Чужие письма

год
страна
слоган-
режиссерИлья Авербах
сценарийНаталья Рязанцева
директор фильмаАлександр Пикунов
операторДмитрий Долинин
композиторОлег Каравайчук
художникВладимир Светозаров, Н. Доброва, Михаил Суздалов
монтажИ. Смирнова
жанр драма, ... слова
зрители
СССР  10.6 млн
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
время93 мин. / 01:33
Героиня фильма — добрая и интеллигентная молодая учительница математики, желая помочь своей ученице, поселяет ее у себя дома. Девочка на удивление быстро приживается в новом доме, начинает чувствовать себя там почти хозяйкой, и даже берется руководить личной жизнью своей наставницы, ее отношениями с людьми…
Рейтинг фильма

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 9.0/10
    Во время своего появления на советских экранах в момент «расцвета застоя» этот фильм, а особенно его персонаж, девятиклассница Зина Бегункова, стали предметом для особых дискуссий. Казавшаяся внимательной, заботливой и душевно открытой (пусть и максималисткой в словах и поступках), юная Зиночка сумела втереться в доверие своей учительницы Веры Ивановны, а потом почти сесть ей на шею и уже диктовать менторским тоном, как этой (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка


    Его набор героев во многом традиционен — хрупкий представитель творческого класса (на сей раз это Вера Ивановна — учитель математики), объект любви (некий художник), обьект воспитания (Зина Бегункова), объект её любви (персонаж Янковского) и «пластика» конформизма (учителя в школе). Эта конструкция перекочевала из предыдущего фильма Авербаха — Монолога. Но отличий все же немало. Герой сменился на героиню, а гендерный фактор изменил угол зрения на отношения между персонажами — внутренний конфликт сместился от умственной и моральной убеждённости с обывательщиной (конфликт идей) к конфликту характеров.

    Конечно, Авербах не только не исключил при этом тему морального выбора, но ещё и усилил её ситуационным моральным выбором — чтением чужих писем (наверное, это можно трактовать и как перлюстрацию не такого давнего по отношению к 70-м прошлого). И если в Монологе Авербах рефлексирует по поводу прошлого — главным для него был представитель чуть ли не дореволюционной профессуры, — то в Чужих письмах его больше занимает будущее. Двое героев равноценны — молодая учительница, верящая в любовь и (пардон за тавтологию) доверие как методы воспитания, и ее ученица — удивительным образом превращающая юношеский максимализм в нечто среднее между паразитизмом и весьма предприимчивой властностью.

    Зина Бегункова не становится всё же исчадием ада — в ней и зрителя, и других героев подкупает искренность и (вроде бы) открытость. Одна проблема — в ней как и в прочих представителях нового поколения нет этического чувства. Все понятия требуют для них рационального объяснения, а инстинкт становится важнее настоящего чувства.

    Вера Ивановна — тонкая натура, исповедующая в воспитании принцип любви, а не материалистического детерминизма, неустроенная в личной жизни и в быту, пытается стать тем, кого у Зины не было — матерью и другом, но для этого нужна общая моральная почва, но если для интеллигенции «Нельзя читать чужие письма! Нельзя и всё!» — это норма, то для нового поколения — это не только требует доказательства, но оказывается бездоказательным. Отсюда и дальнейшее вмешательство в то, как жить им, неумелым — они, молодые, сильнее и не чувствуют собственного цинизма. Поэтому и финал открыт… Но через 40 лет мы уже знаем, кто вырос из молодых и куда по неведомым причинам исчезли Веры Ивановны. Зыбкость импрессионистской манеры, в том числе и в музыкальном оформлении Олега Каравайчука, и «пейзажность» изображения пророчествуют и об этом…

    22 августа 2016 | 13:48

    Очередной Авербаховский шедевр. Пожалуй Авербах у меня в голове всё-больше теснит главного гегемона — Тарковского, философские панорамы которого слишком общи. Хотя они конечно зачаровывают и меняют личность, дают ей вектор, Авербаховский подход совсем другой. Авербах выделяет тонкую структуру психологической жизни и занимается прямым человековедением. В этой связи он эффективно продолжает ту линию человековедения, которую начала русская литературная классика (от Пушкина через Достоевского, Салтыкова-Щедрина, Толстого и Чехова). Та классика которая, что признанно, была одним из импульсов развития психологии (включая, например, работу Фрейда где Достоевскикй упоминается прямо в названии). Главный эффект от фильма поразительно точно описанная невротическая личность. Целый спектр деталей и черт, которые сейчас можно вычитать по книжкам, но человеку не озабоченному психологией стоит пожалуй это просто пронаблюдать, чтобы остеречься таких людей. Есть и отдельные предостережения: тот кто захваливает, тот предаст; кто хочет командовать, не должен командовать; моральная чистота правдоруба всегда под вопросом. Кстати такой невроз трудно сыграть, может быть он был и в актрисе. ну а если я ошибся — что ж это только похвала актрисе.

    Похоже отдельно повисла история несправившейся учительницы и необоснованность морального кодекса человека. Авербах решение учительницы никак не комментирует. Однако такая подвешенность, неразрешённость выводов часто встречается у Авербаха и скорее всего даёт зрителю работу наблюдателя и мыслителя, даёт пищу для ума. На мой счёт учительница столкнулась с душевным уродством своей ученицы. Уродство это отнюдь не в чтении писем (это уже отдельная тема — чтение писем не считают огрехом половина класса). А в чём — по-видимому этим психология будет заниматься еще не один век, ища причины неврозов. А самое страшное что это уродство неосознаваемое, главная героиня в нём не виновна, а исправить его нужно столько труда, что справляется далеко не каждый.

    Да, читать письма нельзя не «просто так», а потому что это душевная нечистоплотность. Мелкая конечно, но… первый шаг. В общем — тонкий и умный фильм — прекрасное продолжение классиков XIX в.

    6 января 2012 | 13:39

    У 16-летней Зины Бегунковой (Светлана Смирнова), девочки из не самой благополучной семьи, брат Шура (Иван Бортник) решил жениться. Однако, обладательницу очень сложного характера Зину выбор брата не устраивает, и в результате семейного конфликта девочка на свадьбу не попадает. Зина уходит гулять по городу и находит Евгения Пряхина (Олег Янковский), друга детства Шуры. Пряхин катает Зину на машине, они приезжают на реку, где девочка признаётся мужчине, который вдвое старше её, в любви. Пряхин грубо отвергает такое признание. В результате, плачущая Зина оказывается одна во дворе своего дома, где её замечает молодая школьная учительница Вера Ивановна (Ирина Купченко). Вера Ивановна приводит Зину к себе в квартиру, успокаивает, девочка остаётся у учительницы ночевать, а после и вовсе пожить какое-то время. У Веры Ивановны вялотекущий роман с иногородним художником Игорем (Сергей Коваленков), который лишь изредка появляется в городе, а в остальное время пишет письма. Однажды Зина тайком прочитывает одно из писем Игоря. Она переписывает текст письма так, как будто письмо адресовано ей, Зине, а автором его является Пряхин, якобы признающийся девочке в любви…

    Такова, если кратко, завязка этого глубокого и очень интересного с психологической точки зрения фильма. «Чужие письма» вскрывают сразу несколько тем морального-этического порядка, касаясь педагогики, воспитания в человеке личности, и т. д. Все эти темы, так или иначе, вертятся вокруг образа главной героини картины — юной Зины Бегунковой. Зина неуживчива и очень конфликтна. «Вот экземпляр! Со всем миром в ссоре!» — говорит про неё родной брат Шура. Махровый эгоцентризм Зины заставляет её проявлять принципиальность даже в каких-то совсем пустяковых делах. На непонимание окружающих Зина неизменно отвечает: «Кто правду говорит — того никто не любит!» Обладая недюжинными лидерскими способностями, эта девочка умеет «сесть на шею» и подчинить себе не только ровесников, но и взрослых. Что и происходит в её отношениях с Верой Ивановной: видя доброту, мягкость, уступчивость учительницы, её искреннее желание посвятить себя воспитанию детей, Зина умело всем этим пользуется. Вера Ивановна постепенно и незаметно для себя самой, особенно на фоне своей не слишком удачной личной жизни, всё больше и больше подпадает под психологическую зависимость от Зины, не замечая тот момент, когда оказывается пройденной грань, та самая «дистанция», отделяющая педагога от ученика. Зина, чувствуя свою силу, и считая, что она вправе вторгаться в личную жизнь окружающих, начинает давить на Веру Ивановну, толкая её к разрыву с Игорем…

    Попробую высказать одну мысль, которую при ознакомлении в интернете с многочисленными отзывами на фильм я не встретил пока ещё нигде. У меня складывается ощущение, — и я думаю, что И. Авербах этот нюанс понимал сам, сознательно закладывая его в подоплёку сюжета, — что между двумя героинями, Верой Ивановной и Зиной, существует некая прочная психологическая связь. Слабый тянется к сильному, а сильный к слабому — они взаимопритягательны, как разнозаряженные стороны магнита. Есть натура, готовая к подчинению, и есть воля, готовая подавлять. Они нужны друг другу, они подсознательно стремятся друг к другу. Парадокс лишь в том, что слабой стороной здесь является учительница, а стороной сильной — её ученица, в два раза моложе своей учительницы. Не настаиваю на такой интерпретации. Но мне показалось, что дело обстоит именно так.

    Зато сколько угодно можно препарировать фильм с точки зрения педагогики и проблемы «подрастающего поколения». Как научить подростка нравственности, как объяснить ему хотя бы ту элементарную основу основ — что нельзя читать чужие письма!? «Почему нельзя читать чужие письма!? ПРОСТО НЕЛЬЗЯ, И ВСЁ!» — выводит, как аксиому, как непреложную истину, пожилой опытный педагог. Ну, а дальнейшие жизненные перспективы представительницы «нового поколения» Зиночки лично у меня не вызывают никаких сомнений — такая, ради достижения своих целей, «пойдёт по головам». Увы.

    Конечно, невозможно промолчать о ярком и блистательном исполнении Светланой Смирновой роли главной героини. Это — успех! Тем не менее, нужно сказать, что практически весь актёрский состав картины чрезвычайно хорош: И. Купченко, И. Бортник, О. Янковский, М. Булгакова, З. Шарко… А мои отдельные аплодисменты — постановщику Илье Авербаху!

    8,5 из 10

    16 декабря 2011 | 23:02

    Первые кадры фильма: девушка-старшеклассница тоном прокурора декламирует прощальный монолог Татьяны Лариной. Ей наставница уклончиво замечает, что она «сегодня не в голосе». Девушка благодарит за замечание и заявляет, что обычно ее все хвалят.

    Собственно отсюда и растут ноги всех взаимоотношений героев. Теперь по порядку:

    Учительница Вера Ивановна — добрая, интеллигентная, деликатная, женственная. Одним словом обладает полным набором совершенных человеческих качеств. Но этих самых качеств у нее так много, что в ее «медали качества» явственно прорисовывается оборотная сторона. Интеллигентность и деликатность служат ей плохую службу, она не может дать достойный отпор «доброжелателям» бесцеремонно вмешивающимся в ее личную жизнь.

    А ее реакция на инцидент с чужими письмами? Жалкий робкий невнятный лепет. Мои школьные наставники тоже не отличались мудростью и красноречием, но работали по принципу «не мытьем, так катанием», если они не могли доходчиво объяснить нам некие моральные устои, то гоняли нас по кабинетам директора и завуча, прорабатывали на собраниях и классных часах, подключали родителей и общественность и т. д. и т. п. Поведение учительницы крайне не типично для 70-х гг.

    А ее отношения с Зиночкой? Терение спинки в ванной и укрывательство за газеткой от серьезного объяснения. В общем, педагогическая профнепригодность налицо. В сравнении с Верой Ивановной даже неадекватный «Онегин» (Янковский) настоящий Макаренко.

    Теперь о Зиночке. Мне не редко приходилось встречать людей с полным отсутствием критического восприятия собственной персоны. Сознанием собственной значимости и непогрешимости в суждениях обычно преисполнены ответственные руководители средних лет. А тут несколько утрированный образчик старшеклассницы.

    Но если призадуматься, то Зиночка не так уж и виновата. Очень уж благодатная почва создалась для формирования ее сложного характера. Мягкотелый братец, который никогда ее пальцем не тронул, чем очень гордится. Мама, нарушившая закон, и как следствие, потерявшая уважение дочери. Одноклассники, которые Зину не любят, но стараются с ней и не связываться. Такую же позицию по отношению к ней занимают и учителя.

    7 из 10

    6 июня 2012 | 12:55

    В год выхода это фильма сама была девятиклассницей. Было много разговоров вокруг, за и против. Глупая, мол, хоть и учительница. Пригрела змею, а та — хамка невоспитанная… Дальше этого примитива рассуждения не шли.

    Фильм видела неоднократно, и всегда — какая-то грусть непонятная. то ли за Купченко, которую очень люблю, то ли за неприкаянность девочки… Ведь ей нельзя отказать в положительном, она очень разная, и этим привлекает.

    Вчера случайно смотрела фильм от начала до конца, никто и ничто не отвлекало, и поняла, что раньше просто Смотрела, но не Видела!

    Это фильм о любви, причём любви чистой, даже скорее всего неосознанной до конца самой девочкой. Смутное ощущение чего-то, когда только понимаешь, что не можешь жить, не видя этого человека, не касаться его, или просто находиться в одном пространстве. Её нет дома — повешу портрет. А как же? Хоть какое-то ощущение присутствия. Сделаем утреннюю зарядку. Это очень бодрит. И, главное — вместе!Глаза в глаза!

    Итак, всё, что происходит в дальнейшем — последствия любви. Причём на всем этом — сильнейший отпечаток характера Зиночки. Забота, перешедшая в третирование; внимание, переросшее в слежку; участие — в диктат. Девочка уверена, что всё делается во благо «объекту любви». Когда же получает отпор, нежелание подчиняться, (а в её представлении — непонимание и неблагодарность) устраивает настоящую «семейную сцену»!

    Прекрасна работа старших актёров, но девочка! Сыграть так, что надолго в памяти остаётся ее лицо — вот она бежит кросс, а потом вдруг видит Её! Бежит за ней, потом стоит у водосточной трубы, не замечая как промокла насквозь..

    Фильм на первый взгляд тусклый, немногоцветный, однако здесь просто радуга чувств, которая расцвечивает его именно так, как нужно — не отвлекая на постороннее.

    20 февраля 2010 | 10:49

    Кино о непримиримых противоречиях в отношениях человека интеллигентного и человека, не сильно обремененного морально-этическими принципами. Знаете, самое сложное — это доказывать аксиомы, обращать внимание других на очевидное, реагировать на вопиющую несправедливость… Как человеку доказать, что белое — это белое, если он говорит, что оно черное? Какие аргументы привести? Как объяснить, что нельзя читать чужие письма? Я даже сделал небольшую паузу во время просмотра, перед ответом старой опытной учительницы на этот вопрос. А что бы я ответил? Не нашел ничего лучше ответа самой учительницы — «нельзя и все».

    Главная героиня фильма — очень противоречивая натура. Ей 16 лет, и главные черты характера, конечно, уже сформированы, но отшлифовать некоторые шероховатости еще возможно. Но… сможет ли это сделать молодая учительница? Казалось бы, кто, если не она. Ведь это ее обязанность и долг, хотя бы — по должности. Не говоря уже о том, что она взяла «несчастную» девочку к себе жить. Вот тут и начинаются серьезные противоречия. Ее (учительницы) понимание жизни, ее методы воспитания, ее излишне интеллигентные манеры в данном случае не работают абсолютно. Мягкость, тепло и ласка не производят должного положительного эффекта, а, наоборот, идут во вред не до конца сформировавшемуся сознанию трудного подростка. Девочка делает ложные выводы из доброго отношения к себе. Безотказность учительницы она воспринимает как сигнал к тому, что с ней «можно все» и быстро садится ей на шею, позволяя совершенно непозволительные вещи…

    Как выберутся герои из непростой ситуации? Кто пересмотрит свои принципиально разные позиции, девочка или учительница? А может быть, обе? Как помогут (навредят) сторонние наблюдатели (участники) описываемых событий? Масса вопросов, на которые фильм частично дает ответы, а частично предлагает зрителю подумать самому…

    Прекрасное кино — умного и невероятно талантливого режиссера.

    9 из 10

    2 июля 2015 | 12:04

    Одиночество подростка, ученицы-старшеклассницы, и её учительницы, тридцатилетней женщины. Одиночества эти, как и положено в современном обществе (а, несмотря на то, что фильм снят более сорока лет назад, его проблематика не стала менее актуальна), из разряда «одинок в толпе».

    Героини фильма окружены людьми, но не чувствуют себя нужными кому-либо. И если в случае со старшеклассницей Зиной Бегунковой это вполне объяснимо её возрастом, то одиночество Веры Ивановны другого порядка. Одиночество глубинное, нутряное. Она — уважаемый детьми и коллегами педагог, встречается с молодым человеком, не обделена вниманием других мужчин, то есть не скажешь, что «синий чулок» или затворница, но при этом не ощущает психологической связи ни с кем. Отношения с «женихом» странные, отчуждённые («он приходит и молчит»), с коллегами — не лучше, ну, а с учениками у нормального педагога отношений, кроме профессиональных, дистанционно-субординированных быть и не должно. У нормального, но у Веры Ивановны не всё так просто.

    Однажды ночью она встречает на улице, во дворе своего дома, плачущую ученицу Бегункову, отвергнутую всеми — одноклассниками, которые считают её «задавакой», родным братом, который женится и не приглашает сестру на свою свадьбу, другом брата, взрослым мужчиной, который интересен Зине, но поняв этот интерес (больший, чем просто дружеские отношения), он гонит её прочь. И отношение такое к Бегунковой справедливо — она на самом деле «вся из себя», лгунья, воришка. Зла на весь мир, и всему миру пытается доказать, что лучше любого из живущих на земле — краше, умнее, ярче, интереснее. Если для этого нужно соврать, прочесть чужие письма, присвоить не принадлежащее себе, втереться в доверие и жить вместе с учительницей, оскорбить родную мать, оклеветать честного человека — она всё это сделает.

    Картина необычна раскрытием темы. Здесь всё на грани — Илья Авербах поднимает вопросы, которых режиссёры в советском кино «про школу» (а некоторые источники именно так классифицируют эту ленту) обычно не касались: отношения любовников в формате «гостевого» брака, влюблённость школьницы во взрослого мужчину, ранняя сексуальность. Непростой, но тактичный разговор о серьёзных вещах, который ведут с нами великолепные актёры (список смотрите выше).

    ПС. Фильм снят в 1975 году. В этом же году были сняты: Пролетая над гнездом кукушки, Они сражались за Родину, Любовь и смерть, Барри Линдон, Звезда пленительного счастья, Афоня, Дерсу Узала, Монти Пайтон и священный Грааль, Раба любви, Ложное движение, Профессия: Репортер, Финист — Ясный сокол, Пикник у Висячей скалы, Стрелы Робин Гуда, Челюсти, Сало или 120 дней Содома, Ирония судьбы или С легким паром!, Парень и его пёс. Хороший был год…

    13 февраля 2016 | 14:31

    Как это не удивительно, но когда я впервые посмотрел этот фильм, постепенно пришёл к мнению, что это философская драма. В центре фильма стоит проблема взаимоотношения не просто взрослых и детей, а педагогов со своими учениками.

    Труд педагогов — тяжёлое бремя. По моему субъективному мнению каждый школьный учитель в первую очередь должен быть хорошим педагогом, и только потом уже преподавателем предмета. Если учитель плохой педагог, то он ненастоящий учитель. История знает много примеров, когда школьные учителя являли собой превосходных знатоков учебных дисциплин, но на практике совладать с шабутными детишками им, к сожалению, не удавалось. Причём любой объективно мыслящий педагог согласится, что укрощать маленьких школьников куда проще, нежели учеников тинэйджерского возраста.

    Подростки — особая каста. Они грубы, дерзки, жестоки, перед ними ни в коем случае нельзя пасовать (да что говорить — даже перед отдельными категориями взрослых людей нельзя выказывать бессилие) — они признают исключительно авторитет силы. Выявите перед ними слабину — потеряете уважение. Как это ни банально, для того, чтобы преподавать у старшеклассников, учителю требуется сильный характер и темперамент экстраверта, иначе они просто сядут на шею. В этот отношении Вера Ивановна изначально соответствует образу настоящего педагога. Она достаточно сильная, волевая женщина, и к тому же, что немаловажно, ещё и нравственная. Поначалу трудновоспитуемую Зину Вера Ивановна стареется держать в ежовых рукавицах, в целях воспитания, естественно. Она действует как настоящий педагог, вместе с «методом кнута» сочетая и «метод пряника», тем самым стараясь культивировать доброту в девочке. Однако с Зиной последний метод не проходит — подростки, как правило, не воздают за добро, ну если только злом. Расположенность Веры Ивановны к Зине обходится боком нравственной учительнице. Она стирает грани дистанции с непредсказуемым подростком (вот такое нарушение субординации уже не педагогично), и Зина этим очень умело пользуется. Согласно психологической науке у человека в подростковом возрасте начинает проявляться необузданный максимализм, в большинстве случаев находящий своё выражение в нарочитом протесте против взрослых. Бегункова жаждет победы над Верой Ивановной, и начинает прощупывать слабые места — хищнический взгляд Зины тому подтверждение. Однако Вера Ивановна женщина не робкого десятка, и для достижения преимущества Зине ничего не остаётся, как испытывать нервы учительницы постоянными издёвками. Но и любой, даже самой огромной чаще терпения рано или поздно надлежит переполниться. В один прекрасный момент, а именно когда Зина не отдаёт ключи, Вера Ивановна срывается, и плачущим голосом умаляет Зину отдать их вернуть. Маленькая хищница, чувствуя, что учительница дала слабину, ещё пуще издевается над взрослым человеком ради собственного самоутверждения, что вынуждает Елену Ивановну применить физическую силу. В итоге из педагога она превращается в педофоба, что собственно и подтверждают её слова «Я не люблю детей. Я их боюсь». В конце фильма на лице Елены Ивановны читается полное разочарование в подростках. Думаю, в итоге она всё же поняла — подростки есть маленькие звери.

    3 сентября 2010 | 04:30

    Заголовок: Текст: