• Афиша
  • Журнал
  • Фильмы
  • Рейтинги
Войти на сайтРегистрациязачем?

Лакомб Люсьен

Lacombe Lucien
год
страна
слоган-
режиссерЛуи Маль
сценарийЛуи Маль, Патрик Модиано
продюсерЛуи Маль, Клод Неджар
операторТонино Делли Колли
композитор-
художникGhislain Uhry, Коринн Жорри, Генри Вернь
монтажСюзанн Барон
жанр драма, мелодрама, военный, ... слова
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время137 мин. / 02:17
Номинации:
1944 год. Провинциальный крестьянский юноша Люсьен Лакомб решает бросить тяжелую и неблагодарную работу уборщика в больнице и податься в партизаны — маки. Но туда его брать не хотят, мотивируя это юным возрастом. Волей судьбы Люсьен попадает в гестапо, где прием ему оказывается куда более радушный…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
100%
6 + 0 = 6
8.8
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 10.0/10
    Нередко балансируя на грани скандала, французский режиссёр Луи Маль, благодаря человеческой деликатности и тонкости, подлинной чуткости художника, пристального внимания к людям, непохожим на других, к «огонькам, блуждающим в поисках счастья» (если перефразировать названия двух его лент), всё-таки преодолевал в своём творчестве опасность спекулятивного или тенденциозного подхода. А недовольство зрителей и прессы свидетельствовало отнюдь не в пользу тех, кто не желал терпеливо прислушаться и вглядеться. Подлинная травля, которой подвергся Маль за картину «Лакомб Люсьен» (вслед за французами «ударили из всех орудий» наши историки и кинокритики), к счастью, осталась давно в прошлом. И на родине его успели простить, осыпав премиями «Сезар» за ленту «До свидания, дети», которая спустя почти 15 лет отчасти вернула опять к тревожной поре начала 1944 года, когда происходило действие «Лакомба Люсьена». (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка


    1944 год, Франция. Молодой парнишка, учащийся в монастырском приюте, получает 5 дней каникул. Он отправляется в свою родную деревню. Увидев, что его кровать занята, а его брат ушел в партизаны, он вызывается тоже присоединиться к Сопротивлению. Но его не берут, ссылаясь на его возраст в 17 лет. Тогда он с обиды возвращается в приют, но проезжая мимо гостиницы, где находится штаб Гестапо, он волею судьбы оказывается внутри. А на следующее утро он вступит в немецкую полицию.

    Вызвавший в своё время гул негодования со стороны французских, да и почти всех социалистических критиков (на тот момент правительство Франции было «левым»), и, одновременно, получивший премию БАФТА за лучший фильм года, Луи Маль снял ленту тонко и почти документально, исследующую природу коллаборационизма. И её гораздо вернее было бы сравнить с «Конформистом» Бернардо Бертолуччи. Но в отличии от героя Жан-Луи Трентиньяна, персонаж Люсьен Лакомб (в названии он указан задом наперед, намекая нам сухой расстрельный протокол) делает свой выбор не совсем осознанно. У него нет страха перед властным аппаратом и он не пытается стать уважаемой ячейкой общества. Он становится «идеологическим предателем», вопреки всему, а не по чьему-либо зову. Его действия лишены эмоционального окраса. Его мысли не занимают философские вопросы о бытие, различии между добром и злом, любовью и ненавистью. Его поступки скорее напоминают нам о непредсказуемости загнанного в ловушку зверя, нежели человека. Он сама животная сущность, лишенная человеческих качеств, потому его нельзя осудить. Он выделяется из толпы по своей природе. Он действительно, не такой, как все остальные. И возможно это и испугало многих критиков, обвинивших Луи Маля в оправдании нацизма и фашизма. Ведь подлинная индивидуальность гораздо опаснее для власти, нежели конформизм человека, подстраивающегося под любую систему.

    3 ноября 2013 | 18:00

    Этот фильм действительно затушёвывает контуры категорий предатель-патриот, филантроп-фашист. Лакомбу дороги воспоминания об отце, он готов защищать свой дом и мать от обидчиков, но в его детском восприятии ещё не сформировано представление о патриотизме. Мальчик сочувствует Вольтеру и семье Горна, эти люди по стечению обстоятельств становятся ему близки, но мысль его не способна простираться шире личной приязни, чужие чувства непонятны ему.

    Нет ничего однозначного в этой картине. Только ребёнок остаётся ребёнком, даже с автоматом через плечо и удостоверением представителя немецкой полиции. Луи Маль заставляет испытывать неловкость зрителя всякий раз, как мальчик Люсьен берёт на себя несвойственные ему роли: в этих нелепых новых брюках поло он хвастается своим оружием и удостоверением; уверен, что очарует Франс коробкой дурного тёплого шампанского; с нескрываемым любопытством обнаруживает свойство пишущей машинки…

    Всё выдаёт неискушённость открытого доброго нрава простого деревенского жителя: чистота, неиспорченность, незнание городской жизни. Он называет вещи своими именами и удивляется всякий раз, почему его новые друзья думают одно, а говорят другое.

    Во время просмотра всякий раз ждёшь, что вот он обратит свой автомат против немецких прислужников. Он выстрелил в спину фашисту лишь на 123 минуте фильма. И быть может, он и не решился бы на это. Деталь, случайность, акт вандализма, название этому можно дать любое. Не зря появляется этот сюжет с часами. Воспоминание об Альбере? Чувство долга перед Франс? Люсьен словно повзрослел в этот момент, он берёт на себя ответственность за две человеческие жизни.

    Последние минуты фильма удивительны. Около двух месяцев живут в лесу трое выпавших из истории, из времени. Жизнь вне войны даёт временный покой, умиротворение. Заметно меняются лица героев, впервые за всё время раздаётся смех Люсьена Лакомба.

    Не стоит говорить об оправдании «отдельного винтика системы», конечно, ребёнок на войне — лишь жертва, сломанная игрушка. Фильм о противоестественности войны. Ни один из промелькнувших в кадре персонажей не испытывает потребности в войне, каждый лишь приспосабливается к обстоятельствам и пытается как-то выжить. И даже Лакомб Люсьен, хотя и говорит «мне всё равно», но им двигает привязанность, неодолимое влечение к Франс. И это естественно. Потребность в любви оказывается сильнее. Жизнеутверждающий фильм.

    10 из 10

    16 апреля 2010 | 17:48

    Луи Маль тонкий психолог и потрясающий режиссер-постановщик. И его путь очень тернист и сложен. Он не боялся раскрывать самые противоречивые проблемы человечества. Правда колола глаза, и политика того времени была беспощадна к французскому творцу. Ему даже пришлось уехать из Франции и снимать фильмы в Голливуде. Но со временем все стало на свои должные места и гений Маля признали на родине.

    «Лакомб Люсьен» очень сложная по задумке и исполнению картина. Она несет в себе глубокий смысл, каждый кадр насыщен содержанием. Даже второстепенные детали говорят об этом. Например, сцена, где мама Лакомба передает ему присланный ей маленький гроб с именем ее сына, а в это время мимо пробегают дети и их путь устремляется в гору. Эта некая символизация о том, что все люди с малых лет ошибаются и путь в поисках истины извилист. Каждый кадр это отдельная загадка и можно смело любой из них демонстрировать нынешнему поколению, как надо правильно снимать кино. И неудивительно, что оператор Тонино Дели Колли создал столько потрясающих кинолент. Ему в полной мере удалось воплотить задумку великого режиссера. Непросвещенный зритель может сказать, что это еще один фильм о коллаборационизме, но он несет в себе, что-то большее, чем просто осуждение столь громкого преступления. Порой из-за неосознанности наших действий мы совершаем ужасные вещи, но все подвластно нашей воле и самые провинившиеся люди могут все исправить. Какой поистине впечатляющий поступок совершил Лакомб Люсьен, спасши еврейскую девушку и ее бабушку. Великая душа.

    Роль главного героя сыграл Пьер Блез, только представьте, будучи лесорубом из французской глубинки, шутки ради он пришел на кастинг и на удивление многих был принят на главную роль. После этого он завоевал всемирную известность и неудивительно, ведь его актерская игра была изумительна. На протяжении последующего года Пьер снялся ещё в трёх фильмах, но после чего отказался больше появляться на съёмочной площадке и уехал к себе на родину и вскоре погиб в автокатастрофе. Светлая ему память.

    Фильм был номинирован на премию «Оскар» в номинации «Лучший зарубежный фильм», уступив в финале «Амаркорду» Федерико Феллини. Но победил в номинации за «Лучший фильм» и был награжден «Премией объединенных наций». Стоит признать, что Британская академия была полностью права, несмотря на всеобщее негативное отношение к этому фильму. 1975 год подарил незабываемый шедевр.

    17 января 2014 | 00:34

    «Война — всего лишь трусливое бегство от проблем мирного времени.»

    -Томас Манн


    Нетипичная для Луи Маля картина под названием «Лакомб Люсьен» с военной тематикой вышла в 1973 году и вызвала бурные споры в прессе и обществе. Хотя под увеличительным стеклом можно разглядеть его воспевание или может плач о судьбах людей, их бедах, страстях, об их свободе, которую они хотят потрогать.

    Июнь 1944 года. За окном самая грязная, беспощадная и безумная война двадцатого века, вероятно, даже целого тысячелетия, а может и всей истории человечества. Лакомб Люсьен — молодой парень, работающий на небольшой префектуре на окраине оккупированной Франции, охотник, убивающий то ли ради удовольствия, то ли ради пропитания. Смерть окружает его, он сам ее несет на своих ладонях и не боится. Страх чужд ему, бояться даже смерти — не его прерогатива. Люсьену по воле судьбы выпадает случай оказаться в гестапо, где его радушно примут, так он становится членом тайной государственной полиции, тут начинается его история, сложная история сложного человека.

    Люсьен попадает в общество, которое оценить слишком трудно. Все эти: «национал-социалисты», питающие иллюзии к теории Гюнтера; прожженные табачным дымом актрисы, мечтающие засиять на киноэкранах нацистов; приспособленцы, верящие только в одного бога, имя которому — деньги — и еще много всяких чудищ и уродов, а ведь они тоже хотят быть счастливыми, да-да. И в ряды этих существ вступил наш герой, или не наш, или не герой — трудно сказать. Маль представляет нам только констатацию фактов, ничего больше, никаких оценок добра и зла, хорошего или плохого. Виновен ли он, что принимал участие в чужих играх? Нужна ли ему эта война? Осознанно ли он принял решение вступить в гестапо? Или рука судьбы схватила его за плечо и толкнула вперед?

    Обезумевшая пляска всего мира превращается в кровавую бойню, народы смотрят в зеркальный потолок, в котором отражается искомое счастье, когда все кричат, ответ обычно остается самым тихим, зрительный зал может делать все, что угодно, только Маль будет спокойно крутить свою кинопленку, на которой записана жизнь.

    10 из 10

    21 ноября 2014 | 07:08

    Спокойный, неторопливый, затягивающий, интересный этот фильм оказывается на самом деле вихрем сметающим все на своем пути. Вот только представьте себе насколько провокационным оказалась закрученная автором комбинация, если про молодого парня, француза работающего на гестапо можно сказать несколько добрых слов. А вот кстати, про семью притесняемой фашистами национальности можно найти слова и весьма резкие. Впрочем, тут ведь все дело в точке зрения. Тут ведь и имя главной героини — Франс, можно трактовать как сравнение со страной. Ну а тогда, ее поведение иначе как пассивно смиряющимся со своим покорителем и не назовешь. И вот, представьте себе корректно ли высказывать или даже допускать такие оценки? Ни одного раза. А получается то, что вроде бы, формально, но все же одобрение героя может подпасть под поощрение фашизма, а осуждение названной семьи плавно укладывается в ярый национализм. А фильм то о другом. Вот вам и Маль. Вот и провокация. Вот, кстати, и глубина.

    Но обо всем по порядку. Молодой человек стремящийся как можно раньше упорхнуть из неполюбившегося ему семейного гнезда идет устраиваться на работу в Сопротивление. Но, там он по причинам не понятным, а скорее всего строго субъективным, приходится не ко двору. Не долго думая, герой наш оказывается в гестапо. Молодые и активные кадры нужны всем. Главное лишь заметить и вовремя поддержать. И тут-то наш самец почуял силу. Мистическая ксива открывает все двери, а пистолет добавляет важности в самых проигрышных ситуациях. Однако наш герой решает сконцентрировать свое внимание на упрочнении личной жизни. Его фантазию поражает обычная еврейская девушка по имени Франс. И вот здесь проявляется самый основной конфликт фильма. Демонстрируя силу Самец придет и попросту останется с понравившейся ему девушкой, не просто на глазах у тепло любящей ее семьи, а будучи этой семьей принятым. И тут получается забавная ситуация, при которой подавляемая сторона смиряется с сытой, но униженной стабильностью. И ведь возможности для рискованного но спасения ведь были. Жизненно, правдоподобно и конечно в разы глубже спилберговского «Шиндлера». Однако, уверен, именно за это и был порицаем Маль. Провокативно ведь, с вызовом. Да и не случайно ведь такое внимание уделил он сексуальным утехам. Не слишком акцентируя сам процесс он более всего показывал лишь смиренно спящую Франс, или дерзко заигрывающую.

    Тут вроде бы напрашивается осуждающий парафраз с «Конформистом». И все подводится к нему. Расслабься зритель и просто наблюдай. Но нет. Маль наворачивает очередной вираж спутывая окончательно хороших и плохих, а равно своих и чужих, затрагивая одну из самых болезненных европейских ран. Вспомните, ведь истощенное еврейское гетто Варшавы в своем бунте продержалось значительно дольше, чем Париж.

    Так что, при справедливом осуждении фашизма и уважении к подвергшимся геноциду в годы Второй мировой войны (по крайней мере, склонен считать, что Маль отталкивался от таких, понятных и разделяемых мною, координат), Маль просто показал частный случай. Случай, при котором оценки героев могут быть не так однозначны (и конечно же заслуживают обсуждения). Случай, который подтверждает недопустимость произвольного навешивания ярлыков и стигматов на каждого. Гуманизм, ничего не поделаешь. Смысла так много, что остается лишь пара слов на восхваление эстетики режиссера, игры Пьера Блеза, Авроры Клеман и Хольгера Лёвенадлера.

    8 из 10

    27 августа 2014 | 03:16

    Лакомб Люсьен.

    Помнится когда-то Ksblnk сказала мне — «Посмотри вот это, здесь я». И я начал смотреть кино. И смотреть его насквозь, — через то, что я видел раньше, и что порой не могу прорвать до сих пор. Это была одна из петелек сознания — этот человек. Человек из другого мира… Потом был «Тайна реки Сучжоу», который разрушил меня и довел недоумение до максимума. Может это была граница сред кино для моего сознания, кто знает, но он был хорош. Много было всего, что не двигало, а «избавляло». Фильмы, в названии которых идет имя героя подозрительны. Режиссер планирует героя использовать как срез чего-то, как воплощение, как некую маленькую характеристику чего-то незаметного для глаза в невнимательности жизни, но со взгляда автора значительного. К тому же, помня «Тувалу», когда я впервые серьезно смог ощутить занавесность кино и сам язык кино, который только приоткрылся мне и сквозь щель я увидел всю его прелесть, как, кстати, было и в «Пустошах», мне необходимо было быть собранным перед Луи Маллем. Хотя имя, конечно, не имеет значения, главное, что кино — это живая иллюзия реальности.

    И вот Лакомб Люсьен. Я не буду долго мучить тебя. Этот фильм о Франции 1944 года. Раскрою все карты режиссера. Главная героиня по имени Франс — это образ истинной настоящей Франции, которую любит режиссер, поэтому она спрятана в комнате и слышен только звук фортепьяно из комнаты. Остальные герои — это другие воплощения той Франции, которая была в 44-ом. Разговоры о человеке в лице Лакомба имеют значение, конечно, никуда без этих разговоров, но это слой. Литосферным слоем является как раз восприятие состояния страны разорванной всеми этими изменениями с заселявшими страну нацистами и наступающими американцами. Режиссер, возможно, видел, что тогда определялась истинность самоценности Франции, которая с одной стороны была окупирована, с другой ожидала новых «окупантов», с третьей желала быть собой, с четвертой в виде Лакомба была своенравна и искала свое место, но не понимала чего хочет, разве что постоянно выпячивать детское «я» в виде «я не люблю когда мне тыкают», но всегда шла на поводу у других режимов. Места своего так и не нашла, потеряв себя. В этом смысле все прекрасно.

    Малль вписал проблематику и в человека как отражение переживаемых настроений, и как образ Франции. Каждый заметил то, что заметил. Получилось как всегда весело с позиции Вселенной и с начесом. У фильма сине-коричневый оттенок и ему это идет. Но тренироваться нужно, это же великое кино, с ним шутить нельзя.

    27 апреля 2012 | 15:37

    Действие разворачивается во французской глубинке во время Второй Мировой. Люсьен Лакомб — юноша, работающий где-то в госпитале в городе. Он приезжает домой в отпуск, но пока отец Люсьена где-то в плену, с его матерью на ферме живёт другой мужчина, а заодно и его работники, и парню там не рады, да и ему все это не по душе. Исполненный смутного томления и не знающий, к чему себя приткнуть, Люсьен просится в партизаны — кажется, просто потому, что его новый отчим этого бы не одобрил. Местный учитель, связанный с ними, Люсьена отговаривает, а тот вскоре, слоняясь по улицам, забредает в штаб Французской милиции (это такие коллаборационистские товарищи гестапо), где как-то ненароком выбалтывает, кто с ним говорил о маки. Учителя по этому нечаянному доносу берут, а Лакомба берут тоже — работать в милицию…

    Вот это нечаянное предательство очень показательно. Лакомб не нарочно зашёл туда, куда зашёл; болтал он там не ради выгоды, а просто пытаясь поддержать разговор с милыми, весёлыми людьми, что налили ему выпить; когда схваченного учителя вводят, Люсьен испытывает искреннее недоумение и, очевидно, не сразу может связать это со своими откровениями. Но связав, Люсьен Лакомб не демонстрирует никаких признаков угрызений совести, хоть бы намека на чувство вины перед человеком, который хотел уберечь его, Лакомба, и которого он фактически убил. Критик говорит, что Люсьен «лишь по стечению обстоятельств стал сотрудничать не с маки, а с фашистами», и это совершенно верно — но странно не слышать, насколько ужасны эти слова. Для нормального человека между этими двумя крайностями обязано стоять нечто большее, чем случайность. Но Лакомб Люсьен — человек в точном смысле безнравственный. У него, очевидно, вообще отсутствует совесть, самая способность ощущать дискомфорт от того, что в твоих интересах унижают беспомощного старика, от того, что силой вторгся в чужой дом и быт, от того, что кого-то убиваешь. Это может быть связано с тем, что за весь фильм в голове у Лакомба, кажется, не было ни одной мысли. Пьер Блез создал замечательный образ — Люсьен выглядит, во-первых, эдаким милым насупленным ребёнком, а во-вторых — абсолютным чистым листом. Ведь даже его личность — вся заёмная, от развязных манер и костюма, взятых у товарища по милиции, до нелюбви к «тыканью», присвоенной у еврейского портного.

    Проблематика войны и коллаборационизма тут, как ни странно, не на первом месте. В первую очередь «Лакомб Люсьен» фильм о проблеме юношеского бунта, об отношениях поколений. Несколько старших людей, встреченных им на жизненном пути, последовательно пытаются помочь Люсьену — в первую очередь помочь ему стать человеком. Пробудить-таки в Люсьене совесть — кажется, едва ли не более важный мотив портного Горна, прервавшего своё домашнее заточение, чем стремление сохранить остатки собственного достоинства. И когда в финале Люсьен бежит с его дочерью, зрителю остаётся гадать — оно ли это, пробудилось ли наконец в Лакомбе Люсьене нравственное чувство, или это просто животное стремление защищать свою самку? Ведь чувства к Франс — вообще единственное проявление у Люсьна индивидуальности…

    Но я отвлёкся. Так вот, изначально Люсьен ищет маки (и в итоге приходит к коллаборационистам) из-за конфликта в семье. Его вступление в милицию до крайности похоже на вступление в уличную банду: задушевный разговор, «давай-ка мы тебя приоденем», немного демонстрации мелочной власти… Горн становится для него как бы суррогатом отца, против которого Лакомб нарочито бунтует без всякой необходимости. В свою очередь и истероидная Франс связывается с Люсьеном, провоцирует и его, и своего отца, явно из-за усталости от замкнутой домашней атмосферы, от робкого родителя в халате и полусумасшедшей бабушки с вечным пасьянсом.

    Среди персонажей выделяется более всего Альберт Горн в великолепном исполнении Хольгера Лёвенадлера; хотя портной и не безупречен, он обладает достоинством, чего лишены практически все прочие герои фильма. Лёвенадлер создал пронзительный и трагический образ, и его вечно поднятая бровь создаёт потрясающий — смысловой! — контраст с гладким лбом и наглой улыбкой Лакомба.

    Помимо этого можно заметить, что милицию Маль изобразил, в первую очередь, сборищем неудачников. Полицейский, уволенный за взятки, промотавшийся дворянский сынок, третьестепенная актриска… Штаб милиции во всех отношениях более всего похож на притон.

    Манера съёмок Маля подчёркнуто контрастирует с содержанием фильма — большинство кадров наполнены светом и воздухом (в особенности сцена первого ареста с участием Лакомба), виды французской глубинки безмятежны, даже когда на этом фоне марширует гестапо… Внешне «Лакомб Люсьен» — специфически французское лёгкое кино. На зелёной травке стрельба и кровь шокируют сильнее.

    Малю удалось снять сильное антифашистское кино, которое одновременно было актуальным для его времени (впрочем, и вневременным) произведением о бессердечной юности и инфантильном идиотизме. «Лакомб Люсьен» — замечательный фильм.

    8 из 10

    24 мая 2014 | 03:47

    Фильм формально затрагивает болезненную для французов тему коллаборационизма в очень непосредственном виде — не дискуссионно, не на политическом уровне, а в лоб… из-за этого фильма Маль надолго уехал из Франции и до съемок «До свидания, дети!» работал только в Голливуде.

    Я читал, что «До свидания, дети!» многие считают более личным развитием темы… не знаю, не уверен.

    «Лакомб» мне понравился меньше. Тут две причины — он действительно менее личный, в нем чувствуется желание режиссера поднять какую-то общую проблему — и это по-моему совсем не французский коллаборационизм, как явление — а в первую очередь очень распространенная после войны этическая проблема «а человек ли это?» (и если да, то до каких пор).

    И дело не в самой проблеме, а в реализации — он представил героем нечеловека, причем дал это понять практически сразу же. На протяжении фильма у меня почти ни разу не вызвала удивления непредсказуемость его действий — потому что его логика с самого начала совершенно бесчеловечна. Только в конце у меня было что-то вроде любопытства, зацепит его что-нибудь или нет.

    И вот на протяжении 2 с лишним часов нам демонстрируют эти его предсказуемые непредсказуемости в разных обстоятельствах.

    Глупо мне кажется, в отношении такого героя ставить вопросы: «А здесь вот он равнодушен или все-таки нет?» «Здесь в нем ведь мелькнуло что-то свойственное человеку?» итд, когда уже через 15-20 минут понятно, что у него ничего не мелькнуло, и не мелькнет… ни равнодушие, ни любовь, ни сострадание, ни ненависть, ни алчность, ни, боюсь, даже скука не имеют к нему никакого отношения…

    В связи с этим я вспоминаю слова Бродского по поводу русской литературы второй половины 20-го века: (примерно) «В основной своей массе они как-будто все постоянно повторяют „важное открытие“, что зло существует… но не идут дальше этого»…

    И вот Маль без конца с любопытством рассматривает это экспонат и чисто опытным путем многократно убеждается, что «нет — не человек-таки». Возможно, для него это был какой-то важный этап..

    Но мне это скучно стало.

    все-таки я досмотрел фильм — из-за истории с еврейской девушкой и ее семьей, которая является по существу центральной в фильме.

    Поведение отца, самой девушки, а также ее бабушки с того момента, как в их жизнь вторгается Лакомб, постепенно все более усложняется, ни действительн ораскрываются. И, честно говоря, если уж ставить вопрос «человек ли это?» то я бы делал это как раз в отношении этих героев… но по-моему для этого совершенно не нужна такая фигура как Лакомб.

    Чем дальше, тем сильнее ощущаешь человечность чудовищной ситуации в которой оказывается эта семья… это напоминает простоту и очевидность некоорых рассказов Зингера, их судьбы, несмотря, на лаконичную обрисовку образов, скупые диалоги становятся все более и более сложными, ощутимыми, неисчерпаемыми… все более личными.

    И это то, что объединяется эту картины с фильмом «До свидания, дети!»

    Но проблема «Лакомба» в том, что Маля интересует по непонятным причинам в первую очередь сам Лакомб, у меня создалось впечатление, что линия с еврейской семьей обрела такую живость скорее вопреки желанию Маля, благодаря какой-то его инстинктивной художественной чуткости, которая непроизвольно взяла верх…

    Кроме этого, в фильме есть какая-то обращающая на себя внимания эстетика киноязыка: сложные планы, композиции итд., которые кажутся неуместными с точки зрения сюжета, смыслового наполнения сцены — и для того чтобы их воспринимать серьезно им не хватает непосредственности, они слишком продуманы, и при этом они никак не снижаются: нет ни озорства, самоиронии, как у Трюффо, ни подчеркнутого почти снобистского эстетства, как у Кубрика…

    Еще я заметил, как мне показалось, какое-то очень смутное влияние Пазолини — чисто техническое… возможно, это непроизвольное влияние связано с типажами и темой, с тем, как Пазолини нейтрально не пусто показывает «обезличенных» персонажей, обезличенность, тело…

    26 декабря 2013 | 16:56

    В центре драмы — парень из деревни Солеяк по имени Люсьен Лакомб. Вот уже 4 года как Франция оккупирована нацистской Германией. Неоднородное движение Maquis — французские партизаны — включает в себя людей самых разных взглядов, ведёт антинемецкую боевую деятельность и укрывает преследуемых евреев.

    И вот на фоне больших военно-политических событий начала 1944 года режиссёр Луи Маль показывает частную историю маленького человека Лакомба Люсьена.

    Режиссёр предлагает зрителю посмотреть ненавязчивую историю деревенского паренька со стороны. Без всяких «хорошо-плохо», просто лицезреть. Потому что сложно расставить приоритеты, дать окончательные оценки людям и событиям в этом фильме.

    При всей гениальной простоте повествования довольно сложно ответить и на вопросы, затрагиваемые Луи Малем — о сотрудничестве простых французов с фашистской Германией во время Второй мировой войны.

    Для простых людей, живущих, с одной стороны в военное время, а с другой — избежавших страшной участи попасть в авангард боевых действий, эта война проходит стороной. Они всё так же живут в своих домах, работают, отдыхают, воспитывают детей и «плевать — французы, англичане или немцы выиграют войну».

    Ребёнок, пусть уже «большой», Люсьен видит эти обстоятельства как само собой разумеющееся. Неоднократно он с безразличием повторяет фразу: «Мне всё равно». И ему действительно всё равно — не получилось стать маки — удалось служить в немецкой полиции. Ещё неизвестно где больше повезло. Красивая жизнь профашистских французов в особняке ему явно больше по душе, чем нищета в доме матери. Но от соблазнов нацистов Лакомб Люсьен жесток. Жесток так, как бывают жестоки дети от доброты. Его развитие идёт по сомнительной нарастающей: от простака, сидящего за обеденным столом матери, до агента полиции в модном костюме, не любящего, когда ему «тыкают».

    Неплохой мальчик доставляет много хлопот. Случайной «жертвой» капризного, по-детски непосредственного Люсьена становится семья еврейского портного из Парижа Альбера Горна (шведский актёр Хольгер Лёвенадлер).

    Режиссёр, так или иначе связанный с «французской новой волной», тактично показывает глубокие и одновременно тонкие психологические взаимоотношения между Люсьеном и Франс (разумеется, с долей красивого эротизма), между Люсьеном Лакомбом и Горном (еврей не может возненавидеть Люсьена), между Альбером и Франс Горн (милой девушке надоело быть еврейкой).

    Бабушка Франс — пожилая немногословная еврейка Белла (немецкая актриса Тереза Гизе) — несёт в себе подтекст всего фильма: «До войны мы были лучше».

    «Лакомб Люсьен» был номинирован на «Оскар» как лучший фильм на иностранном языке, а также получил Премию Британской академии в двух номинациях, в том числе и как лучший фильм.

    Луи Маль, выступивший и режиссёром, и сценаристом, и продюсером (то есть, как и всегда, полноценным творцом своих произведений), открыл для большого кино 28-летнюю Орор Клеман и 21-летнего Пьера Блеза. Уже после Клеман снимется в таких картинах, как «Краб-барабанщик» с Жаном Рошфором, «Апокалипсис сегодня» Фрэнсиса Форда Копполы и «Бон вояж!» с Жераром Депардье. Роль Люсьена Лакомба для Пьера Блеза стала ярко вспыхнувшей звездой, навсегда угасшей уже через два года.

    5 июля 2009 | 15:18

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>