Насреддин в Бухаре

год
страна
слоган-
режиссерЯков Протазанов
сценарийВиктор Виткович, Леонид Соловьев
директор фильмаГ. Денисон
операторДаниил Демуцкий
композиторБорис Арапов, Мухтар Ашрафи
художникВаршам Еремян
жанр мелодрама, комедия, история, ... слова
премьера (мир)
возраст
для любой зрительской аудитории
время80 мин. / 01:20
Комедия по роману Л. Соловьева «Возмутитель спокойствия». Благодаря находчивости и выдумке неугомонного весельчака Ходжи Насреддина многим угнетенным и обездоленным удается противостоять жестокому эмиру Бухары.
Рейтинг фильма

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка


    Две книги Леонида Соловьева про то бедного и странствующего, то принимаемого при самых влиятельных дворах легендарного пройдоху и хитреца, «Возмутитель спокойствия» и «Очарованный Принц», сейчас, видимо, незаслуженно забыты. А ведь по своим художественным достоинствам и искрометной ироничности они вполне могут стоять вровень с «Тилем Уленшпигелем» Шарля де Костера. Потому что у обоих героев миссии практически идентичные — являться своеобразными Робин Гудами, притом разя не материальным оружием, а метким словцом и остроумными иносказаниями. И вряд ли такое менее действенно, ведь стоит вспомнить известное изречение о том, что приравнивается к хранению опасного холодного оружия…

    Разумеется, фильм, да еще при таком коротком хронометраже, не способен передать всю перчинку и накал «Возмутителя спокойствия», экранизацией которого он является, всю прихотливую вязь изысканных сюжетных построений, соперничающих в своей непостижимости и одновременно гармоничности с восточными арабесками. Урезана роль рябого шпиона, точно так же как и линия ростовщика, не совсем подробно раскрыты отношения героя с его четвероногим и мохнатым, симпатичным и няшным другом, и много что еще. Но несмотря на черно-белое исполнение, яркая, живописная, пульсирующая, неуемная стихия народной жизни иллюстрируется на диво. Со всеми ее узористыми коврами и затейливыми тюбетейками, нарядной архитектурой и уютными садами, простыми людьми, изнуренными и изможденными, но зато и праздновать умеющими вовсю, тупым эмиром, черствым ростовщиком, чопорным мудрецом, корыстными и хищными представителями знати.

    Сочными тонами немечен характер каждого из участников действа. Хрестоматийная сцена про то, что «а там либо я умру, либо эмир, либо ишак» представляет такой насыщенный спектр переживаний на смуглых, зачастую потных лицах слушателей! Восторг, заинтригованность, растерянность, непринужденность. И изумительная догадка про незнакомца… На своем надежном ишаке едет тот странник и по городским улицам, и мнится, по изгибам человеческих душ. Сыпя язвительными подковырками и жгучими эпиграммами, роняя актуальные намеки и отточенные экивоки, пряча под халатами чрезмерной хвалы в адрес власть предержащих умную метафоричность, а искренность препоясывая кушаком саркастичной пародийности… но и романтичность тоже у него в репертуаре фигурирует.

    Как-то в фильм сумела прокрасться даже пикантность. Ночные ухаживания за Гюльджан, гротескность сластолюбия и похоти эмира, особенно в той сцене, где девушка и её любимый двусмысленными фразами высмеивают властелина у того в собственном гареме. И если главный герой тут самая острая специя, то сама Гюльджан — пряность самая душистая.

    Аромат экзотики, разумеется, только оттеняет тут нечто вневременное и ко всем странам применимое. Здешний плут и избавитель, как и Тиль, архетипический персонаж-трикстер, и в то же время крайне индивидуален, а истории и анекдоты о нем, разрозненные и нередко противоречащие друг другу, сплавились тут в крайне непосредственное и выдержанное повествование. Все вокруг одного имени, от него трепещут все, только одни от страха и гнева, исходя желчью, а другие — от желания скорее встретиться с ним и приветствовать. И имя его — Ходжа Насреддин.

    15 февраля 2015 | 21:02

    Хвала Богу, что Яков Протазанов экранизировал потрясающую книгу Леонида Соловьева «Возмутитель спокойствия». И как экранизировал!-скажу я вам.

    Экранизация ничуть не уступает первоисточнику…

    Герой Лева Свердлина это ТОТ Ходжа, которого я представлял, читая книгу…

    Если ваши дети, а тем более вы до сих пор не видели этой картины-то вы обязаны её посмотреть! Смех до упаду, колики от счастья в области живота гарантированы…

    Рекомендую всем людям всех возрастов вне зависимости от наличия или отсутствия чувства юмора: если оно у вас есть, то вы его изрядно потешите, а если у вас нет чувства юмора, то после этой картины оно у вас обязательно появится!

    10 из 10

    14 июля 2008 | 00:13

    Ходжа Насреддин — образ народного мудреца и острослова в фольклоре многих народов Ближнего и Среднего Востока, Средней Азии. Анекдоты о Ходжа Насреддине носят преимущественно социально-бытовой характер. Народная традиция создала и хранит своего героя — защитника справедливости, борющегося против социального зла оружием смеха. Л. В. Соловьев написал «Повесть о Ходже Насреддине» (ч. 1 — «Возмутитель спокойствия», 1940; ч. 2 — «Очарованный принц», 1954). По мотивам этого произведения поставлены фильмы «Насреддин в Бухаре» (1943), «Похождения Насреддина» (1947) и «Насреддин в Ходженте, или Очарованный принц» (1960).
    из БСЭ

    Свой первый фильм Яков Александрович Протазанов (1881-1945) поставил еще до революции — в 1911 году. Картина называлась «Песня каторжанина». Протазанов стал одним из зачинателей советской кинематографии. Его фильмы «Пиковая дама» (1916), «Отец Сергий» (1918), «Аэлита» (1924), «Процесс о трех миллионах» (1926), «Сорок первый» (1927), «Марионетки» (1934), «Бесприданница» (1937) и др. оказали большое влияние на развитие советского кино.

    «Насреддин в Бухаре» — последний фильм мастера. Фильм был снят в Узбекистане, в Ташкентской киностудии.

    В 1940 году Протазанов снял исторический фильм «Салават Юлаев». В феврале 1941 года он вышел на экран, а в июне началась Вторая мировая война, перевернувшая все в жизни советских людей. Протазанов, как и многие другие деятели культуры из Москвы, Ленинграда и Киева переехал в Ташкент. Здесь ему поручили фильм «Насреддин в Бухаре». Старому мастеру предстояло создать образ узбекского народного героя.

    Отлично понимая, как трудно с достаточной глубиной передать национальный колорит, Протазанов формирует группу и приглашает в нее режиссера Ташкентской студии Наби Ганиева (один из основателей узбекской кинематографии, первый узбекский кинорежиссёр, впоследствии снявший фильмы «Тахир и Зухра» и «Похождения Насреддина», занесённые в список ЮНЕСКО), композитора Мухтара Ашрафи (автор нынешнего гимна Республики Узбекистан), художника Варшама Еремяна.

    Самое трудное в фильме — образ Насреддина. Он должен был быть близок и русскому и узбекскому зрителю. Протазанов долго не знал кому дать главную роль — Михаилу Жарову или Льву Свердлину. В конечном итоге его выбор остался на Свердлине, поскольку внешность Жарова была слишком русской. К тому же, Свердлин некоторое время жил в Ташкенте и преподавал в узбекской киностудии, так что он хорошо знал быт и нравы узбекского народа.

    Свердлин сыграл гениально. Многие до сих пор считают его узбеком. А то, как он на ломаном узбекском языке кричал «Вай, жигарэм, жигарэм!» — это вообще что-то.

    1943 году фильм вышел на экраны. По началу некоторые критики ругали Протазанова за то, что в годы кровавой войны он снял комедию. На что режиссер ответил: «Если мы все время будем думать только о войне, ничего от этого полезного нам ни будет. Человек не должен забывать смеяться».

    За фильм «Насреддин в Бухаре» Протазанову присвоили звание заслуженного деятеля искусств Узбекской ССР. А сам фильм приобрел у нас статус культового, и до сих пор остается одним из любимейших.

    14 июля 2008 | 20:46

    Заголовок: Текст: