• афиша & тв
  • тексты
  • медиа
  • общение
  • рейтинги
  • DVD & Blu-Ray
  • играть!
Войти на сайтРегистрациязачем?
всё о любом фильме:

Молчание

Silence
год
страна
слоган«Sometimes silence is the deadliest sound»
режиссерМартин Скорсезе
сценарийДжей Кокс, Мартин Скорсезе, Сюсаку Эндо
продюсерВитторио Чекки Гори, Барбара Де Фина, Рэндолл Эмметт, ...
операторРодриго Прието
композиторКэтрин Клюге, Ким Аллен Клюге
художникДанте Ферретти, Хуан Вэньин, Вэн Динъян, ...
монтажТельма Скунмейкер
жанр драма, приключения, история, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Россия  86.7 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время161 мин. / 02:41
Номинации:
В XVII веке два священника-иезуита подвергаются насилию и преследованиям во время странствия по Японии, куда они приехали с целью найти своего наставника и распространять христианское Евангелие.
Рейтинг фильма
IMDb: 7.20 (63 752)
ожидание: 95% (15 402)
Рейтинг кинокритиков
в мире
84%
197 + 37 = 234
7.6
в России
94%
17 + 1 = 18
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Знаете ли вы, что...
    Редакционные материалы
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 7081 пост в Блогосфере>

    ещё случайные

    Ну что ж, внесу я и свою лепту в комментарии к данному кинопроизведению.

    Решили с супругой посмотреть фильм. Как мы думали «глубокий» фильм, который еще и идет 2 с половиной часа.

    Начало было не плохим: красивые пейзажи Японии (точнее, Тайваня, там снимался фильм). Благородное желание двух священников найти своего учителя в дебрях японских лесов, для опровержения полученной информации, что учитель оказался отступником.

    В целом, в начале все шло не плохо. Но… дальше идет «но».

    Это «но» состоит из нескольких деталей.

    Первое: складывается впечатление, что христиане — это кучка грязных, необразованных крестьян, которые где-то прячутся, тайно крестят своих детей и, собственно, довольны жизнью.

    Второе: что у них нет, собственно, самого главного качества христиан — мира между собой. Фрагмент, когда пришел инквизитор в деревню и надо было выбрать, кого отдать под стражу, был апофеозом. Крестьяне стали с кулаками бросаться друг на друга, мол, ты давай иди на гибель, а мы тут жить еще хотим. Если кто мало-мальски знаком с христианством, тот знает, что главная добродетель — это любовь, а конкретно, как говорится в Писании: «нет большей любви, как если кто положит жизнь свою за други своя». А тут… Тут показана совсем антидобродетель. Складывается ощущение, что это было сделано целенаправленно. Уж слишком красочно проведена параллель между крестьянами/христианами (грязными и злобными) и городским населением (чистым и улыбающимся).

    Третье: Навязчивость. Другого слова не могу подобрать. Навязчивость вероисповедания в сторону Японии. В чем это выражается? А вот как раз в свойственном для католицизма виде: насильно всех крестить, проще говоря, заниматься не просветительской деятельностью, миссионерством, в исходном для этого слова значении, а в чистом завоевании территории. Поясню, почему такой вывод: все просто. Берем и читаем Евангелие. Что там сказано в тех моментах, когда Христа не хотели слушать и прогоняли Его? Там не сказано, что Он силой насаживал учение, там сказано очень просто, что Он… уходил от таких людей. Насильно мил не будешь. Старо как мир. Не навязывал им Свое учение, не спорил с ними, не говорил «ведите меня к инквизитору, я выдержу любые испытания». Нет. А кротко и мирно, как и подобает каждому христианину, уходил. Не надо быть богословом или историком древности, чтобы увидеть такое несовпадение учения и того, что показывается в этом фильме. Конечно, можно сказать, да так оно и есть, собственно, что эта картина не претендует на звание исторической, но постойте, друзья, не о христианстве ли она? О христианстве. Так почему бы не ознакомиться с ним получше? Это тоже самое, что снять фильм про летающую корову. Но в реальности она же ходит по земле! Верно! Но и тут можно сказать, что это видение режиссера. Как по мне — это довольно странно.

    Четвертое и, наверное, самое интересное — это исповедание своей веры. Тут просто настоящий блокбастер. В фильме не отрекся (и не только по 1 разу), разве что ленивый. Да, были исповедники и это радует, иначе совсем был бы мрак. Но остальной люд отрекался, как «в магазин ходил». Особенно персонаж Kichijiro. Каждый раз я думал: «вот, вот сейчас он одумается и исправится. Будет мужественным», но нет. По-моему, он каждый раз специально находил места, где отрекался народ, прибегал, отрекался сам, потом убегал, потом прибегал «покаяться» (пишу в кавычках специально) и опять по новой. Как говорится: «не было бы так смешно, если бы не было так грустно». Что же хотел показать режиссер? Что вот так просто можно отречься и побежать исповедаться? Что можно «верить» во Христа, когда удобно, когда тихо и мирно, а когда придет момент на деле показать свою веру, то услышать от священника «отрекись»? Нда… Не мотивирует как-то.

    И, наконец, пятое: плаксивый мальчишка. Именно так хочется назвать главного героя. Где мужественность? Где ответственность за, так скажем, прихожан? Пол фильма в слезах и, хорошо бы был, если бы в слезах радости или слезах скорби, но мужских слезах, а тут слезы прям девчонки, такой 15-ти летней, брошенной парнем и слушающей эмо-рок, девчонки. Что стало с мужиками в кино? Понятно, что мышцы и т. д. — это показатель, но без мышц-то, где мужественность? Вспомним фильм «Жизнь прекрасна». Разве там ревел главный герой? Разве ему мало выпало на долю? А он в итоге и жену подбадривал в концлагере и сына спас и все время улыбался. А сам был без больших бицепсов и модной прически. Но Мужчина. С большой буквы.

    Знаете, дорогие мои, во всем должен быть здравый смысл. Даже в кино. Но тут его, к сожалению, нет вовсе. Забыли мы все слова Тарковского, обращенные к режиссерам, что «надо быть очень внимательными к тому, что вы снимаете». Какой там… Все вверх ногами. Какой смысл в этом всем? Что в итоге хотел сказать автор? Что можно всю жизнь отрекаться (заменяем веру на семью, на друзей, на родину), а потом, уже в старости лежать в бочке и ныкать (по-другому не могу сказать) крестик в руке. Вот, мол, а в глубине души он все-таки сохранил веру… Так можно и с женой поступать: гулять налево, а в кармане носить ее фото и т. д.

    Какой хочу подвести итог моих мыслей: хорошо, когда кино дает возможность подумать и проанализировать, но тут, к сожалению, такого нет. Некую мысль прям вбивают в голову. Мол, так, и никак иначе.

    3 из 10

    17 ноября 2017 | 18:31

    В 1640-м году два молодых португальских священника-иезуита: падре Себастьян Родригес (Эндрю Гарфилд) и падре Франциско Гаррпе (Адам Драйвер) решили отправиться в Нагасаки на поиски своего наставника — миссионера падре Криштована Феррейры (Лиам Нисон), о котором ходят противоречивые и тревожные слухи — дескать, он отказался от христианской веры, принял буддизм, женился и благополучно живёт в Японии под чужим именем. Духовник не хочет отпускать их, ведь Япония — закрытая страна.

    Да, миссионеры впервые прибыли в страну восходящего солнца меньше века назад, и христианство там быстро набрало силу — японская паства выросла, как на дрожжах, насчитывая 300 000 человек. Но сёгуны, которые вначале приветствовали новую религию, почувствовали угрозу для своего благополучия. Сначала они запретили миссионерскую деятельность, а затем и вовсе исповедание христианской веры. Чтобы изжить новую религию, её последователей подвергли гонениям, сравнимым с теми, которые переносили христиане-мученики первых веков — принявших веру японцев жестоко истязали и казнили, а отрёкшихся принудительно обращали в буддизм.

    Но что молодым горячим сердцам предостережения старших? Они горят жаждой подвига и собираются жить в соответствии со своей христианской совестью. Они наперебой убеждают духовника:

    . — Как мы можем пренебречь человеком, который наставлял нас в вере? он придал нашему миру форму.

    - Но если эти слухи окажутся правдой, то отец Феррейра проклят.

    - У нас нет выбора, мы должны спасти его душу.

    Они уламывают духовника, который напутствует их горькими словами:

    - Вы будете последними двумя священниками, армией двоих.

    Именно с таким мироощущением, что они воинство Христово, молодые люди и отправляются в путь. Прибыв в Японию, иезуиты без лишних слов понимают, что ситуация гораздо хуже, чем им казалось в уютной комфортабельной Европе — христианская церковь находится в катакомбном состоянии, в самом прямом смысле этого слова. Десятки тысяч христиан зверски казнены. Нищие и бесправные крестьяне и рыбаки в полной тайне исповедуют свою веру.

    Почему они стали христианами? «Впервые с ними обращались, как с созданиями Божиими, а не как с животными, и им обещали, что все их страдания не пропадут впустую, но во спасение», — отвечает сам себе на этот вопрос падре Родригес. Они мужественно отказываются наступить ногой на фуми-э, так называлось изображение распятия Христа, которое использовали для выявления иноверцев. А потом их казнят. Казни обычно так или иначе связаны с водой: верующих топят в океане, их распинают на крестах в полосе прибоя или поливают распятых горячей водой (но не кипятком, чтоб подольше мучились). Вода, как известно, символ крещения. В Японии этот символ обретает мученический подтекст — за свои убеждения приходится платить жизнью.

    Священники готовы принять подвиг вместе с паствой, которая укрепляет их в мужестве и верности, что несколько парадоксально, ибо должно быть наоборот. Но их ждёт более сложное испытание — им напрямую дают понять, что жизнь или смерть, свобода или пытки местных христиан находятся в полной зависимости от их выбора. Они взывают к Богу в поисках правильного решения, но слышат в ответ лишь молчание.

    Это страшное искушение для христианина, когда он должен принять решение, а Бог молчит, оставляя выбор, самый сложный в жизни выбор, за самим человеком. Но бессилие порождает не только сомнения, оно заставляет всмотреться в самую глубину себя, чтобы понять, насколько глубока вера, насколько сильна любовь к Богу и любовь к людям. Это, правда, очень непросто. Ведь только японский инквизитор способен сказать, что наступить ногой на изображение Христа — «это просто формальность, просто формальность». Будь так, из-за чего бы гибли все эти люди?

    Следует отметить, что фильм Скорсезе ни в коей мере не является ни пропагандой, ни контрпропагандой христианства. Это фильм — непростое для зрителя, особенно неверующего, размышление о некоторых очень сложных теологических вопросах, почти исповедь, обращение к собственной совести: как поступил бы в такой ситуации Христос, если бы не Ему предстояло быть распятым, а Его ученикам, в том числе таким же рыбакам, как те, что приютили Родригеса и Гаррпе? Как христианину следует подтверждать свою веру? Является ли японский мученик христианином, если он воспринимает Христа в своём сугубо национальном контексте — как ипостась Солнца? Что делать, если нужен ответ — здесь и сейчас! — а Бог молчит? Есть ли готовые ответы на эти вопросы, на все ли случаи жизни они сгодятся?

    В фильме есть персонаж, свой личный Иуда Родригеса (неуловимо напоминающий одноимённого персонажа Леонида Андреева) — Кичиджиро (Ёсукэ Кубодзука). Раз за разом он предаёт своего духовного наставника, отказывается от христианства, а затем вновь приходит и кается, кается… Стоит ли гроша ломаного покаяние после многократного предательства, несмотря на осознание своей никчемности, трусости, слабости? Для христиан первых веков вопрос об отступивших под пытками от веры также был одним из самых сложных. И как бы вскользь Скорсезе пару раз напоминает: «Христианский мир не так велик, как кажется», и очень повезло тому, кто родится в стране, где за веру не пытают и не убивают. Ведь даже в наши дни немало христианских мучеников принимают смерть за веру.

    К этому фильму Скорсезе, который в юности собирался стать священником, шёл почти 30 лет. Вместе с Джеем Коксом (это не первая их совместная работа) он не один десяток раз переписал сценарий по книге католика Сюсаку Эндо. Этот сценарий в буквальном смысле был выстрадан ими — внутренний ценз не позволял им признать его достойным воплощения. И да, Скорсезе известен как мощный и многоплановый режиссёр, но такого глубокого Скорсезе зритель ещё не видел.

    Актёры выложились не только во время съёмок, но и при подготовке к ним. Они изучали религиозные тексты в монастыре святого Беуно в Уэльсе, у них был духовный наставник. На неделю они дали обет молчания. И очень жёстко постились. Адам Драйвер сбросил 23 кг, к концу съёмок он признавался, что начал видеть галлюцинации. А Эндрю Гарфилд говорил, что настолько много узнал о Христе, что готов миссионерствовать.

    В картине не так много внешней динамики и драйва, но в ней скрыто огромное внутреннее напряжение, заставляющее зрителя думать о вещах, о которых он, возможно, при других обстоятельствах никогда бы не задумался.

    Меня потрясло, что у такой серьёзной и глубокой картины была всего лишь одна номинация на «Оскар» — оператору Родриго Прието. Несмотря на скупость внешних выразительных средств Скорсезе, Прието снял столь поразительные планы, что даже не будь у фильма сильной идеи, сценария и режиссуры, думаю, они бы одни заставили зрителя досидеть до конца этого длинного, трёхчасового фильма.

    10 из 10

    17 мая 2017 | 13:39

    Религиозная конфронтация это, наверное, одна из самых распространённых причин для межгосударственных конфликтов на протяжении столетий. Религия, в особенности в Средние Века и Новое Время, — это не только инструмент управления над сознанием населения, но и оружие для экспансии, ведь подчинить население верующее в того же Бога, гораздо проще, нежели людей чей Бог отличается от Бога экспансионистов.

    В своём новом фильме, Мартин Скорсезе погружает зрителей в самую пучину религиозных и политических проблем XVII века — на восток, в Японию, где сразу несколько европейских государств используют религию, как инструмент для обращения населения не столько в свою веру, сколько на свою сторону.

    Однако надо сказать, что для режиссёра данный сюжет является лишь поводом, полотном, для размышления о проблемах веры и предназначении религии в целом, не ограничиваясь лишь вопросом молчания Бога, на фоне нескончаемого насилия.

    Начиная с проблемы молчания Бога, Скорсезе постепенно уходит в проблемы морали и нравственности, показывая нам все те ужасы, через которые проходит обычный народ, являющийся жертвой в беспощадных правительственных играх. Режиссёр не зацикливает внимание зрителей на своём личном мнении, он старается держаться, как бы в стороне от всего этого, показывая проблемы фильма, с обеих сторон, так чтобы каждый конкретный зритель смог сделать для себя свой собственный вывод.

    Имеет смысл отметить и весьма интересные стилистические ходы режиссёра, в особенности стоит обратить внимание на музыкальное сопровождение, состоящее из симбиоза классических инструментов со звуками природы и звучащее на фоне размышлений отца Родригеса, в исполнении Эндрю Гарфилда, который исполнил, наверное, одну из лучших ролей в своей карьере. Диалоги в картине, как и во всех работах Скорсезе, прописаны на высшем уровне, однако, как и в других его фильмах, особое место занимают не они, а мысли, размышления и рассказ главного героя о событиях, через которые он проходит.

    Возвращаясь к главной проблеме фильма — молчанию Бога, надо сказать, что режиссёр всеми силами пытается донести до зрителей те чувства, что испытывает на себе искренне верующий человек, при виде того, как гибнут сотни невинных людей, для него это становится испытанием его собственной веры. Но может ли он помочь этим людям? Исправить сложившуюся ситуацию? По мнению режиссёра, Бог — находится внутри каждого из нас, а не на небе, и чтобы услышать его, необходимо прислушаться к самому себе, тогда и только тогда человек найдёт способ избавится от тех страданий, через которые он вынужден проходить.

    3 мая 2017 | 16:48

    У нас в городе два киноцентра. В сумме зрителям доступен лишь один сеанс «Молчания», но зато двадцать один сеанс картины «Притяжение». Видимо, Скорсезе помню только я.

    Я атеист, все религии для меня «ничтожны одинаково», поэтому оцениваю фильм непредвзято. В картине необычно всё. Хотя бы место. Загадочная Япония образца 17 века. И показана она просто превосходно. Природа прекрасна. А жизнь людей, в особенности христиан, нет. Мы видим рабский труд, налоги, голод, жажду, тряпьё в качестве одежду. В случае с христианами присовокупляется постоянная боязнь за собственную жизнь. Иными словами, тяжёлая, гнетущая атмосфера — вот что является фоном для фильма.

    Весь фильм преисполнен размышлениями, вопросами. Отсюда и название картины «Молчание»: святой отец Родригес не может понять, почему бог молчит, видя то, что творится в Японии. В целом, мы видим взросление, становление героя. Они ищет правду, подвергается суровейшим испытаниям. Особенно важна для него стала встреча с отцом Феррейрой. Тот задаёт вопрос: настолько ли сильно различаемся мы и японцы? А наши верования?

    Актёры на высоте. Эндрю Гарфилд демонстрирует нам несчастного отца Родригеса, сначала молодого и бойкого, потом раздавленного, потом мудрого. Адам Драйвер оказался очень хорош в образе «напарника» Родригеса, такого сомневающегося реалиста, но преданного вере. Лиам Нисон хорошо играет… не скажу кого. Ведь в этом кроется приличная часть посыла фильма.

    Отличное кино. Посмотреть стоит каждому. И, поверьте, оно заставит задуматься о многом.

    9 из 10

    26 января 2017 | 19:40

    Фильм «Молчание», с одной стороны, не похож на большинство прошлых работы Мартина Скорсезе, с другой стороны, в нём, как и в многих своих творениях, знаменитый режиссёр поднимает проблему конфликта между мировосприятием отдельной личности и окружающей действительностью. Впрочем, сама подача материала, действительно, отличается от привычного стиля Скорсезе.

    Центральное место в кинокартине занимает проблема молчания Бога в мире, наполненном бедствиями, страданиями и жестокостью. На подобные проблемы ищет ответы чуть ли не каждый мечущийся, ищущий смысл бытия и ответы на вопросы мироздания человек. Скорсезе в фильме даёт свой ответ, при этом, многогранно изображая и раскрывая перед зрителем саму проблему, что делает «Молчание» интересной для просмотра и дающей простор для размышлений, будь зритель согласен или не согласен с точкой зрения режиссёра. «Молчание» — это глубокий фильм о духовном пути человека, это качественное авторское кино и, что радует для картины подобной тематики, это не бескомпромиссная религиозная агитка.

    В фильме хорошо отображена тема культурного разнообразия различных народов и выходящая из этого проблема восприятия одной и той же религии представителями разных представителей культур. Скорсезе удалось передать как трагична и даже в какой-то мере бессмысленна может быть фанатичная колонизация (в том числе и религиозная) земель малоизвестного народа: японцы принципиально по-другому приняли христианство, исказив его чуть ли не до наивных сказочных пантеонов, да и вообще для многих беднейших крестьянских народных масс появление европейских проповедников с их необычными экзотическими религиозными атрибутами представлялось неким чудом, которое стало светом в их тяжёлой и суровой жизни… Конечно, крестьяне, которые хотели как можно скорее умереть, чтоб попасть в рай (при этом, они даже не могли правильно произнести само это слово), или же Кикиджиро, который извращенно исказил сущность исповеди, едва ли могут назвать себя христианами вообще. В то же время Скорсезе подчёркивает и схожесть некоторых основ многих религий на примере христианства и буддизма.

    Режиссёр, изучая сущность веры, остро ставит вопрос взаимодействия государства и религии. В фильме показано немало пыток над христианами, да при том от миролюбивых буддистов. Этот ход, впрочем, режиссёр делает вовсе не для того демонизировать буддизм и превознести католицизм, это делается, чтобы показать, что любая религия при смешивании с государством начинает следовать и политическим законам, что уже способно исказить сущность веры, в том числе даже, казалось бы, безобидной буддистской. Католицизм в, например, европейской Испании был тоже тесно связан с государственным аппаратом и потому инквизиция имела в этой стране основу для своего развития. Католики-иезуиты, прибывшие в Японию, не имели свою церковь, как организацию, имеющую власть, потому являлись исключительно духовными носителями веры, что стало одной из основ их к конфликта с японскими государственными религиозными организациями. Примеров подобных конфликтов в истории было немало (в том числе их можно отыскать и в истории России, например, в эпоху религиозных гонений старообрядцев). Эта тема актуальна и сегодня на фоне многих религиозных конфликтов, происходящих в мире, поэтому фильм Скорсезе, несмотря на то что повествует о Японии XVII века, затрагивает и по сей день актуальные проблемы, а не какие-то пережитки прошлого минувшей эпохи (собственно, в истории мало пережитков прошлого и многие вещи не теряют актуальности столятиями, но это отдельная тема для обсуждения)

    «Молчание» поднимает проблему веры человека, в условиях, когда разлад между личными убеждениями и внешними обстоятельствами, требующих действий, слишком велик. И обилие «скорсезовских» персонажей позволяет особенно остро поставить Скорсезе. Кажется, перед зрителем вообще не будет ни единого «картонного» и клишированного героя, в «Молчании» перед зрителем представлено множество неоднозначных персонажей, которых нельзя разделить на «плохих» и «хороших» (даже инквизитор не является однозначно отрицательным персонажем). Персонажи в фильме получились действительно живыми, реалистичными, раскрытыми и запоминающимися, хоть и экранного времени все они, кроме Родригеса, получили умеренное и равномерное количество.

    Думаю, необходимо упомянуть и о хронометраже. Лента идёт почти 3 часа, но после просмотра некоторым зрителям может показаться какая-то неровность повествования, что отметили и зарубежные критики. Фильм разделен на две части, одна из которых представляет собой некий предельно реалистичный триллер с затрагиванием религиозных тем, держащий в некотором напряжении, вторая же, сконцентрирована на рассуждениях Родригеса самим с собой о вере. Сложно рассуждать с точки зрения кинолюбителя-дилетанта, почему опытнейший режиссер Скорсезе изобразил всё именно так, ведь кинокартина получилась довольно не динамичной. Предположу лишь, что, возможно, режиссер этим самым особенно подчеркивал тяжкий духовный перелом Родригеса.

    Отдельное слово хочется сказать про визуализацию картины, которая является несомненным достоинством этого фильма. Атмосфера волнения и утомления Родригеса от «молчания Бога» подчеркивается длинными дублями, а также саундтреком, который состоит по большей части из качественных полевых записей. Картина очень атмосферна и погружает с головой зрителя в том числе и потому, что Скорсезе пошел на неоднозначное решение о неприкосновенности оригинального дубляжа, из-за чего зритель буквально ощущает себя в Японии XVII века и чутко воспринимает переживания каждого актера (особенно это касается японских актеров). При просмотре нельзя не обратить внимания и на качественные съёмки богатой и разнообразной новозеландской природы, детальную историческую реконструкцию.

    Актерская игра в картине, в целом, на уровне. Надо сказать, блестяще отыграли все японские актеры. Эндрю Гарфилд и Адам Драйвер подверглись зарубежной критике за то, что пытались казаться португальцами, хотя были на них не очень похоже. На мой взгляд, сложно определить строгий образ португальца XVII века. Кроме того, чтобы разобраться в этой критике необходимо хорошо понимать различия европейских акцентов, что вряд ли может обычный зритель, в том числе и я. В целом, Гарфилд и Драйвер вжились в роль, если и не португальских, то, во всяком случае, европейских священников. Но всё-таки актерская изюминка картины — Лиам Нисон, который прекрасно отыграл своего сложного персонажа.

    Итог: «Молчание» — один из самых лучших фильмов Мартина Скорсезе. Это прекрасно визуализированная, многогранная и необычная история о духовных силах человека.

    9 из 10

    9 апреля 2017 | 16:23

    «Неужто я молюсь молчанию?»

    Очень было обидно, когда стоял в очереди, что все люди берут билеты на распиаренный блокбастер, будь то Притяжение или Форсаж, пропуская фильмы, которые наверняка номинируется на Оскар и снимаются ради искусства.

    Очень глубокий и тяжёлый фильм, заставляющий о многом задуматься и дающий пищу для размышления. Фильм задаёт довольно философские вопросы, касательно религии и вероисповедания. Вполне возможно что я не поймал всех тонкостей, ибо у меня ещё маловато жизненного опыта и познаний на эту тему. Помимо этого, благодаря «Молчанию» я заинтересовался событиями в картине и «прошерстил» всю википедию на тему этого периода японской истории и в принципе христианства в Японии. Ох, нелегко было было бедным миссионерам в этой стране в 1630х годах…

    Сам фильм снят довольно не плохо. Скорсезе как всегда красавец, не ударил в грязь лицом.

    Очень впечатлила актёрская игра! Эндрю Гарфилд теперь один из моих «любимцев» и я буду болеть за него на вручении Оскара обеими руками. Очень живо сыграл! Его герой проживает много сложностей и преград на своём пути, постепенно меняясь в немного другую сторону. Так же, как всегда прекрасно в этом фильме смотрится Лиам Нисон. Хоть его и немного в фильме, но с ним связаны драматичные и напряженные сцены! Немного не дораскрыли персонажа Адама Драйвера, маловато у него экранного времени, по сравнению с Эндрю

    Атмосфера в фильме передана великолепно! Япония 17 века показана очень серьёзно и качественно.

    Съемки и операторская работа тоже очень впечатляют! Не зря «Молчание» получил номинацию на Оскар за лучшую операторскую работу. Были очень красивые кадры и классно снятые моменты. Неспешная съемка так же подчеркивает неспешность самого фильма.

    Отдельно хочу выделить музыкальную составляющую «Молчания». По сути, здесь её почти нет… И в этом её особенность! Фильм связан со своим названием довольно необычно: фильм — очень тихий и «молчаливый». Есть несколько сцен с просто гробовой тишиной, когда происходит что-нибудь напряженное. Музыка здесь есть, но в очень небольшом количестве и играет фоново. И все это не делает фильм плохим, это делает его как то «живее» и «реалистичнее». Это мне очень понравилось.

    В сценарии тоже вроде бы все хорошо, никаких сюжетных дыр мне в глаза не бросилось.

    Но есть у фильма и пара минусов.

    Первое что мне не понравилось — никак не показана Японская вера — буддизм(так же в Японии исповедуют синтоизм, но про это в фильме не упоминается). Буддизм показан как довольно посредственная религия, ей почти не уделяется внимание. Было такое чувство после фильма, что эта религия «хуже», нежели христианство. Я как человек не верующий не сильно обратил на это внимание, а вот людям, проповедующим буддизм, может этот фильм «не понравиться».

    И ещё хотел бы добавить, что в фильм можно было бы добавить по больше напряжённых моментов, особенно в середине ленты. После интересного начала в середине я немного заскучал… Но последняя треть фильма опять же показана довольно живо и я смотрел не отвлекаясь.

    Так же хотел отметить под конец, что это был мой первый опыт в мои 18 лет, когда я сходил в кинотеатр на фильм с субтитрами. И мне очень понравилось! Впредь буду почаще ходить на фильмы в оригинале с субтитрами.

    Что в итоге… Очень интересная картина «Молчание», снятая Мартином Скорсезе, заставляет о многом задуматься, поразмышлять на довольно философские темы. Почему Бог всегда молчит? Почему он молчит, когда его дети страдают? Великолепные актерские работы, операторские съемки и невероятная атмосфера.

    Спасибо Мартин)

    Гарфилд, я за тебя!


    8 из 10

    1 февраля 2017 | 16:44

    Двое монахов-иезуитов (Эндрю Гарфилд и Адам Драйвер) отправляются в Японию в поисках третьего (Лиам Нисон), выясняя, отрекся ли тот от своей веры?

    Редкий в наше время фильм о вере — все больше снимается антиклерикального (даже недавний «Новейший завет» так воспринимался, хоть там священник, скорее, положительный герой, в отличие от Бога) и антирелигиозного. Да и сам Скорсезе со времён «Последнего искушения Христа» к теме даже в эпизодах не возвращался. И теперь отчасти понятно, почему. Наверное, мастер ждал, когда станет окончательно мудрым. Стал.

    Впрочем, и прежний радикализм не забыт. О чем был голливудский контекст о Японии? Гейши, загадка, самурайское благородство и честь. Тут и Мемуары гейши, и Последний самурай и даже кой-нить Пёрл-Харбор с почтительной интонацией вещали хоть и о несовпадении западного и восточного кодов, но нарочито безо всякого негатива. Италоамериканский католик, напротив, довольно бескомпромиссен в трактовке японского коварства и жестокости — их инквизиции недостаточно уничтожить носителей веры. Им важнее сломать их изнутри, найдя источник веры…

    Таковыми и становятся искомые монахи. В первую очередь, в центре фильма оказывается Родригес (Гарфилд) и в противовес ему его проводник, японский грешник и вечный предатель Кичидзимо.

    Большую часть действия монахи небезучастно наблюдают за смертью христиан-японцев. Выбор их уже не прост — пожертвовать ли собой либо наблюдать за смертью своих последователей… Для одного из них — Гарупе (Драйвер) вопрос: Жизнь или отречение от веры? — почти не стоит. Он не рвётся на смерть, но и не отказывается от веры… Родригесу, очевидно, сложнее — его ломает изнутри: он даёт веру людям, но ценит и их жизнь и свою, понимая что признание в христианстве для них будет страданием и чудовищной по изощренности гибелью…

    Собственно, разрешение этой дилеммы и есть суть фильма, в котором, помимо демиурга Скорсезе, солирует Эндрю Гарфилд. Не шутка ведь в первой половине играть почти что Христа, а во второй — вдруг стать человеком. Скорсезе избегает соблазна перейти к постмодернистской реинкарнации Иисуса и пережать с пафосом. Он даже сооружает своеобразную обманку: предательство Кичидзимы, вызывая аналогии с Иудой, превращается его усилиями и усилиями актёра в носителя христианской человечности, а казавшаяся неколебимой вера Родригеса приводит его к краху…

    Или все же нет? Или он просто смог победить свою гордыню, найдя не Христа в себе, а себя во Христе? Простые христианские истины в Японии 17 века обретают в Молчании (молчание как необходимость и возможность самостоятельного выбора) парадоксальное звучание: не согрешишь не покаешься; не упорство в вере, а любовь и сострадание к ближнему; не крещение других, а вера в себе… Но, может быть, другие зрители будут трактовать фильм не в христианских категориях, а в дилемме «сила-слабость». Скорсезе в любом случае даёт возможность раскопать не только своих героев, но и тех, кто за ними наблюдает…

    31 января 2017 | 14:10

    Пожалуй, после Росселлини не видела до сих пор ничего более мощного, посвященного теме христианства, чем новая картина Скорцезе. Я думаю, она прямо с премьерных показов плавно перекочует в золотой фонд христианского кино. И неважно, каковы будут сборы и дадут ли режиссеру какую-нибудь премию. Это уже наследие человечества.

    Режиссер не спеша проводит нас по всем испытаниям, которые приходится преодолеть душе человека, прежде, чем она достигнет истинного смирения. В начале фильма мы видим самоуверенного молодого священника, который, несмотря на все увещевания, рвется в страну, накрытую волной гонений на христиан. Столкнувшись с реальностью, полной жестокости, он вопиет к Богу: «Почему Ты молчишь? Как Ты можешь спокойно смотреть на все то зло и насилие, которое совершают над людьми, преданными Тебе?» Родригес много говорит, много молится и много страдает. Ему кажется, что Бог не отвечает ему. И только познав цену собственного падения, он замолкает и наконец слышит голос Бога. Потому что один из парадоксов христианства заключается в том, что сила Божья совершается в немощи человеческой.

    Кучиджиро, сопровождающий Родригеса на протяжении всего повествования и являющийся, по сути, индикатором его духовного взросления, дополняет основную идею яркими глубокими красками. Это человек, много предававший по своей слабости, но не отчаявшийся, а упорно возвращающийся к Христу. И если Родригес в состоянии простить и принять его, кольми паче Господь принимает человека в его слабости.

    Особых похвал заслуживает видеоряд. Каждый кадр — это картина, вызывающая эстетическое наслаждение. Лица гребцов в туманной ночи — это вообще нечто.

    Гениальная экранизация гениального романа. За один этот фильм Скорцезе можно назвать классиком кинематографа.

    10 из 10

    23 января 2017 | 00:14

    Мартин Скорсезе режиссер разноплановый. Он может в мелодраму, в психологический триллер, в комедию, в фэнтези, в криминальную драму, в спортивную и в историческую. К последнему, относится последний фильм мастера «Молчание». И нет какого-то избранного жанра, профессионализм никогда не покидает маэстро.

    Первые мысли после просмотра: Япония — убогое болото! Японцы — больные на голову, узкоглазые извращенцы, с извращенной узкопрофильной философией, идиотическим узколобым мышлением и имбицильным узкозорным вероисповеданием! Но остынув, понимаешь, что все не так.

    При том, что фильм глубоко испещерен темой религии, воспринимать его следует, как историческую ленту, освещающую ошибки прошлого. Хочется верить, что тема поднятая в фильме, уже не актуальна. И не нужно быть глубоко верующим человеком, чтобы оценить данную картину. Фильм не о религии как таковой, но о фанатичности, затуманенном разуме, и ограниченности видения и мышления.

    Главную роль исполняет Эндрю Гарфилд, и он смог таки, не стать заложником прославившего его образа, что произошло с предыдущим исполнителем роли Человека-Паука. Если тогда, образ использовал актера для материализации на экране, то сейчас, актер использовал образ для карьерного прыжка. Гарфилд в последних своих фильмах, демонстрирует заметный профессиональный рост. Компанию ему составляет Кайло «Адам Драйвер» Рен, которому христианство однозначно пошло на пользу. Лиама Нисона здесь очень мало, и он здесь наводит на параллель со своим персонажем из трилогии о Темном рыцаре, и играет как всегда… хотя, стоит ли говорить?

    «Молчание» — очередная сильная работа Мартина Скорсезе. Данный исторический фильм, наглядно показывает, во сколько человечеству обошлись современные нравы и устои. За то, что мы называем «свободой мысли» и считаем данностью, было пролито много крови и сложено много голов.

    20 июня 2017 | 17:29

    Вопросы о бытие Божием всегда интересовали католика из «Маленькой Италии», мэтра кино и просто убежденного верующего Мартина Скорсезе. В детстве он мечтал стать священником. Мечта канула в Лету, и мир приобрел выдающегося режиссера, который в своих фильмах не раз ставил вопросы о вере человека в Бога. Каждый раз делал он это, с удивительной откровенностью и пренебрежением канона (вспомнить хотя бы «Последнее искушение Христа). Но лишь в этом году он прямо решает открыть диспут о Боге со своими зрителями. Выбирая в качестве основной темы роман «Молчание» Сюсако Эндо (кстати, переведенный на русский язык), он с будоражащим трепетом спекулирует о непоколебимости веры в Бога.

    Скорсезе часто в своих работах обращался к теме религии. В таких фильмах как «Кундун» и «Последнее искушение Христа» он отразил свое благоговение к Господу. Но эти фильмы были лишь началом его серьезного размышления о Боге. «Молчанию» было суждено стать третьей частью в неофициальной трилогии. Тридцать лет он пытался экранизировать роман, но проект откладывался, то по финансовым, то каким-то еще причинам. И вот сейчас созерцать бриллиант 74-летнего мэтра одно сплошное удовольствие.

    Действие фильма разворачивается в 1641 году в Японии. Два иезуита отец Родригес (экс человек-паук Эндрю Гарфилд) и отец Гарупе (Адам Драйвер) ищут своего наставника отца Феррейру (Лиам Нисон), который если верить слухам отрекся от веры и стал жить по японским правилам, женился на японке, взял японское имя и принял буддизм. Отказываясь в это верить, священники готовы пойти на самоубийственную миссию вернуть своего наставника и параллельно распространять христианство в Стране восходящего Солнца. Загвоздка в том, что в это же время власти решают очистить свое государство о чуждой им религии, то и дело, пытая и убивая людей с иной верой, то бишь христианство. Но эти страшные вещи, не останавливают героев. Те тайно решают проповедовать Евангелие бедным и уставшим от гонения христиан. Вскоре об иноземцах узнает Великий Инквизитор (Иссэй Огата знакомый многим по фильму «Солнце» Александра Сокурова) и решает преподать урок уважение чужих идей и чужой религии.

    Уроком же становится — психологическое давление на героя Гарфилда и убийства ни в чем неповинных крестьян. Причем изощренные пытки и надменное упрямство, и убежденность в собственной правоте падре Родригеса, делают картину невыносимо жестокой по отношению к зрителям. Герои, приехав в Японию, вовсе не преследовали высокомерную цель насадить новую и аутентичную, по мнению Родригеса, религию.

    Монументальная тишина становится лейтмотивом всей истории об искуплении грехов, борьбе Бога и Дьявола, в лице Родригеса и Инквизитора соответственно. И не случайно Скорсезе проводит параллель между Родригесом и Иисусом. Падре можно воспринимать как, новую мессию, способную спасти уже не еврейский, а японский народ от гонений и пыток. В ипостаси самого Иисуса Христа нам его показывают в самом, наверное, сильном моменте фильма: когда Родригес наклонившись отпить воды видит в отражении свое лицо медленно превращающееся в лицо Иисуса, и затем он неожиданно закатывается безумным смехом. У падре даже есть свой персональный Иуда, который не раз предавал его, а потом вновь и вновь приходил вымаливать прощение у Родригеса. Как бы это парадоксально не было, но именно он и кажется самым верным последователем своего учителя. В этот момент его застают солдаты инквизитора и переводчика в лице Таданобу Асано и берут в плен, день за днем, подвергая его моральному разложению и насаждению идеи отречения своей веры. Родригес решил, несмотря на притеснения со стороны Инквизитора противиться его воле, и выдвинул свой императив, что вера его непоколебима. И каждым своим словом Божьим, он подводит своих единомышленников на эшафот. И наблюдать за экзекуцией христиан также тяжело и невыносимо больно зрителю, как и Родригесу. Плевок в деву Марию или же наступившая нога на образ Христа, отрубленные головы и изобретательные пытки его единомышленников совершают сокрушительный удар по падре. Хотя в одной из сцен пусть и поощряет эти театральные поступки, он не забывает о том, — «Что вера идет изнутри, Бог там» убеждает он добровольно идущих на казнь бедных христиан. Что не скажешь о падре Гарупе, он против такого рода поступков. Он не понимает, как можно предать Господа, чтобы спасти свою жизнь. За Него нужно отдать свою жизнь.

    Единственное что успокаивает его, так это Бог. Это та вера в то, что он слышит его мольбы о помощи его ученикам. Но все тщетно. Герой же пытается добиться ответов: почему Господь молчит в такие жестокие моменты? Почему не поможет своим детям, молящим его о пощаде? Их крики становится криками в никуда. Бог их не слышит. Бог забыл о них и лишь выделил им место в раю. Именно об этом молчании Скорсезе и рассказывает, мол, где Бог в такие душу моменты? В моменты, которые он так необходим своим детям? Почему допускает кровопролитие? Но молчание Всевышнего усиливается, также как и неустанные мольбы отца Родригеса. Молчание, стоящее столпом всей истории, прерывается то пением птиц, то молитвами священников, то изнывающими от боли и пыток крестьянами. И жаль смотреть на них также как и на потерянный взгляд Родригеса. Неужели отречение это все что хочет Инквизитор? Да! Лапидарно и ясно дает понять Скорсезе. Но если отречение от веры — это акт сродни смерти, то для Инквизитора это плата за третирование идеалов его государства.

    «Молчание» — это трехчасовое испытание для зрителя. Молчание здесь символично подразумевает молчание Господа Бога, в те моменты беспомощности его детей. В те моменты ужасного и несправедливого насилия. Ну а наблюдать за размышлением о непоколебимости веры, интересно до ужаса. Апогеем же всего происходящего, станет финал, шокирующий и бессовестно бьющий по чувствам даже после окончания просмотра.

    8 февраля 2017 | 13:58

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>