Благие намерения

Den goda viljan
год
страна
слоган«In 1983 after completing the Oscar winning 'Fanny And Alexander', Ingmar Bergman retired from international cinema. Now, after 10 years of writing and reflection, he finds he has 'one last story to tell'»
режиссер Билле Аугуст
сценарий Ингмар Бергман
продюсер Ингрид Дальберг
оператор Йорген Перссон
композитор Бьёрн Линнман, Стефан Нилссон
художник Анна Асп, Энн Мари Анттила, Анна-Лена Хансен
монтаж Янус Биллесков Янсен
жанр драма, мелодрама, биография, ... слова
сборы в США
зрители
США  302 тыс.
премьера (мир)
время186 мин. / 03:06
Автором сценария данного фильма является Ингмар Бергман. Сценарий посвящен истории встречи, любви, замужества и семейной жизни его родителей — Хенрика и Анны Бергман.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
81%
13 + 3 = 16
7.8
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Трейлер 01:25

    файл добавилvic1976

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей


    У кого есть возможность, лучше ознакомиться с вариантом фильма, который был сокращен для каннского фестиваля, потому что телевизионный ровный формат предназначен для совсем уж нетребовательных к динамике зрителей. Главный фокус и каркас картины связан с рефлексией Бергмана на тему того, как многое сошлось, чтобы он родился именно в такой семье, что была у него. Додумывая историю встречи родителей, в духе чуть ли не саспенса нагнетает он моменты, при которых родители могли бы расстаться. Таким моментов получилось немало, но, понятно, все таки случилось «как в реальности».

    Режиссер снимал максимально зависимо от сценария Бергмана, в медитативном темпе. Очень скудный второй план, скромно представлены помимо членов семей яркие и значимые персонажи. Надо сказать, Бергман в сценарии вполне себе комплиментарен по отношению к родителям, отнюдь не в духе «Сцен из супружеской жизни». Очевидно, что мать он любил больше, но и отец получился вполне себе достойным человеком, с принципами, только что Бог его не поцеловал. Уже и в «„Фанни и Александре“ черты смягчения авторской манеры были очевидны, а уж в этом предсмертном сценарии швед определенно отдает какие-то моральные долги в максимально мягкой для него форме.

    Смотреть местами откровенно скучно, ударным сценам все одно драматизма не достает, а актер Фрелер проходил всю картину с одним выражением лица.

    Не испытывающим интереса с киновселенной Бергмана эта картина, вероятно, должна казаться совершенно архаичной и маловразумительной.

    7 из 10

    19 августа 2018 | 07:04

    Да, снимал Аугуст, но, так как сценаристом выступал Бергман, вы можете сразу примерно предположить и стилистику, и смысловую нагрузку. Тем более что это — поздний Бергман. Сюжетная линия, в общем-то, не слишком-то уж и нова в принципе, но определённо нова для самого Бергмана, потому как, за исключением «Фанни и Александра» он тему жизни священников с примитивно мирской точки зрения рассматривать не слишком-то пытался (да, несмотря на то, что в «Фанни и Александре» священник выступает в роли антигероя, мы всё равно её тут упомянем).

    В чём суть: юноша, по воле и изъявлению матери, обучается в духовной семинарии, планирует получить сан, далеко не с первого раза, но всё же сдаёт экзамены, и вот тут-то и всплывает эдакая глубинная подоплёка практически на двадцатой минуте ленты — сразу же просит, чтобы его определили на работу не в какой-нибудь там местный приход, а туда, где он реально нужен.

    Да, желание абсолютно не банальное, потому как — ну, вы сами-то подумайте, кто в здравом уме от тёпленького местечка будет отказываться во имя, скажем так, тотального желания проповедовать и нести добро людям? Да ну понятное дело, что и тогда, и сейчас — ну один человек тысяч на десять, наверное, если не меньше. Вот и экзаменаторы удивились не меньше, чем и все остальные герои ленты.

    Дальше — больше. Потому как да, действительно, определяют главного героя работать не куда-нибудь, а в шахты, где он — да, действительно нужен, потому как простым трудягам действительно вера и в лучшее, и в собственную необходимость на этом свете нужна ничуть не меньше, чем и самому главному герою, однако же спать приходится во времянке и на матрасике голом, да и вообще — ну, такая жизнь, обычная, без каких-то там почестей особых.

    И, разумеется, и друзьям его выбор непонятен. И избраннице его (а да, и она наличествует) он тоже, в общем-то, неясен, несмотря на то, что, скрепя сердце, она его всё-таки принимает. И на том всём конфликт постепенно и выстраивается: с одной стороны — абсолютно искреннее желание главного героя делать только лишь то, что он считает нужным и приносить тем самым максимальную пользу, а с другой же — нежелание самого общества попросту понять то, что его в его собственной жизни всё устраивает и перестать, что называется, вставлять палки ему в колёса.

    Ну и да — всё более и более зашкаливающий материализм в абсолютно всех, кто окружает главного героя (семья, друзья, наставники), разумеется, дополняет картину.

    И вот, казалось бы, в данном истории перед самим героем вообще не стоит какой-то там, даже минимальный, вопрос выбора — для него-то всё предельно ясно и просто. И даже то, что, в конечном счёте, жена его всё же не разделяет его убеждений и покидает его, и даже то, что сам процесс становления себя именно как личности в духовенстве проходит у него вообще не гладко, по сути, на протяжении всего его жизненного пути никакого существенного влияния на него не оказывает.

    Но конфликт-то всё-таки есть, совершенно банальный при том — упирается он всё в то же разочарование. Причём какое-то тотально повсестороннее. Ждали-то от него иного совершенно — что он будет именно тем священником, как в «Фанни и Александре» — корыстолюбивым, чопорным, в принципе, не без сластолюбия и чванливой донельзя спеси. Ну — обычным нормальным священником.

    А получилось — а получился прекраснейший человек, но, что называется, не для постоянной добычи дензнаков совершенно. И, по всей логике, ну можно было бы от него и отступиться — но нет, тут общество куда более заинтересованным в переделывании его оказалось. Что характерно — ни черта не вышло.

    И вот действительно — в данном случае, слава всему, что именно так. И да — правда, есть из-за чего эту ленту любить. Хорошо мотивирует, прямо скажем. И именно в том направлении, в котором нужно.

    10 января 2017 | 17:17

    Фильм о жертвенной любви и вере. Фильм об ужасе революции и отпечатке этого переворота в маленьком Шведском северном городке. Фильм о жестокости и мнительности в противовес острому чувству справедливости и правды. Фильм о счастье тяжелого труда. Фильм о терпении и понимании.

    В этой картине так хорошо показано, что никогда нельзя опускать руки и сдаваться:

    «Как мы после того что друг другу сказали перед свадьбой сможем жить вместе? Как хорошо что мы все сказали…»
    «Подойди и сядь рядом.»
    «Ты не будешь бить меня снова?»
    «Подойди и сядь.»

    Фильм о доверии.

    О том доверии, когда все прощаешь…

    Фильм о долге.

    О долге перед будущем своего любимого человека, детей, карьеры, человечества.

    «Я все — таки думаю что самое главное уметь прощать себя, а не молить прощение у Бога»

    Фильм о совести и одиночестве.

    Фильм передал неуловимую тоску о родине.

    Важно не то, что в порывах эмоций ты можешь наговорить, а важно что стоит за этими словами, каково намерение этих слов, цель.

    Порой даже самые казалось бы непростительные слова, не обидны, если ты знаешь и понимаешь что за ними стоят высокие, Благие намерения.

    12 июля 2013 | 18:11

    Как-то раз, как обычно, просматривая лауреатов Каннского фестиваля, увидела среди них фильм «Благие намерения». Почитав о нем и поняв, что он основан на реальных событиях, решила его посмотреть, ибо реальные истории всегда привлекали меня больше, чем придуманные.

    Никогда ранее не слышала об Ингмаре Бергмане — сценаристе «Благих намерений», рассказавшем историю своих родителей, поэтому мне было интересно наблюдать за его интересным стилем повествования, хотя… признаюсь, иногда было скучновато из-за слишком спокойного и размеренного темпа. Однако я в отличие от любителей динамики привыкла к фильмам, которые обычно берут награды на различных фестивалях, в том числе Каннском. Большая часть таких картин имеет размеренный темп, как и эта, поэтому морально я была готова к такому. Для меня важнее смысл, который автор вкладывает в свое творение.

    Что касается данной картины, я не увидела в ней глубокого смысла и/или пищи для размышлений. Для меня «Благие намерения» стали панорамой жизни простого шведского народа. Это, вне всяких сомнений, может оказаться для кого-то важным и полезным, однако я больше люблю акцент на самого человека: на его нутро и те способы, которыми он выходит из той или иной ситуации, — а также на происходящие с ним метаморфозы при этом. Я не говорю, что в «Благих намерениях» этого нет совсем. Есть! Однако, на мой взгляд и вкус, акценты немного неправильно расставлены. Понятно, что автор, скорее всего, преследовал другие цели, нежели раскрытие человеческой натуры, а может, он просто хотел поведать всему миру историю своих родителей. Но еще раз повторюсь, что мне этого не хватило.

    В целом интересно наблюдать за историей знакомства, любви и жизни бедного студента и девушки из зажиточной семьи. Из их статусов и социального положения сразу же вытекают проблемы, первой из которых станет неодобрение их отношений ее родителями. Жаль, что в реальности все гораздо суровей, чем в сказках. Я вообще считаю, что любая любовь, пусть недолговечная, пусть причиняющая боль, имеет право на жизнь и лучше, чем жизнь без любви.

    Очень понравилась Пернилла Аугуст, исполнительница роли Анны. Отыгрывала каждую эмоцию на 10 баллов! Считаю серебряную премию на Каннском фестивале, которую она получила в номинации «Лучшая актриса», заслуженной. Ничем не уступил ей ее партнер Самуэль Фрёлер, исполнитель роли Генрика. Очень убедительно играл. Если говорить об актерах этого фильма дальше, то мне также запомнился Макс фон Сюдов, сыгравший отца Анны. В сцене ссоры с женой он гениален! Благодаря этой сцене, сразу понимаешь, что перед тобой актер «высшего сорта».

    В целом фильм, наверное, заслуживает большего, но я поставлю (согласно моему личному восприятию) -

    5 из 10

    1 ноября 2015 | 01:17

    Ровно через четыре года после триумфа «Пеле-завоевателя» датчанин Билле Аугуст снова получил на самом престижном фестивале «Золотую пальмовую ветвь». Именно ему поручил главный скандинавский режиссёр Ингмар Бергман постановку сценария о собственных родителях. В нём рассказывалось о знакомстве и последующих десяти годах их совместного проживания. Сцены из «супружеской жизни» отца, пастора Хенрика, и матери Анны порой напоминают стриндберговские войны, которые в любой момент могли закончиться разрывом.

    И тогда никакой Ингмар у них бы не родился, или, во всяком случае, тот Ингмар, который стал впоследствии великим режиссёром. Семейная хроника обрывается в тот момент, когда будущий режиссёр как раз должен появиться на свет. И поскольку Бергману не довелось оказаться непосредственным свидетелем этих отношений родителей, то процент художественного вымысла в данной «документальной истории» может быть достаточно велик. А в некоторых эпизодах «Благие намерения» не только похожи на «Фанни и Александра», но в интимной откровенности даже превосходят их. 

    Обозреватели, присутствовавшие на Каннском фестивале, не исключали, что вторая победа Аугуста стала следствием компромисса председателя жюри Жерара Депардье, который решил ни за что на свете не отдавать главный приз американцам в четвёртый раз подряд, даже притом, что в 1992-м явным фаворитом фестиваля выглядел «Игрок» Роберта Олтмена. Но это соломоново решение ничуть не умаляет достоинств картины, которая, может, и не обладает бергмановской способностью проникать в бездны подсознания, но зато в ней есть бережное и почтительное отношение к ушедшей эпохе и тщательно воссозданный уклад патриархальной шведской семьи.

    26 ноября 2014 | 09:33

    Сериал по сценарию И. Бергмана «Благие намерения». Романтичный по киноязыку, с долгими «говорящими» паузами и жестокий по своей сути. Юная чета Бергманов (прототипы — родители самого Бергмана?) верят в свое высокое предназначение — сеять «разумное, доброе, вечное». Новоиспеченный пастор едет «в деревню, в глушь», правда не в Саратов, а на задворки Швеции, в ее дикую глубинку. Его проповеди философски глубоки и преисполнены сострадания.

    Его жена, медсестра, и лечит и самоотверженно ухаживает за прихожанами. Сама из старинного университетского городка Упсаалы, выросшая в богатом доме, она ведет абсолютно неблагоустроенное деревенское хозяйство — печка, дрова, северные зимние холода…

    Но… «Не делай добра — не получишь зла». Доброта и самоотверженность чужаков раздражает жителей деревни. Бедный сирота, которого они приютили из жалости, в ненависти пытается убить их сына.

    Рабочие сельской фабрики с бОльшим энтузиазмом слушают проповедника-кликушу и подхватывают его агрессивные лозунги. В необъявленном споре побеждает насилие, а не добро и просвещение.

    Бергманы терпят фиаско. Им приходится принять высокое предложение из Стокгольма и вернуться в цивилизацию.

    Необыкновенный контраст между неторопливыми изумительными кадрами-картинами и такой неизбывной тоской, которая буквально висит в воздухе, производит впечатление странное, ирреальное, очень бергмановское.

    Надо смотреть!

    26 июля 2013 | 12:26

    Для множества людей Ингмар Бергман считается признанным гением. Его работы ассоциируются с самыми яркими и психологически напряженными произведениями мирового киноискусства. Он описал бытовую жестокость во всех ее нюансах и получил мировое признание. Собственно и международное признание фильма, снятого по его сценарию, рассказывающему о взаимоотношениях родителей и бабушек — не что иное, как уважительный реверанс кинотусовки. Кому, как не главе жюри Каннского фестиваля было жеманничать. Даже удивительно, что он так и не поработал с Бергманом.

    Впрочем, невежливо было бы отзываться об этом фильме упоминая лишь Бергмана. У картины есть потрясающий режиссер — Билле Аугуст. Вроде бы он и использовал все те же бергмановские холодные просторы небольших комнат и душещипательные диалоги, но… На выходе получился куда более проникновенный фильм, напомнивший мне скорее работы Луи Маля. Аугуст показал, что может показать свой авторский почерк, даже «играя в Бергмана». Кстати, его последующие работы в «Доме духов» и «Отверженных» лишь дополняют зарисовки, уже удачно опробованные в «Благих намерениях».

    О чем же этот фильм? Сама по себе история проста. Молодой человек становится пастором и несмотря на все сложности женится. Семейная жизнь оказывается вовсе не легкой. На фоне этого всего мы получаем несостоявшуюся детскую трагедию и социальные конфликты. Но это на поверхности. А по сути мы получаем перевернутый «Догвилль» — историю где совсем нет плохих персонажей. Ни один из персонажей не заслуживает прямого осуждения. Все ведут себя вполне пристойно, соблюдая этикет того времени. Но при этом, ни один из родителей не смог принять супруга своего ребенка (я имею ввиду чету Бергманов). Но самое удивительное, что после того, как наши главные герои только немного смогли выплыть из зависимости от своих родителей — как сразу же наступила новая напасть. Их отношения стали стремительно ухудшаться, что не смогло не сказаться и на детях. Одна из самых эмоционально насыщенных сцен фильма — мальчик, который жил у них в семье героев в качестве приемного обидевшись что от него откажутся, забирает их маленького сына и бежит топить в реку. Снято превосходно.

    Картина заканчивается как раз перед рождением еще одного ребенка четы Бергманов. Но как будут вести себя его родители уже понятно. Они стали такими же как и их предки. Круг замкнулся. Подробности уже неинтересны. Разгадка этого замкнутого круга проста, да и поэтому так затянут хронометраж у Аугуста. Он старается как можно глубже проникнуть в процесс очерствения людей. Проследить за всеми полутонами. Оказываясь в сложных ситуациях они далеко не всегда работают над собой, анализируют окружающий мир и могут попросту договориться друг с другом.

    Остается рассказать лишь о моем отношении к картине. Оно весьма нейтрально. Длинный хронометраж и очевидно незаслуженный успех (Гран-При Каннского фестиваля для этой картины все же излишне крупный приз) смазывают мое впечатление от фильма. Ну а если учитывать тот факт, что в подобном жанре вышел далеко не один фильм, то картину Аугуста сложно называть выдающейся. А картины — приоткрывающие интимные тайны режиссеров и были, и будут. Вспомните хоть «Маменькины сынки» Феллини, хоть «Тетро» Копполы.

    6 из 10

    22 июня 2014 | 05:17

    Заголовок: Текст: