог прыгнуть в огонь, но вместо этого разгромил Иерусалимский рынок.

    Иисус предстаёт перед Понтием Пилатом. Ни в одной другой экранизации евангелия я не встречал столь слабо поставленных сцен. Пилат в исполнении прекрасного певца, но посредственного актёра, Дэвида Боуи жеманится как Джек Леммон в фильме «В Джазе только девушки». Боуи не производит никакого впечатления вообще. Он слишком молод, слишком худощав, слишком интеллигентен. Он садится с Иисусом, обычным преступником, на одну скамью. Он стоит, в то время как Иисус сидит. Их диалог — очередная проходная сцена фильма. Ладно, достаточно. Дальше идём:

    Иисуса распинают на кресте. И вот, мы, наконец-то, (если вы думаете, что рецензия скучна и монотонна — значит вы просто не видели сам фильм), становимся свидетелями того, что так взбесило католичество с православием. Уже на кресте, под палящим солнцем, Христа искушает дьявол. Дьявол проводит Иисуса по жизни, которую он бы мог вести, если бы отказался от Бога и не полез на крест. Жизнь та, надо заметить, довольно безрадостна. Иисус женится на Марии Магдалине, которая вскоре умирает. Тогда Иисус погоревав немного приходит в дом к тем двум женщинам, что однажды накормили и напоили его (см. выше). У него — куча детей. Он говорит, что счастлив, но на лице хорошего актёра Уильяма Дефо — такая грусть, что и словами не описать. Он ложиться на сметное ложе будучи дряхлым стариком, и к нему приходят его ученики. Они обвиняют Иисуса в предательстве. И Иисус понимает, что это дьявол искушал его мирской жизнью. И он открывает глаза, и видит, что мирская жизнь лишь привиделась ему. И он принимают свою смерть достойно.

    ===

    Я смотрел «Страсти Христовы» Мела Гибсона. Смотрел «Евангелие от Матфея» Пазолини. И сейчас мне кажется, что даже Гибсон выступил по данному вопросу убедительнее всеми признанного Мартина Скорсезе (с Пазолини и сравнивать то страшно, но всё же попробую). Постановка — ужасающая. Если Пазолини, который тоже не славился динамизмом своих лент, оформил интерпретацию евангелия чередой художественных полотен, а Иисуса представил в образе революционера а-ля Че Гевара, то Скорсезе снял все два с половиной часа в привычной помпезной манере, но словно на замедленной скорости.

    Огромное количество знаменитостей так же не пошло на пользу фильму. Уильям Дефо отнюдь не еврей, его внешность чересчур груба и резка. В некоторых сценах он словно щенок, которому отдавили лапы, в других — головорез и бунтарь. Впрочем, не запутаться в таком неопределённом аморфном герои и правда, задача не из лёгких.

    Харви Кейтель (по крайней мере, еврей) с рыжей кудрявой шевелюрой играет опять то же самое что и везде — жесткого, решительного мужика. Настоящий революционер. Иуда в данной постановке вовсе не предатель Христа, а самый горячий приверженец нового порядка.

    Еврейка Барбара Херши, как и все остальные, чересчур знаменита и узнаваема для такой символичной роли. К тому же, внешность её мне лично не показалась подходящей для «первой проститутки в Израиле». Хотя по нелепости экранного образа Дэвид Боуи определённо переплюнул весь актёрский состав.

    Идея о борьбе «духовного и мирского» в жизни Христа раскрыта крайне странна. Зачем богу понадобилось убивать своего сына? При чём тут искупление грехов, если Иисус заведомо часть Бога, а соответственно, не ровень простым смертным? Чем бога не устроила бы такая смиренная и аскетичная «мирская жизнь» сына? Почему дьявол продемонстрировал Христу «мирскую жизнь» на таком плохеньком примере? Разве нельзя было затмить ему глаза прекрасной беззаботной жизнью с Марией Магдалиной (или кем-то вроде неё)?

    Центральная мысль фильма — о выборе между земной жизнью и небесной. Прямым текстом говорится, что нужно выбирать небесную жизнь. Мораль — исключительно библейская. Да и фильм, крайне религиозен и консервативен. Но ещё он нелеп. Определённые моменты вызывают смех. Замогильные проповеди Христа, оживление мертвых, его постоянные метания из холода да в жар (то «нет насилию», то «я пришёл не с миром, но с мечом») — всё это навевает скуку. Ощущение после просмотра фильма, словно отсидел на трех-часовой научной конференции или только что от дантиста.

    Как пропаганда христианства и отречения от материальных благ фильм не состоятелен. В фильме «Догма» есть шутка, относительно рекламной компании католической церкви под девизами «Католичество — это круто!» и «Дружище Христос». Так вот, в данном фильме всё наоборот. «Католичество — это долгая мучительная смерть в пустыне под палящим солнцем» и «Психически нездоровый шизофреник Христос».

    Как произведение искусства фильм категорически не состоятелен. Если кто-то считает, что Антониони и Пазолини снимали «неспешно», то Мартин Скорсезе доказал, что может хотя бы в «неспешности» перещеголять своих европейских кумиров. Актёры не подходят на свои роли. Музыка Питера Гэбриэла содержит довольно примитивные восточные напевы (почему восточные, кстати?), и звучит абсолютно невпопад. Пазолини в «Евангелии от Матфея» умудрился представить аутентичными даже русские революционные гимны. Свита Христа Пазолини — голодранцы с задворок Италии, а у Скорсезе — гламурные звёзды. Да, не все эти актёры в 1988 году были звёздами. Но на выделенные им роли они всё равно не подходили. Никак.

    2 из 10

    26 октября 2009 | 01:27

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>