Море внутри

Mar adentro
год
страна
слоган-
режиссерАлехандро Аменабар
сценарийАлехандро Аменабар, Матео Хиль
продюсерАлехандро Аменабар, Фернандо Бовайра, Эмильяно Отеги
операторХавьер Агирресаробе
композиторАлехандро Аменабар
художникБенхамин Фернандес, Соня Гранде, Эмилио Ардура
монтажАлехандро Аменабар
жанр драма, мелодрама, биография, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
$62 000
зрители
Испания  4.1 млн,    США  306.2 тыс.,    Германия  295.8 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG-13 детям до 13 лет просмотр не желателен
время125 мин. / 02:05
Номинации (1):
Реальная история испанца Рамона Сампедро, который, будучи полностью парализованным, около тридцати лет боролся за право на добровольный уход из жизни. Фильм рассказывает об его отношениях с двумя женщинами: Джулией, его адвокатом, и подругой Розой, которая пытается убедить Рамона, что жизнь стоит того, чтобы жить. Сила любви Рамона вдохновляет женщин на поступки, которые казались им невозможными.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
84%
111 + 21 = 132
7.6
в России
3 + 0 = 3
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Трейлер 02:06

    файл добавилFinal.Earth

    Знаете ли вы, что...
    • Хавьер Бардем старался оставаться без движения даже между съёмочными дублями на площадке.
    • Название фильма — слова из одноимённого стихотворения, написанного главным героем и включенного в его книгу «Письма из ада» (Cartas desde el Infierno).

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 7.0/10
    Перед самым выходом своего четвёртого по счёту полнометражного фильма на экраны Испании 32-летний режиссёр Алехандро Аменабар, чилиец по происхождению, специально показал по телевидению, как делался сложный грим 34-летнему актёру Хавьеру Бардему, чтобы он выглядел не только старше почти на двадцать лет, но и грузнее, одутловатее и вообще обездвиженным. Ведь герой этой картины — бывший моряк Рамон Сампедро, проведший около тридцати лет в постели из-за паралича, который разбил его после несчастного случая в молодости во время прыжка со скалы в море. И все эти годы Сампедро думал о том, чтобы прекратить свои мучения и уйти из жизни при помощи эвтаназии, однако не желал делать это тайно и с риском для тех, кто мог быть впоследствии наказан за содействие в подобном умерщвлении. Он пытался добиться законного права тяжёлого инвалида на добровольную смерть — в том числе ради создания своеобразного прецедента. Но так и не получив по суду разрешение на эвтаназию, Рамон Сампедро в январе 1998 года всё-таки воспользовался услугами одной из своих приближённых особ и принял яд. А до этого успел издать книгу «Письма из ада», в которой описал трудную жизнь человека, прикованного к кровати в течение десятилетий. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    Во время пляжной прогулки Рамон Сампедро решил показать класс ныряния девушке, которая ему нравилась. Желание было столь сильным, что молодой моряк напрочь забыл об отливе и нырнул со скалы в том месте, где глубина в это время не покрывала человеческого роста. Так статный юноша получил пресловутую «травму ныряльщика» с умопомрачительными последствиями — переломом позвоночника, полным параличом конечностей и, как результат, пожизненным пребыванием в неподвижности.

    Пролежав больше двадцати лет парализованным, он пришел к мысли, что должен уйти из жизни. Но проблема заключалась в том, что Рамон даже яд не мог принять самостоятельно. Все, что он был способен делать без помощи посторонних — это моргать и разговаривать. Он так невыносимо страдал, что умолял врачей помочь ему умереть, но всегда получал отказ. И тогда Рамон решил добиваться желаемого официальным путем: начал обращаться в суд, доказывая свое право на эвтаназию. Но опять с тем же результатом.

    Все это время за Рамоном ухаживала семья старшего брата, а в последние годы рядом с ним были две женщины — Джулия, его адвокат в судебных тяжбах, и Роза, отчаянно пытавшаяся убедить Сампедро, что жить стоит, несмотря ни на что. Демонстрируя удивительную силу духа, Рамон научился писать на «самодельном компьютере», нажимая на клавиатуру зажатой губами палочкой. И в итоге он все-таки нашел способ решить главную свою проблему…

    В основе фильма абсолютно реальная история испанца Рамона Сампедро, который долгие годы боролся за право покинуть этот мир. Алехандро Аменабар выбрал пожалуй, единственно верный угол зрения на эту болезненную тему. Он не стал концентрироваться на полемике вокруг плюсов и минусов эвтаназии, что, скорее всего, сделали бы в Голливуде, утопив сюжет в судебных препирательствах, а изначально взял сторону своего героя.

    Дальше дело было «за малым»: требовалось найти такого исполнителя, которому бы симпатизировали зрители. Аменабар пригласил на главную роль секс-символа испанского кино Хавьера Бардема, но при этом до неузнаваемости изменил его внешность. 35-летний красавец-мачо превратился в полысевшего 48-летнего паралитика, излучающего такой мощный заряд жизненной энергии, что при всем желании не хочется говорить лишь о степени актерского перевоплощения. Поскольку на экране предстает феномен другого рода: все внешние приспособления остаются где-то там — на втором-третьем плане, уступая место такому редкому явлению, которое можно назвать обаянием личности.

    Фактически Бардем играет здесь одними глазами: даже толстый слой грима не мешает ему излучать взглядом столь сильное жизнелюбие, что возникает странное противоречие или, если хотите, неожиданная метаморфоза — «парадокс Бардема». Его герой хочет покончить с собой, но при этом как магнит притягивает к себе. Актер делает что-то невероятное и невозможное: в состоянии полной неподвижности он задействует некий энергетический источник, который подобно сиянию приковывает внимание к персонажу. В результате два часа смотришь на него, как завороженный.

    Можно понять тех женщин, которые буквально льнули к Сампедро, умоляя его то жениться, то хотя бы просто заняться любовью. И эта женская осада, даже, можно сказать, борьба за право быть рядом с парализованным инвалидом, не выглядит здесь сценарным произволом. Получив через четыре года (во второй раз) «кубок Вольпи» на МКФ в Венеции, присуждаемый за лучшую мужскую роль, Бардем автоматически перешел из и без того немногочисленной когорты больших актеров в категорию великих исполнителей, единовременное число которых никогда не превышало количества пальцев на одной руке.

    28 сентября 2012 | 18:38

    Когда простор перед тобой
    Такой певучий, голубой -
    Не страшно быть самим собой.

    Жвалы ненасытного времени неутомимо перемалывают жизни. Прошлое и настоящее сотен тысяч людей бессмысленно перемешивается в пасти этого молоха, он съедает каждого — ребёнка и взрослого, праведника и грешника, труса и смельчака, больного и здорового. Их всех объединяет одно — отсутствие будущего. Существование закончилось, конечная остановка, дальше дороги нет. Но есть слишком упрямые, слишком сильные духом, слишком твёрдые характером, таких невозможно сломать и сломить. Их участь страшнее — они барахтаются в слюне времени, лишённые возможности двигаться и сопротивляться, полностью осознавая страшную неотвратимость незавидного грядущего, в то время, как омерзительное насекомое по крупицам высасывает из них живительные соки: желания, стремления, чувства. Испанский моряк Рамон Сампедро оказался одним из немногих, сумевших вырваться из этих цепких объятий. Два года ни на секунду не прекращающейся борьбы — что это по сравнению с неизвестностью, превращающей тягучую паутину дней в пустую бесконечность.

    Пустую?

    Ведь ты живёшь. Ты молод, у тебя красивое сильное тело, ветер в голове, тобою властвует неутолимая жажда перемен. Ты хочешь объять необъятное и совершить невозможное, облететь весь мир и впитать в себя каждую его частичку. У тебя всё получается, а лёгкое безрассудство кажется не недостатком, а только придаёт тебе шарма. Оно тебя и подводит. Один мимолётный взгляд, одно неверное движение — и всё становится иначе. Морской простор сменяет вечное четырехстенье комнаты. Больше не будет свежего бриза, дующего прямо в лицо, прозрачных волн, ласкающих тело. Ты никогда не упадёшь на землю, споткнувшись о случайно попавшийся на дороге камень, не стукнешь в гневе кулаком по столу, не обнимешь любимую женщину. Ты перестал быть хозяином своего тела, и полностью подчиняешься другим. Любящие руки перевернут тебя на другой бок, чтобы не образовывались пролежни, подстригут ногти, побреют, накормят с ложечки, сменят подгузник. Дверь в твою комнату теперь всегда будет открыта и даже оставшись один, ты всегда будешь чувствовать чьё-то незримое присутствие, напряженное прислушивание к тому, что творится в твоем аквариуме. Он звал? Или нам показалось? Может, стоит сходить и проверить? Рамон, тебе ничего не нужно? Их искреннее участие порой даже хуже равнодушия, ведь никто не силах подарить тебе то, что действительно необходимо.

    Но ты улыбаешься. Несмотря на отсутствие свободы внешней, никто не в силах отнять у тебя свободу внутреннюю. Твоё море всегда с тобой, стоит лишь закрыть глаза. Неслучайно в некоторых языках слова «мечта» и «сон» звучат одинаково — иногда ты и сам слабо можешь отличить одно от другого. Но кое-что всегда неизменно — в своих фантазиях ты такой же, как прежде, и даже способен сделать то, чего не в состоянии добиться наяву. Ты можешь раскинуть руки, взлететь, и мир станет таким же безграничным, каким он был когда-то, а голубой будет не только цветом твоего свитера или обшивки стен, а бездонного водного простора, и бескрайнего навеса небес. Однако даже пробудившись, ты не перестаёшь улыбаться. Смерть стоит того, чтобы жить, а любовь стоит того, чтобы ждать — но для тебя слова в этом высказывании стоят в ином порядке. Прибытие на конечную остановку стало не пугающим своей неизвестностью далёким будущим, а логичным окончанием пути, радующим своим скорым свершением. Теперь у тебя есть цель, а значит, жизнь обрела новый смысл. И ты сделаешь всё, чтобы добиться желаемого, даже вынужденное двойное заключение — в собственном теле и в глухих стенах старого дома — не станет помехой. Появятся новые друзья, те, кто поймут, примут и простят.

    Ведь ты любишь. Непутёвого племянника, который никак не может взять в толк то, что тебе кажется очевидным, вздорного старшего брата, невестку, ухаживавшую за тобой все эти годы, отца, который никогда не сможет смириться с необходимостью хоронить собственного сына. Двух женщин, одна из которых с грохотом и детской непосредственностью ворвалась в твою жизнь, расплескивая фонтан эмоций, а вторая вошла вынужденно медленно и подарила тебе столько скрытой чувственности и ярких, хоть и болезненных переживаний. Но больше всего ты любишь себя. Это нормально, и дело здесь вовсе не в эгоизме и эгоцентризме. Ты хочешь себе лучшей судьбы и, если человек не волен распоряжаться собственным появлением на свет, то, возможно, он свободен в принятии решения добровольно его покинуть. «Нет!» — говорит правительство. «Ни в коем случае!» — твердит общество. Они оправдываются придуманными догмами, Библией, нормами морали, законами. Но почему-то в конституции, гарантирующей свободу совести, вероисповедания, личную неприкосновенность, право на жизнь, нет ни слова о праве человека на выбор. Общество связывает само себя бесконечными сводами правил и сочинёнными стереотипами, потому что боится. Боится тебя, ведь ты можешь пошатнуть этот маленький, но комфортный мирок непринятия самостоятельных решений. Ты смеешь опротестовывать ценность жизни и это страшно, поэтому права голоса тебе не дадут. А ты идёшь вперёд и даже смеешь подавать пример другим. Пример бесконечной целеустремлённости, яростной убеждённости в собственной правоте, пример того, как можно жить с достоинством, даже если всё вокруг пытается лишить тебя этой возможности. Того, что жить можно и после формальной смерти. Ты оставишь письма, книги, стихи. Ты оставишь за собой память и своё бесконечное море. И никто не сможет этому воспрепятствовать. Потому что есть те, кто твёрдо знают: в море человек никогда не бывает одинок.

    29 августа 2013 | 16:37

    Тут уже очень многое было сказано в возвышенных тонах о непревзойденной игре Хавьера Бардема, о операторской и режиссерской работе, о прекрасной музыке, и вся эта похвала абсолютно справедлива и заслуженна, но мне хотелось бы в своем отзыве проникнуть в смысловую, философскую составляющую картины, которая, на мой взгляд, невероятно глубока и важна для понимания зрителя. По крайней мере, мне подумалось, что так же считает и режиссер Алехандро Аменабар, который явно заложил в нее некий message зрителю от самого Рамона Сампедро. Режиссер тут, как бы, просто посредник между нами и паралитиком, жаждущим смерти, однако, тот образный язык, который выбрал Аменабар для выражения этого послания с того света, является настоящей, авторской работой, которая сама по себе вызывает восхищение. Очень многие благие начинания, задумки, творческие порывы были загублены бесталанностью тех, кто их воплощал, но это абсолютно не относится к картине «Море внутри», и я несказанно этому рад, поскольку окунувшись в это море, я вышел из него чище, и вынес «драгоценную жемчужину», которую породила душа Рамона Сампедро. Важно в ней то, что режиссер определенно справился с такой ответственной миссией, и донес до нас — зрителей, то, что хотел сказать нам герой Хавьера Бардема, и сделал это мощно, ненавязчиво, и без лишнего пафоса, наверно именно так, как бы это сделал он сам.

    - Рамон, почему Вы выбираете смерть?
    - Я хочу умереть потому, что жизнь в таком состоянии унизительна… кто я такой, что бы осуждать тех, кто выбирает жизнь?! Но не надо осуждать и меня, и тех, кто готов помочь мне умереть… я не вижу в этом ничего страшного, смерть всегда с нами, и всегда будет с нами. Мы все умрем… все. Это часть нашей жизни. Почему же их так пугает мое решение умереть, как будто это что-то заразное?

    Рамон принимает осознанное твердое решение расстаться с жизнью, которая лишена физической свободы, и приносит ему невероятные душевные страдания и унижение, и он считает, что распоряжаться собственной жизнью это его естественное, человеческое право, но проблема в том, что далеко не все окружающие его люди так считают, и государство на их стороне, поскольку эвтаназия по закону — убийство, преступное деяние. Драматургия фильма закручивается на том, что общество и близкие люди разделились на два лагеря, одни хотят искренне помочь ему уйти, а другие убедить жить не смотря ни на что, и что самое важное, каждый из этих людей уверен в собственной правоте, и делает это искренне, из-за любви к нему. Такова основная философская дилемма, которую ставит фильм устами самого Рамона — Что есть истинная любовь в данном контексте?

    - Ты говоришь что любишь меня, и заставляешь меня жить, хотя я не хочу этого… Тот, кто любит меня, поможет мне умереть. Это и есть любовь.

    Нет, он не претендует на истину в последней инстанции, он лишь говорит как сам чувствует, понимает сущность любви. Это понимание любви, возможно, далеко от канонического, общепринятого, но это его понимание, которое родилось в пучине моря у него внутри. С такой трактовкой спорит общество, воспитанное на религиозных императивах, в лице священника, который сам находится в инвалидном кресле, но полон уверенности, что сможет убедить Рамона жить, сломать его притязания на право выбора между жизнью и смертью. На мой взгляд, диалог Рамона и священника посредством молодого послушника, это один из самых сильных эпизодов в фильме. Мы привыкли вопросы жизни и смерти связывать с религией, которая претендует на то, что точно знает ответы на все извечные вопросы, но для Ромона это не так. Ему не нужна религия, по своим взглядам он очень близок к Шопергауэру, который считал, что жизнь — лишь мгновение между двумя бесконечностями, и подобно тому, как бесконечность предшествующая не причиняет никакого страдания человеку до его рождения, точно так же безболезненна и бесконечность, последующая за жизнью, т. е. смерть. После того, как Рамон блестяще парировал все попытки священника навязать ему свое мировоззрение, этот «всезнающий» служитель культа получает достойную отповедь из уст сиделки Рамона:

    - Я не знаю кто из вас прав, и не знаю есть ли правда в Ваших словах о том, что наша жизнь принадлежит Господу, а не нам, но я точно знаю одно — Вы слишком много на себя берете.

    Как точно подмечено, не правда ли? Религия действительно всегда претендовала на то, что она знает лучше о жизни и смерти, чем может знать обычный человек, культивируя страх смерти в массах, что бы использовать его как инструмент для поддержания покорности и лояльности власти, но на этот раз, эта фишка не сработала. Таким образом, герой картины не просто пытается добиться своего права на смерть, но и оспаривает общественные устои и стереотипы, преодолев их, прежде всего, в самом себе.

    С другой стороны «Море внутри» поднимает еще один извечный философский вопрос — Что есть истинная свобода? Эта картина ясно показывает различие между физической свободой и экзистенциальной, внутренней свободой. Истинная свобода не снаружи, не в окружающем мире объектов, не в социуме, а внутри человека, в его праве и возможности свободно самовыражаться, мыслить, принимать независимые решения, и выбор Рамоном смерти, стало наивысшей степенью выражения его внутренней свободы.

    Этот фильм так же глубок, как море внутри Рамона Сампедро, и я окунулся в него с головой, о чем не пожалел ни на минуту, думаю, не пожалеете и Вы, если решитесь его посмотреть. Никогда не бросаюсь словами вроде «это нужно смотреть всем», но в данном случае, я, пожалуй, присоединюсь к этому нехитрому лозунгу потому, что картина настолько сильна, что если бы кто-то решил снять ее ремейк, то я уверен, что он бы не получился, поскольку снять сильней, чем это сделал Алехандро Аменабар, просто невозможно.

    12 июня 2012 | 07:00

    Достигнув зрелости и сформировав собственный актерский стиль и моральные принципы, Хавьер Бардем обрел популярность у режиссеров по обе стороны Атлантики. Он снимался во многих хороших фильмах, но один из них особенный, и роль в нем у Хавьера — очень особенная.

    «Море внутри» Алехандро Аменабара — потрясающая картина: она потрясает твое сознание, которое потом еще долго не может прийти в равновесие. Она выволакивает наше сознание из устоявшихся представлений и лишает нас тепленького уюта привычных стереотипов. Внутренняя дрожь от фильма — это не страх и не возмущение, это трудно передающееся словами осознание священных прав человека. Прежде всего, права на свободу — права не только жить, как ты хочешь, но и умереть когда, ты хочешь. Эвтаназия — плохое слово, жестокое, и его нельзя применять к титаническому герою Рамону Сампедро, ибо он просит не о милости, он заявляет о своем праве не жить обездвиженной жизнью.

    Мы видим двух Рамонов — парализованного и улыбающегося, и сильного и не знающего слабости. И здесь не скажешь, который из них настоящий — потому что два образа переплетаются в сложном клубке жизненных трудностей героя. Второй Рамон — это человек, к которому обращается первый, когда отчаяние становится особенно невыносимым, тот, который прыгает с высокой скалы в синеву моря — моря внутри парализованного мужчины. В герое удивляет больше всего именно умение сохранить это внутреннее море — оно помогает ему улыбаться, воспитывать племянника, притягивать к себе новых друзей, оно заставляет молодых и красивых женщин влюбляться в него, а семью любить его так бескорыстно и так искренне, как умеют любить только в семье — они действительно и боятся его потерять.

    В фильме «Море внутри» множество смыслов, и смотреть на него можно под различными углами — с каждой стороны он будет открываться зрителю по-разному. Это и острая социальная драма с неразрешимым вопросом: можно или нельзя? Это и психологическая драма, где каждый герой проходит эволюцию в своих взглядах и чувствах. Но для меня, это, прежде всего, человеческая история: о том, что и после тридцати лет полного паралича тела можно находить в себе силы смеяться над собой, о том, что для старого отца хуже смерти сына может быть только желание сына умереть, о том, что дети любят не за красоту или гибкость тела, а за умение общаться с ними, видя в них взрослых. Это история о безграничных возможностях сознания Рамона находить внутри себя море и все, что его окружает — небо, облака, скалы, пляжи. Это история о безграничных возможностях сердца Мануэлы любить брата своего мужа, почти как сына и считать право заботиться о нем не за тяжелую повинность, а за благо заботиться. Это история о жизни, которая побеждает смерть даже тогда, когда просит о ней: жизнь не может унижать себя только из страха прекратиться.

    Алехандро Аменабар снимает сложное в эмоциональном плане кино, в котором нет места половинчатым чувствам, в его сценариях нет лишних слов, зато каждое бьет наотмашь, потрясая основы наших привычных представлений. Кроме того этот испанский режиссер чилийского происхождения сам пишет невероятные саундтреки к собственным картинам. Этими и другими кинематографическими средствами оно умеет накрутить зрителя до такой степени напряжения, которое вызывает у зрителя либо сильнейшую эмоциональную разрядку, либо внезапную переоценку многих ценностей. Несмотря на то, что Аменабар смотрится увлекательно и легко, это отнюдь не развлекательное кино, оно психологично настолько, что переживаемые события вовлекают в свой водоворот зрителя и становятся частью его личного эмоционального опыта.

    3 ноября 2014 | 10:57

    Фильм «Старикам тут не место» приподнес множество приятных сюрпризов любителям кино, одним из них стал Хавьер Бардем. После фильма захотелось порыться в его личном деле… Выбор пал на «Море внутри».

    С первых секунд просмотра окунаешься в трагедию, из-за которой и снят фильм. Почти сразу нашему взору предстает комната с балконом, несколько людей и постель, на которой лежит несчастный с виду, но постоянно улыбающийся Бардем.

    Ему было 20 лет, он был молод и красив, но жизнь ему испортил прыжок в воду. И было бы все не так печально, но вот воды там было совсем немного… Теперь, спустя десятки холодных зим и жарких летних месяцев, он нанимает адвоката, чтобы выиграть дело о его умерщвлении, или иными словами эвтаназии.

    Весь сюжет построен на желании Бардема уйти из жизни и нежелании суда это сделать (в фильме также присутсвуют и любовные линии, одна из которых в последствии и сыграет ключевую роль). Сам фильм снят красиво. Оператор явно дал волю чувствам и эмоциям, отчего сама картина приобретает именно тот нужный драматический оттенок, который хотел создать Алехандро Аменабар. Именно режиссер придал фильму все нужные компоненты, ведь он действовал как через оператора, так и через Бардема, и через музыку (которую сам и написал), отличная работа, сказать больше нечего.

    28 лет в постели. 28 лет без возможности пробежаться по песку возле моря. 28 лет, находясь в 4 стенах. 28 лет… Вдумайтесь в это число — 28. Представьте только себе, сколько это, 28 лет? Это фактически целая жизнь, в которой мог бы быть собственный дом, жена, детишки, бегающие сломя голову по улице. Что из этого имел Рамон (Хавьер Бардем) ? Ровным счетом ничего, никакой радости, никакой мечты — и это стоит жизни?

    Не являюсь поклонником эвтаназии, но ведь в данном случае смерть дает, лежащему десятки лет без движения человеку, свободу… Вспоминается диалог между священнослужителем и Рамоном, где первый терпит сокрушительное поражение, как и многие другие люди, пытающиеся доказать смысл жизни человеку, навсегда лишенному возможности двигаться.

    Несмотря на то, что Рамону было отказано в его желании, чувство приближающейся смерти к концу фильма становилось все сильнее. Многие фильмы портились концовкой, многие… но не этот. Стаканчик воды с цианистым калием — вот конец мукам душевным, конец, которого он ждал долгие годы…

    После того, как Бардем выпил до дна содержимое стакана, зритель может смотреть прямо ему в глаза. В глаза, в которых, как ни странно, видится жизнь, которая для него закончилась. Жизнь, которая делится на два этапа: ДО падения и ПОСЛЕ падения. Жизнь, которую мы должны с вами научиться ценить.

    Правильно ли поступил Рамон? Однозначно, да. Ведь человек вправе сам решать, какую воду ему пить, что ему есть, курить или не курить, прыгать с балкона в пропасть или нет… Рамон достаточно времени провел в постели, чтобы просить о смерти, и говорить о том, что эвтаназия — это глупо и безрассудно не стоит, может быть в каком-то другом случае, но не в этом.

    23 июля 2008 | 12:16

    Итак, Алехандро Аменабар талантливейший испанский режиссер чилийского происхождения, который привлек к себе внимание после первых полнометражных фильмов: «Дипломная работа», изучая тему настоящего насилия перед камерой он внес некоторые новаторские нотки в избитые кинематографические темы; «Открой глаза» (через 4 года в Голливуде выйдет крайне неудачный ремейк «Ванильное небо») поднимает вопросы виртуальной реальности, поиска грани между истиной и вымыслом, позже нашумевшая «Матрица» процитирует прыжок главного героя с крыши мнимого небоскреба.

    «Море внутри» — картина поставленная на основе трагической истории Рамона Сампедро который описал трудную судьбу человека прикованного к кровати в книге «Письма из ада» (текст он диктовал своему племяннику).

    Данная картина удостоилась множества наград, включая «Оскар» в номинации «Лучший фильм на иностранном языке», словно Аменабар таким образом принял дистанцию у другого известного испанца Педро Альмодовара обласканного за несколько лет до этого критиками и кинофестивалями за фильмы «Все о моей матери», «Поговори с ней».

    Рамон Сампедро в молодости в результате несчастного случая ломает шею и остается прикованным к кровати на протяжении почти 30 лет. Многие годы Рамон думал, как уйти из жизни при помощи эвтаназии, при этом, пытаясь максимально снизить риск привлечения к ответственности своих близких «за непринятия мер по недопущению подобного убийства». Рамон пытался найти законный способ уйти из жизни, но не получив официального разрешения суда, делает свой выбор.

    Экранизация этой простой истории реализована настолько мастерски, а убедительность игры Бардема превосходна (работа гримера также на высоте), что трудно поверить в «киношность» происходящего. К счастью, Аменабар не использовал клише, свойственные подобным фильмам и избежал приемов по «выжиманию слез», а показал жизнерадостного человека, который открыт миру и любит своих близких, обдуманно подошедшего к вопросу жизни и смерти.

    Фильм ставит ребром экзистенциальный вопрос допустимости законного умерщвления и задевает за живое обычных людей погруженных в инертный быт, так как остается поражаться силе духа человека, который помогал жить своим близким все эти годы, будучи веселым человеком, готовым воспринимать с улыбкой этот мир, даже живя в страшных ограничениях.

    «Море внутри» — трогательное кино о сильном человеке.

    12 июля 2016 | 08:30

    Фильм «Море внутри» я посмотрела два раза. Кино на такую тему трудно оценить сразу. По-моему, такое произведение можно смотреть множество раз, но так и не получить однозначного ответа, потому что здесь его просто нет.

    Ситуация показана не как обычно, с точки зрения главного героя, его позиции, и оттого самой правильной в фильме, а мнения всех участников этой ситуации, их отношение. Поэтому главными героями здесь являются все, все они составляют конфликтную ситуацию, где каждый представляет точку зрения.

    На тему эфтаназии можно спорить бесконечно, но не прийти к единому правильному выводу, потому что у каждого свое мнение, своя жизнь, своя ситуация. Исходя из этого Рамон борится за свое право добровольного ухода из жизни, потому что считает свое существование тяжкой обязанностью. На протяжении двадцати восьми лет он не может жить полноценной жизнью: шевелиться, ходить, бегать, любить. Он несет свой крест такое долгое время и хочет избавиться от него, избавить от него самого и своих близких.

    Родные Рамона не хотят отпускать его. Такое тяжкое бремя, как уход за больным человеком на протяжение почти тридцати лет на каждого накладывает огромный отпечаток, искажая, может быть изначально и гуманные намерения. Например, брат Рамона не хочет его отпускать потому, что он столько лет за ним ухаживал и знает насколько это трудно. Не жаль ли ему просто прошедших лет и потраченных сил?

    Женщины, окружающие Рамона действительно любят его, но все же, немного по разному. Роза ищет в нем утешение, но Хулия, с подобной Рамону позиции, относится к нему уже по-другому. Каждая женщина представляет собой разные ипостаси. Но вот тут у меня возникает вопрос: действительно ли Рамону так плохо жилось он просто не ценил того, что у него есть? Окружающие заботятся о нем, его любят две прекрасные женщины и, как говорилось в другом замечательном фильме «Скафандр и бабочка»: со мной самое главное- мое воображение (или как то так- не могу дословно проицитировать).

    Но и опять мы возвращаемся к позициии самого Рамона, котрого такая жизнь тяготила. Двадцать восемь лет! Шутка ли! Его понять- самое легкое, но кто поймет окружающих его? После ухода человека самое тяжкое остается именно на доле оставшихся в живых, они старадают больше всего.

    Выходит в такой ситуации страдают все: Рамон при жизни и его семь после его смерти. Как найти правильный выход? Где найти верный ответ? А ответа нету. Человеку дана свобода воли, каждый поступает исходя из своей позиции и для него это правильное решение. По- моему вопрос об эфтаназии именно такой- невозмжно по закону устанвить право. Если право на жизнь не юридическое, то и право на смерть не может быть зафиксировано законом. Здесь идут индивидуальные случаи.

    В общем, такой сложный вопрос не имеет однозначного ответа. Мы можем лишь показать как бывает в различных ситуациях. Аменабар именно так и поступает. Он снимает кино сразу обо всем, что касаемо такой проблемы: точки зрения правительства, религии, общественности, близких, любимых и самого больного. Режиссер пытается раскрыть взятый вопрос как можно полнее, что ему вполне удалось. Здесь отражена богатейшая гамма эмоций! Это фильм о смерти, но и о жизни, любви, о самом прекрасном!

    P. S. Режиссерская работа на очень высоком уровне. Глубоко зауважала Аменабара именно после этого фильма! Он не только великолепный режиссер, но и талантливый композитор! Хавьер Бардем- выше всяких похвал! Его я тоже полюбила именно после этого фильма! На мой взгляд, свой Оскра он заслужил именно за роль Рамона Сампедро, а не за партию в фильме «Старикам тут не место». Жаль, что его не вручают иностранным фильмам…

    21 февраля 2010 | 21:47

    Я знала, что фильм будет не таким простым, как кажется из названия. всего два слово море внутри.

    Ясно, что дело в море. в нем самом. Оно дарит человеку свободу, ту свободу, которые ищут всю жизнь. Рамону двадцать лет. У него все впереди. Впереди горизонт… И тут нелепая случайность. Его парализовало. То море, которое у него внутри. Его сковало. А вот как вам кажется можно ли удержать воду? Нет. Вода своенравна. Она свободна.

    Во время просмотра фильма мое отношение к Рамону менялось. Его было то жаль, то смотрела на него с крайней неприязнью. С одной стороны кто такие мы, чтобы решать жить нам или умереть?

    Тут дело в другом. Рамона в тот день спасли на берегу. Отобрали у него эту свободу. И единственное что он мог-это летать над бескрайними просторами. Вновь и вновь возвращаться к свободному морю.

    Фильм не прост. Далеко не прост. Стереотипность мышления, свобода души и тела, жизнь и смерть, любовь и любовь. Все это сплетено вместе для того, чтобы вырвать людей из оков сложившихся мнений и действий.

    5 августа 2010 | 13:09

    Вряд ли кто-то посмотрел этот фильм случайно, не зная предыстории и не слышав о событиях, на которых он основан. Вот и я давно собиралась увидеть его по тем самым двум причинам: тот, о ком снят фильм (Рамон Сампедро) и тот, кто сыграл его в этом фильме (Хавьер Бардем).

    Сразу настроила себя на противоречия и приготовилась критиковать. Не фильм и не актерскую игру, а убеждения главного героя. Трудно было понять человека, который много лет мечтал о смерти. Мы же все по умолчанию согласны с утверждением, что жизнь тебе дается одна, что это величайшая ценность, что распоряжаться ею надо обдуманно, и что самоубийство — это огромный грех, и так далее и тому подобное. И так, рассуждая, я включила этот фильм. И эти 2 часа экранного времени сильно поколебали мою уверенность.

    Режиссеру удалось показать нам эту историю так, что становится очень легко понять человека, в течение долгих лет отстаивающего свое право на смерть. Для этого достаточно просто посмотреть на него, неподвижного, беспомощного, находящегося в таком положении почти 30 лет. И то, что он не одинок, любим родственниками, что ему обеспечен хороший уход и искреннее участие — все это не играет никакой роли. Важно только то, что он, Рамон Сампедро, моряк и путешественник, свободолюбивый и независимый человек, не считает такой образ жизни приемлемым для себя. Максималист, настоящий мужчина, имеющий свои представления о достоинстве, ему нужно все или ничего. И жизнь — это его право. Право, а не обязанность.

    Тема эвтаназии всегда была и останется одной из самых спорных с точки зрения морали. Всегда будут находиться ее сторонники, но противники всегда будут в большинстве. И так должно быть, это нормально. Людям очень тяжело терять близких людей, согласие на подобную процедуру могут дать только родственники человека, который испытывает сильные мучения. В данном же случае, герой не чувствует физической боли, но трудно представить что творится у него в душе. Его душа заперта в искалеченном теле как в каком-то сосуде, из которого ей никак не выбраться. Годы в заточении. А сколько еще лет впереди. Страшно. Для него это был ад, из которого он хотел вырваться во что бы то ни стало. Многие поспорят с ним, кто-то сочтет его точку зрения эгоистичной и ошибочной, но его поступок — не пример для подражания и не пропаганда, это его личное решение, история его жизни.

    Фильм, подобно морской волне, всколыхнул и вынес на поверхность массу моих мыслей и чувств. (Даже вот выражаться стала я как то витиевато…)

    Создатели сделали эту историю удивительно проникновенной, доступной для понимания и, несмотря на трагичность и тяжесть происходящего, необъяснимо красивой. Секрет этого, думаю, известен только Алехандро Аменабару и занятым в фильме актерам. Великолепное исполнение. Естественно, наибольшее восхищение вызывает работа Хавьера Бардема. Его герой, будучи совершенно обездвиженным, обладает удивительной харизмой, твердым характером и незаурядной силой духа. И Бардему удается передать все это усилиями только лишь лицевых мышц. Но абсолютная целостность и органичность этого фильма была достигнута также благодаря достойному окружению главного героя. Все персонажи живые, раскрытые, объемные.

    Глубокое, умное кино, из тех, что не забывается.

    9 из 10

    11 мая 2010 | 18:21

    Вы неуверенно пытаетесь заглянуть в окна чужого дома. Совсем недавно оттуда доносился теплый приятный голос, рассказывающий о чарующем (а другой эпитет тут сложно подобрать) море. Но занавески задергиваются, а навстречу вам проносится странная взбалмошная женщина. И вот вы уже вместе с этой женщиной уноситесь в серую сырую мглу, такую далекую от иллюзорного домашнего уюта. Это всего лишь пролог, дающий резкий контраст, призванный подготовить вас к разыгрываемой драме. Драме, в которой жажда жизни и смерти переплетутся в странном танце, моральные принципы пошатнутся, а вера в справедливость примет все оттенки от божественно-ясного до по человечески мутного. Вы готовы войти в этот дом, ставший убежищем для человека с улыбкой Будды?

    Вы знаете, с чего начинаются личные трагедии? Море сыграло чудовищную шутку с Рамоном Сампедро. Подарив на пару лет крылья ничем не скованной свободы, оно с беззвучной усмешкой сломало их о сбегающую приливную волну, навсегда приковав человека к инвалидному креслу. Время не остановилось, свет не померк, а море, повинуясь избитой ницшеанской истине, только сделало Рамона сильнее. Запертый в четырех стенами дух воспарил над телесной оболочкой в попытке понять значение жизни. И глядя в эти улыбающиеся глаза, последнее, о чем вы можете подумать, будет смерть. А ведь смерть стала главной целью искалеченного мужчины. Не пропитанное страхом, затянувшееся ожидание неминуемого конца, но достойная встреча последних минут. И эта цель стала идеальным поводом для начала борьбы. Борьбы с моралью, государством, чувствами близких, и, конечно же, с самим собой.

    Вы можете точно определить, сколько эгоизма в простом желании разом прекратить свои мучения? Что это — слабость и трусость или наоборот героический шаг к расстановке всех точек над «i» единым взмахом? Попытка постичь все значения страшного слова «эвтаназия», оборачивается игрой в демагогию. Слишком много сиюминутных переменных, которые нельзя принять за истины даже в хорошем приближении. Человек принадлежит государству, семье, Богу, себе, никому. Но только не Рамон Сампедро. Его обездвиженное тело давно превратилось в нечто большее. Для общества «За достойную смерть» — это знамя, прижизненный мученик, покупающий своими страданиями потомкам право распоряжаться своей жизнью. Для священников — заблудшая овца, которую во что бы то ни стало нужно показательно вернуть в приветливое русло религиозной морали. Для родных и близких — ширма, набор ритуалов, за которыми можно прекрасно спрятаться от тех бурь, что бушуют снаружи и внутри семейства. Для случайных и не совсем случайных прохожих — мудрец, дарующий понимание ценности жизни.

    Вы чувствуете душу, что томится в этой обезображенной плоти. Она до последнего вздоха будет принадлежать мужчине. И что бы ни говорили доктора, какие бы условия ни ставил недуг, женщина всегда вернет мужчине веру. Одна вдохновила Рамона на бой с системой, другая — помогла ему дописать книгу, третья — выполнила желание, одолевающее Сампедро последние тридцать лет. Почти библейские образы. Мать, любовница, раскаявшаяся блудница, избавительница. Наполненные ощущением собственной значимости, каждая из них пытается вдохнуть в жизнь Рамона смысл, показать, что небытие страшнее страданий. И лишь одной, той, что обрела рядом с ним настоящую любовь, было уготовано пройти до конца. Она для него стала ангелом смерти, и ее невинный поцелуй в лоб, это прощание, лишенное слов, заставило колотиться сердце поэта-моряка так бешено.

    Вы вправе замкнуться в своем собственном мнении. Вы можете откинуть книгу «Письма из ада», наполненную стихами и чувствами Рамона Сампедро. Вы в состоянии закрыть глаза и уши и пропустить мимо себя почти документальное «Море внутри». Но не это ли называется смертью? Безучастие к страданиям других. Нужно обладать известной долей черствости, чтобы оттолкнуть руку, протянутую с мольбою о помощи. Вот перед вами человек, чья жизнь превратилась в бледное существование. Но даже в таком виде он смог подарить множество жизней другим людям. Наполняя их светом, любовью и желанием бороться. Мечтая о смерти, он пробуждал силы в других. Вдохновенный борец, сумевший пережить пустоту в себе, наполнив ее морем, а значит победить саму смерть.

    29 августа 2013 | 17:16

    ещё случайные

    Заголовок: Текст: