А у вас который час?

Ni na bian ji dian
год
страна
слоган-
режиссерЦай Минлян
сценарийЦай Минлян, Ян Пи-ин
продюсерLaurence Picollec, Се Цзиньлинь, Бруно Песери
операторБенуа Деломм
композитор-
художникТим Йип
монтажШен-Чан Чень
жанр драма, мелодрама, ... слова
сборы в США
зрители
Франция  31.6 тыс.,    Швейцария  4.8 тыс.,    Италия  4.4 тыс., ...
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время116 мин. / 01:56
Номинации:
Уличный продавец наручных часов в память о случайно встреченной девушке, уехавшей во Францию, задается целью переставить все часы в Тайване на парижское время.

Его мать, потерявшая мужа, гладит аквариум с огромной рыбиной, уверенная, что в нее переселился дух умершего. Девушка спит ранним утром на скамейке в Люксембургском саду, а ее чемодан медленно плывет по пруду.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
84%
43 + 8 = 51
7.1
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка


    В своих предыдущих картинах Цай Минлян поочередно оживляет женское одиночество (Да здравствует любовь, 1994), увядшую любовь супругов (Река, 1997), и вот, настала очередь столь же бесплотных призраков. Если коротко, то фильм о том, как тяжело расстаться с некогда любимым человеком. Но замешанный на мистике и реально существующих ритуалах современного Тайваня иносказательный стиль постановщика делает его крайне необычным. Сюжетная конструкция точна, детали все продуманы, метафоричны. Я искренне восхищаюсь и отдаю должное режиссуре этого парня. А также не рекомендую читать данную рецензию-разбор, если сам фильм Вы еще не смотрели.

    Дух умершего отца живет в квартире, сыну с матерью покоя не дает, зовёт. И главный герой (альтер-эго режиссера — Ли Кан-шен) неслучайно мочится в пакет, бутылки — не отпускает жидкость далеко. На всякий случай оговорюсь, что вода в любой ее форме в фильмах Цай Минляна глубоко метафорична, незаменимый атрибут его работ. Из последующих сцен становится ясно, что герой подобно рыбине в аквариуме будет жить им (духом) 49 дней. А тут еще и мать горькие пилюли пьет и сына потчует напрасно…

    В дальнейшем в сюжет начинает мастерски вплетаться мистика. Некой девушке (очаровательной Чэнь Шиан-чуй) понравятся часы героя, она захочет их купить. Да вот беда, закончились они, как и отец, остались только с сыном. И трогать их нельзя, так говорит тайваньская примета, та даже снять с руки их символично тяжело. Герой сопротивляется, не желает с ними расставаться — частичку жизни отец с собой уносит «заграницу». Но часы хотят в Париж, им очень нужно в рай. Двойное время в данном случае метафорично, как и часы в столице Франции на 7 часов вперёд. Выражение — седьмое небо, если я не ошибаюсь, еще Аристотель ввёл — там ангелы живут. А жест души, кекс от девушки — как память, которую после себя всяк оставляет уходящий. И взгляд героя будет вслед ей многоговорящий. Затем в квартире видим, как еде он трижды делает поклон, внутри него же всё горит огнем.

    Отныне в героиню (согласно той примете) вселился дух отца. Более того, само её значение в фильме можно рассматривать как маянье призрака в эти 49 или сколько там осталось дней. На это намекает множество продуманных деталей. В метро на эскалаторе «наверх» плывет, когда другие мимо пробегают. Ее даже тормозят, якобы для проверки документов, что тоже символично. В чужой стране язык найти не может, постриглась так, что не узнать. И радио у них как будто с Ли Кан-шеном на двоих одно — его предупреждают о бездомной псине, ее же просят выйти из метро. Да и пилюли пьет, как наш герой в Тайване. А главное, девушка ищет некий телефонный номер, когда прохожий в телефонной будке говорит ей, что «зашло всё слишком далеко». Или другой в метро через двойную долгим взглядом смотрит и уезжает все равно. Между ней и другими людьми всюду граница, барьер. А наглядный пример формулы того как Цай Минлян «оживляет», видно в сценах фильма внутри фильма. Обратите внимание, где и как Чэн Шиан-чуй получит свой номер. На кладбище возле могилы Симоны де Бовуар (бисексуальной подруги и единомышленника Жан-Поля Сартра) его предложит сам Жан-Пьер Лео, за персонажем которого на своем экране наблюдает Ли Кан-шен. Главный герой воплотился в ее жизни из картины Франсуа Трюффо (Четыреста ударов, 1959), название которой идентично русской поговорке — кругом одни напасти. И, подобно тому как Ли Кан-шен созерцает кадры где детей прижало центрифугой, распластало — так и за ним, часами отбивающим удары, издалека прохожие глядят.

    А мать (Лу И-чин) внезапно замечает, что со временем в часах что-то не так. Да только не со временем, а с сыном. Герою больше некуда мочиться, печаль держать в себе нет больше сил. Пилюли кушать боле не желает, ночами даже плакать начинает, за молоком (жизнью) отца скучает на экране, и даже ходит в туалет. И насчет рыбок свою мать предупреждает, не место мертвым среди живых. А мать и этого понять не может, за сомом наблюдает. Ее как сына гомосексуалист в кинотеатре не пугает (герой его игрой с часами вызывает), она всё ожидает дух его. Для мужа утку оставляет, завешивает шторы на окно. Когда же наш герой отца вином на крыше поминает, во Франции Чэнь Шиан-чуй от горечи, пардон, блюет. И в этом тоже юмор проступает…

    Однако вечной жизни с призраком Цай Минлян героям не желает. Так, случайная знакомая (Сесилия Йип) проявляет к ней заботу, дарит капельку тепла. Девушка рада, что нашла родную кровь в чужой стране, какое-то время они символично общаются через проход. Чэнь Шиан-чуй завязывает дружеские отношения, принимает приглашение знакомой, а дальше грустное кино. Новая соседка марафетится в уборной в то самое время, когда полоумная жена в Тайване начинает мастурбировать. Вот и нашей героине захотелось еще больше тепла, иначе говоря, любви. Да вот беда, нетрадиционный секс соседку (как и героя прежде) не интересует. Минималистский стиль режиссера в этой сцене проявляется во всей красе.

    Герой тем временем на сладкое подсел, конфетами меланхолию заедает. А то, что забытый кекс давно испортился, лишь означает, что пришел срок, 49 дней на исходе. И Ли Кан-шен вернется к нормальной жизни, правда, уже без чемодана (думаю, это метафора «тяжелых» воспоминаний, груза прошлого). Концовка фильма мне слегка Да здравствует любовь напоминает, всё тот же синий свет рассвета и слёзы на глазах главной героини. Пронзительно грустная сцена. Например, за девушку я действительно переживал, не смыло бы течением чужой судьбы её истинное Я. Его чемодан уносят, её же плавает в пруду. И закономерно, что именно отец (Мяо Тянь) достает его из воды. А сам уходит, уже уходит, жизнь завертелась дальше без него.

    13 августа 2013 | 21:17

    Заголовок: Текст: