• Афиша
  • Журнал
  • Фильмы
  • Рейтинги
Войти на сайтРегистрациязачем?

Двадцать дней без войны

год
страна
слоган-
режиссерАлексей Герман
сценарийКонстантин Симонов
директор фильмаФ. Эскин
операторВалерий Федосов
композиторВиктор Лавров
художникЕвгений Гуков, Наталия Тореева
монтажЕ. Маханкова
жанр драма, мелодрама, военный, ... слова
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
время101 мин. / 01:41
Конец 1942 года. Фронтовой журналист Лопатин приезжает в Ташкент в 20-дневный отпуск за Сталинград. Ему, оглушенному и ослепленному огнем, мирная жизнь кажется странной и непривычной: размокшие саманные домики, снег пополам с грязью, хлебные карточки, судорожно зажатые в кулаке, сводки от Советского Информбюро, убогий быт, похоронки и … театры, которые продолжали работу в тылу.

За 20 дней отпуска без войны Лопатин успевает побывать на Ташкентской киностудии, где снимается фильм по его военным очеркам, встретить новый 1943 год в мирной компании и пережить яркую любовь…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в России
2 + 0 = 2
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм снят по мотивам цикла повестей Константина Симонова «Из записок Лопатина» (1965).
    • На роль Лопатина пробовался Борислав Брондуков.
    • Главную женскую роль Алексей Герман собирался отдать Алле Демидовой, но Константин Симонов не соглашался категорически. В итоге на пробы вызвали нескольких популярных актрис: Зинаиду Славину, Алису Фрейндлих, Ларису Малеванную, Людмилу Гурченко. Именно Гурченко в итоге и была утверждена на роль Ники.
    • Роль Лопатина изначально предложили Юрию Никулину, но он отказывался, считая себя слишком старым для этой роли и не желая сниматься в не комедийном фильме. В итоге Никулин с трудом дал себя уговорить приехать в Ленинград на кинопробы. Против его кандидатуры высказалось большинство членов худсовета, но благодаря мнению Константина Симонова 2 января 1975 года худсовет студии утвердил Никулина на роль военного журналиста Лопатина.
    • Роль капитана Строганова еще во время написания сценария Герман собирался отдать Василию Шукшину, однако тот скончался в октябре 1974 года. В итоге по результатам проб был выбран Петренко.
    • Когда съемочная группа уже работала в Калининграде, из Ленинграда пришло сообщение, что худсовет студии требует заменить Юрия Никулина на другого актера — на «Ленфильме» успели посмотреть отснятый материал и посчитали, что Никулин в роли Лопатина не похож на советского писателя. От Алексея Германа требовали, чтобы он сам снял Никулина с картины. В итоге Симонов, узнав о происходящем, высказался против решения худсовета, а так как он был членом ЦК, его послушались.
    • Во время съёмок фильма специалистами «Ленфильма» под руководством режиссёра Алексея Германа были произведены взрывы в замке Тевтонского ордена XV века, что способствовало в дальнейшем его разрушению. Взрыв занял в фильме 9 секунд. Была безвозвратно утеряна одна из внутренних стен замка длиной 30, высотой 10 метров и толщиной до 2 метров.
    • еще 4 факта
    Редакционные материалы

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 9.5/10
    Фактически с персональным творчеством Алексея Германа зрители впервые познакомились лишь благодаря ленте «Двадцать дней без войны». Поскольку его дебютная работа «Седьмой спутник» (1967) была снята совместно с Григорием Ароновым, а первая самостоятельная картина «Операция «С Новым годом» (по повести отца, Юрия Германа), созданная в 1971 году, оказалась на пресловутой «полке», где пролежала вплоть до 1986-го, и под названием «Проверка на дорогах» вышла даже после фильма «Мой друг Иван Лапшин», бывшего «Начальника опергруппы», который был закончен в 1982 году, но запрещён в течение трёх лет. Лента «Двадцать дней без войны» ведь и возникла только при поддержке известного писателя Константина Симонова, который всё-таки был на хорошем счету у советского начальства и мог вступиться за ещё считающегося молодым режиссёра (Герману исполнилось 37 лет, когда он выбрал для экранизации симоновскую повесть «Из записок Лопатина»). (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 188 постов в Блогосфере>
    сортировать:
    по рейтингу
    по дате
    по имени пользователя

    Страна огромная встала ранним утром двадцать второго июня сорок первого и не ложилась следующие четыре года. О тех, кто не спал из-за рвущихся под боком снарядов, рассказано было немало — история же Германа о тех, кто, не смыкая глаз, все ждал кого-то, целого или разбитого, главное живого. Город-призрак в средней Азии, военный Ташкент стал точным отражением Лопатина — человека-тени, удивленного, растерянного и щемяще-трогательного. Он безмолвно наблюдает за треснувшим у самого основания существованием, оставляя заметки на полях — точные, сочувствующие и бессильные. Бенефис Юрия Никулина венчает собой пирамиду актерских удач, среди которых усталая Гурченко, изможденная Васильева, напуганный Петренко и всполошенная Ахеджакова с не по годам взрослым сыном — выразительные черно-белые фотографии, где каждый оттенок приобретает особое значение. Вообще, весь альбом кажется вольной раскадровкой истории об уже немецком солдате (вот ведь ирония), потратившем свой двадцать один день без войны на лихорадочную погоню за канувшем в небытие миром.

    Очевидная параллель с Ремарком обнажает сюжет не хуже злостного кинохулигана, раскрывшего тайну дворецкого. Век Лопатина начал обратный отсчет, но о времени умирать никому не известно. Скромный пир во время безжалостной чумы, когда чувствуешь себя гостем в своем же доме, где теперь хозяйничает щедрая на горе старуха. Есть, однако, особое обстоятельство: в этой божественной комедии под названием «жизнь», разыгрывавшейся на одной шестой части суши, актеры обладали недюжинным талантом и способностью к импровизации. Дело не только и не столько конкретно в Великой Отечественной — эта война не первая и не последняя — а в образе советского солдата, нет, советского человека, встречающего горести с воинственным смирением; воплощенное добро с кулаками, живущее не благодаря, но вопреки через не могу, не хочу и незачем. Здесь красный дух, здесь пахнет… ненавистным порохом, разжегшим огонь, дым от которого тяжелым смогом повис над растревоженным муравейником, где бытовые трагедии ужасны своей обыденностью. И с этим надо жить, или пытаться, или хотя бы делать вид. Геройство в миниатюре, едва заметнее подкованной блохи, не медалей ради, но чтобы продержаться. Кроткая храбрость и непоказное человеколюбие — это не лесть, это позабытая правда, частичку которой так хочется обнаружить и в себе, гордо перелистывая пожухшие фотокарточки истории.

    8 из 10

    30 марта 2013 | 13:24

    Герман снимает живые, близкие к реальности по содержанию и изображению фильмы.

    Их немного, но какие это фильмы!! «Двадцать дней без войны» — один из таких Настоящих фильмов.

    Фильм не о войне как таковой, а о том, как в такие сложные моменты жизни люди способны видеть больше, чем несчастья и страдания, окружающие их. О том, что даже в такое тяжелое время чувства не остаются без внимания, а может из-за ощущения близости смерти становятся ярче и острее. Это фильм о любви.

    Интересные диалоги, удивительная игра актеров, «живая» камера — всё это в комплексе не просто хороший фильм, а достойный пример того, как стоит снимать Хорошие фильмы.

    9 из 10

    3 сентября 2008 | 02:31

    Много слышал про этот фильм, но, каюсь, решил посмотреть только в связи с уходом из жизни Людмилы Гурченко. Что сказать, очевидный шедевр, не нуждающийся в комментариях, где ощущение войны не покидает ни на секунду, хотя чисто военных сцен-минимум.

    ТАК передать столько оттенков переживаний героев и атмосферу военных лет лишь с помощью легких мазков, мимолетных деталей и коротких фраз может лишь истинный Мастер, каковым, без сомнения, является Алексей Герман-старший. К примеру, оброненные слова проводника «Никакого жару нет, вместо угля-одна пыль»- уже говорит зрителю, как мне кажется, гораздо больше, чем несколько сцен военной разрухи, хороший уголь нужен паровозам, идущим на фронт, а на отоплении вагонов можно и сэкономить. И вся картина соткана из множества таких эпизодов.

    В результате — непередаваемое ощущение подлинности, искренности, вовлеченности зрителя. Герман, как известно, перфекционист, поэтому и подбор актёров — безупречен, каждый — на своем месте и играет на вершине возможностей: начиная с Алексея Петренко, чей многоминутный монолог про измену жены, действительно задает тон всему дальнейшему повествованию, майор Лопатин — Юрий Никулин, уже немолодой, обстрелянный, познавший и горечь отступления и радость победы под Сталинградом — именно такой, как надо: немногословный, чуть замкнутый в себе, ведающий цену человеческой жизни на войне (для контраста показан молодой летчик, с упоением рассказывающий в сотый раз, как ему удалось на своём По-2 заманить немецкий самолет на сверхнизкую высоту, благодаря чему тот благополучно и разбился о деревья).

    Неподражаема и Людмила Гурченко — мать-одиночка, которую покинул муж ещё до войны, ухватившая несколько часов «простого женского счастья» с почти незнакомым Лопатиным… Конечно, это не любовь, а мимолётная симпатия двух одиноких сердец, что, без сомнения, только усиливает общее ощущение светлой грусти. Сцену прощания без взаимных обязательств и обещаний, с подчеркнутым переходом на «вы» (все ведь взрослые и всё понимают — война) можно пересматривать бесконечно. Да что там говорить — это надо видеть!

    Резюме: Одно из лучших творений признанного мэтра, абсолютный must see!

    10 из 10

    5 мая 2011 | 23:46

    Драма военных времён

    1942й год. Фронтового журналиста Лопатина (Юрий Никулин) отправляют в отпуск на 20 дней в Ташкент, где готовится постановка по его материалу. В Ташкенте Лопатину предстоит встреча с бывшей женой и новая любовь.

    Почему бы в День Победы не посмотреть фильм о войне лучшего отечественного режиссёра? С такими мыслями я решил посмотреть картину «Двадцать дней без войны» моего Ленинградского земляка Алексея Германа.

    Очень тяжелая и грустная картина о Великой Отечественной войне, рассказывающая, в основном, не о военных действиях, а о жизни людей, близкие которых на фронте. Показ войны с такого ракурса мне показался даже более точным в отношении состояния страны и людей в военную эпоху, и уж куда приятнее нежели ура-патриотически настроенные фильмы, где наши бравые ребята одной левой укладывают немецкие роты, причём с улыбкой, а немцы — куча идиотов, которые непонятно как за полгода дошли до Москвы. После подобных картин самому хочется поучаствовать в этой развесёлой мясорубке, а ведь ничего весёлого там нет даже близко. Ровно как и героические подвиги, возведённые в порядок ежедневных поступков советского солдата, тоже не являются точным отражением, а скорее наоборот, политической агиткой. В этом отношении куда более точным считаю картину «Тропы славы» Стэнли Кубрика.

    Картина поражает уже с первых сцен, особенно впечатляет сильнейший и убедительный монолог Алексея Петренко в поезде, который задаёт эмоциональную волну фильма и всего состояния в военное время. В картине мы видим родственников военных, которые не могут дождаться писем, но продолжают оставаться людьми и как-то жить в этих страшных условиях.

    Любой фильм Алексея Германа — это настоящий подарок для любителя кино, поэтому посмотрите обязательно этот сильный и пронзительный фильм, тем более сейчас такой важный для русского человека и очень трагический праздник.

    8,5 из 10

    1 августа 2010 | 04:24

    Советский зритель познакомился с Алексеем Германом (как с самостоятельным режиссёром) в 1976 году, когда вышел фильм «Двадцать дней без войны». В это время его первая картина «Проверка на дорогах» лежала «на полке». Я позволю себе назвать факт её выхода в 1986 году ужасным, потому что считаю её, в частности, самой лучшей картиной Германа и, в общем, самой роскошной картиной о войне. Но об этом позже.

    Благодаря Герману мне хотелось стать партизаном. Мне хотелось захватывать продовольственные эшелоны и лихо стрелять из пулемёта. А от слов «И погибнуть, Лазарев, нельзя, и без вести пропасть тоже нельзя. Тебе эшелон пригнать надо» у меня бегали мурашки по коже. И всё благодаря таланту Германа. Он рассказал мне о войне, о человеке на войне и человечности в условиях войны больше, чем другие режиссёры. Массовых баталий не понадобилось, чтобы показать, кто такой герой. А главное — инструментами режиссёра были образы простых людей. Людей наполненных (возможно — переполненных) чувствами, поступками, понятиями о долге, стремлениями к правильному и честному.

    Вернёмся к факту, который я назвал ужасным. Дело в том, что последовательный просмотр всех фильмов Алексея Германа наводит на мысль, что «Двадцать дней без войны» — это мост между двумя берегами: берегом фильма «Проверка на дорогах» и берегом фильмов «Мой друг Иван Лапшин» (1984) и «Хрусталёв, машину!» (1998). На этом мосту, пожалуй, произошёл некий сдвиг Германа — его понесло в сторону сомнамбулического (или даже кошмарного) воспроизведения бытия, в сторону крайнего обобщения человеческих характеров и представлений о добре и зле.

    Будучи истинным поклонником «Проверки», я смотрю на главного персонажа «Двадцати дней без войны» Лопатина, как на человека пустого. У него есть некий опыт, некие мысли о войне в частности и о жизни в целом. Но он в отличие от тех же Лазарева и Локоткова совершенно не имеет ни цели, ни дела. Вектор его движения неопределён. Лишенный всего демонстративного и иносказательного он как предельно реален, так и предельно нереален. Наверное, лучше было бы сказать предельно обобщён, как и обобщено действие и персонажи картины.

    Посмею предположить, что предельное обобщение есть общая цель творчества Германа. С помощью дотошной и кропотливой манеры рассказа («деспотия предметной точности») он делает попытки изобразить суть Истории, суть её глубинных течений, в которые попадают сначала Лопатин и Нина, а затем — Лапшин, Ханин, Кленский и прочие. Такого масштаба нет в «Проверке». Он появляется именно на мосту между двумя берегами и двигается в сторону провального, в сторону «Хрусталёв, машину!».

    В «Двадцати днях без войны» нет массовых баталий. Этот приём изображения войны — лучшее, что было взято от «Проверки». Но почему-то Герман совсем забыл о простоте. Лопатин и Нина рефлексируют до бесконечности. Их молчание подразумевает сложнейшую работу души; но её результатов, к сожалению, мне не видно. Герои постараются замкнуться в своих затылках, и это, по-моему, доставит им удовольствие (как пример — их диалог во время прогулки). Странно было бы предположить, что зрителю захотелось бы проецировать на себя поступки и чувства Лопатина и Нины.

    В дальнейшем зрителю станет ещё сложнее сопереживать героям Германа. В своём кошмарном изображении он дойдёт до эксцентричного внешне и внутренне абсурдного «Хрусталёв, машину!» (одна из самых громких неудач на Канском кинофестивале). От этого мне становится горько вдвойне — Герман ведь мог остаться на берегу героической «Проверки».

    Хотя — непонятно, какой из этих берегов творчески богаче.

    19 ноября 2013 | 19:20

    Советские фильмы о войне наполнены умершей честью, доблестью и горькой правдой. Главные герои всегда похожи друг на друга — это Мужчины и Женщины с большой буквы, на которых хочется равняться. Но ужасно то, что они настолько прекрасны в своем ощущении мира, что на миг хочется эту войну почувствовать просто для того, чтобы встретить такого человека. Его, наше родное, доброе, высокое кино — совершенно необходимо иногда смотреть. Разбавлять им свою жизнь, чтобы не потерять свои ориентиры и свою душу. А монолог Алексея Петренко — это шедевр в концентрированном виде. Даже невозможно описать, что именно в нем так трогает, потому что это так тонко, как только возможно. Браво и спасибо.

    P.S — В главных ролях грустный, но веселый Юрий Никулин и неузнаваемая Людмила Гурченко.

    11 мая 2014 | 00:06

    Фильм «Двадцать дней без войны» — это один из тех редких фильмов, который, будучи лишён обилия сцен, событий и спец-эффектов, не показался мне скучным или непонятным. Более того, от просмотра этого чёрно-белого фильма, снятого тридцать с лишним лет назад, у меня осталось стойкое ощущение, что всё это было со мной, хотя моя жизнь совсем не похожа на жизнь главного героя.

    Пытаясь понять секрет мастерства создателей этого замечательного фильма, я пришёл к мнению, что он заключается в удивительной работе камеры, которая, повинуясь оператору, воссоздаёт движение взгляда обычного человека, фиксируя не то, что, казалось бы, должно соответствовать сценарию, а то незначительное, что часто запоминается человеку вне всякой логики. Такие удачные вкрапления деталей в общий, вполне прослеживающийся, сюжет вызывают невероятное чувство погружения, которое невозможно передать никакими современными технологиями.

    В общем-то, основной сюжет фильма прост: фронтовой корреспондент приезжает в отпуск в Ташкент, где находятся в эвакуации его уже бывшая жена и много разных совершенно незнакомых ему людей, среди которых он встречает свою любовь.

    Но смысл фильма состоит совсем не в том, кто с кем встречается по ходу сюжета, что кто обсуждает, или не обсуждает. Особым содержательным достоинством этого фильма является атмосфера, как внешняя, окружающая главного героя, так и внутренняя, которая замечательно передается игрой Юрия Никулина и Людмилы Гурченко.

    Режиссёру и актёрам удалось показать, в общем-то, довольно неприглядную реальность тех лет таким образом, что зритель, погружаясь в атмосферу всеобщего неустроенного быта и сопровождающих это состояние семейных неурядиц, не испытывает ощущения чернухи, свойственного современному кинематографу.

    Более того, он начинает, даже не имея к этому никаких предпосылок, сочувствовать и главному герою, и несчастным, потерянным и запутавшимся женщинам, и их детям, растущим без отцов. У этого феномена, на мой взгляд, есть простое объяснение: фильм показывает не грязь, и не истерики или предательства жён, он показывает войну, калечащую человеческие судьбы. Причём показывает так, как мало кому из режиссёров удавалось её показать.

    И ощущение этой всеобщей беды, подчёркнутое огромным множеством мельчайших деталей, никого не оставит равнодушным.

    10 из 10

    22 января 2012 | 00:00

    Этот фильм, снятый на паршивую пленку, кажется самым впечатляющим фильмом, затрагивающим тему войны вообще. Не знаю как, но режиссер приблизился к невозможному идеалу. Наверное за счет изумительной, совершенно естественно обрисованной реальности — все время действие происходит и на втором плане, и за кадром. Действительность, кажется настолько аутентичной, что лента представляется чуть ли не документальной. В происходящее больше чем веришь.

    Ничего лишнего — и герой, не тратящий слова попусту, и разная в своих проявлениях война, радости, горе, обшарпанная жизнь. Режиссер не делит их, эти события и зарисовки на яркие детальки, предоставляя осознавать значение самому зрителю. Но это наоборот, не вызывает сухость эмоций, а выплескивает все их. и впечатляет больше, чем что бы то ни было. Пристально глядящая, уверенная камера, нарочито обстоятельно выписывающая мгновения биографии корреспондента наталкивает на мысли о настоящей усталости, истинном лице жизни, выраженном в лицах окружающих эту войну людей.

    И даже обычно с издевкой воспринимаемый мной пафос, здесь совершенно органичен в речи героя перед работниками завода и незаметен в обсуждении съемок военного фильма на студии.

    Картина полна простых, совсем некинематографичных, сцен. Нет не вызывающих, о которых принято умалчивать, а создающих атмосферу, настроение и невольно толкающих то глубоко задуматься, то насладиться тем, что внутри, а не непосредственно в кадре. Например, сцена прощания новоявленных любимых навсегда отпечатывается в памяти. Даже если бы фильм состоял из нее одной — он был бы достоин высочайшей оценки. Гениальная работа. Манифест музыкального молчания. Триумф реализма и веры в жизнь, художественной цельности и простых человеческих чувств.

    3 декабря 2011 | 00:29

    Знаете, возможно я скажу то за что вы, уважаемые зрители, захотите меня распять и расшесть, но великий советский актер Юрий Владимирович Никулин у меня всегда ассоциировался с Чарли Чаплином, который также как «Семен Семеныч Горбунков» был человеком-эпохой. Почему именно такое сравнение? Ну смотрите — Юрий Никулин человек с добрым лицом и грустными глазами, который прославился, в первую очередь благодаря своим комедийным ролям у Леонида Гайдая. Причем характеры его героев были узнаваемы и близки сердцу простого рабочего человека, а потому когда по телевизору показывали фильмы с этим актером, то в голове сразу появлялась ассоциация, что старый друг зашел на огонек. Друг, с которым можно поговорить за жизнь и который не будет смеяться или иронизировать, а выслушает и скажет простые, но безумно добрые слова, что попадут прямо в сердце. И те же чувства вызывал Чарли Чаплин, чьи фильмы были смешными и в тоже самое время грустными, отчего создавалось ощущение, что перед нами не столько кино, сколько жизнь со всеми ее достоинствами и недостатками. А теперь, если хотите, можете вешать, а если нет, то у меня будет время поговорить о нашем сегодняшнем госте, в котором Юрий Владимирович Никулин исполнил главную роль. Итак, это — «Двадцать дней без войны».

    1942 год. Люди, что сидят в окопах, спасаясь от града пуль и снарядов, мечтают о доме, о том как они вернутся к близким и родным, как они возьмут на ручки своего годовалого сына или дочь, как поцелуют жену, как вернутся к мирной и спокойной жизни. Ведь должна же эта проклятая война когда-нибудь закончится? Ну а раз так, то что будет ждать солдата, что столкнулся с ужасами битвы при Сталинграде, получившего увольнительную на три недели и вернувшегося в родной город? Близкие и родные, что с нетерпением его бы ждали на вокзале, а увидев заключили бы в объятия и расцеловали, ведь он вернулся живым? Да, чаще всего все именно так и происходило, но историю, что произошла с майором Владимиром Лопатиным, трудно назвать обычной. Ведь несмотря на то, что герой Юрия Никулина возвращается в родной город его там никто не ждет. Друзья либо сейчас сражаются на передовой, либо и вовсе погибли. Дочери сейчас не до отца, своих проблем хватает. А что до жены, то она нашла себе мужчину посолидней, профессора о чем сообщила мужу в письме. И вот, Лопатин едет в электричке, взгляд его направлен куда-то за горизонт, а мысли в голове все сплошь мрачные и безысходные. «Зачем я здесь? Не проще ли мне быть сейчас на фронте, где все просто и понятно — вот друг, а вот враг и нет никакого двойного дна, да и окружающие люди не вкладывают скрытый смысл в то что говорят». И ответы на эти и многие другие вопросы герой Юрия Никулина, а с ним и зритель получит в конце фильма. Или не получит? Как знать.

    И да, как можно догадаться из описания, фильм то перед нами достаточно нетипичный, но от этого не менее притягательный, так как показывает он нам, что и на гражданке, во время Второй Мировой войны все было не гладко и что многие семьи были порушены без того, что любимы сын/муж не вернулся с фронта. Впрочем, тут нет ничего удивительного, ведь Александр Герман в своих фильмах погружался во внутренний мир человека и герои его картин были сложными личностями с не менее сложной судьбой. И хороший тому пример беседа в поезде между героями Юрия Никулина и Александром Петренко. Вернее это даже не диалог, это монолог героя Петренко, который обращается не столько к Никулину, сколько к нам, к зрителю, ведь он не знает, что ему делать — жена изменила с другим, пока он был на фронте. И герой Петренко, в отчаянье, просит майора Лопатина написать письмо якобы от своего имени, где будут изложены все чувства к «изменнице». И герой Никулина пишет, ведь на душе у него самого скребут кошки и он сам на распутье. Вот только письмо то, так и не попадет в руки зрителя, мы так и не узнаем, что же такое написал майор Лопатин, но учитывая реакцию героя Петренко письмо попало в точку. И знаете, это правильно, что мы так и не узнаем, что же там было написано и нам остается лишь гадать и строить предположения, потому что некоторые вещи должны остаться в тайне, как… да, как содержимое чемоданчика из «Криминального чтива».

    Впрочем, весь фильм является своего рода тайной за семью печатями и он дает надежду, но не ответы. Надежду для двух одиноких сердец, что встретились в поезде. При этом стоит заметить, что между героями Никулина и Гурченко не было любви с первого взгляда. Да что там, героиня Людмилы Гурченко и вовсе отнеслась к майору Лопатину с неприязнью, ведь ее отец тоже воевал, да только он получил тяжелые ранения и попал в госпиталь, а этот вон какой франт, домой едет к любящей жене и детям. Да только некуда ехать майору Лопатину. Герой Юрия Никулина остается одиноким будучи в толпе и даже новогодний праздник не способен отогнать горести и печали, что поселились в его сердце, а оттого героя Гурченка понимает, что встретила родственную душу, ведь она сама безумно одинока и растит ребенка одна. Да, между ними случается интрижка, но не нам их судить. А что же делать? А понадеяться на то, что и герой Никулина и героиня Гурченко переживут эту войну и смогут встретится в более спокойное время.

    Не обошел Александр Герман и тему патриотических фильмов о войне, что снимались в то время. Естественно смотрел он на все это с критической точки зрения, но не потому что ему хотелось побрюзжать, нет вовсе нет. Просто тут дело в том, что в качестве консультантов приглашали военных офицеров, которые не были на фронте, а в качестве актеров — работников тыла. И оттого подобные фильмы в глазах режиссера выглядела сказками, а не былью. Прав ли он в своей критической оценки или же ошибался, забыв о том, что кино — это прежде всего искусство, а военные фильмы тех лет должны были давать людям надежду и веру в лучшее завтра, решать вам, уважаемый зритель. Я же скажу, что фильм получился сильным, интересным и самобытным. Так что коли вы любите военные фильмы, то посмотрите «Двадцать дней без войны».

    9 из 10

    8 мая 2015 | 10:48

    Море, песок, пляжные зонтики. И рёв штурмовиков. Вместо отдыхающих — суровые солдаты в шинелях. Фильм «Двадцать дней без войны» насыщен подобными несовместимыми деталями. Это будто противопоставления войны и жизни.

    - На людей еду посмотреть. Отвык, — сообщает Лопатин зрителю, глядя в окно поезда. Кто для него — люди? Быть может, те, кто не воюет, те, кто живет?
    - Анекдоты любите?
    - Смешные — люблю.


    Но после этих слов — рассказ героя Петренко, совсем не похожий на анекдот. Лопатин — это исповедальня. Всякий встречный считает своим долгом поделиться с ним самым наболевшим. Лопатин впитывает в себя чужие страдания, как будто у него недостаточно своих. Это очень сильный человек, это герой по-русски — правдивый, прямой, способный понять и принять каждого.

    Он не уйдет от войны даже на двадцать дней, она едет с ним в поезде, заходит в гости к бывшей жене, заглядывает на киностудию. Кстати, любопытная деталь композиции — съемка фильма в фильме. Насколько все искусственно в мире декораций киностудии, настолько все реально в мире Лопатина. Этот герой — живой.

    Война настолько глубоко проникла в жизнь, что стала частью народного сознания. Поражает речь пожилой женщины:

    - Самолеты летят низко — значит, скоро придут наши.

    Вот такие народные приметы. Вокруг так много страданий, что болевой порог у людей притупился:

    - Хата у нас от немцев сгорела, а так все хорошо.

    В сцене, где герой Никулина прощается с героиней Гурченко, оглушительно громко тикают часы. Время уходит. Двадцать дней на календаре Лопатина иссякают. Жить больше некогда, остается воевать.

    Помните пляжный зонтик в начале фильма? Композиция начинает закольцовываться, когда за окном поезда мелькает грибок песочницы. За ним — зенитки, зенитки, зенитки. Режиссер сообщает нам: если такие вещи могут находиться рядом — с миром что-то не так.

    22 марта 2013 | 18:28

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>