Очки в золотой оправе

Gli occhiali d'oro
год
страна
слоган-
режиссерДжулиано Монтальдо
сценарийНикола Бадалукко, Антонелла Грасси, Джулиано Монтальдо, ...
продюсерЛео Пескароло, Гуидо Де Лаурентиис, Эрик Хойманн, ...
операторАрмандо Наннуцци
композиторЭннио Морриконе
художникЛучиано Риччери, Нана Чекки, Бранимир Бабич
монтажАльфредо Мускетти
жанр драма, ... слова
премьера (мир)
релиз на DVD
время110 мин. / 01:50
1938 год. Провинциальный итальянский городок Феррара. Доктор Фадиати, человек пожилой, обожаемый пациентами, интеллигентный и одинокий, неожиданно для себя влюбляется в студента-красавца Эральдо. Молодой циник, не пропускающий ни одной красотки и мечтающий о сладкой жизни, готов ответить на чувство Фадиати, но только ради того, чтобы воспользоваться его деньгами и связями…
Рейтинг фильма

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка


    Фильм об одиноком человеке задолго до эффектного дебюта Тома Форда снял Джулиано Монтальдо, назвав его нейтрально и отстранённо, просто — «Очки в золотой оправе». Быть может, он даже и не предполагал выдвигать на авансцену героя Филиппа Нуаре, задумчивого, чуть рассеянного доктора, одиноко слоняющегося по улицам притихшей Феррары, без компании отправляясь зачем-то в соседний городок? Однако озабоченный человек то и дело возникает неслучайным встречным, пересекаясь в разговорах с разными людьми.

    Хотел или нет, но режиссер растворил историю главного героя в бытовых зарисовках и картинах нарастающей волны фашизма, готовой накрыть весь устоявшийся мир. Студенты вытряхивают из аудиторий еврейских профессоров, светские дамы присматриваются к военным, а благородные отцы семейства ищут лучшей партии для своих дел. Среди всего этого столпотворения одиночество флегматичного доктора предстаёт необъяснённой данностью истории, начинающейся с конца, лишь немного отматывая время назад, не настолько далеко, чтобы прояснить его одинокую грусть.

    Из-за спины немолодого мужчины выглядывает романтическая пара, где Руперт Эверетт опасливо клеится к очаровательной Валерии Голино, чья героиня мечется между принципами и приличиями, решительно отдаваясь спасительному прагматизму самосохранения, а блистательная Стефания Сандрелли, истекая женской ревностью, мстительно шпыняет незадачливого старика.

    Но так получается, что, отодвинутая вглубь, судьба одинокого человека становится элементом многомерной конструкции, связывающей жизнь всего общества и отдельных людей, обнаруживающих в отношениях с ним, кто расчетливость, а кто благородство, а, в угрожающей строгости нового порядка, крах личных отношений доктора усугубляется изоляцией от общества, не выпускающего загнанного из угла.

    Отсюда вечно влажные глаза Филиппа Нуаре обречённо глядящие из-за стёкол тех самых очков в золотой оправе и фирменные нотные слёзы Энио Морриконе, оттеняющие его депрессивную маету, как и драму разлагающегося общества, отторгающего одних и связывающего компромиссами прочих, идущих на сделки с совестью, оправдывая себя за вынужденный конформизм.

    Многоплановая по наполнению, картина Джулиано Монтальдо, при всей аутентичности эпохе, в визуальном исполнении выглядит скромнее камерной работы Тома Форда, оставляя впечатление панорамного полотна, где режиссёр переводит взгляд от одного события к другому, вбирая в рассказ больше, чем жизнь одинокого человека, передавая свойства места и дух времени, при этом избегая фокусироваться на чём-то одном.

    24 мая 2010 | 14:47

    Этот фильм по ходу сюжетных линий довольно не простой.

    Если не отвлекаться в самом начале, то можно обратить внимание, что события фильма разворачиваются в итальянском городке Феррара именно в 1938 году, когда, судя по первым кадрам фильма, перед каждым итальянцем стоял выбор: быть лояльным гражданином и принять фашистский режим Муссолини или пытаться сопротивляться.

    Повествование, как и в литературном источнике, идет от молодого еврейского студента Давиде Латтеса (Руперт Эверетт), который в самом начале фильма поддерживает своего учителя, изгнанного студентами из Болонского университета за то, что он еврей.

    В начале фильма немного спокойной обыденности. Давиде со своими сокурсниками каждый день в шесть утра отправляется пригородным поездом из Феррары в Болонью. По пути студенты по вторникам и пятницам встречаются с детским врачом — доктором Фадигати, который посещает Милан с целью соискания докторской степени.

    Мы видим интеллигентного Доктора Фадигати, который знает и помнит многих из них как пациентов в детстве, и знает их родителей. Доктор находит в Давиде интересного собеседника.

    Напряженную политическую обстановку фильма несколько перевешивает молодежная линия. Доктору навязывает общение другой студент — молодой блондин из бедной семьи, занимающийся боксом. Он приглашает доктора посмотреть его бой, намекая, что настоящие мужчины — боксеры награждают друг друга тумаками, а после боя ходят обнявшись.

    Доктор очень добрый человек. Встречая его, Нора Тревес, невеста Давиде, сетует на то, что кто-то (как оказалось позже, именно Доктор Фадигати) опередил ее покупкой на аукционе интересной картины, и доктор, не раздумывая, передает приобретенную картину семейству Тревес. С таким же успехом, молодому боксеру, после победы в проведенном боксерском поединке, удается заполучить в подарок от доктора новенький красный двухместный автомобильчик.

    Отправившись с юношей на побережье, где отдыхает почти вся Феррара, Доктор Фадигати вдруг понимает, что становится посмешищем для своих знакомых. Зазнавшийся блондин боксеришка катает на автомобиле девушек на ночные купания, не удостоив доктора возможности даже пообщаться за обеденным столом.

    Все бы ничего. Но Синьора Лавиззоли, роль которой блестяще сыграла Стефания Сандреллли, желая отомстить доктору за воздержанное отношение к ней, раздувает скандал путем грязных намеков на якобы имеющими место отношениями между юношей и Фадигати.

    Затем снова всплывает основная тема фильма. Нора Тревес, роль которой тонко сыграла Валерия Голино, расстается со своим женихом Давиде. Боясь за свои еврейские корни и пытаясь спасти семейный бизнес, который она неожиданно унаследовала, она отдает свою руку человеку из профашистского правительственного круга.

    Не сложно догадаться к каким кругам примкнет блондин, разоривший доктора и профукавший дорогие подарки.

    Давиде, оставшись в одиночестве, пожалуй, единственный, кто понимает доктора. Но Фадигати осознает, что новый порядок не прощает слабостей, и решает не пятнать более никого своим общением.

    Девушкам, переживающим за участь Филиппа Нуаре в роли доктора Фадигати, не стоит лить слезы в подушку. Филипп Нуаре по-своему отснял роль-реванш в фильме «Макс и Иеримия». Здесь также присутствует боксерский поединок и красивая машина в подарок. Филипп Нуаре в роли Максандра также интеллигентный и щедрый. Но теперь все наоборот. Он к тому же жесткий профессионал, которого боятся главы мафиозных кланов, и он никому не собирается сдаваться. А начинающий специалист своего дела Иеримия (Кристоф Ламбер) уважает своего наставника Максандра и отказывается от Астон-Мартина в подарок, поскольку чтит дружбу превыше всех материальных благ на свете.

    10 из 10

    27 февраля 2012 | 23:39

    Италия, 1938 год. Первые ростки фашизма и антисемитизма уже успели пустить свои корни в Ферраре: повсюду начались притеснения, а порой и откровенные гонения евреев. На этом фоне разворачивается роман Давида (Руперт Эверетт) и Элеоноры. Однако, основная сюжетная линия все же носит гомосексуальный характер: стареющий доктор Фадигати (Филипп Нуарэ) влюбляется в студента-боксера Эральдо. Молодой повеса соглашается жить с доктором исключительно из корыстных соображений: его привлекают деньги и социальное положение последнего.

    Благодаря Эральдо, их роман становится достоянием общественности, что резко подрывает авторитет и репутацию доктора в глазах консервативных жителей Феррары. К тому же, верность и преданность не входят в список добродетелей Эральдо, а потому он предпочитает, не таясь, коротать погожие летние деньки в обществе юных барышень.

    Поначалу тактичный и вкрадчивый Фадигати находит оправдание тщеславию, жажде наживы и многочисленным изменам любовника, но, в конце концов, развязное поведение молодого человека переходит все границы и Фадигати решается на откровенный разговор, однако встречает резкий отпор со стороны Эральдо. Тот со скандалом разрывает их отношения и отправляется во Францию, не забыв при этом прихватить с собой часть вещей доктора.

    Некогда почтенный и уважаемый доктор Фадигати в одночасье становится посмешищем для всей Феррары. Общественное порицание и отчуждение вынуждают его закрыть свою практику и перебраться жить на окраину города. Единственным человеком, готовым оказать дружескую поддержку одинокому старику, становится Давид (Руперт Эверетт), сокурсник Эральдо. Будучи евреем в Италии времен Муссолини, он не понаслышке знает, что такое быть отверженным. Однако полнейшее отчаяние и отсутствие дальнейших перспектив все же толкают Фадигати на крайний шаг — он решает покончить жизнь самоубийством.

    Собственно с этого как раз и начинается фильм.

    Я не буду произносить пафосных речей насчет того, что картина Джулиано Монтальдо «Очки в золотой оправе» по праву входит в золотой фонд мирового кинематографа, не буду также завлекать достопочтеннейшую публику несравненным и неподражаемым Филиппом Нуарэ, и уж тем более не стану эксплуатировать тот факт, что в этом фильме Руперт Эверетт, на мой взгляд, сыграл свою лучшую роль…

    Скажу просто: связно излагать свои мысли я смогла лишь на вторые сутки после просмотра, ибо первый день я попросту прорыдала, уткнувшись мордой в подушку.

    10 из 10

    22 сентября 2009 | 10:28

    Полагаю, те, кто восхищался, как показана как бы любовь в «Горбатой горе», поймут смысл аргументов оппонентов, если увидят эту чудесную, трогающую до слез историю настоящей любви одного мужчины к другому и чувства третьего, проникновенно переданные Рупертом Эвереттом, который в конце концов постигает эти переживания…

    Истинная любовь беспредельна и прекрасна, даже если кому-то со стороны она кажется неправильной — и мало кому удавалось показать это с такой очевидностью, как Джулиано Монтальдо в картине «Очки в золотой оправе».

    До этого фильма Руперта Эверетта я почему-то недолюбливала, но после этой роли, сыгранной на заре своей кинобиографии, осознала, насколько он талантлив. Интересно, что даже Филипп Нуаре, из-за имени которого я без тени сомнений купила этот коллекционный диск, удивил меня образом совершенно неожиданного персонажа, еще раз показав, как многолика и многогранна может быть настоящая актерская одаренность.

    Впрочем, слабых актеров и вообще слабых мест в этой картине нет: от сценария и костюмов до съемок, музыки Эннио Морриконе и поистине филигранной режиссуры. И все это особенно ценно, когда речь идет о таких тонких материях как антисемитизм в Европе, в Италии времен Муссолини в канун второй мировой и отношение общества к сексуальным меньшинствам, когда один из партнеров еще и еврей…

    А о том, насколько точно передана атмосфера времени свидетельствует главная награда Венецианского кинофестиваля 1987 года за лучшие декорации и костюмы.

    10 из 10

    20 декабря 2009 | 14:06

    Заголовок: Текст: