Монах и бес

год
страна
слоган-
режиссерНиколай Досталь
сценарийЮрий Арабов
продюсерИгорь Толстунов, Сергей Козлов, Александр Досталь, ...
операторЛеван Капанадзе
композиторАлександр Соколов
художникПавел Пархоменко, Майя Мартьянова, Евгения Досталь
жанр комедия, фантастика
бюджет
130 000 000 руб.
сборы в России
зрители
Россия  19.1 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
время113 мин. / 01:53
Номинации:
Фантастическая история первой половины XIX века. В мужском монастыре появляется новый насельник Иван Семенович. Но вместе с монахом в монастырь проникают темные силы, которые материализуются в лице Легиона (так он представился Ивану). Легион избрал Ивана объектом своей дьявольской работы, всячески искушая его, чтобы сбить с избранного им пути служения Богу. Но чем сильнее искушение, тем крепче духовные силы Ивана.
Рейтинг фильма
IMDb: 6.90 (740)
ожидание: 85% (827)
Рейтинг кинокритиков
в России
2 + 1 = 3
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Знаете ли вы, что...
    • Юрий Арабов написал сценарий еще в 2013 году, но из-за проблем с финансированием съемки начались лишь спустя два года.
    • Фильм снимался в Вологодской области на территории Кирилло-Белозерского монастыря, в иорданском городе Петра, на побережье Мертвого моря и в Крыму, где снимались сцены в Иерусалиме.
    Ошибки в фильме
    • Внимание! Список ошибок в фильме может содержать спойлеры. Будьте осторожны.
    • Когда звонарь бьётся головой об колокол, на нём видна надпись «Воронеж 1989», хотя в фильме описываются царские времена.
    • Члены эскорта Николая I носят мундиры кавалергардов, введённые уже при его сыне, Александре II, в 1855 году.
    Материалы о фильме
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей

    ещё случайные

    Это, конечно, далеко не Остров (Лунгина), и не Собачье Сердце, но в любом случае фильм неоднозначный и заслуживающий внимания.

    К сожалению, с середины фильма ушла интрига и любопыство к повествуемой истории, появилось желание перемотать на концовку.

    В противовес монаху, хотелось увидеть более «живого» и задорного беса, но Фетисов играл ровно на протяжении всего выделенного ему хронометража. На мой взгляд Константин Райкин идеально бы подошел на эту роль.

    Жанр фильма совсем не комедия, как было заявлено, хотя тут и есть комедийные моменты, от тонких, отличных находок до абсурдных непонятностей. Это скорее драма с элементами мистики и юмора.

    Фильму не хватает мрачной и более сочной картинки, авторы или спешили с выпуском, или просто закончился бюджет.

    В любом случае посмотреть стоит. Интересно, хоть и волнами.

    6 из 10

    21 ноября 2016 | 13:09

    Облако рай»-оба я считаю одной из лучших кинодилогий мирового кино. Без шуток. Досталь великолепен в подаче своего видения мира простых людей и их простых отношений.

    Но в «Монахе и бесе» режиссер захотел показать целую компанию непростых образов — от блаженного верующего и мифического персонажа до российского императора и Христа (пусть и за дверью гробницы). Поэтому перед просмотром я был взволнован.

    Есть такая фамилия — Трибунцев

    Ох, уж этот Тимофей Трибунцев! Редкой силы актер. После его появления в «Методе» Быкова и «Старом ружье» сомнений у меня не оставалось — этот никогда не подведет! И я не промахнулся. Сыграл Трибунцев своего Монаха так, что только по коленке хлопнуть с размаху и закричать: «Ай, да сукин сын!».

    Мгновенно, с первых секунд, полыхнула буффонада. Великолепная буффонада — с чудесами, поговорками, гротесками, аллюзиями и прочей фантазийной кулебякой (чего только сцены с плотом, рыбой, стиркой и слюной государя стоят!).

    Очень порядочная работа оператора. Несложные, но крайне качественно исполненные спецэффекты. Уморительные и яркие второстепенные роли. Остроумно сочиненные диалоги. Блестяще реализованная сцена с вычерпыванием колодца.

    При этом служитель искусства Трибунцев выкручивал такие пассажи в роли служителя веры Ивана, что только сиди да слезы утирай!

    Не подвели и другие актеры. Перечислять всех не буду. Достаточно отметить, что популярность сериала «Кухня» не сказалась отрицательно на восприятии некоторых из артистов. Ну а Мадянов — он такой. Мадянов. Он везде хорош — даже в насквозь гнилом «Левиафанте».

    «Ну, — думаю, — зря волновался. Даже титров не было, а уже хочется пересмотреть».

    Дальше — лучше. Появление Легиона еще больше накалило идиотию (в хорошем смысле) происходящего. Адово отродье с алыми лацканами в своей подлой элегантности стало настоящим украшением фильма. А подписание договора? А камни за щеками? А соленые пикировки Монаха и Беса?

    «Эти фразочки, — опять думаю я, — точно разберут на цитаты».

    И вот тут всё закончилось

    Последней «вкусной» притчевой сценой стал подсчет деревьев в качестве епитимьи, наложенной на сумасбродного Монаха. Сюжет этого анекдота, весьма удачно вплетенного в канву фильма, вызывает и смех, и слезы одновременно. Словно показана суть государственного устройства любой из стран мира в любой точке истории.

    Сарказм Николая Досталя мною засчитан. Навсегда.

    Но потом начинается дрянь. То ли морализаторство, то ли стремление режиссера обратить кого-то во что-то. Буффонада померкла. Досталь словно обвинил меня в том, что я не понимаю про «хорошо» и «плохо».

    Даже спецэффекты подвели. В отличие от самополощущегося белья — убогий «полет» на лонжах, откадрированный хуже «Питера Пэна».

    Всё действо в Иерусалиме — это другое кино. Совершенно другое. Я не про то, что меня лишили улыбки. Я почитаю моменты, когда вроде бы комические произведение заставляет задуматься и даже заплакать. Именно так человек начинает умнеть, не правда ли?

    Но…

    К чему эта сцена с переворачивание прилавков? Иван не Иисус — это и мне, атеисту, понятно.

    Фильм «Монах и бес» — словно прихожанин Николай Досталь зашел в храм, но побоялся исповедаться и прокрался мимо батюшки. Поставил свечку, подумал о своем и, вроде, как и обряд соблюден. Достаточно.

    Пересмотрю-ка я «Облако-рай».

    22 октября 2016 | 12:44

    Известному всем любителям кино сценаристу Юрию Арабову удается говорить о России без штампов и клишированных схем, говорить на своем узнаваемом языке — остро, небанально и очень точно. В новой работе, «Монах и бес», Арабов и режиссер Николай Досталь умышленно прячут нынешние реалии в первой половине XIX века. Перемещение героев на две сотни лет назад мало что меняет. Проблемы России не изменились за это время. Тем пристальнее взгляд на «Монаха и беса» как на фантасмогорическую клерикальную комедию в первой части фильма и философскую притчу во второй части.

    Досталю и Арабову удалось снять очень умный фильм, в котором эксцентрика поведения героев сочетается с глубокими диалогами. Достоин ли человек чуда, способны ли принять это чудо окружающие, может ли вера стать стержнем в полной искушений жизни? Зритель способен найти при просмотре «Монаха и беса» ответы на эти и другие сложные вопросы. Ответы жесткие, иронично-завуалированные, через смех, через сарказм, но к тому, чтобы победить беса. В первую очередь в себе. Устоять, уцелеть, выжить, перестать заикаться и начать уверенно говорить со злом.

    Просвещенное зло в «Монахе и бесе» воплощает абсолютно новое для кино лицо — Георгий Фетисов. Воплощает в дуэте с монахом Иваном (Тимофей Трибунцев). Эволюция отношений беса и монаха слишком сильно захватывает авторов фильма и уводит фильм от сюрреализма комедии о православной церкви в сторону драмы перерождения беса-хранителя. С одной стороны, фильму о духовных проблемах как воздух нужна мораль, с другой — «Монах и бес» прыгает в не очень прозрачный конфликт героев, отправляя их на саму Святую Землю. Дальше сценарий и сама картина ползут на бровях морализаторства к финалу, целиком теряя легкость и насмешливость первой части.

    К чести авторов фильма следует отнести то, что они не заигрывают со зрителем. Но, тем не менее, спецэффекты фильма не стоят тех 130 миллионов рублей, которые прописаны в бюджете. Чудеса тоже, знаете ли, не стоят на месте и должны быть оформлены в соответствии с моментом времени. «Монах и бес» местами трещит от перегруженности смыслами, половинчатыми шутками о церкви и жизни в России, теряя при этом погружении в глубокомысленность динамику повествования. Излишне тщательно авторы стараются проподнести сначала чудотворничество Ивана, а потом и его бесогонство.

    Отмечу, что «Монах и бес» — это фильм без очевидных крупных проколов по сценарию, режиссуре и актерским работам. У Досталя играют все: и известные в лице Романа Мадянова, и сериальные в лице Никиты Тарасова ("Кухня»). Это действительно великий дар режиссера — увлечь и заставить играть в полную силу, найти новые возможности для раскрытия таланта известных, иногда даже слишком, актерских персон. «Монах и бес» начисто лишен синдрома артхаусного кино и смотрится на одном дыхании.

    8 из 10

    19 сентября 2016 | 07:23

    30-е года XIX века. В мужской монастырь заявляется весь изнутри дымящийся монах Иван Семёнович. Игумен, недолго думая, принимает потушенного бродячего монаха, но тот впоследствии ведёт себя нагло и бесновато, и в качестве усмирения Ивану Семёновичу прописывают всякие общественно-полезные работы. А там начинаются ещё большие странности и чудеса в решете.

    Ещё один странный опус вышел из-под расшалившегося в последнее время пера сценариста Юрия Арабова (пять проектов за прошлый год!). Но клюёшь в первую очередь на имя Николая Досталя, автора таких добротных фильмов как «Облако-рай» и «Мелкий бес». «Бесёнок» в последнем названии как бы намекает, что сейчас возможно выступят не менее кучно, особенно в соавторстве, и отчасти так оно и есть. Первый час фильма проходит в сатирическо-гротескном ключе, где творятся всякие чудачества, вроде ловли гигантских рыб, самостирки белья и проглаживания его же раскалённой жопой, а также высмеивается недалёкость попов, зажиточность чиновников, держащих на стороне заводики, и разбитые дороги, которых «лучше б вообще не было, чтоб враг не смог пройти». В общем-то, не ново и бредовато (сцена с засранным колодцем, наверное, перекличка со сказкой Пушкина), но на абсурдистский каламбур вполне потянет. Таким же макаром в какие-то моменты оборачивался и «Остров» Лунгина, тем паче, что приключения главного героя Ивана отчасти напоминают приквел к последним дням жизни отца Анатолия (Тимофей Трибунцев в «Острове», к слову, играл героя Мамонова в молодости).

    Но вот из монаха высвобождается бес в исполнении Георгия Фетисова и начинается малость другое кино, будто и сами авторы сбрасывают чёрта со спины. Ход это рисковый и в данном случае, кажется, на пользу не идёт. Доселе яркая и остроумная борьба чёрта и монаха постепенно сменяется проповедями и причащением «заклятого врага». Измученный годами тупой одержимости монах вдруг эволюционирует до премудрого святого, а бес каким-то немыслимым образом записывается в праведники, вроде бы обременённый после всего долгом перед истязаемым. Про монаха ладно, но в метаморфозы с чёртиком как-то верится с большим трудом. В качестве аналогии двух невольных героев напрашиваются отношения Мефистофеля и Фауста. Те действовали сообща по изначальному сговору с реализацией контракта, хоть и читерски. Здесь же бес в погоне за душой Ивана без фиги в кармане творит добрые чудеса, пытается из него вопреки желанию сделать настоятеля монастыря и неоправданно рискует, гоняя в Иерусалим. И ведь никакого подвоха в действиях. Точнее он есть, но старания откровенно впустую. Будто духовные враги за долгое время обоюдно сроднились, хоть и не терпят друг друга по старинке. И вот уже бес сам ломается от осточертевшей непокорности и несмиренности Семёныча и встаёт на светлую сторону силы. Похоже, что мысли о сущности человеческой претерпели у Арабова изменения со времён «Фауста» Сокурова.

    6 из 10

    15 января 2017 | 11:32

    Послушание и смирение — это есть стремление рода людского обрести божью милость. Бесовщина овладевает человеком и принимает он это как испытание владыки его.

    Искушение так приятно и позволяет оно утолить желания, которые столь вредны для веры божьей. Это бес и не иначе. Он стремится совратить волю и поднести человеку сомнение в вере своей. Надежда на святыни, где бессилен враг божий, и намерения человека в изгнании и обращения беса своего в раба господня…

    Проверенные актеры, духовные и прилагающееся к этому декорации а также приятная картинка в данном фильме присутствуют.

    7 из 10

    16 октября 2016 | 18:28

    «Что это было?» — крутится в голове вопрос из анекдота. Дело не в смешении жанров в рамках одного фильма, а в его общей невнятности. Сумбур вместо кино, перефразируя одно известное выражение. Водолазкин в картинках. Оригинальничание в форме выражения и пустота в смыслах, избитых и заезженных. Да дело даже не в избитости — в конце концов, сделаны намёки на вечные для человека и для России проблемы, дело в том, что всё ограничилось намёками и невнятной скороговоркой. Конечно, можно прибегнуть к известному приёму и обозвать фильм притчей, а под это дело всё можно списать. Точнее, списать на зрителя, который не понял глубины, ширины и высоты. Не разгадал, тупой потому что и неразвитый. Если от этого авторам будет легче, то пускай так и будет — да, я такой. Но дело не только в смыслах. В фильме рассыпается всё, даже актёры не смогли проявить все свои способности, и особенно мне обидно за Каморзина — старался как мог, а раскрывать-то особенно и нечего. Спецэффекты неудобно даже критиковать — как будто воспользовались техникой, доставшейся им ещё от съёмок «Вечеров на хуторе близ Диканьки».

    Понятно, что замах у режиссёра был не только на историю из 19-го века, тут и современностью попахивает, а тем, у кого обоняние не очень развито, и вербальных подсказок подбросили. Временами казалось, особенно при появлении Николая I, чем-то даже внешне напомнившего Путина, что авторы занялись любимым делом интеллигенции — сворачиваем дули в кармане. Может и так, а может это толстый намёк на крепость устоев и скреп российских — дороги, дураки, неуёмное чинопочитание, коррупция и далее по списку.

    В общем, для трагикомедии не удалась ни комедийно-ироничная часть, ни трагическая. Если бы режиссёр продолжил и закончил фильм в духе первой части, то ещё можно было, с оговорками, принять его, но вторая, серьёзно-трагическая часть, смазала впечатление. Попытка поднять содержание на высокий уровень смыслов оказалась неуклюжей, пластмассовой. Это относится и к развязке.

    Так хороший фильм, или плохой? Да никакой. Именно так — никакой. Ни богу свечка, ни чёрту кочерга. А моё фокусирование на негативе вызвано, не в последнюю очередь, восторженными криками и летающими чепчиками. Так что, кому нужен позитив, за ним есть куда пройти.

    29 октября 2016 | 21:27

    В современном русском кино редко можно встретить картины, после просмотра которых испытываешь чистой воды катарсис (или даже некий культурный шок — называйте, как хотите).

    Хочется рассматривать фильм целиком, как гармоничное полотно, смысл которого открывается с последним кадром. Хочется закрыть глаза на огрехи и несовершенства, вроде убогой графики, и насладиться удачными сценами, хорошей музыкой и достойной игрой актёров (дуэт Георгия Фетисова и Тимофея Трибунцева — выше всяких похвал, хотя некоторые второстепенные персонажи тоже получились вполне интересными).

    Радует отсутствие двух въедливых тенденций последних лет: мотива явного антиклерикализма и, напротив, тотальной идеализации дореволюционного общества, практически полновластно завладевшей нашим историческим кино.

    Форма притчи, несколько абсурдной, где-то смешной — очень удачное решение. Да, присутствуют спорные в догматическом плане моменты. Да, на глаза явная гиперболизация образов. Но в контексте иносказания и сказочной аллегории происходящее на экране производит самое благоприятное впечатление.

    13 октября 2016 | 20:26

    Неожиданно отлично. Подспудно опасался тяжеловесности и мрачности. А получилось легко, по-гоголевски.

    Злоключения в далеком монастыре, где схлестнулись местный настоятель и пришлый монах-чудотворец, подарили сплошь улыбки и удовольствие от диалогов да исконной, где-то былинной Руси. В первой половине фильма было полное ощущение экранизации произведения Гоголя. Колорит православной церкви николаевских времен растекается елеем по сознанию). Каждая сцена просто пахнет той эпохой, сочна, свежа и смешна.

    Иван, Семенов сын, настоятель, архиепископ, монахи, бес — персонажи один ярче другого.

    Что до сюжета — то я был просто зрителем, без попыток осмыслить глубинный смысл, который Досталь вложил во вторую часть фильма. Противостояние добра и зла, приход к Богу, бренность пути.

    Наверное, я бы предпочел, чтобы приключения Ивана так и тянулись бы до финальных титров. Но и моралистическую вторую часть принял без вопросов — хотя, наверное, не слишком проникся.

    Светлое, легкое кино непривычного жанра.

    9 из 10

    10 ноября 2016 | 15:31

    20-е годы XIX века. В захолустный монастырь поступает новый монах. Вслед за ним приезжают архимандрит и император Николай I. Но самый интересный постоялец — юный бес по имени Легион, который живёт с главным героем с самого детства.

    Необычное кино с нестандартным сюжетом. Преодоление себя, признание своих слабостей и грехов. Захватывающе смотреть, как красивый мужчина воплощает тёмные силы и искушает героев. Все актёры харизматичны и притягательны. Интересные повороты сюжета — мне понравилось. И много прописных истин, о которых нам постоянно надо напоминать: не красть, не обжираться, работать усердно, любить ближнего, не поддаваться искушениям. И развитие персонажей — всё гармонично. Интересно, как отреагировала православная церковь на это кино?

    В фильме затронули и политические мотивы. Появление Николая I со свитой, его лучистые глаза и светлые идеи освободить крестьянство, прекратить взяточничество и преобразовать политическую систему страны. Это было красиво. Много диалогов, таких, что хочется перематывать и слушать заново. Хочется, чтобы авторы сняли теперь в этом же стиле какой-нибудь сериал про упырей и русалок, водяных и жар-птиц в волшебных садах. Душа требует продолжения сказки.

    И молитва главного героя на берегу Мёртвого моря: «Господи, не знаю, чего просить у тебя. Ты один ведаешь, что мне потребно. Ты любишь меня больше, нежели я умею любить, даже самого себя. Даждь рабу твоему то, чего и сам просить не смею. Не смею просить ни креста, ни утешения, только предстаю пред Тобой, сердце моё открыто. Ты зришь нужды, которых я не знаю. Зри и Сотвори по милости Твоей. Низложи и подыми меня. Безмолвствую перед Святой Твоею Волей. Пред непостижимыми для меня твоими судьбами. Приношу себя в жертву Тебе. Научи меня молиться. Сам во мне молись. Аминь».

    Рекомендую.

    26 августа 2018 | 18:09

    МОНАХ И БЕС

    «Монах и бес» фильм Николая Досталя, снятый по сценарию преславного Юрия Арабова, участвовал этим летом в конкурсе ММКФ. Похоже Арабов уже стал любимцем этого кинофорума, где фильмы по его сценариям «Чудо», «Орда», «Орлеан» обрели вечную прописку. Не знаю хорош ли фильм, плох ли, но он смело может претендовать на титул одной из самых эксцентричных отечественных кинолент. Этот бурлеск живо мне напомнил полузабытую притчу Мамина «Не думай о белых обезьянах».

    Начало XIX века, время Пушкина и крепостничества, в отдаленный, сирый монастырь приходит пламенеющий инок, которого тут же монахи начинают поливать из ведер. Корыстный подлый игумен в блистательном исполнении Бориса Каморзина сразу его невзлюбил. На каждое слово у странствующего инока по имени Иван сын Семенов (Тимофей Трибунцев) — предерзкий каламбур.

    За это Каморзин налагает на Трибунцева строгое прещение за прещением, то заставляет выстирать портки всей братии, то требует вычерпать бездонный грязевой колодец, то велит поймать рыбку, то приказывает вырубит сухостой. Трибунцев все исполняет с сатанинской выдумкой и одновременно с высочайшим христолюбивым смирением! Колодец в полминуты вычерпывает, портки идеально стирает и гладит задницей, рыбу ловит похожую на гигантский пенис.

    Монастырь — в шоке, игумен — в опупении. И так они стараются и этак выпроводить Ивана, но он и связанный на маленькой плоту он приплывает обратно, а тут еще в его защиту приезжает прелукавый архиепископ Мадянов, который превращается в соблазнительную незнакомку, и Николай Первый, путешествующий сотоварищи полуинкогнито по глубинкам Империи.

    «Без праци не бенде колораци» — такой совет дает Иван самодержцу, чем ставит того в тупик. Уже, засыпая Николай

    Первый вдруг понимает, что это зашифрованное послание — есть призыв к освобождению крепостных крестьян и тотчас издаёт царский указ освободить с землей 30% крепостных и сделать их государственными крестьянами. И так далее, и тому подобное.

    Дальше еще витиеватее: на ристалище из прозрачных дебрей сюжета выныривает Бес «Легион», начинается полет Ивана на Бесе как в «Вечерах на хуторе близ Диканьки» в этот раз в Иерусалим, приключаются библейские приключения и так далее, и тому подобное.

    Изобретательность Арабова не знает границ ни в сюжете, ни в крайне необычных диалогах.

    Этот булгаковско-лесковский калейдоскоп замечателен тем, что дает почву для бесконечного количества толкований. Фильм — абсолютно амбивалентен. Это одновременно и антиклерикальный памфлет, и православная проповедь, и русофобская агитка, и антисемитская передовица, и пример консервативной риторики, и квинтэссенция либеральной мысли. Как хочешь так и понимай, но все же, мне показалось, что красной нитью сквозь ворох актуальных идеологических штампов, проходит главная мысль -

    Товарищи, пуще всего, подвизайтесь в святости, тогда узрите Христа и обретете обетованное блаженство.

    5 ноября 2016 | 17:19

    ещё случайные

    Заголовок: Текст: