всё о любом фильме:

Цыпленок с черносливом

Poulet aux prunes
год
страна
слоган-
режиссерВенсан Паронно, Маржан Сатрапи
сценарийМаржан Сатрапи, Венсан Паронно
продюсерХенгамех Панахи, Christophe Bichot, Реми Бура, ...
операторКристоф Бокарн
композиторОливье Бернет
художникУдо Крамер, Мадлин Фонтен, Бернхард Хенрих
монтажСтефани Рош
жанр драма, комедия, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
зрители
Франция  249.3 тыс.,    Италия  82.4 тыс.,    Германия  37.1 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG-13 детям до 13 лет просмотр не желателен
время93 мин. / 01:33
Волшебная история жизни талантливого музыканта Насера Али. Когда его любимая скрипка разбилась вдребезги, даже в самых дорогих инструментах Насер слышит фальшь. Музыкант запирается в своей комнате с твердым намерением умереть за восемь дней.
Рейтинг фильма
6+ В кино с 17 августа
Купить билет
IMDb: 7.10 (7523)
ожидание: 97% (275)
pixel
Рейтинг кинокритиков
в мире
73%
45 + 16 = 61
6.8
в России
2 + 0 = 2
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 88 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Можно сказать «что за безвольная тряпка, скрипка сломалась и из-за того теперь ложиться и помирать?» или «человек искусства не смог перенести потерю своего любимого и единственного инструмента», в любом случаи финала это не изменит, но ваше восприятие этого фильма изменится кардинально.

    Очень странный, поначалу смешной, но к финалу всё больше и больше устремляющийся драму фильм, последние десять минут которого могут вынуть из вас всю душу. Философская притча для взрослых, казавшаяся сказкой. Французский фильм о любви в небанальном представлении. Если в вас попадёт, просто так с сеанса вы не уйдёте, если нет… в любом случаи равнодушным остаться трудно.

    Тяжёлый фильм о тяжёлой судьбе, лучшего скрипача Ирана, хотя почему тяжёлый? Чудный, добрый, поразительный, грустный, простой! Да, он прост как 5 копеек и смысл вроде лежит на поверхности «ломай колесо судьбы, если оно начнёт вращаться не в угодном тебе направлении», но с другой стороны, не просто же так он так понравился Венецианского кинофестиваля 2011 года. Да, фильм 2011 и только через год он добрался до России, в жутко ограниченном прокате. С ужасным дубляжем, нет, такое надо показывать как минимум в многоголоске, как максимум с субтитрами. Наши интонации не соответствуют выражениям их лиц, но даже в таком виде, он великолепен.

    Серая атмосфера Тегерана (столица Ирана, если вдруг кто-то забыл уроки географии) окутывает весь зал, серый скрипач, вспоминает свою серую жизнь, как женился на нелюбимой женщине, как учился играть на скрипке, как встречал разных людей, и как его жизнь запылала красками, как костёр, всего на секунду. Но маленькую искорку того большого костра ему удалось сохранить, пронести через боли и страдания, поддерживать её на протяжении 30 лет и видеть как внезапная буря затушит её. Искру, в которой был смысл всей его жизни. А зачем жить без смысла?

    Нет, попытаться поискать новый смыл можно, но тогда это был бы совсем другой фильм, и скорее всего другой в худшую сторону, художник должен быть несчастным, иначе не получаются шедевры. Когда человек счастлив, он самодостаточен, ему ничего не надо, а творец счастлив, только когда творит. А творчество, от жажды наживы отличается деталями, которых в этом фильме невообразимое множество. Смотрите и старайтесь видеть!

    7,5 из 10

    3 октября 2012 | 02:03

    «Цыпленок с черносливом» — второй совместный фильм от создателей Персеполиса»: автора графических новелл Маржан Сатрапи и режиссера Винсента Паронно. В отличие от полностью анимационного, но очень убедительного «Персеполиса», художественный «Цыпленок…» — это сказочная история любви с красочной аллегорией на Иран.

    И так, наш главный герой — не слишком удачливый сорокасемилетний музыкант. В молодости ему пришлось отказаться от большой любви, а единственной отдушиной его жизни стала музыка. Поэтому больше двадцати лет спустя сломанная его нелюбимой женой скрипка становится последней каплей, которая помогает ему понять, что жизнь прожита зря и решает умереть, но это оказывается не такой простой задачей…

    Ах да, цыпленок с черносливом — это любимое блюдо главного героя картины. Только во время его употребления жене доводилось видеть мужа счастливым. Но одного пути через желудок, чтобы завоевать сердце мужчины, как оказалось, не всегда достаточно.

    Конечно, стоит учесть, что данная картина изначально задумывалась как сказка. Получилась — классическая мелодрама, в которой все немного преувеличено. Честно говоря, мне в этой картине очень не хватало диалогов, полных черного юмора и цинизма, которыми был насыщен «Персеполис». Уточню, именно диалогов, а не ситуаций наподобие пукающего мальчика. Разве что, можно отметить, сцену с вызывающим улыбку ангелом смерти. Разочаровал, эпизод с американской семейкой — критика уж чересчур явна и подается зрителю «прямо в лоб».

    Режиссерская пара решила уделить полностью все внимание визуальной части, что у них, безусловно, шикарно получается. Монтаж картины, постановка и стилистика каждого кадра все производит впечатление, но, таким образом, падающая с неба снежинка прямо в рот маленькой девочки и клубок дыма над могилой матери главного героя в этот раз запомнились больше самого сюжета. Хорошо это или плохо, решать каждому зрителю, но внимания фильм однозначно заслуживает.

    27 марта 2012 | 02:40

    Фильм «Цыпленок с черносливом» ждал очень долго и возлагал на него огромные надежды, а его участие в программе Венецианского кинофестиваля и прекрасные отзывы всевозможных критиков только подогревали интерес к этому необычному проекту. Но к моему удивлению мне фильм не понравился.

    «Цыпленок с черносливом» (это любимое блюдо главного героя фильма) рассказывает нам историю про музыканта Насера Али, у которого в один прекрасный день разбивается скрипка и он решает умереть. Он не может перенести эту утрату. Он утратил свою единственную любовь, любовь к музыке.

    Вообще самоубийцы это трусы. Они не задумываются о последствиях, что будет после того как они уйдут от нас. Они не пытаются решить свои проблемы, они просто выберут путь труса. Фильм «Цыпленок с черносливом» как раз рассказывает нам о таком человеке. Он просто эгоист. Ему наплевать, что его любящие дети останутся без отца. Ему не интересно кем они станут? Как они будут без него жить, как его действия в итоге повлияют на них. Он просто не слышит слова его жены, брата, которые по-настоящему его любят. Все эти восемь дней, в течение которых он умирает, он думает только о себе, вспоминает свои моменты жизни. Он ничего не добился в жизни, поэтому ему так легко расстаться с жизнь. Да фильм визуально очень красив, но смотреть на человека, который ничего не добился и наплевал на окружающих не очень приятно.

    Фильм получился на любителя и оставил у меня только негативные эмоции. Рекомендовать его своим знакомым я бы не стал и вам не советую.

    4,5 из 10

    23 сентября 2012 | 19:42

    Что ожидала увидеть: что-то очень симпатичное и забавное, немного грустное и сентиментальное, но не без доли черного юмора и сарказма, в общем, что-то французское.

    Что увидела: Это уже не первый французский фильм, в котором явным лейтмотивом прослеживается мужская слабость духа и эгоизм. Похоже, на Западе наметился кризис маскулинности.

    А мы еще и удивляемся: с чего это мужик пошел такой вялый, ленивый и чувствительный? Конечно, когда о потомстве и о благосостоянии семьи успешно заботится жена, можно и о своем эмоциональном состоянии задуматься, посвятить свободное время познанию себя. А, «поковырявшись» в себе любимом, мужчине открывается нелицеприятная правда: хоть он и творческая личность (скрипач, как-никак), но особых успехов, не считая бурной гастрольной деятельности в молодости, не достиг, женился по инерции, детей «нарожал» тоже по инерции, семью воспринимает как данность, с детьми толком не общается (а когда, все-таки, решается поделиться с ними житейской мудростью, они берут и … бессовестно пукают в самый ответственный момент — тут уже не до мудрости), а единственное, что держало его на земле — это воспоминания о былой любви, символом которой стала скрипка, разбитая в порыве гнева вечно недовольной, абсолютно нелюбимой женой и, по совместительству, матерью его пердящих детей. Короче жизнь не удалась, поэтому нужно с ней кончать!

    Действительно, зачем пытаться решить накопившиеся проблемы, пытаться изменить себя, искать смысл жизни, проще жить воспоминаниями о былом, а когда и это надоест, можно просто решить умереть, проявив достаточную силу воли и, в кои-то веки, добиться желаемого… Ведь чтобы добиться «сбычи мечт», главному герою не хватило ни настойчивости, ни цинизма, ни самообладания.

    А самое странное, что, несмотря на такой, в общем-то, нелицеприятный сюжет и невыразительного героя, фильм получился неплохой, этакая ода робости и нежной душе творческого человека, кинематографический ответ на вопрос: что бывает, если просто ждать счастья и исполнения мечты, но ничего для этого не делать, так сказать, лежать по направлению к мечте?

    Ответ: если лежать по направлению к мечте, то вы с ней благополучно не встретитесь!

    25 мая 2012 | 17:36

    Его скрипка сломана, можно сказать, что она погибла, ведь для музыкантов инструменты — это их маленькие чада. Этот мужчина без какого-либо преувеличения талант, способный извлекать по-настоящему божественные вибрации звука, после этого ему будут рукоплескать, а затем, несомненно, потребуют еще и дополнительного выхода на бис. Но сейчас у Нассера-Али нет времени на то, чтобы расплываться в улыбке, предаваясь воспоминаниям о почитателях таланта. Мгновенно все потеряло смысл. И внезапно уже не находится объяснений собственному предназначению, о котором этот мужчина раньше и вовсе не имел радости задумываться.

    Любовь делает человека ранимым, каждое ненавязчивое и мимолетное движение способно ножом изрезать сердце, рукояткой ударить по виску, а попутно еще и надавить на сонную артерию, — конечно, список испытываемых чувств у каждого различен, но не в этом суть. Жить с человеком, который тебе безразличен — это занятие далеко не из приятных, и кто-то скажет, что было бы легко не обращать на это все внимания, но ведь со стороны говорить легче, советчиков найдется много, да вот только помочь они вряд ли смогут. И, казалось бы, все объяснение эмоциям, бзикам, истерикам, это благополучно скончавшаяся скрипка, которая служила для Нассера-Али верным соратником все эти пролетевшие годы, но не тут-то было, «собака зарыта» совсем в другом месте.

    Безуспешно пытаясь найти утешение в новых музыкальных инструментах, мужчина понимает, что его тело больше не может ощущать твердость пола под своими ногами, дети не слушаются, да и вообще еще слишком малы, жена все давно испортила, а его собственная душа застряла в десятках лет назад отсюда, там, в Тегеране. Осталось лишь одно — мысленно или вслух со всеми попрощаться (он еще сам толком не определился), и собственноручно завершить историю пребывания на этой бренной земле. Но, так как Нассера больше заботило то, в какой позе или с чем его позже найдут, было принято решение лечь на кровать и мирно ждать, пока смерть сама не изволит постучаться в дверь его затемненной комнаты.

    Эта история, выдерживающая преимущественно четкие черные и белые тона, пытается донести до зрителя жизненную ситуацию, которая может легким образом отобразиться в зеркальном отражении. Дует франко-иранских режиссеров в лице Винсента Паронно и Маржан Сатрапи изображает метания, поиски смысла жизни на примере героя в замечательном исполнении Матье Амальрика, где все упирается в горе от упущения первой и последней по-настоящему сильной любви. В «Цыпленке с черносливом» схлестнулись две культуры, где есть смешение востока и запада, есть французская ирония и иранская меланхолия, а все это в сочетании дает налет депрессии, который в один момент доходит до самой крайней точки.

    Ангел смерти, опустошенное и обессиленное настоящие, флешбеки в виде бурной и цветной молодости, учебе музыки и возврат в теперешнюю ненависть, а не жизнь, где есть дети и жена в исполнении постаревшей Фабианы из «Криминального Чтива» Марии ди Медейруш, а также постоянные метания, вопросы — все это жизнь Нассера-Али. Фильм сводит зрителя к мыслям и рассуждениям о смысле жизни, изображенная ситуация наталкивает на откровенное желание хвататься за каждый возникающий момент, который, впрочем, все равно будет подвергаться коррективам извне.

    22 мая 2012 | 13:45

    Первые кадры в винтажных тонах, и самые что ни есть легендарные слова: чему быть, того не миновать, настраивают на сказку-ложь. А безобразная семейная ссора, вдруг возникающая среди ретро красот, наводит на мысль, что и намёк, как водится, будет. Да и творческий тандем Венсан Паронно И Маржан Сатрапи впустую зрительское время никогда не тратил. Их анимационный социально- политический Персиполис умен, лиричен и критичен. Что же вышло у иранцев-космополитов, решивших сделать полнометражный фильм?

    Эти мысли, успели пронестись в голове до того как я полностью погрузилась в происходящее на экране. А потом фильм меня буквально поглотил своими цветом, музыкой, композицией, историями в историях. Такое ощущение что открываешь с любовью многослойно упакованный подарок. Разворачиваешь одну обертку, а под ней другая -еще краше. Бережно снимаешь следующую, а там новая -лучше прежней. Пока доберешься до содержимого, переполняешься самыми фантастическими ожиданиями и ощущением праздника.

    Тихим вкрадчивым голосом рассказчик, почти как кот Баюн, представляет нам историю одного жителя Тегерана. Сварливая супруга в гневе, не лишенном оснований, разбивает тар мужа-музыканта, тем самым уничтожая смысл жизни героя фильма. Супруг, которого вдохновенно играет Матье Амальрик с грустными выразительными глазами, пытается найти новый смысл, читай -новый музыкальный инструмент, для чего и отправляется в почти сакральное для себя путешествие в компании с навязанным ему женой, младшим ребёнком. Невольно спешишь вместе с Насером Али, ждешь чуда. И даже когда, подзабытый незадачливым папашей, малыш, широко открыв глаза, с опаской и любопытством засовывает руку в пасть чучела большущей рыбы, попавшейся им на пути, так и ждёшь, что морское создание вдруг оживет и клацнет зубами. Но нет, волшебства не случилось там, как и не случилось его в лавке торговца, приложившего все усилия, чтобы придать ауру загадочности своему магазину. Особая атмосфера выветрилась вместе с опиумным дымом, а инструмент не оправдал надежд. И наш герой решает не больше не меньше, как умереть. Что и делает незамедлительно. Первоначально теплые тона фильма сменяются зимними грустными безжизненными серо-белыми оттенками. Кадр вместо живых людей заполняют тени близких покойному, склоненных над могилой.

    Но что же было в голове у этого мужчины, если из-за вполне устранимой неприятности он решил, что жизнь не имеет смысла? Режиссеры предлагают нам прожить с Насером Али восемь последних дней до смерти, вернувшись в прошлое, понять его, либо же отказать ему в понимании.

    Прежде чем герой уляжется в кровать торжественно умирать, а зритель задумается о серьезном, создатели фильма развлекут его забавными зарисовками на тему разнообразных способов ухода из жизни. А дальше хочешь или не хочешь, но начнешь размышлять вместе с персонажем Амальрика о смысле жизни.

    Первый день в ожидании смерти показывает, что есть ещё связи, удерживающие мужчину на этом свете. Не может он перед зашедшей в комнату дочкой, предстать мрачным и унылым, и стремительно вскакивает с постели, распахивает шторы, впустив свет. Но дитя возвращается к детским играм, а Насер Али к своим мрачным мыслям и своему прошлому.

    Мужчина думает о том, что оставит после себя, о детях, представляя в красках их будущее. Дочь, которую отец, считает умной и проницательный, он видит красивой и разочаровавшейся в жизни женщиной (роковая Кьяра Мастрояни), пережившей однажды страстный роман, обогативший её цинизмом, но не сделавший счастливой. Вся любовь развеялась сигаретным дымом. Сыну же, в котором папа не замечает в детстве признаков своего фамильного ума, разрешается стать счастливым в будущем, но счастье это будет глупым и уродливым. Распрощавшись с родными корнями и американизировавшись, отрок, в представлении отца, будет вести жизнь ожиревшего тупеющего трутня. Увидев всё это как наяву, наш герой испытывает удовлетворение и уверенность в правильности принятого решения, ведь в его образе мысли нет места счастью.

    Следующим, кто попытался вернуть музыканту жажду жизни, был брат, решивший воззвать к мужскому я Насера Али. Но призывы к ответственности не возымели действия, ведь брат не был образцом. А оправдывая свои поступки благом для всех и революционерствуя, он не смог сделать собственную семью свободной и независимой. Ощущаются здесь мысли и сомнения Паранно и Сатрапи, связанные с судьбой их родной страны. А намёки брата на влекущие женские прелести Софии Лорен, фильм с которой шел в кинотеатре, лишь напомнили Насеру Али о пережитых им чувствах. Влюбившись в красавицу (Гольшифте Фарахани) по имени Ирэн (Иран), чья летящая походка заставила его собственные ноги заплетаться, а душу парить в прекрасных садах, но получив твердокаменный от ворот поворот со стороны её отца, молодой человек вынужден был любить лишь мечту о ней. Это была любовь гарантированно не уничтожимая, сделавшая его великим музыкантом, наполнившая игру на таре чувствами. Конечно в имени любимой девушки просматривается аллюзия на родную страну режиссёров, вынужденную жить по чужой воле. Особенно это становится очевидным, когда мы видим свадебную церемонию Ирэн с усатым пожилым военным.

    Испив из чаши душевных страданий достаточно, гастролирующий 20 лет сын возвращается домой. А там уж властная и очень любимая им мать устраивает судьбу сына, выбрав в жёны умную, давно в него влюбленную, но не любимую им женщину. Перемежая приступы рефлексии скандалами для полировки крови, жили они обычной жизнью. Не испытывая особого удовлетворения, но и сильного неудовлетворения то же впрочем не испытывая. Он холил и лелеял мечту, а она работала, в душе все ж надеясь на любовь мужа.

    Именно его жена Фарангиз (Мария ди Мидейруш),стала последней, кто пытался достучаться до музыканта, применив единственное доступное ей средство: приготовив любимое блюда Насера Али-цыпленка с черносливом. Но аромат, который прежде был способен вызвать у мужа улыбку, сейчас не помог делу. Оказалось, что не всегда через желудок находится путь к сердцу мужчины, иногда натыкаешься на эмоциональный тупик.

    Когда все возможные нити, связывающие Насера Али с жизнью, не прошли проверку на прочность, долгожданная смерть посетила героя в виде ангела Азраэля, поразвлекшего зрителя философскими историями и позерскими выходками, и давшего Насеру Али понять, то, что тот отказывался признавать: выбрав свой путь однажды и пройдя по нему достаточно долго, повернуть назад практически нет шансов. Это знала Ирэн, отказавшаяся опознать в постаревшем музыканте любовь всей своей жизни. Вот так образно и поэтично, изящно и филигранно Венсан и Маржан напомнили миру о том, что ради своей мечты надо что-то делать, иначе она однажды убьёт мечтателя. А заодно, угостив нас своим Цыплёнком с черносливом, в котором смешались драма и бурлеск, щедро приправленные сарказмом, приоткрыли чуть шире занавес, скрывающий Иран.

    10 из 10

    20 апреля 2012 | 23:26

    Французско-бельгийско-немецкая картина, срежессированная французско-иранским тандемом о жизни известного скрипача из столицы Ирана Тегерана, стилистически и структурно похожая на Амели. Фильм сугубо фестивальный, не для массового поедания, если принимать во внимание кулинарное название, был номинантом на золотого льва в Венеции в 2011 году.

    Начало фильма проходит в исключительно шутливом и даже порой карикатурном ключе с обилием мультипликационных вставок (тандем режиссеров ранее прославился мультипликационным фильмом, номинировавшимся на Оскар, Золотой глобус, Золотую пальмовую ветвь и еще кучу других менее престижных наград). Сцена с поездкой в автобусе очень веселая. Далее тон картины сменяется на драматический и во главу угла становится несчастная любовь и размышления о смысле жизни, с помощью флешбеков или фантазий героя нас знакомят с прошлым и даже с будущим персонажей картины и самого скрипача. В итоге за всеми излишне театрализованными переживаниями и шутливыми философствованиями я разглядел лишь несколько классных сцен, которые и обозначены в общей оценке фильма. Про сцену в автобусе уже упомянул, сцена вылетающей души из тела матери в виде сигаретного дыма очень красива, ну и перемотка 20 лет жизни влюбленных, но разлученных героев под прекрасную музыку тоже впечатляет. Так же есть символичность в имени возлюбленной главного героя, которую зовут Ирэн (читай Иран), и, соответственно, здесь заключен еще тайный смысл разлуки не только с любимой женщиной, но и с Родиной (скрипач сразу после разлуки с Ирэн, 20 лет успешно, гастролировал по миру (читай скитался). Символизма же заключенного в названии картины, мне однозначно разгадать не удалось. Появившиеся версии были либо слишком примитивны для такой глубочайшей картины, либо не соответствовали происходящему в ней совсем.

    Я такие фильмы не очень люблю. Да, в них есть глубина, мысль и нешаблонность, но вот эта вся завуалированность и размытая мораль приводят к холостому выхлопу. Т. е. когда ты думаешь над фильмом и приходишь к определенному ответу, или не приходишь, но ответ точно есть, и ответ этот интересный или необычный — это для меня эталон кинематографического творения, а когда ответ для каждого может быть свой, с формулировкой «это очень глубокий фильм… ты просто ничего не понял… наводит на размышления…», а какая точно глубина, что конкретно я не понял и на какие размышления он наводит никто точно не знает — это для меня халтура, такая же как многое в современном искусстве — ляпнул кляксу на холст, а вы уж там сами додумайте, что это и насколько глубоко.

    P.S.: Это лично моё мнение, которое не умаляет заслуг создателей фильма. Картина весьма привлекательна визуально и имеет весомую смысловую нагрузку, но при этом слишком проста и одновременно слишком сложна для восприятия (как бы это парадоксально ни прозвучало), местами скучна, чрезмерно и, по-моему, безосновательно трагична.

    4 из 10

    11 января 2014 | 01:14

    От создателей «Персеполиса» Маржан Сатрапи и Винсента Паронно.

    Очень красивая, «шкатулочная» картина, даже картинка. Ненавязчивая национальная музыка, рубаи Хайами и горькие цитаты Хафиза Ширази были очень красиво вплетены в канву сюжета.

    Талантливый скрипач Насер Али (очень тонкая игра Матье Амальрика) на учебе в Ширазе влюбляется в дочь владельца антикварного магазина Ирани (просто невероятно красивая Голшифте Фарахани, Белуччи плачет). Эти двое любят друг друга, но отец противится их женитьбе.

    Сквозь долгие долгие годы Насер Али проносит эту любовь в своей музыке, его скрипка плачет и рыдает в такт его разбитому сердцу, пока не разбивается, а вместе с ней и его жизнь. Насер Али запирается в своей комнате, твердо решая умереть.

    Мне кажется фильм настолько прост в подаче, чтобы снова привлечь зрителя к подобному кино — наивно-гротескному и почти детскому.

    Семь дней умирания главного героя показаны так щемяще красиво и хрупко, что не чувствуешь никакого уныния, а наоборот. Не могу не отметить волшебный свет, почти театральный, и операторскую работу, которая напомнила мне очень любимую греко-турецкую картину «Щепотку перца». Кукольный Тегеран и Шираз, и на их фоне ломающиеся судьбы тоже почти кукольных, хрупких персонажей.

    И пусть «Цыпленок с черносливом» не «кулинарное» кино как «Щепотка», но от него исходит такой аромат специй, которыми славится Иран, что ты буквально чуешь эти запахи. Фильм закончился, но меня все еще преследуют печальные, выразительные глаза Насера Али, дым от сигарет его матери (как всегда неповоримая Изабелла Росселини), седая прядь и потухший взгляд его дочери Лили (Кьяра Мастрояни).

    Вердикт — смотреть. Всей семьей.

    А потом почитать Хафиза..



    9 из 10

    Все зданья падут, разрушась, и травы на них взрастут, лишь зданье любви нетленно, на нем не взрастет бурьян (с)

    24 сентября 2012 | 21:34

    Красивый поэтичный фильм. Конечно, картина сделана в рамках определенной парадигмы, заданной «Амели» и творчеством Эмира Кустурицы. Но тут речь не должна вестись о вторичности картины, скорее о некотором стилистическом сходстве.

    Обычно такие фильмы тепло принимаются публикой. Тут все дело в мягкости интонаций и точности избранной темы. Семейные отношения, вопросы любви и смерти, сменяемости поколений — беспроигрышны, интерес к ним не зависит от культурных тенденций и социальных перемен.

    Можно конечно сказать, что перед нами картина о том, как мужчина средних лет решает, что через семь дней он умрет. Вся жизнь, настоящее и будущее проносится перед ним. Такое описание сюжета ничего не расскажет Вам об этом фильме.

    Его можно рассказать лишь через поток ассоциаций: Облако дыма на похоронах. Разбитый тар. Звучание струн, где найти то звучание? Встреча с ангелом смерти. Будущее дочери. Будущее сына. Умирающая мать. Нелюбовь. Как Вы смеете приходить в мой дом и просить руки моей дочери. Вы музыкант и у Вас нет денег. Я пришла попрощаться, любимый

    «Цыпленок с черносливом» — это наполненная изяществом восточная притча о смысле жизни и ценности смерти. Персидские напевы в безукоризненном исполнении Маттье Амальрика и Марии де Медейруш, Изабеллы Росселлини и Кьяры Мастроянни, не раз заставивших меня вспомнить об Алишере Навои:

    «И сердце просит забытья у сил небытия:

    Жестокой дланью бытия гнетет мой путь земной
    »…

    8 из 10

    27 августа 2013 | 19:46

    Устраивайтесь поудобнее, мои драгоценные слушатели, я хочу рассказать вам современную восточную сказку, прекрасную снаружи и поучительную внутри как все восточные сказки. Пусть тар играет так радостно, а солнце светит безмятежно как в детстве, освещая узкие улочки Тегерана 1958 года. Я расскажу вам историю Насера Али, иранского скрипача, талантливого и знаменитого, который однажды лишился своей скрипки и решил умереть. Располагайтесь, друзья мои, я раскрою перед вами волшебную книгу его жизни.

    Мало кто знает, что волшебные книги можно читать в любую сторону, из начала в конец и из конца в начало. Вот Насеру Али под 50, у него сварливая жена (о Аллах, одни острые углы — острые плечи, колючие глаза, резкие слова, не тронь — порежешься!), абсолютно неуправляемый сын и равнодушно-безмятежная дочь. А еще он потерял свою скрипку и больше не может играть. Где искать такую же, в лучшем музыкальном магазине города или среди разнообразного хлама лавки ушлого проныры из соседнего? Нет, бесполезно, другой такой нет, никакая другая уже не вернет ему потерянную сладость звучания. Осталось только умереть, по возможности быстро и безболезненно. Лечь под поезд? Броситься со скалы? Пистолет? Таблетки? Впрочем, за 7 дней Насер Али обязательно что-нибудь придумает. Книга, качнувшись, раскрывается с другого конца: Насер еще ребенок, и садист-учитель кричит, что он паршивая овца и позор своих родителей. Пусть будет ему стыдно, стыдно, стыдно!

    Страницы книги трепещут в порывах невидимого ветра, перелистываются все быстрей. Перед твоими глазами, о мой внимательный зритель, развернутся декорации города, четкого как рисунок гуашью, как… графический комикс? Но яркие краски и сочные слова направлены на совсем непривлекательного человека, черствого и пустого, которому нет дела ни до чего кроме шайтановой скрипки, хоть бы ее разбил кто-нибудь! Но этот верхний слой — как позолота, сойдет и не останется. На уникальном, единственном в своем роде холсте изящным каллиграфическим смыслом написаны очень печальные болезненные вещи. Про мальчика, которого никто не любил. Про мужчину, упустившего свое счастье так бездарно. Про то, что нельзя вписать свою жизнь в чьи-то правила. И про то, что когда ломается что-то важное — скрипка ли, или вера в свое прошлое — маленькие радости вроде цыпленка с черносливом уже ничего не могут исправить.

    А книга, распахнувшаяся ровно посередине, наконец, показывает то, что до сих пор оставалось скрытым. Причину одержимости Насера Али музыкой и не-счастья его семьи. Причину смерти Насера Али задолго до того, как его тело опустили в могилу. Момент, когда жизнь разделилась на до и после, когда на взлете окрыленный надеждой Насер еще умел мечтать, и в падении — когда его спутницей осталась лишь тоска. Незнакомку с изящными щиколотками и ослепительно-нежной улыбкой, которая поманила его ощущением счастья — и ушла, забрав с собой все краски. А спустя годы забрала даже веру в них.

    Это на самом деле так просто, перелистнуть страницы чужой жизни, выцепить переломный момент, когда судьба повернула не туда. Либо же просто листать их бездумно, по пути натыкаясь на все новые и новые истории. Шехерезада не смогла рассказать свою сказку за одну ночь не потому, что хотела пленить султана чудным голосом, о мой прагматичный читатель, но и потому что истории всегда вплетаются одна в другую, становятся началом и концом друг друга. И Насер Али, который одновременно и маленький мальчик, и опустошенный муж, и его несчастная жена, любящая и нелюбимая, и его мечта, такая прекрасная — все они страницы в книге, написанной кем-то давным-давно, открытой и брошенной посередине, прочитанной до конца, но все еще живой, реальной в каждом своем моменте. Живой, пока ты, мой снисходительный читатель, помнишь о них.

    10 февраля 2016 | 12:51

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>