На пределе

Aus dem Nichts
год
страна
слоган-
режиссер Фатих Акин
сценарий Фатих Акин, Харк Бом
продюсер Фатих Акин, Анн-Кристин Хоманн, Нархан Шекерджи-Порст, ...
оператор Райнер Клаусманн
композитор Джошуа Хомме
художник Тамо Кунц, Сет Тернер, Катрин Ашендорф
монтаж Эндрю Бёрд
жанр драма, криминал, ... слова
сборы в США
сборы в России
зрители
Россия  10.9 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
цифровой релиз
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время106 мин. / 01:46
Идеальная жизнь немки Кати в один миг превратилась в руины — в результате взрыва погибли её муж и сын. Женщина всевозможными способами пытается заглушить боль утраты, и когда она уже находится на грани отчаяния, полиция приходит к выводу, что взрыв был устроен националистами.
Рейтинг фильма
IMDb: 7.10 (21 799)
ожидание: 98% (914)
Рейтинг кинокритиков
в мире
76%
108 + 34 = 142
6.8
в России
100%
7 + 0 = 7
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Материалы о фильме
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей

    ещё случайные

    Фильм «На пределе» строится вокруг проблемы турецких эмигрантов в Германии. Фатих Акин, родившийся в Германии в одной из таких семей, уже не в первый раз затрагивает эту проблему в своих картинах (например, фильм «На краю рая»).

    «На пределе» остро поднимает и иные весьма социально значимые темы: неонацизма, порочности судебной системы, отношения общества к людям, употребляющим наркотики, и в качестве центральной — тему мести.

    Главная героиня фильма — Катя, роль которой блестяще сыграла Дайан Крюгер, теряет мужа (турка по происхождению) и сына в результате теракта. Трагедия, в которой пытаются разобраться немецкие полицейские, вскрывает множество проблем из прошлого мужа Кати, ранее сидевшего в тюрьме за распространение наркотиков. Следствие никак не может поверить, что бывший «наркоман» смог встать на путь истинный и заниматься вполне легальным бизнесом. Не выглядит случайным и то, что впоследствии именно вопрос наркотиков становится решающим для оправдания вполне очевидных виновников преступления.

    Фильм разделен на 3 самостоятельных части: «Семья», «Справедливость» и «Море». В «Семье» весьма многогранно показаны межличностные отношения. Это и линия поведения властей с семьей погибших, и линия дружбы, и вопросы взаимопонимания Кати с матерью и родителями супруга. Каждый диалог ленты выглядит не случайным, и в результате формирует целостное понимание чувств и эмоций главной героини, борющейся между жаждой справедливости и желанием умереть.

    Часть «Справедливость» посвящена судебному процессу над предполагаемыми убийцами — молодой парой неонацистов. Эта часть — удачная попытка режиссера показать пагубность немецкой системы правосудия, которая в результате оправдывает обвиняемых. Воплощением ее порочности становится адвокат защиты, чьи диалоги не могут не вызвать чувство презрения. Отдельного внимания заслуживает отец обвиняемого. Он единственный, кто кажется раскаивается в случившемся, в то время как сами обвиняемые не испытают ни капли сожаления за содеянное.

    «Море» отличается от двух предыдущих частей совершенно иной эмоциональной составляющей. Здесь Катя, уставшая от поиска справедливости, решается на отчаянный шаг мести. Именно здесь она понимает, что даже в случае свершившейся мести, ее жизнь больше не имеет какого-либо смысла, а напряжение от принятого ею решения сохраняется до самой финальной сцены картины.

    Игра Дайан Крюгер на самом деле блестяща! Ты веришь ей от начала и до конца, делишь эмоции и в конце подсознательно соглашаешься со сделанным выбором.

    Не думаю, что фильм может оставить кого-то равнодушным. Как минимум, он оставит почву для размышлений на ближайшие полчаса после просмотра.

    26 февраля 2018 | 22:56

    Фильм сразу бьет наотмашь, переплетается куча проблем — смешанный брак, проблемы рас, вопросы с родственниками, взрыв, смерть близких. И все это вначале воспринимается несколько отстранено, потому что и фильмов на эти темы много, и в реальной жизни такого вагоны. Начинает казаться, что это еще один фильм о нацизме, шовинизме, расовых несоответствиях. События бегут вперед, а ты уже практически уверен, что не на свой фильм пришел.

    Затем картинка меняется. Фильм, кстати, разбит на три части. Во второй начинает казаться, что фильм о несовершенстве судебной системы, о том, что отношение наше к людям в суде формируется не на основании рациональных вещей, а исключительно из личных пристрастий. Если у тебя муж турок, по всему телу татуировки и в прошлом потребление запрещенных препаратов, то тебе нечего ожидать и сочувствия. Дайан Крюгер раскрылась во всю мощь своего творческого потенциала, ей сочувствуешь даже невольно. А фильм приобретает какой-то привкус «Постороннего» Камю и это уж намного интереснее.

    В третьей части картинка проясняется и даже если ты не дошел с помощью разума — о чем фильм, то у тебя все равно останется ощущение. Но становится понятно — для чего была нужна вся эта шелуха в первой части, суд во второй и что в конечном итоге хотел сказать режиссер. Немного напрягал оператор, я, конечно, не специалист, но быстрое мельтешение камеры иногда резало глаза. Или это вопрос к режиссеру, не знаю.

    В общем и целом, фильм с очень глубоким смыслом, держит в напряжении все полтора часа и, самое главное, как матрешка, раскрывает все новые и новые горизонты. То есть, можно сразу просмотреть несколько фильмов в одном. Абсолютно зря «На пределе» не номинирован на «Оскар» для фильмов на иностранном языке.

    Чтобы не заканчивать на трагической ноте, хочу поделиться парой наблюдений. Главную героиню зовут Катя и она немка. Что ж, бывает. Но адвоката ее зовут Данила. К чему бы это? И, может мне показалось, а может это во всех немецких фильмах — здесь более длинные паузы в титрах. Наверное, немцы ждут, когда все прочитают.

    10 из 10.

    13 марта 2019 | 10:22

    Каково это знать, что в завтрашнем дне ты больше не увидишь родственных глаз, чьи воспоминания поселятся лишь на фотографию в рамке увешанную черными лентами.

    Правильнее будет сказать, что это фильм одной актрисы — Дианы Крюгер, где ее эмоциональное душевное состояние после убийства мужа и сына разлетается в разные стороны, подобно моменту взрыва под предлогом нацистских убеждений, и в слоях черного дыма на земле остаются тлеть части тел любимых. Это роковое событие ломает ее изнутри, мы проходим с ней все этапы скорби, угнетения и отмщения, желая виновников упрятать за решетку. И для полного понимания искореженной души, режиссер прибегает к внешнему воздействию на психологическое состояние, нескончаемые муссоны постоянно кружатся над ее головой, где бьющиеся капли по стеклу сменяются на пролитые слезы. И в эти минуты зрительские переживания с легкостью находят свое место, обогащаясь приливом мрачных красок.

    Сюжет выстраивается на 3 актах, первый из которых — принятие действительности, в нем раскрывается ее нынешняя жизнь, в попытках понять, что от нее еще осталось в моральном плане, второй — это суд над подозреваемыми, в котором оговариваются все проблемы судебных разбирательств, возможных лазеек для убийц, нащупав которые можно выйти невиновным, и здесь ее и так находящееся в эмоциональном упадке состояние вовсе теряет связь с реальностью, оставляя задел на последующую интригу в борьбе с теми, в ком отчетливо видишь преступников, и третий заключительный — осознание смысла жизни, что тебя должно держать на этой бренной земле, а что должно отпустить в объятия родных.

    И помечу, лишь местами он может показаться затянутым и простым в сюжетной схеме, но что его делает заметно проникновенно-привлекательным — подобно разряду молний во время грозы и сильного грохота после, актерская игра Дианы Крюгер, придавливающей эти неровности, и в приятной для глаз съемки, итоговый эффект заставит о нем вспоминать.

    23 апреля 2018 | 13:32

    Пронизывающая драма Фатиха Акина «На пределе» (в оригинале — «Aus dem Nichts») рассказывает историю немки, которая пытается восстановить справедливость после потери мужа и сына в результате террористического акта.

    Современный Гамбург. Немецкая девушка Катя (Дайан Крюгер) выходит замуж за заключенного наркоторговца с курдскими корнями Нури. Вскоре после выхода мужа из тюрьмы у пары рождается ребенок. Это способствует уходу от криминального бизнеса, поэтому Нури открывает собственное дело. В день, когда маленький Рокко посещает отца на работе, кто-то закладывает взрывчатку прямо возле офиса Нури, находящегося в турецком квартале. Кате сообщают, что безумной силы взрыв мгновенно унес жизни не только мужа и ребенка, но и надежды на какие-либо доказательства. Измученная горем, она готова на все, чтобы наказать тех, кто сломал жизнь его семьи.

    Фатих Акин является одновременно режиссером, продюсером и сценаристом «На пределе». Над этой историей он начал работать еще в 2012. Немецкий режиссер с турецкими корнями, с уважением с относится как к немцам, так и к туркам, но он вновь находит в себе силы и мужество «пенять на зеркало». В частности, в предыдущем своем фильме «Шрам» (2014), который имел успех на Венецианском фестивале, Акин поднимает тему геноцида армян от турок, хотя об этом еще не принято говорить не только в Турции, а даже между турецкими немцами. В новом фильме автор предъявляет претензии уже немцам, чья судебная система оказывается не в состоянии наказать явных преступников. Лента одновременно провоцирует вопрос эффективности борьбы с терроризмом в Германии, ведь статистика террористических актов за десятилетие в стране выросла в разы. И не важно, что в течение последних 2 лет в этой стране 6 из 8 терактов совершены именно исламистами, а в фильме подозреваемыми являются неонацисты. Тогда как мотивы подобных преступлений могут быть разные — расовые, религиозные или политические, очевидно, для Акина явление терроризма имеет единое ксенофобское обличие.

    Нельзя не сравнить «На пределе» с другим триумфатором нынешнего сезона наград «Три билборда на границе Эббинга, Миссури». В обоих фильмах матери пытаются восстановить правосудие после потери членов семьи, на что так или не способны правоохранители.

    Как и в «Трёх билбордах», в картине «На пределе» в первую очередь удерживает внимание и заставляет сопереживать непревзойденная игра исполнительницы главной роли — Дайан Крюгер. Не зря еще в 2017 году актриса получила награду за «Лучшую женскую роль» на Каннском кинофестивале. Однако во многих других премиях она даже не попала в номинацию. Дайан Крюгер, которая преимущественно работает в США и Франции, сама напросилась играть в фильме одного из её любимых режиссеров — Фатиха Акина. Это ей показалось счастливой возможностью сделать вклад в кинематограф родной страны. Счастливый от такого сотрудничества был и сам режиссер, ведь картина получила «Золотой глобус» за «Лучший фильм на иностранном языке».

    Лента разделена на три части, которые следуют в классическом для жанра порядке: «любовь и потеря», «боль и поиски правосудия» и «возмездие». Фильм не насыщен твистами, нет и ярких арок персонажей, чем могут похвастаться «Три билборда». Даже самые жесткие действия главной героини абсолютно логично и понятно вкладываются в обстоятельства, которые сложились для неё. Вместе с тем «На грани» заставляет глубоко зажаться в кресле и синхронно плыть по течению тлеющих страданий Кати в междуречье отчаяния и мести.

    8 из 10

    4 марта 2018 | 14:44

    Не уверен, что историю Кати и ее трагедию можно разложить горизонтально дабы покрыть более масштабные проблемы, которые пытается косвенно озвучить режиссер Фатих Акин, но локализованную драму в пределах семьи фильм доставляет зрителю полноценно.

    Ничем не примечательная немка Катя состоит в браке с турком, этническим курдом, и вместе воспитывают шестилетнего сына, и вот в один день, оставив ребенка с отцом в офисе последнего, она со временем возвращается и встречает оцепленную полицией улицу и обломки всего рядом возле места, где в последний раз видела свою семью. Большую часть «На пределе» транслирует нам судебное заседание, где обвиняемые в совершении этого убийства постепенное даже при сильных доказательствах открывают себе дверь на свободу.

    Дайан Крюгер, наверное, составляет большую часть успеха этого фильма, большая часть ее безмолвных эмоций и переживаний раскрывают проблему этой истории больше любого текста, диалогов или кадров. Однако фильм немного недотянул по своей постановке до планки эмоциональной атмосферы, с существенным снижением скорости всего действия после экватора фильма. Также остаются непонятными мотивы подозреваемых, точнее их ненависть к другим национальностям была определена четко, но учитывая, что все происходит в турецком квартале со множеством других целей — остается непонятно, почему именно было выбрано это место.

    Еще, нет уверенности, что главная героиня должна быть единственным истцом в данном деле, ведь еще с начала фильма было очевидно, что потерпевших было гораздо больше, и от этого бы существенно поменялся ход развития судебного разбирательства. Как итог — хороший фильм о ненависти и цене потери близких, с неким политическим подтекстом, но фильм можно и нужно было поставить лучше.

    6 из 10

    10 мая 2018 | 05:59

    Это, безусловно, не кино, а заявление, манифест.

    Турка, режиссера, бесит то, что, в приютившей его Германии, не все рады его религии и правилам.

    В итоге мы имеем беспросветную картину. Все белые в которой наци-скам, вызывающие омерзение (режиссер талантлив, реально вызывающие) — суд, адвокат, обвиняемые, греческие отельеры, копы.

    С которыми вступила на тропу войны наша героиня, очистившая душу замужеством с отсидевшим драгдиллером правильной нации.

    Все остальное лишь фон. Тут нет истории мести, как в «Заложнице», тут нет других историй — три коротких акта «до», «суд», «расплата».

    Мотивация понятна только у главной героини, все остальные лишь серая масса, европейцы, которую режиссер и хотел заклеймить позором. Прекрасная операторская работа, актеры хороши. И, главное, абсолютно понятно, что хотел сказать автор — немцы мешают нам в Германии жить.

    Талантливо, но очень мерзко.

    24 мая 2018 | 02:13

    Их, в общем, двое сейчас в европейском кино, сверхуспешных, фестивально и зрительски-кассово обласканных режиссёров непрестижно эмигрантского происхождения: француз из Туниса Абделатиф Кешиш и турецкий немец Фатих Акин. Оба, не стыдясь, в выборе тем и визуального ряда эксплуатируют свой неопрятный, с душком провенанс, оба самим наглым и заметным существованием своим донельзя раздражают угрюмо забаррикадировавшую мозг неотрефлексированным неприятием политкорректности публику, оба в восприятии большинства идеально вписываются в новотолерантный канон взгляда на мигрантов в Европе, оба этот канон по-настоящему, хоть и по-разному подрывают. Кешиш с французской элегантностью лицемерия предпочитает показывать своих французских арабов большими европейцами, чем сами французы, обходя проблемы интеграции как надуманные и малоинтересные на фоне цветущего многообразия их жизней, а проблемы расизма и дискриминации — как оставшиеся в постыдном прошлом вместе с умершей от сифилиса насельницей человеческого зоопарка, готтентотской женщиной Саарти Бартман, варварские пережитки. Акин агрессивно отвергает благодушие старшего коллеги. «Восковой в натуральную величину слепок с тела Бартман, со всеми особенностями её стеатопигии и оттопыренных половых губ, всё так же хранится в парижском Музее Человека, хоть и не выставляется из этических соображений»,- — говорил он, критикуя «Чёрную Венеру» Кешиша, а больше позднейшие заигрывания того с партией Марины Ле Пен, -» Но нет ничего эфемернее сиюминутных этических соображений. Я уверен, что стоит нам ослабить свой антирасистский пафос, позорное анатомическое пособие снова будет выставлено, и в Саарти снова увидят в первую очередь откляченную негритянскую задницу, а не не человека, которым она была!»

    Собственно, все фильмы Акина — о том, что любой мигрант в Европе, в любом причём поколении, до сих пор воспринимается единственно как откляченная негритянская задница. Что шаблонных, то есть готовых обывателю на потребу взглядов на мигранта два: простонародный, брезливо-враждебный ("Уберите отсюда этот человеческий мусор, он вонюч и преступен!»), и просвещенный, брезгливо-жалостливый ("Бред и ужас Востока, пыльная катастрофа Азии, зелень только на знамени пророка, здесь ничего не растёт, кроме усов. Мудрость Востока — это мудрость битых, так возрыдаем же об их участи!»). Что Запад, обвиняющий иные цивилизации в сбрасывании местного населения со счетов, как пыли, как песка на исторических колёсах, сам совершенно не интересуется индивидуальным под этикеткой «лицо эмигрантсткого происхождения». Что мертвенность сковавших Запад клише по отношению к тем, кому навязан статус чужаков, корёжит жизни своих же, первосортных, белокожих, потому что свои и чужие срослись-сроднились за три поколения так, что не разорвёшь бескровно, но только с болью, с кишками наружу, с мозгами, брызнувшими на тротуар.

    Фактической основой сценария фильма «На пределе» (неудачный перевод немецкого «Aus dem Nischts», буквально — «среди бела дня», «среди ясного неба») — послужил теракт, совершенный в июне две тысячи четвёртого года в Кёльне, на Койпштрассе, в самом центре турецкого квартала. В результате теракта пострадали двадцать два человека, четверо остались калеками. Кустарная, начинённая гвоздями, но с дистанционным управлением бомба, якобы небрежно оставленная в портфеле, прикреплённом к багажнику велосипеда, сдетонировала у стены турецкой парикмахерской. Парикмахерская выгорела полностью, повреждены были также интерьеры близлежащих магазинов и многочисленные припаркованные на Койпштрассе автомобили. Скандальным расследование теракта на Койпштрассе стало в особенности потому, что вина в нём праворадикальных, неофашистских сил была доказана лишь в две тысячи одиннадцатом году, с огромным то есть опозданием относительно графика расследований такого рода инцидентов. В течение семи практически лет полиция и прочие органы правопорядка упорно искали в нём привычный публике исламистский след, игнорируя подчас прямые улики (записи, например, с камер видеонаблюдения). Лишь отчаянное желание быть услышанным Явуза Селима Нарина, адвоката, ранее представлявшего семью Теодороса Булгаридеса, убитого нацистами в Мюнхене в две тысячи пятом году, заставило следствие выйти из замкнутого круга стандартных в эмигрантском формате преступных мотиваций мести, шантажа, ссор из-за сфер влияния в наркоторговле и краснофонарном бизнесе, а также длинных шупалец Партии Свободного Курдистана и посмотреть реальности в лицо. Неохотно, из-под палки посмотреть — и тут же забиться обратно, за охраняющие внутренний уют флажки ("Хурма, сурьма, другая раса»).

    В Каннском интервью каналу Арте Акин признавался, что уже выбрать актрису на главную роль потерявшей мужа и сына женщины из местных стало для него практически невозможным квестом: «Наши прекрасные арийские блондинки неизменно уходили от ситуации на дистанцию вытянутой руки, мне не удавалось заставить их поверить в то и убедить зрителя в том, что это могло произойти и с ними тоже. У меня не было выбора, кроме как взять никогда до того не снимавшуюся в Германии и во-многом растерявшую в Голливуде наши повадки Диану Крюгер. И я горжусь ею. Здесь она встала вровень с Ханной Шигуллой». Самоуверенное заявление Акина имеет, однако, под собой, веские основания. Диана Крюгер, играющая в «На пределе» недоучившуюся германистку в тату и пирсинге, вышедшую замуж по кошачьей похоти за чуть отвратно красивого турка, у которого в студенчестве покупала травку, родившая от него очаровательного, как все дети-метисы, очкарика, безработная, неприкаянная, не имеющая во вдовстве иных средств, кроме мужниной страховки, но честно и до конца преданная семье и букве закона — ненатужно и непринуждённо воплощает собой современную Германию, как Шигулла у Фассбиндера воплощала послевоенную ФРГ. Лучшее в современной Германии Крюгер воплощает, верящее в кружево красивых слов и живущее в соответствии с провозглашаемыми левыми политиками максимами, отвергающее расизм как форму мизантропии и даже снобизм как форму отчаяния. И оттого именно она — обречена.

    22 августа 2018 | 15:00

    Террор — это всегда скользкая тема. Обсуждая ее очень легко перейти грань и начать спекулировать или темой мести, или общественной справедливости, или вовсе нагнетать страх и напряжение в обществе, тем самым фактически поддерживая преступников. Фатих Акин идет в бой смело, предлагая собственное видение проблемы. Он не концентрирует внимание на преступниках, а полностью показывает взаимодействие выжившей жертвы, потерявшей семью, и общества, фиксируя многочисленные вопросы к правосудию. Ну, а если правосудие не срабатывает, то…

    Акин вполне изящен в показе эмоциональных страданий женщины, которая фактически потеряла в одночасье смысл всей жизни. Благо, Дайан Крюгер очень страстно и увлеченно отнеслась к роли. Ее экспресии хочется верить и сопереживать. И это входит в противоречие с холодной безучастностью чиновников. То ее подозревают, то не замечают, а то ее показания попросту не принимают во внимание. Очень подобно и внимательно показан суд. Фатих Акин старается фиксировать свое внимание на несовершенстве судебной системы. И это его взгляд.

    Ну а финал мне показался очень слабым. Выбор героини фактически ставит ее в один ряд с ее визави, обнуляя все личностные старания. Акин видимо прекрасно понимал, что идти по заветам голливудских фильмов о мести (например, «Отважной» Нила Джордана) — большая ошибка, но так и не смог предложить для своей героини более интересного сценария. И вот уверен, лет через 5-10 фильм и не вспомнят. Слишком уж все просто. Так уж вышло, что Акин попросту сыграл на актуальной для Европы теме.

    И вот всегда с такими работами непросто. Вроде и все правильно расставлено. Но, не покидает чувство, что автор попросту сочувствует тем или иным политическим течениям, резонируя до предела и попросту подталкивая зрителя к нужным для него выводам. Таким был «Левиафан», такой вышла и картина «На пределе».

    5 из 10

    13 ноября 2018 | 11:33

    Драму «На пределе» Фатиха Акина следует посмотреть хотя бы для того, чтобы увидеть один из лучших женских перфомансов последнего десятилетия. Честное слово, Диане Крюгер хочется аплодировать стоя, сняв при этом шляпу.

    Завязка и сюжет довольны просты, однако Акину удалось вывернуть душу героини наизнанку без громогласных воплей, гротескных монологов и уловок камеры. Плавно и методично мы становимся свидетелями горя Кати и ее попыток вернуться к жизни.

    Мне именно хочется остановиться на этом пункте фильма. Для меня — это фильм о том, можно ли жить дальше, потеряв семью, потеряв ребенка и мужа; о том, как в мгновение ока твоя жизнь может сойти с рельсов и каждый новый день — это мука и медленный ад. И что же такое женская сила в данном контексте? Сильная ли ты, если смиришься и продолжишь жить дальше? Сильная ли ты, если решишь искать мщения? Выводы каждый зритель же сделает сам.

    Впервые Фатиха Акина я открыла для себя лет десять назад, посмотрев его исключительную драму «На краю рая» на маленьком фестивале немецкого кино. Сын турецких эмигрантов, Акин вырос в одного из самых уважаемых мастеров современного европейского артхауса, обласканного наградами Канн и Берлинале. По сравнению с «На краю рая», у «На пределе» одна сюжетная линия, где Фатих плавно запечатлевает горести героини. Однако здесь есть свои плюсы: умелое балансирование сцен в зале суда с сценами из жизни героини; человеческие образы со всеми слабостями; и сам сюжет освещает проблемы нео-нациозма в современной Германии, о которых Акин, я полагаю, знает не понаслышке. И Диана Крюгер. Своей яркой ролью в Ублюдках Тарантино она уже закрыла рты всем критикам, называвшим ее лишь милым личиком, но здесь она делает что-то запредельное. Она излучает необыкновенную энергию, что невозможно отвернуться от экрана даже на доли секунды.

    В интервью Коюгер говорила о недовольстве людей выбором ее на эту роль, о том, что она недостаточно хороша, не мать в реальной жизни и недостаточно немецкая актриса будучи немкой от рождения! Построив успешную карьеру в Голливуде, возвращение в Германию возможно было рискованным шагом, но это так прекрасно, что именно родная Германия подарила ей такую богатую роль.

    7 из 10

    13 июля 2018 | 21:26

    Возможность без раздумий смотреть кино задолго до февральского проката предоставил международный фестиваль авторского кино «Clique Fest», начавший девятого ноября свою 7-дневную деятельность. Зал был заполнен.

    Новый фильм Фатиха Акина пронизан тяжелой судьбой главной героини, которая вполне была довольна жизнью, пока коррективы не сделал взрыв, унесший жизни супруга и сына. Долго акта террористов не придется ждать, так что практически сразу чуткий зритель начинает наблюдать за вот ревущей и потерянной женщиной. Мало того что главная героиня Катя приходит, знаете, в себя в медленном темпе, так общую атмосферу безысходности и беспросветности дополняют бесконечные дожди за окном. Гамбург утопал от подарка небесной канцелярии.

    Фильм, конечно, добротный и ладно скроенный. Крепкая такая драма и мясная, которая очень старается рассказать о серьезных проблемах в обществе. Вообще, проект можно расценивать, как политическое высказывание режиссера. Проблемы с нацистскими группировками, которые в ответе за несколько убийств лиц негерманского происхождения, всё также остро ощущаются в обществе Германии. Так что у себя на Родине Фатих Акин, можно сказать, сам бросил бомбу в эпицентр скандалов. А как иначе, раз смуглому человеку не дают спокойно жить.

    К сожалению, «На пределе» не дарит каких-то будоражащих ум эмоций. Хотя режиссер-турок постарался через Катю показать всю боль и свое отношение к проблеме. Треть фильма уходит на завязку, вторая — на заседание в суде, еще треть — на выполнение собственных задумок. Три ступени на пути к тому, чтобы пойти на отчаянный и вполне обдуманный шаг, так как больше никто не мог помочь Кате. Следовательно, кино снято в сдержанном тоне, без секса и изысков и лишней воды. Для кино такого формата, конечно, требовалась опытная актриса.

    Дайан Крюгер сняла с лица весь яркий макияж, изнурила себя воображаемым горем, а затем вспомнила немецкий язык. На выходе мощная роль, которая аж ловко отхватила саму Золотую Пальмовую ветвь Каннского кинофестиваля. Её Катя — женщина же не из категорий красавиц из инстаграма, которые большую часть времени по фитнесам и ресторанам. В прошлом были свои грешки, но с созданием семьи пришел и новый вкус к жизни. Вроде казалось им, удастся распробовать лучшую жизнь всласть, не тут-то было. Актрисе было что играть там.

    У самого фильма нет проблем в виде минусов и недостатков. И всё же, по неведомой причине «На пределе» не вцепляется в душу мертвой хваткой. Понимаешь горе главной героини, даже местами сопереживаешь ей, где-то хочешь пожалеть. Но все равно возникает ощущение, что у режиссера не было намерения приблизить Катю на расстояние вытянутой руки, чтобы вызвать у зрителя эмпатию. Или у него просто не получилось задуманное. Кино-то славное, но чтобы прямо сильно понравился и вызвал бурю чувств — это не про него. Ждем февраля.

    17 ноября 2017 | 18:18

    ещё случайные

    Заголовок: Текст: