• Афиша
  • Журнал
  • Фильмы
  • Рейтинги
Войти на сайтРегистрациязачем?

Портрет леди

The Portrait of a Lady
год
страна
слоган-
режиссерДжейн Кэмпион
сценарийЛора Джонс, Генри Джеймс
продюсерСтив Голин, Монти Монтгомери, Уте Леонхардт, ...
операторСтюарт Драйбёрг
композиторВойцех Киляр
художникДжанет Паттерсон, Мартин Чайлдс, Марк Раггетт
монтажВероника Жене
жанр драма, мелодрама, ... слова
сборы в США
сборы в мире
зрители
США  749.9 тыс.,    Италия  633.4 тыс.,    Франция  184.8 тыс., ...
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG-13 детям до 13 лет просмотр не желателен
время144 мин. / 02:24
Номинации:
Закат XIX века — не лучшее время для истинной любви, но прекрасное для браков по расчету. Изабель Арчер — свободолюбивая девушка с душой бунтарки — шокирует ближайшее окружение своим отказом от выгодного замужества. Верная традициям и общественным устоям семья давит на нее. И даже неожиданное наследство не приносит ей долгожданной свободы.

Пользуясь неутолимым любопытством юной Изабель, ее коварная подруга интригами и обманом устраивает брак девушки с эгоистичным деспотом, своим бывшим любовником. Но очень скоро жестокая правда раскрывается, и, сбросив цепи семейных оков, Изабель вырывается навстречу настоящему чувству, несущему свет и надежду.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
43%
12 + 16 = 28
5.5
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Трейлер 02:24

    файл добавилSasti4

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 6.5/10
    Эту ленту назвали одним из главных разочарований сезона 1996—1997 годов, наверно, из-за того, что очень многого ждали от новозеландки Джейн Кэмпион, которая прославилась фильмом «Фортепиано» (обычно переводят неточно как «Пианино»), имевшим и художественный, и коммерческий успех. Интерес к её новому проекту подогревался также по той причине, что Кэмпион обратилась к роману Генри Джеймса, которого часто экранизируют, но редко кому удаётся перевести на язык кино без ущерба для восприятия его литературную манеру письма. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    Правая рука с локтем, голова, правое колено, ещё одна правая рука, сменная, не со скипетром, но с крестным знамением, левая голень, правая ступня, левая коленная чашечка, левая нога, затем то же в обратном порядке — нога, коленная чашечка, голень, рука, колено, гордо посаженная на мощной шее, в шлеме плотно уложенных кудрей, с красивым, капризным, надменным ртом голова — и снова локоть правой руки: всё, что осталось от колоссальной статуи императора Константина, в пустынном дворике Палаццо Консерваторов, за осиротевшим без убранного из-под стихий в убежище Марка Аврелия додекагоном Микеланджело. Мечутся, хаотично мелькают меж серых, покрытых пылью, загаром эпох обломков колосса яркие ленты взгромождённых на высокие шиньоны шляпок, клетчатые оборки зимних кринолинов, каблуки рюмочками, талии скрипочками, свежие, умытые, не знающие косметики лица поздневикторианских дам, викторианством сытно вскормленных, но наскучивших его самодовольными добродетелями, выпорхнувших из духоты пухом выстланного гнезда — в мир, в Рим, чтобы жить, а не дышать.

    И живут, и порхают бабочками меж руин, и думают, что причащаются римской славы с Капитолийской высоты, прелестные созданья, из того поколения, что — едва ли не единственное из всех историей зафиксированных поколений — так и не призывалось всеблагими в качестве собеседников на пир, по той простой причине, что роковых минут мира им в их жизненный срок не выпало. Не для того они сей мир посетили, чтобы испить высшего блажества сопричастности великим потрясениям, но чтобы наблюдать за потрясениями, застывшими в мраморе под рукой художника. Что парадоксально делает их соразмерными имперским колоссам.

    Потому что в интерпретации Джейн Чемпион самоцельная манерность, безыроничное жеманство, крахмальная рафинированность и капризное мелкотемье Генри Джеймса с его вечнозелёными американскими экспатами среди замшелых красот Старого Света превращаются в нечто, особенно ценное пережившим век двадцатый. Её освобождённые историей от страха и потерь персонажи в отведенное им безмятежное время добросовестно, отчаянно даже, рук не покладая, ткут канву цивилизации — впрок, чтоб с запасом, чтоб на сто лет хаоса и разрушений хватило. Доводят до немыслимого совершенства искусство носить турнюр, сорти-де-бал, боа, веер, феску, цилиндр. Наполняют своё жизненное пространство изумительного изящества безделушками. Обживают ренессансное палаццо Таверна, упомянутое ещё Данте в «Чистилище», ремонтируют механизм его многоярусного фонтана, устилают коврами его барочные лестницы, очищают от свечной копоти фрески Себастьяно Риччи и Розы ди Тиволи, до блеска натирают паркет, пускают по залам вальса звук прелестный, и мазурки, и полонезы, и каватины, и баркаролы, и аве из заутрених а капелла. Влюбляются не в деньги, а в обещание утончённой чувственности. Женятся на деньгах по-эстетски, а не по свинской жадности и отрыгивающемуся расчёту. И даже издеваются красиво, без грязи, без мелкой мещанской лжи — обдавая холодом, когда страстно горят душа и тело, и жаждут выхода неопрятные чувства.

    Джейн Кемпион не раз вспоминает по ходу фильма, что любимым поэтом Джеймса был Китс, а любимой присказкой для читателя из Китса «Любовь? — Игрушка лени золотой!» Мотивации максимального комфортного выживания неизменно оказываются у прагматика-Джеймса куда приоритетнее томлений смутного духа, и, по большому счету, ничуть не проигрывают им эстетически. Гребёнка барышни становится тиарой, стрелой Амура — бильярдный кий, и Марк Антоний проживает в Брунвик-сквере, а Клеопатра — в номере седьмом. Но все эти метаморфозы куда как живописнее, если мисс свежа и фигуриста, кавалер — осанист и натренирован верховой ездой и боксом, и на ней платья от Ворта, и на нём фраки от Стултца, и топчут они римские мостовые рионе Понте и рионе Пинья, и объясняются в своих не самых сложных чувствах у колоссальной античной ноги, принадлежавшей некогда статуе Исиды и брошенной в одном из внутренних двориков квартала иезуитов, ноги настолько древней, известной и напитанной поэтическими и художественными ассоциациями от Тассо до Байрона и от Гвидо Рени до Сильвестра Щедрина, что обаяние этих ассоциаций не может не окрасить и самой малокровной из грёз.

    25 сентября 2016 | 22:02

    Англия, 1872-й год. 23-летняя американка Изабель Арчер, из тех молодых дам, что никогда не теряют рассудок, приезжает с гостевой миссией к своему пожилому дядюшке, который перед смертью завещает ей солидную часть капитала — 70 тысяч фунтов. Несмотря на то, что Изабель окружают сразу три преданных воздыхателя, одним из которых является её кузен, она отвергает все предложения о браке. Вместо этого, став обладательницей целого состояния, она отправляется в путешествие по миру, поскольку боится, что раннее замужество может лишить её возможности переживать и «увидеть лучик света».

    Однако во время посещения Флоренции она всё-таки не находит сил отказать аристократу Гилберту Осмонду — несостоявшемуся художнику, ведущему затворнический образ жизни. Его признание в любви трогает её до глубины души и даже спустя несколько недель приводит в такое волнение, что при воспоминании о нём Изабель теряет сознание. Но замужество только подтверждает и во много превосходит самые худшие её ожидания…

    Работа Джейн Кэмпион, на тот момент единственной женщины-режиссёра, сумевшей заполучить «Золотую пальмовую ветвь» Каннского фестиваля, с особым нетерпением ожидалась целых четыре года. За это время творческие искания постановщицы из Новой Зеландии претерпели характерную эволюцию: победители Каннских смотрин затем, как правило, брались за крупномасштабные проекты. Не стала исключением и Кэмпион, решившая экранизировать «Портрет леди» (или «Женский портрет», 1881) — один из романов американского прозаика Генри Джеймса.

    Тем более что он давал ей возможность вновь обратиться к главной авторской теме: исследованию женского характера в процессе преодоления сковывающих его ограничений. Вслед за Джеймсом Кэмпион главное внимание уделяет нравственным коллизиям. Преодолевая повествовательность первоисточника, она стремится по возможности оживить визуальный ряд. Тем, например, что стилизует путешествие Изабель под немую чёрно-белую мелодраму начала века, а один раз даже позволяет себе смелую эротическую фантазию, в которой все три жениха одновременно тискают свою недоступную возлюбленную.

    Кэмпион сознательно отказывается от ключевых сюжетных поворотов, оставляя их за кадром, о чём зритель всякий раз узнаёт уже задним числом из диалогов героев. Схожим образом она поступает с главной героиней, по возможности приглушая красоту Николь Кидман, и вытаскивая «на поверхность» актёрское нутро. Так хорошо знакомые заплаканные глаза актрисы вполне могут стать визиткой этой картины, собственно это кино как раз и начинается с её блестящих от слёз глаз. В целом Кэмпион не прибегает к броским образным решениям и смотрит на происходящие холодным взором стороннего наблюдателя, опасаясь, видимо впасть в сентиментальность.

    Но поэтичности, эмоциональности и, главное, метафоричности «Фортепиано» тут уже не наблюдается. Из немногочисленных «красивостей» фильма, остающихся в памяти, можно выделить ещё разве что оригинальную подачу названия, написанного чернилами на женской ладони. В основном режиссёр следует не столько духу, сколько букве романа, главное внимание уделяя метаниям и страданиям обманутой и оскорбленной женской души, всё-таки нашедшей в себе силы не сломаться и не сдаться. Слишком академичный стиль ленты, представленной в конкурсе очередного Каннского фестиваля, оставил равнодушными и жюри, и журналистов, и публику.

    16 мая 2014 | 21:01

    Очень тяжёлый фильм, актёрский состав подобран на все 100! Очень нравится игра Николь, ну и Малковича, конечно! Стоит посмотреть…

    10 из 10!

    23 мая 2006 | 12:54

    Это мега скучное и нудное кино. Все происходит нереально вяло, и под него откровенно засыпаешь. Честно признаюсь, что очень давно не видел такого муторного фильма. Очень жаль, что в таком плохом кино снялась одна из моих любимых актрис Николь Кидман. Да еще и в главной роли.

    Атмосфера фильма поражает своим пессимизмом. Плохо у главной героини просто все. И весь фильм выполнен в серых нудных холодных тонах. В картине происходят бесконечные разговоры на тему, откровенно говоря, глупую и, на мой взгляд, не такую серьезную, чтобы так сильно переживать, как переживает её главная героиня, а вот действия в кино просто минимум. Такое чувство, что эти два с половиной часа не меняется не место, в котором все происходит, не герои. Очень скучно. Просто очень!

    В итоге, единственное, что можно отметить в этой картине это главная музыкальная тема. Она действительно очень хорошая. А все остальное нужно выбросить на помойку!

    9 ноября 2011 | 20:33

    Свою рецензию я хочу начать с того, что без прочтения книги — этот фильм смотреть противопоказано. В книге описано все неимоверно тонко, чувственно и интересно. В фильме же — собрание важных моментов из книги. И не имея фундамента, основанного на прочтении книги, фильм не содержит в себе никакой ценности.

    Игра актеров чудесна. Особенно влюбленный молодой Бэтмен — Кристиан Бейл. Его роль Розьера подходила ему также хорошо, как и роль Бэтмена. Николь Кидман справилась с ролью Изабеллы. Ее героиня много чувствовала, много переживала. И Николь Кидман в достаточной мере передала все то, что было описано про чувства Изабеллы в книге. Джон Малкович — истинный Гилберт Озмонд! Все его пороки, вся его меркантильность — идеально проявляются в его игре. Ну и конечно же, пара слов об Арагорне — Вигго Мортенсен в роли Каспара Гудвуда. Снова эксперименты с прической, романтический образ уравновешенного юноши с безответной любовью к главной героини. Именно юноши, так как в конце книги Генритетта дала ему четко понять, что он еще молод. И не все потеряно для него.

    И немного слов про конец фильма. Джейн Кэмпион решила оставить для зрителей неизвестным тот факт, что Изабелла все-таки вернулась в Рим. Плюс галлюциногенные моменты в фильме, диагональные повороты камер — все это не вызывало восторга. А восторг вызвал саундтрек к фильму. Вот что по истине было чудесно.

    В целом картина оставляет приятное впечатление. Но она не запоминается в памяти, как что-то великое и необычное. Было интересно посмотреть, как эту историю воспринимают другие. Но экранизация в моей голове была гораздо живее, ярче и выразительнее.

    7 из 10

    4 июля 2015 | 23:39

    Мадам Мерль: — Прошу, осторожно! Эта вещь бесценна!

    Гилберт Осборн: — На ней уже есть крохотная трещинка…

    Главная героиня картины — молодая американка Изабелла Арчер, тонкая, страстная и чувственная натура, неожиданно получает после смерти своего дяди большое наследство. В результате чего она приобретает бесценное право быть независимой и самой распоряжаться своей жизнью, что в XIX веке редкая привилегия для девушки. Отказавшись от двух весьма выгодных предложений вступить в брак, которые ей сделали богатый американский фабрикант, а затем английский лорд, Изабелла решает посмотреть мир, чтобы сделать о нем собственные выводы.

    Джейн Кэмпион после успеха «Пианино»(1993) обращается к классике посредством романа замечательного американского прозаика Генри Джеймса. Но немалая трудность состоит в том, чтобы, во-первых, передать особенный стиль этого писателя, сохранить атмосферу романа, не переиначив его главные мысли, а во-вторых, сделать такое кино привлекательным не только для искушенного зрителя, почитателя классики и конкретно Джеймса, но и для тех, кто смотрит его не избирательно, а по воле случая.

    Неверным и невыгодным для фильма шагом было бы сравнивать роман и экранизацию, поскольку зачастую произведения литературы становятся неким фундаментом, на котором строятся замыслы режиссера. Глупо делать это еще и по той причине, что сравнения «за» и «против» будут иметь характер затяжного перетягивания каната. Притом, что большинство читающих зрителей для себя давно решило: «книга лучше, чем фильм». Не стану оспаривать это устоявшееся мнение, только добавлю, что например, произведения «Побег из Шоушенка», «Женщина французского лейтенанта» или «Пианистка» на экране заблистали еще больше, чем на страницах книги.

    Картине Кэмпион можно вменить несколько минусов. Один из них — неспешность, даже монотонность действия. Складывается ощущение, что на экране не происходит ничего особенного, люди говорят ни о чем и ничего не делают. Порой хочется взять специальную лупу, а лучше микроскоп, потому что кажется, без специального усилия человеческий глаз не справится с задачей что-либо разглядеть. Значит, надо приложить это усилие, напрячь глаза и другие органы чувств! Потому что, если герои мало двигаются в кадре, то в душе-то у них происходят просто бешеные движения и скачки. Второй, на мой взгляд, минус — выбор Малковича на роль Гилберта Осборна. Он здесь кажется фелляхом с безупречным вкусом и настолько схож с Вальмоном, которого сыграл 8 лет назад, что ни другая прическа, ни интерьер не могут заслонить такого яркого злодея. Тем более, у Кэмпион Осборн из умного эстета-эгоиста превращается в обыкновенного домашнего тирана, который нуждается в вечном пиетете и так пресыщен и неудовлетворен окружающими, что поднимает руку на разочаровавшую его супругу.

    Мадам Мерль при всей своей изысканности (если забыть о коралловых серьгах и броши в виде винограда) и красоте очень походит на пошлую сводницу, кем, по сути, и является. Особенности ее отношений с Осборном раскрыты уже в синопсисе, отчего теряется часть интриги. Зритель просто лишается возможности размышлять на тему ее стараний соединить Изабеллу с давним знакомым. И кроме семейной неудачи мисс Арчер в фильме мало есть над чем подумать.

    Вряд ли фантазию с несуществующей в то время кинопленкой и прическу Изабеллы в стиле графа Дракулы можно занести в категорию сильных минусов, разве что назвать их небольшими ляпами. Кроме того, в фильме, помимо недостатков есть и достоинства. Крупные планы Николь Кидман с несвойственным для нее ореолом темных волос, на фоне которого голубые глаза выделяются еще больше. Музыка Войцеха Киляра и лениво-энергичные разливы Шуберта частично оживляют скованные движения героев. Антураж роскошной жизни и конечно, актеры-мужчины (Малкович, Донован, Бэйл, Мортенсен, Грант). Для них Кидман служит своеобразной кариатидой, вокруг которой эти добросовестные зодчие воздвигают прекрасный ансамбль.

    Что касается самовольной концовки фильма, то видимо, Джейн Кэмпион решила, что следовать роману Джеймса слово в слово и тем самым желанию зрителя — это такое же неблагодарное занятие, как кормить львов в зоопарке: сколько не корми, а они все равно норовят съесть вас самих. Поэтому, наверняка, предвидя критику в свой адрес, режиссер решила, хуже уже не будет, и смело поступила по-своему.

    Таким образом, если говорить о личности главной героини, то и у Джеймса, и у Кэмпион «Портрет леди» — это скорее скетч, легкий абрис, нежели законченное полотно. В конце фильма Изабелла также непостижима, как и в его начале, отчего было не менее интересно наблюдать, как меняются краски на этом холсте.

    7 из 10

    12 мая 2012 | 23:11

    Сначала я задам вопрос тем, кто уже посмотрел этот фильм. Вы поняли, почему Изабелла вышла за Озмонда? Почему предпочла его лорду Уорбертону или Каспару Гудвуду? Если нет, то фильм не попал в цель.

    Роман Генри Джеймса называется «Портрет женщины» (или леди, или дамы — в зависимости от перевода). Писатель поставил перед собой задачу: разобраться в душевной организации, психологии неординарной девушки, такой, какая стала бы Героиней Романа наравне с прославленными литературными героями мужского пола. Его Изабелла Арчер действительно необычна: при всей несвободе, которая была суждена женщинам в 19 веке, она обладает большой свободой в выборе образа жизни, спутника жизни. Она, например, не хочет выходить за Уорбертона, потому что боится пропустить в жизни всё самое интересное, став высокопоставленной и неприкосновенной леди. Она не выходит за Гудвуда, потому что ей не по себе от его прямолинейности и напористости. Она ищет того, в ком сочетались бы ум, оригинальность, чуткость и вкус. И находит Озмонда.

    В Озмонде (по роману) бездна всех этих качеств. И только после свадьбы Изабелла понимает, что в нем есть еще одна черта, которая уничтожает все достоинства: эгоизм. Озмонд стремится лишить жену ее идей, ее оригинальности, вообще личности. Его идеал — красивая жена-пустышка. Слишком поздно понимает Изабелла свою ошибку.

    А в фильме уже при первом появлении Озмонда понятно, какой он на самом деле: неприятный самовлюбленный тип. И зритель, глядя на перипетии сюжета, ломает голову: чем же смог такой негодяй прельстить героиню? Ведь у нее такие высокие стандарты! А Озмонд-Малкович даже умудряется бить жену (Г. Джеймс в книге подчеркивает, что муж ни разу не поднял руку на Изабеллу, у него для унижения были свои изощренные способы, чисто психологические)…

    Финалы в романе и фильме тоже сильно отличаются. В фильме финал остался открытым.

    Словом, Джейн Кэмпион в фильме сместила акценты: у нее уже не портрет женщины, которая ищет, совершает ошибки, но не сдается, а рассказ о насилии в семье. А это уже другая история…

    За Ральфа Тачита, который попал в точку — 

    6 из 10

    27 марта 2012 | 01:17

    Экранизация известного одноименного романа Генри Джеймса, который мне, к сожалению, не довелось прочитать. Но если верить С. Кудрявцеву, Джейн Кэмпион не удалось «перевести на язык кино без ущерба для восприятия его литературную манеру письма».

    Говоря более простыми словами, на мой взгляд, Кэмпион слишком уж увлеклась визуальной частью (которая, к слову, потрясающа; особенно впечатляют операторские изыски), а также ушла в сторону от «написания портрета» главной героини, сосредоточившись на второстепенных персонажах. И в этом смысле название фильма не отражает сути, учитывая, что обрисовать «портрет леди» режиссеру не удалось.

    Говоря об актерских работах, нужно сказать, что данный фильм не явился откровением. Джон Малкович как всегда коварен и жесток. Николь Кидман — как всегда несчастная жертва. Шелли Дювалль — как всегда нелепа и смешна. На их фоне выгодно выделяется Барбара Херши, создавшая образ сломленной женщины, хранящей постыдную тайну, и абсолютно заслуженно получившая номинацию на Оскар, которая стала для актрисы единственной.

    6/10

    27 октября 2009 | 15:24

    Джейн Кемпион, как я совершенно убеждена, очень любит женщин. Для женщин-режиссеров это редкость. И, безусловно, делает большую честь режиссеру. Обычно с такой любовью и трепетом снимают женщин режиссеры-мужчины. Особенно с этим трепетом снимают Николь Кидман.

    Николь сыграла в этом фильме невероятно удачную для себя роль. Все сложилось удачно, сам сценарий, режиссер, партнеры актрисы. И фильм только выиграл, ведь такую пугливую, изысканную невротичность может играть в наше время только Кидман. Именно когда она склоняет голову с пышной прической, проводит по лицу руками в перчатках, улыбается, когда не знает, что чувствует, быстро ходит по комнате от безысходности, раскачивая юбкой, именно она делает это так, как делала бы Изабель.

    Точно так же уникально, как коварного бессердечного соблазнителя играет Малкович.

    И дело тут не в однообразии их ролей играть, а в том, что лучше никто не играет. Ценные единичные кадры в киноиндустрии — удивительно, но факт.

    Лучше много раз послушать, как хорошую песню исполняет один и тот же автор, чем много раз слушать сомнительные перепевки новичков или просто подражателей-любителей.

    Красивое кино получилось у Джейн Кемпион, красивое, умное, чувственное. При малейшей эстетической жажде этот фильм будет указан в рекомендационном списке кинолент для её утоления.

    1 апреля 2010 | 02:50

    Конец XIX века. Молодая и привлекательная американка мисс Изабель Арчер приезжает погостить к своему дядюшке в Англию. Там она будоражит светское общество своими вольнодумными мыслями о женской свободе, в особенности, конечно, мужчин, которые воспринимают это как юношеский каприз милой особы и вполне не прочь заполучить такую милашку себе в жены, чтобы хвастаться ей как экзотической диковинкой. Но Изабель отвергает финансово выгодную партию и даже того, к кому не равнодушна, так как продолжает надеяться встретить нечто духовно большее. Но благодаря усердным «стараниям» светской львицы и интриганки мадам Мерль, судьба сводит Изабель с бедным, но алчным художником Осмондом, который умело оперируя сентиментальными клише, изловчился женить ее на себе, бессовестно пользуясь ее богатством в своих целях, вдобавок ко всему прочему превратил ее в моральную рабыню. И теперь вместо того, чтобы наслаждаться плодами своего выбора, по словам ее кузена, мисс Арчер вынуждена «лелеять самовлюбленный эгоизм дилетанта». Изабель с горечью осознает правдивость этих слов, но пока еще мужественно держит «оборону», потому что признать как жестоко она просчиталась из-за своей неопытности и горделивости — это еще более унизительно для нее.

    В 90-х годах американский кинематограф продолжает осваивать тему женского бунтарства, правда в качестве новинки рассматривает эту идею на примере «дамской» классики предыдущего века, где бережно расшивает канву нитями феминизма (даже нашу Каренину не забыли). В числе прочих к модной тенденции присоединилась новозеландская писательница и режиссер Джейн Кэмпион, которая после своего головокружительного успеха на родине с кинокартиной «Пианино», затрагивающую тему страстного женского томления, решила далеко не уходить от прощупанной почвы и, вдохновившись на этот раз романом американского писателя Генри Джемса, развернула красочно-трогательный фильм «Портрет леди», где обновила стародавний сюжет актуальной направленностью. Однако это ничуть не испортило восприятие экранизации, скорее наоборот, режиссер изловчилась сохранить самобытность атмосферы чопорной аристократии, уважительно выдерживать паузы на психологических колебаниях героев, но при этом дала чуточку динамики, из-за чего процесс просмотра способен сдвинуться с мёртвой точки. Вдобавок в умелых руках реквизиторов антураж выглядит живописно, но без ложной помпезности, что отдельно удостаивается награды жюри. Правда поначалу двуглавый кучерявый «причесон» на аккуратненькой головке Николь Кидман вводит в смущение, но если смотреть не на него, а в ее глубокие, задумчивые глаза, то и это ей можно простить.

    Учитывая, что в этот период снимается довольно внушительный объем фильмов о женском бунтарстве («Маленькие женщины», «Разум и чувства», «Эмма», «Гордость и предубеждение»), Кэмпион решила немного отличиться, внедрив в строгий колорит кадры с нашей реальностью: в начале фильма, вперемежку с титрами идет эпизод с современными девушками, которые многозначительно по очереди смотрят в камеру, возможно призывая не бояться перемен. Эффект связи времен особенно отчетливо проявляется в заключительные секунды фильма, когда героиня буквально застывает в сомнение о том, стоила ли игра свеч и если по прошествии длительного просмотра зритель еще не забыл с чего все началось, то узрит намек на благодарность сегодняшних женщин мятежницам прошлого столетия, которые заложили зерно женской эмансипации, а хорошо это или плохо — вопрос спорный, хотя фильм и осмеливается дать этому явлению положительную оценку.

    Если девушка умна, эрудирована, талантлива и добродетельна, то чтобы соответствовать ей, мужчине тоже надо работать над собой, но чего ради, если есть более простой путь — внушить ей единственную цель носить платья да рожать детей, а самому распивать чаи, сидя в бархатных креслах да паразитировать на мыслях, выуженных из двух-трёх прочитанных за всю жизнь книжек. Но не всё так плохо. В названии фильма слово «леди» имеет более обобщенный характер, это метафора женщин, не желающих мириться со столь малозначимой ролью в мире, осознающих возможность не только получения образования, но и его применения, самореализации, свободы выбора. К сожалению, из-за неокрепшего разума и чувств они могут иметь неосторожность ухватить такой «кусок», который пока еще не в состоянии «проглотить», плюс ко всему периодически могут наивно грешить радикализмом и несправедливыми обвинениями мужчин во всех смертных грехах, при том не всегда являя собой образец целомудрия (яркий пример — мадам Мерль, которая, несмотря на все свои недостатки, в фильме показана всего лишь несчастной жертвой мужского обмана, а почему-то не своей лицемерности и жадности). Но хочется верить, что время, опыт, осмысление и не иссякающие надежды помогут здравомыслящим женщинам найти достойный компромисс с сильной половиной человечества, главное не быть наивной «крикуньей» о своих правах, как Изабель, ведь ее осечка — это символ глупой гордыни, по крайней мере, в интерпретации Джейн Кэмпион.

    8 из 10

    22 октября 2015 | 12:12

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>