всё о любом фильме:

По млечному пути

On the Milky Road
год
страна
слоган-
режиссерЭмир Кустурица
сценарийЭмир Кустурица
продюсерЛукас Акоскин, Алекс Гарсиа, Паула Альварез Ваккаро
операторМартин Шец, Горан Воларевич
композиторСтрибор Кустурица
художникГоран Йоксимович, Невена Миюскович, Небойша Липанович, ...
монтажСветолик Зайч
жанр драма
сборы в России
зрители
Россия  66.1 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
время125 мин. / 02:05
Номинации:
История о любви, происходящая в период боснийской войны.
Рейтинг фильма
IMDb: 6.80 (1520)
ожидание: 89% (4547)
Рейтинг кинокритиков
в России
83%
5 + 1 = 6
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм основан на новелле Кустурицы из сборника короткометражных фильмов «Разговоры с богами» (2014).
    Редакционные материалы
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 25 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Война и Мир, Любовь и Смерть, Смех и Слёзы… И всё это есть Жизнь!

    Картина Эмира Кустурицы «По млечному пути» — сказочная, немного сумасшедшая история вечной Любви под аккомпанемент прекрасной музыки.

    Фильм-Притча. Фильм-Сказка. Фильм как Эмоция, как Признание, как невероятный Сон, в который вглядываешься, словно в безоблачное синее небо, по которому безмятежно летят журавли.

    29 января 2017 | 12:17

    Преданные фанаты творчества Эмира Кустурицы ждали его новую режиссерскую работу долгие 8 лет. В новом фильме «По млечному пути» их терпение будет с лихвой вознаграждено, но для всех остальных зрителей эти «три истории и множество фантазий в основе» станут неплохим введением в творчество балканского мастера. Говорить о нем можно только в контексте его фильмов, он ярок, узнаваем по неповторимому авторскому почерку, силен и естественен в том магическом реализме, которым начинена и его последняя лента от первой до последней минуты. Все, показанное в новейшем опусе, живет и развивается по своим законам, далеким от рациональности реального мира и заданным Кустурицей на уровне поэтики образов, узнаваемых и предсказуемых. Уже в очередной раз режиссер преломляет для фильма события войны в бывшей Югославии, поэтому «По млечному пути» складывается как гротескная трагикомедия, сочетающая в себе яркую странную демонстрацию прифронтовой жизни с приключенческим экшеном, презирающим все законы реальности, во второй половине фильма.

    Допуская для себя симпатию к режиссеру «По млечному пути», отмечу, тем не менее, избыточность и многословность авторского языка, благодаря которому чудеса и образы, иногда пририсованные при помощи нехитрой компьютерной графики к концу просмотра теряют свое очарование и начинают выглядеть уже фальшиво. Для своих поклонников Кустурица мастерски реализует проверенный рецепт — горные виды гармонично сочетаются с вертолетным треском и звуками беспорядочной стрельбы из всех видов оружия, идиллию белоснежного стада гусей нарушает свиной визг, странному молочнику-музыканту, который больше разговаривает с животными, чем с людьми, пришивает ухо на суровую нитку роковая женщина. События боснийской войны показаны через сказочную любовную историю между прифронтовым сербским молочником Костой (сам Эмир Кустурица) и его странным объектом желания итало-сербского происхождения без имени. Моника Беллуччи в роли Невесты напоминает нам о любви режиссера к итальянскому неорализму. Она постоянно смотрит неизвестно откуда взявшиеся «Летят журавли» Калатозова, быстро адаптируется к ведению домашнего хозяйства в прифронтовой деревне и проворно разливает молоко по флягам.

    Да, Невеста была любовницей генерала миротворцев из Лондона, да, свела довела его до тюрьмы. Но героиня Беллуччи, как и Коста — люди с уже потерянным прошлым, зыбким настоящим и только любовь, за которую они хватаются как за колодезную цепь, дает им силы выживать для будущего всеми возможными способами. Они продираются в прямом смысле через метафоры и поэтический полет фантазии Кустурицы позволяет им спасаться. Но голова режиссера — предмет темный. Грезы об убийственных часах на станционной башне, змее, которая напивается молоком и вырастает до огромных размеров, взрывающихся овцах на минном поле и будто бы сошедшей с постера из 80-х знойной заслуженной югославской чемпионке-гимнастке Милене (Слобода Мичалович) располагаются внутри «По млечному пути» самым естественным и проверенным образом.

    Проблема этого фильма — в неуверенности самого авторского высказывания. Да, он и Белуччи демонстрируют неплохую физическую форму и сноровку для своего возраста, да, вся кричащая пестрота на месте, да, авторская фантазия неуемна, даже реализм — и тот дает прикурить магичности. Но «По млечному пути» не хватает химии между главными героями и не хватает настоящей, а не придуманной эмоциональности, невозможно почувствовать ни трагедию, ни страсть из-за фантастических совпадений и волшебных вмешательств. Фантазия режиссера работает против любого развития характеров, потому что каждый раз, в каждом затруднительном положении все решает небольшая толика неожиданного волшебства будь то полет по воздуху, падение в водопаде или сдувание преследователей с горы. Красота женщины для Кустурицы становится в этом фильме куда более разрушительной силой, чем длительная братоубийственная война, на которой выживают вопреки, а не спасаются.

    7 из 10

    19 января 2017 | 13:38

    Кустурица — особенный, мы все это знаем: его нельзя ни с кем сравнивать, его нельзя не любить. К тому же, фильм «По Млечному пути» впервые был показан на Венецианском кинофестивале и номинировался в категории «лучший фильм». Несомненно, спустя 8 лет молчания Эмира Кустурицы, нашему взору предстает непростая лента — особенно если учесть, что режиссер показывает нам буквально историю своей жизни: через призму прошедших лет, с помощью своего особого взгляда, а также незабываемой музыки и потрясающей актерской игры (в том числе, своей).

    Всего мы наблюдаем три различных периода из жизни простого жителя Сербии: сначала спокойные и безоблачные дни, когда главный герой влюбляется в прекрасную женщину, отвечающую ему взаимностью; затем тяжелое время войны, когда каждый герой сам за себя, и не на кого положиться в решении своих жизненных трудностей и, наконец, последний, послевоенный период, когда всем приходится принять и попрощаться со всеми потерями того ужасного времени.

    Всеобщий трагизм войны складывается с частной трагедией главных героев, и мы приобщаемся к этому действу как если бы сами побывали на Боснийской войне, но самое главное — то, что режиссер не заставляет зрителя страдать. Ведь то, что мы видим — одна сплошная метафора. Как сказка, загадочная и будто родная — из детства и из снов. Фантасмагоричная смесь реальности, режиссерского видения и несколько нечеловеческого угла обзора.

    Мы знаем, что история рассказывается о реальных событиях, но то, что привносит режиссер по ходу повествования, превращается историю в легенду или миф, в нечто, что проще воспринимать, дабы не сделать из ленты совсем уж болезненное зрелище.

    Вот наш герой на пути к своей возлюбленной может напоить опасную змею молоком, а впоследствии эта же змея спасет ему жизнь. Или часы начнут кусаться. Или буквально из рук Коста (главный персонаж в исполнении режиссера) кормит медведя, — и это не компьютерная графика, вот где сказка!

    Что угодно может происходить, когда человек сталкивается с таким нелепым и печальным явлением как война, и Кустурица как следует дает нам это понять — хоть и с гуманным отношением к своему зрителю.

    8 из 10

    7 января 2017 | 15:37

    Смотря новый фильм балканского мэтра, который все мы долго ждали, трудно отделать от впечатления не просто дежа вю, но своего рода штампов, в которые превратился кинематограф «под Кустурицу», о чем напоминал недавний фильм «Мамарош», и в котором увязает сам автор «Аризонской мечты» и «Андеграунда». Сам изобретя эти штампы, Кустурица стал их заложником, будучи не способен создать новое кинематографическое высказывание, режиссер обречен на самоповторы и клишированные образы.

    «По млечному пути» — не лишенная определенного очарования картина в основном то, что касается чудной органики, с какой в кадре существуют животные, которых Кустурице нравится снимать, он с мастерством документального кино захватывает невыдуманные ситуации, в которых действуют животные и обогащает ими витальный колорит своей ленты, но что касается людей, то здесь, к сожалению, действуют непроходимые штампы (свадьбы, песни, гулянки, стрельба, танцы) — все то, что в свое время выглядело свежим и новым и заслужило Кустурице звание «балканского Феллини».

    Вновь снимая войну, автор не поднимается до высот антимилитаристской притчи, как в «Андеграунде», или просто витальной поэзии, как в «Жизни как чуде» и «Черной кошке, белом коте», образы выглядят вторичными, исполнители главных ролей: сам Кустурица (который откровенно плохо играет, несмотря на свой просветленный вид) и Моника Белуччи (выглядящая откровенно картонно и глянцево), единственным исполнителем, безоглядно вписавшимся во вселенную режиссера, стала Слобода Мичалович, затмевающая по витальному угару и мощной сексуальной энергетике всех, включая не только Белуччи, но и признанные в мире эмблемы мира Кустурицы, таких как Мики Манойлович.

    «По млечному пути» — второй после «Завета» фильм Кустурицы снятый после религиозной трансформации режиссера — его перехода из ислама в православие, что очень симптоматично. Языческий по сути кинематограф Кустурицы, с его восхвалением радостей плоти, с превращением всего мира в живой, непрекращающийся карнавал, чужеродный по своей сути, как исламу, так и христианству, вступил в последнее время в ощутимую конфронтацию с конфессиональными взглядами режиссера. Кустурица не умеет снимать по-другому, поэтому теперь, насыщая свой киномир христианскими символами (например, пастух и овцы в «По млечному пути» или икона в «Завете»), он добавляет ему чужеродные элементы, никак его не обогащая и не обновляя, хотя постановщика можно понять, ведь он ищет новое, пытается расширить свой киномир.

    Вся проблема последнего фильма Кустурицы состоит в том, что ему нечего сказать, он застывает в развитии как художник, вращаясь во вселенной своих собственных штампов, его взгляды требуют от него радикального отказа от его эстетики, на который он, видимо, не готов. Снимая о любви во время войны, режиссер поднимается до поэтичнейших метафор чужеродности войны миру природы, когда все (и животные, и растения), сама природа оберегает людей от преследования со стороны смерти, в этом смысле вторая половина фильма удалась более, чем первая, и это ощутимый шаг вперед от самоцитатности, но фильм рассыпается на составные части, не представляет собой единого концептуального высказывания, которым был «Андеграунд» или «Время цыган».

    «По млечному пути» обречен на то, чтобы понравится фанатам режиссера, ведь в нем так много узнаваемого по его прошлым фильмам, но нет того необходимого шага вперед, который мы все так давно ждали, думая, что именно этим вызван длинный промежуток времени, прошедший с выхода «Завета», однако ожидание вызвано застоем в развитии и творческим кризисом, что печально. Ведь обладатель двух «Золотых пальмовых ветвей» и множества иных призов так любим был именно за воспевание жизни, его материально-чувственной стороны, но никогда не слыл философом и мудрецом. Кинематограф Кустурицы прост и незатейлив, очень энергетичен и завораживающ, но снимать одно и то же на протяжении многих лет — черта, которая может оттолкнуть от него многих, тем более зная о мировоззренческих изменениях режиссера, хотелось бы верить, что он снимет радикально отличное от всего ранее сделанного кино, а не будет повторятся на протяжении еще двух десятков лет.

    26 января 2017 | 14:54

    Да, это далеко не лучшая работа Кустурицы, местами и вовсе заставляющая думать, что югославский волшебник вкрай исчерпал свои идеи. Но это только местами. После просмотра за возникновение в голове подобных мыслей становится слегка стыдно, ведь к финалу ленты ею по-настоящему проникаешься, и абсолютно забываешь о её слегка сумбурном и слабоватом вступлении.

    Кого-то может оттолкнуть политический подтекст фильма, который явно прослеживается и в его сюжете, и даже в текстах саундтрека, состоящего, не трудно догадаться, из всевозможных балканских мотивов и песенок, как зачастую и бывает у Кустурицы. Меня подобный подтекст совершенно не волновал, в первую очередь это всё-таки настоящее искусство, новый фильм Эмира Кустурицы, чёрт побери, занимавшегося последние лет восемь общественной деятельностью, политикой, строительством собственной деревни — чем угодно, только не кино. И вот перед нами наконец его новый фильм — военная мелодрама «По млечному пути». Возьмите любую, самую банальную историю подобного типа и представьте, как она могла бы выглядеть в совместимости с неподражаемым стилем Кустурицы, тогда вы получите примерное представление об этом фильме.

    Сюжет, из которого у любого другого режиссёра гарантировано получился бы очень тяжёлый и трагичный фильм, у Кустурицы играет лёгкостью, романтикой и вдохновением, при этом ни разу не теряя своих идей и драматичности, но в финале оставляя зрителя не со слезами на глазах, но воодушевлением и приятной улыбкой.

    7 из 10

    31 января 2017 | 03:17

    Феномен сербского постановщика Эмира Кустурицы не перестает светить вот уже которое десятилетие, то и дело привлекая к себе даже тех зрителей, которые ранее даже не задумывались о том, чтобы ознакомиться с ярко выраженными особенностями балканского кинематографа во главе с режиссером, обессмертившим свое имя благодаря невероятному «Андерграунду» и прочим картинам, чье действие неизменно разворачивается в бурных югославских краях. Получив достойное выбранной профессии образование, Кустурица справедливо рассудил, что массовое коммерческое кино будет недостойно его взглядов и обратился к культурному наследию родного края, тем самым провозгласив на всю Европу и даже весь мир, что сербские, югославские и боснийские мотивы достойны того, чтобы с ними ознакомиться как можно ближе. Все без исключения работы невероятного Кустурицы удостаиваются полностью заслуженных аплодисментов, а сам мэтр неоднократно поднимался на сцену фестиваля в Каннах, дабы взять в руки главный приз престижного и помпезного события, сослужившего славе творений Эмира достойную службу. И вот спустя почти что целое десятилетие с момента выхода «Марадоны», взявший затяжной творческий отпуск постановщик возвращается к нам вместе с очередной неординарной работой, именуемой «По млечному пути». Совершив вполне прогнозируемый временной скачок в наиболее трагические дни балканского региона, Кустурица еще раз провозгласил оду вечным ценностям ничуть при этом не прогадав.

    Итак, сюжет «По млечному пути» разворачивается в середине 90-х годов прошлого столетия, когда территорию Югославии раздирали кровопролитные межнациональные конфликты сербов, хорватов, боснийцев и албанцев. Неспособный наладить конструктивный диалог с соперниками, президент Слободан Милошевич подстегивал военное противостояние, уносящее в могилы несметное количество невинных жертв. Однако минувшие страницы истории, описывающие политические и прочие мотивы югославской войны, которую в пору называть бойней, по большей части остались за пределами внимания «По млечному пути», так как данная история повествует не о том, кто прав, а кто виноват. Она рассказывает историю двух влюбленных сердец, оказавшихся заложниками конфликта, к которого нет ни конца, ни края. Главным героем истории выступает музыкант по имени Коста (Эмир Кустурица собственной персоной), в результате военных действий потерявший родных и близких. И тем не менее Коста не собирается опускать руки, помогая солдатам родной армии пополнять продовольственные запасы. Изо дня в день герой посещает небольшую деревушку, дабы отвезти на фронт молоко и прочую провизию, но одними только продуктами его голова точно не занята. Внимание Косты привлекла очаровательная итальянка (Моника Белуччи), сбежавшая в глубинку от преследующих ее демонов прошлого. И эта история о том, как уже немолодой мужчина и женщина, чьи годы свежести также исходят на нет, наконец-то обретают друг друга на зло всем невзгодам, которые обступают их по воле коварной злодейки-судьбы.

    С высоты прожитых лет Эмир Кустурица осматривает боле боя югославской войны, нарочито отказываясь от излишней политики в своей работе, дабы показать историю двух сердец, вступивших в свой личный бой за счастье. Во многих прошлых работах мэтра просматривалась куда большая масштабность происходящего, неподдельная трагедия, боль и страх. «По млечному пути» наоборот выглядит камерно, охват событий постепенно сокращается до одних лишь главных героев, и в этом таится истинная прелесть картины, выступающей в некотором роде сердечным откровением самого Кустурицы. Режиссер со столь славным именем имел все возможности для того, чтобы снять фильм любого направления и драматического всплеска, но ему не хотелось браться за исполинское полотно, способное вызвать очередную порцию ожесточенных споров. Вместо этого Кустурица обезличивает стороны военного конфликта, ставя непримиримых соперников фактически на одну ступень, тем самым подчеркивая тот факт, что пули, выпущенные с обеих сторон, имеют одинаковый эффект. И обвинять Кустурицу в отсутствии четкой политической позиции абсолютно бессмысленно, ведь он уже неоднократно и в открытую выражал свое мнение касательно прошедших событий, и сейчас настал час оставить боль позади и с надеждой смотреть в будущее, но не забывая при этом об ошибках прошлого.

    Как и следовало ожидать от Эмира Кустурицы, он в обязательном порядке насытил повествование ярчайшим, насыщенным балканским колоритом с неизменно заводными цыганскими мелодиями, безостановочными танцами и юмором, способным залечить любую рану. Раскрыв перед аудиторией обиход и тревоги деревенских жителей, пребывающих в постоянном ожидании чего-то хмурого, Кустурица напоминает и себе, и нам с вами, что без улыбки, ироничного взгляда на жизнь и любви любые начинания теряют смысл. Пускай где-то совсем недалеко бушуют бои, разлетаются снаряды, а каждый прожитый миг может быть последним. Главное то, что мы несем в своих сердцах, что передадим будущему поколению, которое обязательно вырастет, при любых сложившихся обстоятельствах. Но не стоит преждевременно обманываться фирменной комедией среди слез от Кустурицы и считать, что режиссер специально высмеивает военное время едкими красками с двусмысленной ухмылкой. Все происходит с точностью, да наоборот. «По млечному пути» на самом деле несет в себе немало сложных идей, воспоминаний, описанных сквозь призму житейских историй родом из балканской деревушки. И чем дальше заходит повествование, тем глубже оно становится. А уж Эмир Кустурица знатный мастер раскрывать драму через комедию, вкладывая в уста своих героев мысли, которые еще очень долго будут блуждать по голове, заставляя мысли складываться в единую целостную картину.

    В итоге хочу сказать, что «По млечному пути» являет собой честное, острое и необычайно завлекающее действие, вновь возвращающее Эмира Кустурицу в строй. Конечно, данная история далеко не так пронзительна, как именитые работы признанного мэтра, и все же «По млечному пути» несет в себе крепкие идеи, фонтанирующие эмоции и тот самый балканский колорит, за который многие из нам так полюбили непревзойденного Кустурицу. Знающий фильмографию режиссера зритель может подметить, что Эмир на этот раз не забредал на поля символических экспериментов, а использовал давние наработки, включая платье невесты, красные тона, невообразимые фантазии наяву. Но согласитесь, что иногда не стоит забредать туда, куда тебя не кличет сердце, а нужно вернуться в знакомое и теплое лоно родного жанра, дабы вспомнить, что такое уютное кино с огромным смыслом.

    8 из 10

    18 января 2017 | 12:06

    Многие говорят что этот фильм очень похож на предыдущие. Если рассматривать манеру снимать — то да, многие моменты похожи. Но так практически у любого режиссера. А вот похожий сюжет был в одном его фильме — «Жизнь как чудо». Преследование пары, любовь. Но если тот фильм вселяет желание жить, радость, море позитивных эмоций, то здесь все наоборот. И вот что интересно, в последних фильмах Кустурицы появляются «положительные» главные персонажи, абсолютно положительные. И это один из самых грустных его фильмов. А концовка и вовсе ни на что не похожа. И вот тут если выйти из манеры съемки то фильм разительно отличается от всех предыдущих. Разочарованность в мире людей, уход главного героя в некий духовный поиск и мир животных, идеальный и чистый по сравнению с человеческим. И раньше режиссер снимал животных, но здесь это настолько явно. Не могу сказать что этот фильм понравился мне больше всех, но зачастую фильмы Кустурицы вызывают у меня очень противоречивые чувства и эмоции, что мне и нравится.

    4 февраля 2017 | 12:46

    Ожидание новой ленты Эмира Кустурицы напоминало все фильмы этого режиссёра — задорная бойкая беготня, то утихающая, то вновь возникающая в совокупности с его музыкальными турами, подогревающая напряжение так, что казалось весь временной отрезок балканец готовил своему зрителю нечто внушительное и гениальное, сопоставимое с «жизнью», «андеграундом», «кошкой», с чем угодно.

    Если на первое место вывести честность, «Млечный путь» в корне отрекается от этих ожиданий. Можно сказать и по прокату, работа Кустурицы, несмотря на довольно почтительное отношение к нему в нашей стране, так же пляшущей на костях деревень, оказалась незамеченной кинотеатрами, и прошла относительно мимо, не имея рекламы и выглядя серым пятном на фоне обезличенных блокбастеров. Ровно то же самое произошло и в фестивальном сезоне — отказавшиеся Канны и блеклая попытка в Венеции — совершенно не та ступень, на которую необходимо было встать.

    Так и или иначе, даже несмотря на все эти факторы, Кустурица найдёт своего зрителя, а зритель найдёт своего Кустурицу. Прежнего, по созданию ленты, прежнего по её импульсам и по экспрессивным ярким сценам, однако полностью растерявшего свою чувствительную основу. Здесь нет его красноречивого мира; его собственная проекция вселенной находится в войне с самим собой, поэтому война со своим типичным рваным ритмом так изнурённо отображается на экране. Здесь война ничья — очередное обращение к ней проходит лишь попыткой выразить своё ироничное «фи», хаотично расставив снайперов, раскидав летящие бомбы и выведя на охоту миротворцев — причина, по которой каждое существо из них находится на этой территории и в этом фильме, неясна даже спустя два часа его хронометража и с полной корзиной антивоенного протеста.

    Совершенно точно нельзя заявить, что фильм обладает яркими героями, преисполненными своими причудами, даже несмотря на актёрские работы самого режиссёра, играющего отрешённого снабженца-музыканта, и прекрасно представленной в роли сербки Моники Белуччи, которая хоть и нарисована идеальной женщиной, такой, которая с каждым оборотом тяжеловесного часового механизма превращается в стирающую и готовящую деревенскую «бабу», однако выглядит всё равно как приехавшая на рандеву пиар-менеджер балканской музыкальной группы. И кажется, что уж любовь этой маститой пары должна разжечь в покорном зрителе чувства и заставить страждущих насладиться, только вся эта любовь — наиграна и надумана. Каждый персонаж здесь похож на раскрашенных кукол, движимых своим создателем, что характерно выступает в элементах рукопашных схваток, в том числе и со змеёй, когда кажется, что расположение зрительского кресла — в первом ряду кукольного театра, и ты в восторге от того, что это видишь, но прекрасно понимаешь, что это именно тряпичные создания, и восхищение вызывает только лишь красота управления ими.

    Именно с этой стороны Кустурица и остаётся блестящ — множество сцен, доступных только его воображению, поиск углов камеры, пришедшее фэнтезийное использование компьютерной графики, финальный кадр, завершающийся млечным путём, живописные пейзажи и сатиричные элементы при помощи не внутренних свойств объекта, а объектов добавочных, иногда нарочито жестоких, вмешивающихся в течение истории. Зоопарки всех сортов и мастей — тут тебе и кружащий сокол, и летающие овцы, сбившиеся гуси, красавица-курица и всё та же охотница-змея, как возникающие из ниоткуда солдаты, что работает в каком-то смысле даже выгоднее самих актёров, актёров живых.

    Смесь для салата, хаотично нарезанная, измельчённая кухонными приборами, абсурдная, из проверенных сортов, вкусная и употребимая.

    Только послевкусия никакого. Политические и религиозные вопросы, а также собственное музыкальное творчество и философский поиск идеальной общины — кажется, что всё это волнует Кустурицу гораздо больше, чем создание цельной, шебутной и острой на язык истории, которые он когда-то с лихвой мастерил в прошлом. Темперамент шестидесятилетнего жителя Балкан сходит на нет, уже нет прежней страсти и бунтарского запала, на первые планы выдвигается бубнёж, безусловно талантливый, но уж какой-то неопределённый, не верящий в собственную правдивость.

    1 марта 2017 | 14:16

    Война. Неисчерпаемый конфликт, который ни у кого уже не вызывает эмоций. Она влияет лишь, пожалуй, на опечаленность глаз местных жителей.

    Зверюшки. Животные, их бесчисленное количество. Тут флора и фауна Боснии во всей своей красе. Они здесь — ангелы-хранители, глаза Бога, справедливость и помощь немощным людям.

    И она… воплощение всех женщин, которых воспевает и боготворит Кустурица. Но, отлична от тех, что были раньше. Теперь, в этом идеале меньше язычества, но больше простоты. Видимо, с возрастом, мужчины начинают понимать, что чем загадочнее девушка, тем она глупее и без интереснее, нежели, заранее ведома простецкая натура. Моника Беллучи — идеальный вариант к этому персонажу, во всей своей красе. Как будто, они оба ждали, ждали и доросли до сыгранных ими ролей как в кино, так и в жизни друг друга.

    Это очень взрослое, мудрое кино с причудливой детской фантасмагоричностью. Кино, которое может позволить себе разочаровавшийся в человеческих качествах и под конец уповающий только на мечту и только на любовь. Очень красивое и честное творенье. Идущее исключительно ОТ широкой души. Кино, которое поймут не все, но зацепиться им точно большинство.

    11 февраля 2017 | 21:01

    В 2016 году Эмир Кустурица представил в Венеции свою первую за долгое время картину «По млечному пути». Давненько мы не видели новых работ режиссёра, зато имели возможность много раз посетить концерт No Smoking Orchestra, работе и гастролями с которым Кустурица уделял много времени в последнее время.

    В этот раз главную роль, молчаливого и пережившего многое Косты, играет сам режиссёр, причём играет очень убедительно. Роль его возлюбленной, наполовину итальянки, наполовину сербки, играет Моника Белуччи. Героиня, именуемая весь фильм «невестой», каждый день смотрит «Летят журавли» и ассоциирует себя с образом Татьяны Самойловой. Коста ежедневно возит молоко через поле боя и наслаждается общением с животными больше, чем с людьми.

    Сам Кустурица называет свою работу «кино о любви во время войны», что по сути, правда. Вечная война на Балканах в картине является лишь фоном. Несмотря на то, что всё ещё сложно поверить в то, как мало времени прошло с югославской войны, она представлена не более, чем авансценой для развития событий и встречи главных героев. Тут совсем нет политических высказываний и оценок, режиссёр уже всё сказал в своих первых фильмах, за которые получил не одну Золотую Пальмовую ветвь в своё время.

    Значительную часть фильма на экране царствуют животные, великолепные движения которых мастерски запечатлены дуэтом операторов — Мартином Шецом и Гораном Воларевичем. Вообще, теме природы и силы Кустурица отдаёт главное место. Мы летим вместе с соколом, ближайшим другом героя, наблюдаем кормление настоящего медведя, и смотрим, как одна из опаснейших в мире змей пытается спасти героев, ожидая от них доверия.

    Силы природы также помогают влюбленным, чьи чувства настоящие и противопоставляются силе оружия, несущего за собой лишь смерть. И если даже влюблённым не выжить в этой схватке, то с размаха вечности и высоты млечного пути, может выжить только любовь. Сцена рождения ягнёнка — ярчайший символ фильма, символ возрождения и течения жизни. Несмотря на множество движений и действий, время застыло и сломалось, в точности как механизм старых часов.«По млечному пути» смотрится как застывшая сцена из жизни Югославии, которую мы потеряли и великой любви, ради которой стоит жить.

    15 января 2017 | 16:28

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>