• Афиша
  • Журнал
  • Фильмы
  • Рейтинги
Войти на сайтРегистрациязачем?

Евангелие от Матфея

Il vangelo secondo Matteo
год
страна
слоган«A Motion Picture which will be seen by the entire world - up to the end of the world!»
режиссерПьер Паоло Пазолини
сценарийПьер Паоло Пазолини
продюсерАльфредо Бини
операторТонино Делли Колли
композиторЛуис Энрикес Бакалов
художникЛуиджи Скаччаноче, Данило Донати, Андреа Фантаччи
монтажНино Баральи
жанр драма, биография, история, ... слова
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
для любой зрительской аудитории
рейтинг MPAA рейтинг NR
время137 мин. / 02:17
Номинации (1):
В полудокументальной манере с использованием непрофессиональных актеров в черно-белом изображении рассказывается о жизни Иисуса Христа. Сценарий написан по Евангелию от Матфея.

Иисус в изображении Пазолини кажется гневным, он как бы торопится, быстро и отчетливо выговаривая канонический текст, словно осознавая, что времени у него мало.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
94%
32 + 2 = 34
8.6
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Трейлер 05:06

    файл добавилvic1976

    Знаете ли вы, что...
    Редакционные материалы

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 9.5/10
    Ещё за год до создания этого фильма выдающийся итальянский режиссёр Пьер Паоло Пазолини предстал перед судом за оскорбление религиозных чувств в дерзкой народной комической притче «Овечий сыр» из киноальманаха «РоГоПаГ» — о крестьянине, который во время съёмок ленты на библейский сюжет умер на кресте, объевшись овечьего сыра. А вот на кинофестивале в Венеции в 1964 году его картина «Евангелие от Матфея» получила не только специальную премию жюри (кстати, в его составе были киноисторики марксистского толка — француз Жорж Садуль и поляк Ежи Теплиц), но и (что более важно) большой приз экуменического жюри. Сам же фильм оказался посвящённым памяти римского папы-реформатора Иоанна XXIII. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    Начну с главного — фильм мне категорически не понравился. Всё же кинематограф это творчество, так сказать искусство, а данная картина занимается только тем, что декламирует Евангелие, при чём не всегда точно. На протяжении двух часов зрителя будут мучить, аки грешника, крупными планами неинтересных физиономий, которые будут сменяться пустынными, до безобразия однообразными пейзажами и вся эта неторопливая смена декораций будет проводиться под религиозный бубнёж.

    Никакого авторского видения, хотя многие усмотрели некую идейность, тут даже марксизм приплели, но всё это от лукавого. Режиссёр лишь добавил сомнительной изюминки в образ Иисуса, одарив того торопливым изложением доктрин. Фильм представляет собой полудокументальную экранизацию, где нет свободы мысли, нет попытки заинтересовать зрителя, ведь люди хотели просто увидеть работу режиссёра, а не вступить в религиозные ряды. Пропаганда какая-то.

    Но главная ошибка режиссёра была в том, что на роли были приглашены не профессиональные актёры. И это чувствуется буквально в каждом кадре. Никто не смог передать ни грамма эмоций, а так как камера частенько брала крупные планы, то выглядело, мягко говоря, странновато. Категорически не понравился Иисус, особенно взгляд, без доброты, пустой — это самый бездарный Иисус мною виденный.

    Короткометражка «Овечий Сыр» (фильм «Рогопаг»), снятая Пазолини, где он позволил себе немного по хулиганить, выражая свою мысль, пускай и в агрессивной форме, позволила надеяться на авторскую смелость, эмоциональную заинтересованность, а на деле произошёл режиссёрский прогиб. Поэтому награды нашли победителя.

    Не тратьте своё время!!!

    22 декабря 2016 | 14:05

    Дабы немногочисленный читатель моей рецензии не томился в неведении, незамедлительно выношу вердикт: фильм — убогое унылое говно, местами, правда, довольно смешное.

    Теперь по порядку. Начну с «правдивости» экранизации. Перед просмотром я специально раскрыл драгоценное Евангелие и приготовился сравнивать. Результат, что характерно, превзошёл все ожидания: 90 процентов отдалённого подобия оригиналу сдабривается (в ключевых моментах) гнусной ложью: Пазолини тасует события, описанные в Евангелие так, что существенно искажает причинно-следственную связь. «Благодаря этому» листал Книгу туда-сюда, аки остервенелый. Это первое.

    Второе: Пазолини подтягивает выгодные ему цитаты из других библейских текстов, которых нет в оригинале у Матфея. Больше всего резануло слух: «Кто не со Мною, тот против Меня…» — цитата из другого Евангелия — от Луки (Лк 11:23). Скажете, какая разница? Да очень большая, потому что важны не только конкретные слова, а их контекст. В Библии, между прочим, есть и такие слова: «Нет Бога». Правда, весь стих звучит несколько иначе: «Сказал безумец в сердце своем: «нет Бога»» (Пс. 13:1). Бог с ним, что все Евангелия разные по стилю изложения и даже по приводимым фактам! Наплевать, что церковь не одобряет «синтетические» евангелия (мракобесы, что с них взять!). Всё равно ведь Иисус это сказанул где-то и когда-то, верно?

    А местами Пётр Палыч просто выдумывает. Ну, подумаешь, в оригинале Ангел Господень является всем героям во сне. А тут он наяву, причём в виде неплохой такой тёлочки. Подумаешь, Матфей, творчески подошедший к изложению биографии Христа, намеренно скомпоновал речи Спасителя по-своему разумению: евангелист решил разбавить учение Иисуса разными делами, то бишь: Мессия походил, поговорил, чудо совершил, походил, помолился, поговорил и т. д. Да не, чё нам Матфей! Мы лучше зададим зрителю болтовни на 5 минут в ускоренном темпе, всё учение скороговоркой изложим: сразу все и уверуют. Чем не метод?

    Теперь насчёт «реалистичности». Реализма не увидел ни в одном месте: костюмы хреновые, поэтому актёры в них смотрятся, как клоуны; декорации отстойные, даже учитывая 60-е годы; сцена «избиения младенцев» настолько убога, что даже смешно (для контраста рекомендую сцену «бросания ребёнка в костёр» в фильме 1939 г. (!) «Александр Невский»), да и младенцы, которые в оригинале «от двух лет и ниже», в фильме — 5-6 летние богатыри. Короче, лажа…

    Насчёт саундтрека. В титрах фигурировали: Бах, Моцарт, Прокофьев. Надо признать, серьёзные ребята. С такими именами можно вообще отключить видеоряд: просто музыку крутить в темноте. Ей Богу, так даже лучше. Но нет, у нас — Фильм. Под джазовый ремикс и пение негритянки волхвы припадают к ногам младенца-Иисуса (аккомпанемент прямо в яблочко!!!); под мою любимую русскую народную песню «Ой ты, степь широкая!» Спаситель торопливо идёт по пустыне и вполоборота пророчит несчастным грешникам: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» — и… уходит. Несомненно, если на улице какой-нибудь паренёк крикнет вам в спину: «Харе Кришна!» — вы незамедлительно напялите оранжевую юбку и начнёте петь и плясать. Поясню разницу. В оригинале Иисус всё делал не спеша, не упускал возможности поговорить с каждым человеком обстоятельно, даже с женщиной, даже с самаритянкой (по тому времени это значит серьёзно запомниться)! Потому что стремился не чудесами привлекать, Он апеллировал к разуму и сердцу. Это нелегко, поэтому Он серьёзно уставал. Короче говоря, саундтрек по большей части — мимо кассы.

    Наконец-то дошла речь и до актёров. Друзья, вы извините, но когда на первых секундах фильма показали Джузеппе (это Иосиф по-итальянски), я чуть не обмочился от смеха. Это был реально Джузеппе, 100% сицилиец: короткие зачёсанные назад масляные волосы; недельная щетина (бород нет ни у кого!) и квадратное лицо. Все остальные «евреи» выглядят аналогично: как члены итальянской ОПГ в Америке. Наверное, Пазолини не слыхал про такого русского художника XIX века, как Александр Иванов, учившегося в Италии, 20 лет проработавшего над картиной «Явление Христа народу» (чуть не умер с голоду!) и специально ездившего ради этого изучать еврейские лица. И результат, надо признать, соответствующий: на картине несомненно три десятка евреев. Ну, тут работать нужно, а настоящему Творцу это ни к чему, так ведь?

    Добрался таки и до Христа. В фильме его играет довольно тщедушный невысокий испанец (спасибо, хоть не сицилиец с квадратной харей и носом на пол-лица). Парню 19 лет, выглядит — соответственно. А теперь вспоминаем реального Спасителя. Это высокий и здоровый мужик слегка за тридцать лет. Ростом около 180 см (по тем временам очень высокий) и весом до 80 килограммов — сила! На самом деле: Иисус не смазливый нервный мальчик с усиками, бородкой и модной стрижкой, а красивый сильный уверенный в себе мужчина с длинными волосами и бородой.

    В фильме мальчишка-Иисус вещает настолько убедительно, что сравнить можно только с гражданином Троцким. Так призывают только горячие юноши и глупые старики. Спаситель ни тем, ни другим не был. Он говорил спокойно и рассудительно даже в десятилетнем возрасте, поражая именитых раввинов. Не вращал зенками, не бегал по пустыни, а говорил с расстановкой и стихами. Однако, по мнению Пазолини, Спаситель тараторил свои стихи на отрывистом и довольно грубом итальянском языке. Рекомендую для контраста послушать молитву «Отче наш» на арамейском. А что нужно было сделать, спросите вы? Например, попытаться смягчить артикуляцию проповеди.

    Есть, конечно, и плюсы (куда ж без них?). Неплохо вышла Богоматерь, достойно выполнены пейзажи. Больше всего понравился Иуда: такую мерзкую гниду я давненько не видел. Спасибо режиссёру — порадовал. Всё остальное — очень плохо.

    Да какая, собственно, разница, спросите вы? Ну, Творец так видит: пусть его! А это смотря для кого разница: для верующих и знакомых с оригиналом — гнусная насмешка и оскорбление, а для интеллигенции — сойдёт!

    27 июня 2010 | 23:04

    Лично для меня Пазолини является самым разноплановым и мнообразным режиссером всех времен. Широта его взглядов простирается от древнегреческих времен до наших дней, от грехов людских, уходящих корнями в вечность, до социальных проблем современности (некоммуникабельности и т. д.). Не менее интересна и колоритная тематика его творений. Не мудрствуя лукаво, скажем — он объял и пересоздал всю палитру и не испортил ни один цвет. Зло у него выглядит действительно злом (блестяще показан именно концепт зла Сада, обнимающий и захватывающий в себя также нашу телесную структуру); красота выглядит… красиво (пески пустынь из Цветка… кажутся живым персонажем, прекрасным умиротворенным богом, безмолвно взирающим на страсти людские); ярость и мщение даже гораздо реальнее настоящих (что может сравниться с гневом Медеи, убивающей собственных детей, дабы увидеть на лице страдания предавшего ее мужа); и т. д. 

    Что мне еще особенно нравится у этого режиссера — умение развенчивать мифы и предрассудки, разрушать устоявшиеся ошибочные понятия, смотреть на вещи под новым углом зрения, не костенеть в догматике и ортодоксии. Ярким тому примером является максимально приближенная к первоисточнику история о жизни Иисуса, снятая по «Евангелию от Матфея».

    Что же привнес Пазолини принципиально нового, трактуя на свой лад текст, возраст которого измеряется двумя тысячелетиями. Прежде всего, он осовременил его, связав некоторые моменты с последними крупными историческими событиями, таким образом являя идею вечности, круговращения вещей в природе и вечного повторения того же самого.

    Во-вторых. Режиссер хоть и является знаменитым хулиганом и ниспровергателем общественных норм, в то же время ревностный почитатель всякой истины и правды. А где ее может содержаться больше, чем в Евангелии? Но необходимо мастерство и выдержка, чтобы не только ясно увидеть ее, но и передать зрителю, дабы и тот ее понял и приобщился к ней. Такими качествами Пазолини бесспорно обладает.

    В-третьих. Автор фильма верен своему стилю. Персонажи выглядят не мертвыми куклами, а живыми людьми со своими страстями, эмоциями и грехами. Личность Иисуса явлена воинственной, мужественной и отважной. Иудеи жестоки и кровожадны. Мир кажется держится лишь идеей несправедливости. Но как это и водится у Пазолини, всегда найдется место чуду (за исключением, пожалуй, последней его работы). Ведь оно существует не где-то, но в нас самих.

    Итак. Всем, кто чурается религии или боится ее (а причины для этого действительно существуют) я бы настоятельно советовал ознакомиться с данным фильмом. Он не уводит зрителя в мистику и эзотерику, но не является и поверхностным, «проходным». Как и во всех прочих работах режиссера чувствуется именно уважение к зрителю, любовь к нему (говоря искренно).

    Пазолини как и всякий художник жертвовал собой для нашего просвещения, одухотворения и раскрепощения. Как тут не провести параллелей его судьбы с судьбой Иисуса. Хотя все и считали Пазолини великим грешником (коммунист, гомосексуалист, бунтарь), но можно увидеть определенное сходство его характера с личностью Иисуса. Потому, мне кажется, он-то понимал «царя иудейского» и его учение, как никто другой. А насильственная смерть; угрозы, брань и страстная хула, преследовавшие его всю жизнь; ожесточенная борьба с обществом и его пошлостью, низостью и моральной деградацией служат тому бесспорным доказательством. Не получается ли так, что Пазолини сам стал жертвой того духа вечного возвращения, о котором он снимал фильмы и вновь принял на себя нашу вину и искупил наши грехи…

    Дабы уважаемый читатель уверился в духовной высоте режиссера, привожу отрывок из его собственного стихотворения, которое и само называется «Дух»

    «Только потому что ты мертв, я могу говорить с тобой -
    как с человеком, иначе мне мешали бы твои законы.
    Никто не защищает тебя — тот мертвый созданный мир,
    чьим дитем и хозяином ты был, от тебя отрекся.
    Изумленный прах старика, призрак, бормочущий слова,
    заблудившись, ты начинаешь увязать в эпохах:
    но я твой брат, нас связывают ненависть и любовь,
    мое еще живое тело и твой труп спаяны всерьез,
    и это воодушевляет, это вселяет дух в нас обоих…»

    18 июня 2013 | 22:28

    Во-первых, название вполне корректно — это аккуратное воспроизведение Евангелия от Матфея; тут нет ни одной реплики, которая не являлась бы прямой библейской цитатой, ни одной новой сцены. Это даже не экранизация, а видео-иллюстрация. Безусловно, это даёт фильму Пазолини преимущество перед любой интерпретацией, поскольку им всегда можно предъявить претензии, с той или иной точки зрения (ведь ни одно понимание не может быть общепринятым), однако в этом, как мне кажется, заключается и серьёзная проблема. Дело в том, что евангелие — как жанр — совершенно некинематографично. Это запись отдельных эпизодов, не очень связанных между собой, где сюжет появляется лишь в финале, в связи со Страстной Седмицей; авторы заботились (независимо от нашей оценки результатов) о достоверности текстов, записывая то, что передали им очевидцы, то есть то, что кто-то сумел запомнить, поэтому почти все реплики афристичны и изначально явно произносились в ходе более пространных бесед или в контексте ситуаций, детали которых до нас не дошли, поскольку были забыты или казались евангелистам неважными. Всё это прекрасно на бумаге, но воспроизведенное без изменений в кино смотрится странно. Кинематографистам приходится домысливать, или возникают сцены, как в «Евангелии от Матфея», где Иисус, проходя мимо, без предисловий зовёт Андрея и Петра (имена которых, очевидно, узнал сверхъестественным образом) с собой, а они так же без вопросов за ним идут. Или ещё более неоднозначный эпизод с «кто Матерь Моя? и кто братья Мои?», даже в евангельском тексте требующий домысливания и толкования, а уж в кино — когда в лице Иисуса видна явная неприязнь, а в лице престарелой Марии, разумеется, боль, — смотрится и вовсе неприятно. Чтоб не разбивать логии Иисуса на множество отдельных бесед и проповедей, как в оригинале, Пазолини снял говорящего Христа подчёркнуто вне контекста и дал их монологом.

    Впрочем, на реализм фильм не претендует, и это ясно из его художественного решения. Перед нами действительно иллюстрация и отчасти — мистерия. Фильм снят почти целиком на крупных планах, причём почти всегда это лицо в фас, расположенное по оси симметрии. В кадре почти нет движения (исключая движение народных масс, передающее суету мiра), даже там, где действие наличествует, его ощущение по возможности создаётся монтажом. Фильм кажется портретной галереей, в лицах человеческих запечатлевшей скорее евангельский дух, чем события. Костюмы подчёркнуто нереалистичны, они передают ощущение древней Иудеи, но совершенно не воспроизводят её, равно как декорации — похожий на муравейник, будто растущий из скалы итальянский городок и готический собор в роли Храма. И даже то. что фильм чёрно-белый, кажется не знаком времени, а стилистическим приёмом, благодаря которому закутанная в чёрную хламиду фигура Иисуса на фоне выжженной солнцем пустыни кажется гравюрой.

    «Евангелие от Матфея» — несомненно, хороший фильм. Очень интересный. Однако он, на мой взгляд, ценнее с эстетической, чисто формальной точки зрения, чем с точки зрения религиозной или сюжетно-смысловой в принципе.

    26 марта 2014 | 00:35

    Картина 1964 года «Евангелие от Матфея» режиссера Пьера Пазолини оставила после себя очень смешанные чувства. С одной стороны я не мог не восхищаться построением и красотой некоторых кадров, необычными типажами персонажей и какой то полудокументальной лаконичностью фильма, но в то же время не могу сказать, что фильм мне понравился.

    Пазолини взял за основу серьезный, монументальный первоисточник — «Евангелие от Матфея», но не смог в полной мере перенести его на экран. Сюжет хромает, не зная библейской истории можно вообще не понять кто, где и что делает. Диалогов мало, в основном это монологи Христа, которые тоже переданы странно — он выдает проповеди как автомат, как будто он их заучил и стремится побыстрее выговорить (что явно не похоже на Христа библейского — спокойного, внимательного и рассудительного). Здесь Иисус скорее оратор, нежели пророк. В принципе, зная приверженность Пазолини коммунистической идеологии становится понятно, почему Христос напоминает революционера (тем более парадоксально, что картину оценил Ватикан).

    Вообще просмотр фильма вызывает ощущение поспешности и недостаточно глубокой подготовки — римские солдаты в каких то нелепых средневековых шлемах, невнимание к деталям, несвязность сюжета. Сцена избиения младенцев просто нелепа — что это за 10 летние «младенцы» и что там вообще происходит? Как антипод вспомним хоть «Андрея Рублева» Тарковского.

    Радуют две вещи: во-первых — некоторые кадры до того хороши, что хоть вешай в рамку, а во-вторых потрясающая галерея лиц — не голливудских красавчиков, а простых, грубых, разных лиц. Хотя конечно странно видеть сицилийских молодчиков в роли апостолов Христа.

    «Евангелие от Матфея» — странный фильм. Как экранизация евангелия он не удачен. Человек, который не знает этой истории мало что поймет. Тому же кто знаком хорошо фильм скорее всего не понравится — слишком вольная трактовка и абсолютно не каноничные типажи Христа и апостолов. Хотя возможно кому то и понравится эта необычная интерпретация.

    6 из 10

    14 июля 2016 | 16:33

    Этот фильм превзошёл все мои ожидании. В плохом смысле: я даже не мог представить, что человек с кинематографическим образованием и опытом мог настолько прямолинейно экранизировать Евангилие.

    Евангилие от Матфея, если отрешиться от его грандиозного смысла, представляет собой скупое описание событий, напрочь лишённое психологизма и прочей литературности и эстетики. Оно сводится к записям типа: «Христос пошёл туда-то и сказал то-то». Конечно, Христос говорил так, как и Набокову не снилось, но речь не об этом. Так вот, Пазолини перенёс Евангелие на экран буквально. 70% эфирного времени — это крупный план Христа, точно цитирующего библейский текст. Ещё 20% — скупые кадры, показывающие Иисуса и учеников бредущих по горам или городам. Проблема в том, что всё это, как и евангельский текст, напрочь лишено кинематографической эстетики, психологизма, режиссёр не пытается вызвать у зрителя сопереживание картинке, не пытается хоть чуточку драматизировать происходящее на экране, чтобы подчеркнуть важность происходящего. Всё показано равнодушно, отстранённо, словно конспект атеиста. Совершенно мимоходом пройденная сцена страстей, как что-то незначащее. Всё кажется ненастоящим: и притчи Христа, и предательство Иуды, и крестные страдания — словно это очередная страшилка Годара, где страшно не от кровавого месива, а от полного равнодушия режиссёра к происходящему в им же сотворённой вселенной.

    Раздражают условности, которые выдаются за реализм. Например, в сцене избиения младенцев ясно видно, что избивают куклы, запеленутые в тряпьё, а хождение по воде — видно, что снималось на очень мелком месте. Удивляет неспособность режиссёра изобразить красиво танец Саломеи. Впрочем, есть и достоинства: Пазолини блестяще работает с крупными планами — тонкими штрихами неэкспрессивной мимики непрофессиональных актёров передавая широкую гамму эмоций. А визуальный образ Богородицы удачнее, чем у многих художников Возрождения и иконописцев.

    Человеку, читавшему первоисточник, можно смотреть фильм с закрытыми глазами. Редкие проблески художественности, вроде выразительного диалога глаз Марии и Иосифа в начале фильма, не спасают этот киноопус. Смотреть его — значит выкинуть в мусор 2 часа своего времени.

    4 из 10

    25 мая 2009 | 18:20

    Картина Пазолини «Евангелие от Матфея» сразу после своего появления заслужила целый букет наград, как кинематографического сообщества, так и католического мира. Выполненная на высочайшем художественном уровне лента отражала прежде всего противоречивые мировоззренческие взгляды самого режиссера, сочетавшие как марксизм, так и склонность к мистицизму. Фильм предлагал рассматривать Христа как первого революционера в истории западного мира, выдвигая на передний план конфликт народа и фарисеев, которые представлены как класс угнетателей.

    Пазолини использовал на съемках только непрофессиональных исполнителей, благодаря чему была создана убедительная визуальная фактура. Мастерское использование крупных планов, ручной камеры, ритмически оправданных монтажных переходов, музыкального сопровождения, в широкой амплитуде от Баха и Моцарта до спиричуэла создавали эффект не просто реалистичности происходящего, но почти аутентичности, будто действие происходит в данный момент, а не две тысячи лет назад.

    Режиссер намерено выбрал в качестве материала именно Евангелие, написанное мытарем — предельно простое по языку и одновременно богатое событиями, Матфей как простолюдин по мысли Пазолини, наиболее ярко выразил конфликт Христа и фарисеев как носителей книжной, мертвой мудрости. Фильм начинается со сцены, когда Иосиф узнает о беременности Марии: эпизод решен как безмолвное созерцание, несколько монтажных переходов и мы уже поражены визуальной красотой изображаемого, вызывающее ассоциации с ренессансной живописью. Пазолини, подобно мастерам Возрождения использует естественную красоту лиц простых людей, для передачи многозначности евангельских сюжетов: режиссер не забывает о том, что апостолы — рыбаки, неученые люди из народа, и каждое из лиц его картины одухотворено некой неподдельностью, искренностью.

    Особое значение приобретает эпизод проповеди Иоанна Крестителя, обличающей и жесткой, режиссер дает резкие монтажные переходы с одухотворенных лиц крестящихся на Иордане простолюдинов на мрачные и жестокие лица фарисеев, выражающих недовольство и возмущение проповедью Предтечи. Пазолини в данном случае демонстрирует преемственность традиционному пониманию фигуры этого пророка. Христос показан в первую очередь как его преемник, как обличитель, но такая трактовка фигуры Христа далека от канонической.

    Христианство учит тому, что Христос — в первую очередь Спаситель, и лишь потом чудотворец, обличитель и целитель, Он — Богочеловек, заключивший в неразрывный союз природу человеческую и природу Божественную, первостепенное значение для человечества имеет Его Искупительная Жертва, позволившая упразднить власть смерти над человеком. Его конфликт с фарисеями — это как не странно тоже в первую очередь конфликт интерпретаций, разного понимания установлений Закона: буквалистского, дотошного и более широкого, проникнутого любовью и терпимостью к человеку. Конфликт социальный, классовый в этой истории для христианства вторичен, хотя он тоже, без сомнения, имеет место.

    Пазолини показывает Христа, окруженного множеством сторонников, как и Он бездомных и неприкаянных, как Человека, которому «негде преклонить голову», Его проповедь воинственна и непримирима: Энрике Иразоки произносит свои реплики со страстью, с жаром, заражая эмоциональностью и героев и зрителей. Пазолини намеренно отобрал для фильма наиболее воинственные речи Христа: о «мире и мече», «обличение фарисеев», «нет пророка в отечестве своем», даже Нагорная проповедь произносится под звуки грозы и лицо Иразоки освещается молниями, чтобы превратить Христа в фигуру бунтовщика.

    Несколько не вписываются в общий, марксистский замысел картины сцена исцеления прокаженного, сцена Воскресения: если для Пазолини Христос — просто Человек, то чем оправдано использование этих сцен? Видимо, соображениями чисто художественного плана, выполнены они путем резких монтажных переходов, призванных запечатлеть реальность чуда.

    Фильм Пазолини, в целом, остается интересной попыткой запечатлеть евангельские события на экране как реальность сегодняшнего дня, как нечто обладающее непреходящей актуальностью. Да, картине присуща узость марксистского взгляда на мир, но при этом она снята с огромной человеческой заинтересованностью, пристрастностью оценок, которая не может не импонировать и многие десятилетия спустя, несмотря на крайний субъективизм режиссера в интерпретации Евангелия.

    Фильм получил премию Международного католического комитета по делам киноискусства, в решении комитета было сказано: «Автор, о котором говорят, что он не разделяет нашу веру, доказал и выбором текста, и постановкой сцен фильма, что испытывает к нашей вере уважение. Он поставил прекрасный фильм, фильм поистине христианский, который производит на зрителя глубокое впечатление».

    21 января 2016 | 16:28

    Иисус Христос очень значимая фигура для нашей цивилизации. Знать историю Христа необходимо каждому человеку. Как нельзя лучше для этого подходит фильм Пазолини, «Евангелие от Матфея». Фильм подробный, соответствует первоисточнику. Можно верить в божественную сущность Христа, можно не верить, но личность эта, неразрывно связана с нашей историей и культурой. От Рождества Христова ведётся летоисчисление. Хотелось бы добавить то, что осталось за кадром. За две тысячи лет слово «распятие» повторялось так часто, что смысл его потерял для нас ужасающую сущность. Потускнела в сознании современных людей и громадность той жертвы, которую принёс Иисус. Что такое распятие? В ходе её тело человека повисает на кресте таким образом, что точка опоры оказывается в груди. Когда руки подняты выше уровня плеч и человек висит, не опираясь на ноги, вся тяжесть верхней половины тела приходится на грудь. Из-за этого напряжения кровь начинает приливать к мышцам грудного пояса и застаивается там. Мышцы постепенно деревенеют и сдавливают грудную клетку. Они не дают расширяться диафрагме, поэтому человек не может набрать в лёгкие воздуха и начинает задыхаться. Тогда наступает удушье. Такая казнь может длиться несколько суток. Чтоб ускорить казнь, стража нередко перебивала мечом, распятому голени. Человек терял последнюю точку опоры и быстро задыхался. Стражники, охранявшие Голгофу в день распятия Христа, торопились закончить своё страшное дело до заката солнца, потому что после заката наступал великий праздник — иудейская Пасха, и три трупа не должны были нависать над городом. Воины перебили голени двум разбойникам, распятым вместе с Христом, но самого Христа не коснулись, он был мёртв. В Евангелии сказано, что страдания Христа длились шесть часов.

    Хочется сказать в защиту скептиков. Ученики Христовы, прожившие с ним, из-за дня в день, три года и видевшие своими глазами чудеса воскрешения из мёртвых, излечения прокажённых, хождения по воде. Пётр, Иаков, Иоанн были свидетелями беседы Христа с древними пророками — Моисеем и Илией. Несмотря на это, позволяли себе усомниться в Божьем промысле. Нам, верящим на слово, трудно не сомневаться.

    10 из 10

    14 декабря 2014 | 20:44

    Из всех экранизаций жизнеописания Иисуса Христа, картина «Евангелие от Матфея» однозначно одна из самых бездарных. Серьёзной заявкой на её значимость и качество, естественно может послужить имя режиссёра — Пьер Паоло Пазолини, которое как ничто другое может обнадёжить зрителя. Однако как этого корифея итальянского кинематографа не возвышай, а данный фильм является одной из самых слабых его работ, если не самой слабой. Каким-то не вероятным образом бездарное «Евангилие…» снискало положительные оценки критиков и даже умудрилось получить престижные награды и номинации на самых известных кинофестивалях.

    Тема религии в кино, а в данном случае мы имеем дело с экранизацией Евангелия, всегда требовала к себе особого подхода, в том числе грамотно написанного, строго выверенного сценария с продуманными сюжетными ходами, которые действительно могли бы впечатлить зрителя, заставив его прочувствовать всё духовное состояние героев на себе. Увы, но в картине Пьера Пазолини ни чего подобно и в помине нет. На протяжении всего фильма, зритель будет наблюдать скупые и жалкие сцены перемещений Христа по Иудее, которые поставлены на столько бездарно, что порой задумываешься, это Пазолини снимал или нет?

    Режиссёр ни коим образом визуально не переносит зрителя в Древнюю Иудею, в основном демонстрируя лишь общие планы толпы, собравшейся вокруг Иисуса, вещающего свои притчи. Заметно у Пазолини хромает и знание истории, поскольку одеяния первосвященников совершенно несоответствуют их реальным одеждам тех времён. То же самое касается и римских солдат, на головах которых вместо шлемов красуются особого вида металлические каски, смахивающие на шляпы, появившиеся в Средневековье. В итоге складывается ощущение, что фильм это просто на просто какой-то жалкий маскарад, целью которого является высмеивание религии. Хотя на самом деле картина такой цели конечно же не преследовала.

    Уровень насилия в «Евангелие…» крайне низкий, что просто не приемлемо для реалистичной передачи исторических фактов зрителю. Из-за этого жертва Христа во имя человечества воспринимается ни как что-то грандиозное, а как вполне заурядное действие. В фильме нет ни сцен пыток, ни сцен бичевания Иисуса римлянами, ни прочих шокирующих подробностей, какие зрители могли увидеть в «Страстях Христовых». Это делает и без того слабый визуальный ряд ещё слабее и если отбросить весьма сомнительную для атеистов, а для верующих грандиозную идею всего происходящего, то данную картину смотреть нет ни какого смысла.

    Набрав на столь важные роли не профессиональных актёров, Пазолини совершил громадную ошибку. Ни кто из них и близко не сумел раскрыть образы, доставшиеся им. Апостолов в «Евангелие…» играет какая-то убогая толпа, состоящая из 12-ти человек, каждый из которых монотонно пробормотал свои реплики, не выказав при этом ни капли эмоций. Статисты, составляющие основную массу слушателей Иисуса, а так же другие жители Иудеи своим внешним видом совершенно не походят на евреев. Не вооружённым глазом видно, что это обычные итальянцы. А игру бездарного актёра Энрике Ирасоки в роли самого Христа комментировать просто нет смысла.

    Саундтрек картины, представляющий собой безобразную какофонию произведений целого ряда классических композиторов, периодически чередующуюся с ещё более нелепыми мелодиями, чем-то напоминающими музыку из вестернов, начисто губит данный фильм. В итоге картина Пазолини представляет из себя какой-то жалкий фарс, подчёркивая тем самым несознательный подход режиссёра к постановке «Евангелия…», а в особенности к написанию сценария фильма. Столь безобразное кощунство и издевательство над довольно серьёзной темой, требующей к себе уважения, зритель мало где сможет встретить.

    1 из 10

    2 июля 2009 | 01:35

    Неожиданно нестандартное минималистическое решение от Пьера Паоло Пазолини. Любящий эпатировать публику режиссер взялся за экранизацию своей версии Евангелия от Матфея. Прежде всего интересно его визуальное осмысление произошедшего. В отличие от своих голливудских коллег он не стал делать исторический эпос, сведя все к самым простым решениям. Разве не гениально пригласить на большую часть ролей актеров-дебютантов. Ну а декорации сведены к равнинам и пустыням. Подобные решения Пазолини уже использовал. К тому же, работает ведь. Скромность декораций приближает фильм к философской притче. Красочность тут ни к чему.

    Режиссер скорее не пересказывает сюжетную канву и не стремится оживить на экране какую-либо икону или мозаику. Он стремится показать эмоции и настроения людей, зафиксировать психологизм момента. Думаю, что именно поэтому и было выбрано для экранизации наиболее прозаичное из четырех Евангелий.

    Пазолини предпочитает статичную камеру, замирающую на крупных планах актеров. Это решение показалось мне очень похожим на спагетти-вестерны Серджо Леоне. Списав все на переутомление, я был безмерно удивлен заметив, что оператор фильма Тонино Делли Колли помимо работы с Пазолини снял еще «Хороший, плохой и злой» и «Однажды на Диком Западе». Стоит ли добавлять, что культовый для спагетти-вестернов композитор Луис Бакалов, также поработал над картиной. Впрочем, в нее вошли и композиции Баха и других композиторов.

    В моем положительном отношении к ленте все определили первые минут пятнадцать. Та простота и четкость с которыми Пазолини передал чувства Марии и Иосифа показались мне очень искренними. Да и сам выбор актрисы на роль молодой Марии очень порадовал своей оригинальностью. Пазолини показывал вовсе не супергероев, а простых людей. Тем ценнее и безупречнее кажется выбор на главную роль Иисуса никому не известного в ту пору уроженца Каталонии Энрике Ирасоки.

    Фильм Пьера Паоло оказывается полной противоположностью красочным картинам Франко Дзефирелли и Сесила Блаунта деМилля. Между тем, картина пользуется благосклонностью Ватикана и вошла в число 45 лучших фильмов столетия кино, одобренных Ватиканом.

    И еще… Обратите внимание на совершенно нетактичную рецензию в Википедии. Там пишется о какой-то «марксистско-католической» позиции режиссера. При этом упоминается о его атеизме. А ведь в самом фильме нет ничего идеологического. Не заметил я ничего. Это просто история. Благая весть, рассказанная бунтарем в присущей мрачной стилистике. Не больше и не меньше. Пожалуй лишь фильм Роберто Росселлини «Мессия», снятый позднее был немного похож на картину Пазолини. Но это уже совсем другая история.

    9 из 10

    22 октября 2013 | 01:33

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>