Голод

The Hunger
год
страна
слоган«Nothing Human Loves Forever»
режиссер Тони Скотт
сценарий Айвен Дэвис, Майкл Томас, Уитли Страйбер
продюсер Ричард Шеперд
оператор Стивен Голдблатт
композитор Денни Джэгер, Мишель Рубини
художник Брайан Моррис, Клинтон Кэверс, Милена Канонеро, ...
монтаж Памела Пауэр
жанр ужасы, триллер, драма, мелодрама, ... слова
сборы в США
зрители
США  1.9 млн
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время100 мин. / 01:40
История о холодной и прекрасной вампирше Мириэм, которая блуждает в потемках модных ночных клубов Манхэттена в поисках свежей крови. Когда ее верный напарник Джон внезапно начинает необъяснимым образом стареть, к нему на помощь является обворожительная женщина-ученый, которая становится частью ужасного треугольника, сотканного из желания, секса и крови.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
48%
15 + 15 = 30
5.5
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Трейлер 01:52
    все трейлеры

    файл добавилLate-Oil

    Знаете ли вы, что...
    • Фильм снят по одноимённому роману Уитли Страйбера.
    • Предполагалось, что фильм будет снимать Алан Паркер. Но тот, посмотрев рекламные ролики Тони Скотта, сказал, что пускай лучше кино снимет Скотт.
    • Дэвид Боуи говорил, что для того, чтобы сделать свой голос сиплым и соответствовать образу чудовищно быстро стареющего человека, он каждую ночь выходил на мост Джорджа Вашингтона и орал все панк-песни, которые мог вспомнить.
    • В этом фильме прозвучала песня Bauhaus «Bela Lugosi is Dead», которую можно считать вехой в появлении готической субкультуры.
    • еще 1 факт
    Материалы о фильме
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей

    ещё случайные

    Вдоль скрежещущих, вопящих, смрадных, разлагающихся улиц Нью-Йорка легко и уверенно постукивают самые женственные каблучки на этом свете. Впрочем, как и на том. Идеально уложенные волосы, аккуратно нанесенный макияж, скроенный точно по фигуре изысканный наряд — ничто не затмит грации осанки и белого мрамора правильных черт лица. Может ли быть, что, на расстоянии взмаха гладкой как шелк руки от желтых шашечек и самодельного огнестрельного оружия, белокурый Ангел кутает свои изящные плечи в меховое манто? И бывает ли у ангелов такой равнодушный, безжизненный взгляд?

    Причудливые завитки сигаретного дыма теряются в мраке гитарных аккордов ночного клуба, полного алчущей удовольствий молодежи. А по ту сторону несбыточного наслаждения, в струящихся полупрозрачных завесах звуков фортепиано, теряет свои пыл и нежность влюбленный некогда юноша. Тут, на этом островке роскоши и нестареющего, а только дорожающего вкуса, Сьюзен Сарандон сравнит Катрин Денев с разваливающейся статуей, а Дэвид Боуи с покорной усталостью принесет невинную слащавость в жертву вечной романтике декаданса. Здесь созывает жадных до внешней красоты гостей на свои званые ужины Голод. Все тот же эстетически манящий и абсолютно бессмысленный голод.

    Он больше не боится солнечных лучей и распятий. Предпочитает символичный аксессуар классическим клыкам, брезгуя лично прокусывать толстую кожу современности. Теперь голод не пугает прохожих визгом летучих мышей — воркующие голуби лучше вписываются в стильный миф о никогда не умирающих чувствах. Но пусть на фоне исследовательских лабораторий хрусталь наполненных кровью бокалов сверкает лишь ярче — в доме, сотканном из будоражащих воображение воспоминаний, уже нет места бессмертной любви. Бела Лугоши мертв. Канделябры могут сколько угодно освещать величественные лестницы, ведущие от стыдливо прикрытого пламенем «ада» к пыльному «раю» бесконечных иллюзий. А Мириам сколько угодно обращать сухие очи горе, изображая невыносимую боль потери. Прекрасная и бесплотная, как на картине, печаль об усопшей страсти целиком поглотила искренние страдания покинутой возлюбленной. Переходя из уст в уста легенда закономерно превратилась в отретушированную для глянцевой обложки фантазию. Смерти больше нет. Остались только модные образы и нелепые кошмары. А еще сардонический блеск рыжих кудрей.

    3 мая 2012 | 14:41

    Вот я и посмотрел первый полнометражный фильм Тони Скотта (до этого он снимал видеоклипы, рекламные ролики и две короткометражки) младшего брата другого известного режиссера Ридли Скотта. Честно говоря, я даже не знаю, кто их этих братьев мне нравится больше, но одно могу сказать точно: перед нами просто отличное кино.

    Сюжет очень прост. Жил-был парень с загадочным именем Джон, которого однажды укусил вампир и он стал очень быстро стареть и желать человеческой крови. Потом он знакомится с врачом Сарой Робертс, судьба которой тоже не будет особо счастливой. В общем, все просто до чертиков, очередной фильм про вампира (правда, на этот раз без хэппи-энда с большим количество крови). Да и сам сюжет особого интереса не представляет, вторая половина вообще жутко провисает. Куда более интересен недурной философский подтекст, заложенный в фильм, он заключается в показе плотских животных желаний, и в бесполезности борьбы с ними. Хотя вообще смысловая часть немного туманна, из-за многозначности трактовки даже самого сюжета, несмотря на его простоту, остается довольно много «белых пятен» и недосказанности.

    Вообще стоит немного поругать Тони Скота, за то, что он непропорционально подобрал содержание к форме. А все дело в том, что фильм снят восхитительно, с невероятным талантом и любовью к своему делу, но сам содержание оказалось менее интересным, чем форма. У фильма есть большие претензии на шедевральность, и обоснованные виртуозным исполнением, но не до конца обоснованные со сценарной точки зрения. Главным достоинством является отменный видеоряд, главным образом работа операторов Стивена Голдблатта и Тома Мэнгрэвита, и невероятно стильный клиповый (вообще по своей эстетике лента очень сильно напоминает видеоклип) монтаж от Памелы Пауэр. Фильм сделан в первую очередь для эстетов, то бишь для тех зрителей, которым надо, чтобы все было красиво. Я себя отношу, в том числе и к такой категории, так что он мне очень сильно пришелся по душе. Великолепна действительно пугающая и нагнетающая напряжение атмосфера. И, конечно же, понравился красивейший и очень разноплановый саундтрек от Иоганна Себастьяна Баха вплоть до Игги Попа.

    Удивили актерские работы. Великолепно сыграл Дэвид Боуи, до сих пор не могу определиться кто же он: музыкант, играющий в кино, либо актер, играющий музыку, будем считать, что это просто гений. Очень эффектно и ярко сыграла Катрин Денёв, впрочем, как и всегда. Хорошо сыграла и запомнилась Сьюзен Сарандон, одна из самых лучших ее ролей.

    Вывод: невероятно красивый и стильный фильм для эстетов, но с недоработанным и не дотягивающим до формы содержанием и нудноватым повествованием. Всем советую!

    Оценка:

    9, 5 из 10 

    9 ноября 2010 | 20:26

    Фильм весь подчинен эстетике, эстетика превыше фактов, как говорится, и, как следствие, ее некоторый перебор. Все в фильме подано нам красиво, изысканно, и к концу от подобной манеры начинаешь уставать… печаль одиночества, высокая любовь и вечная жажда — они тоже принесены в жертву эстетике, и не впечатляют так, как могли бы.

    Впрочем, основной минус картины не в этом — дело вкуса, в конце концов, почему бы и не подчинить все эстетике — а в том, что так и непонятно, каким образом дама-врач сумела добиться того, чего добилась в финале. Я думаю, объяснение может крыться в старом мифе о двойниках — мол, желая убить доппельгангера, следует направить оружие на себя, — но это мои домыслы, а хотелось бы объяснений авторов.

    Еще один минус, менее серьезный, но портящий впечатление — ненужная и ничем не закончившаяся история с обезьянами, которой уделено поразительно много времени. Собственно, соседская девушка-скрипачка тоже выглядит почти лишней, ее роль в сюжете не требует такой длинной предыстории.

    Впрочем, плюсов тоже немало. Довольно оригинальная концепция вампиризма — вампиры без клыков, без страха перед солнцем, тонко чувствующие создания, основой жизни которых является взаимная любовь… но при этом далеко не «добренькие».

    Главные герои все вполне интересны. Правда, Боуи маловато. Любовные линии несколько недосказаны (опять в угоду эстетике), но в целом среди экранных лесбийских отношений, которые я имела честь видеть, эти, пожалуй, самые приятные и, как ни странно, психологически достоверные со скидкой на мистику. Чары, потом отрезвление и попытка бунта… любовная сцена, опять же, красива.

    Будь чуть больше времени уделено логике сюжета и психологии героев, это мог бы быть отличный фильм. Но в данном виде он, увы, не более чем «вполне хороший».

    7 из 10

    24 апреля 2014 | 17:42

    Картина «Голод», дебют англо-американского постановщика Тони Скотта, видится мне явной наследницей эстетики, характерной для молодежной музыкальной культуры второй половины 70-х/первой половины 80-х годов прошлого века. Особенно очевидно это, разумеется, в своеобразном видеоклипе-прологе ленты, почерк которого соотносится прежде всего с пост-панк/готик-рок коллективами: темные цвета, монотонная мрачная музыка, бесстрастные молодые люди в эксцентричных костюмах… Сами за себя говорят и привлеченные персоналии из мира музыки: пост-панк группа «Баухаус» и Дэвид Боуи, звезда глэм-рока 70-х, для которого также характерна «театрализованность» и претенциозность подачи. Впрочем, далее фильм Тони Скотта все же выказывает дрейф от новомодной на тот момент готики к готике классической: пара героев Денев и Боуи — это классические вампиры-эстеты, носящие отпечаток древних времен гедонисты, квартирующие в роскошном особняке, заставленном дорогими предметами и произведениями искусства. Однако общая манерность и «эстетская» направленность никуда не девается, даже напротив, очевидно стремление постановщика превратить едва ли не каждый кадр в нечто крайне эстетичное и едва ли не самоценное, то есть производящее впечатление независимо от смысла и содержания фильма. Нас пытаются поразить эффектным и нестандартным ракурсом, причудливым монтажом, изысканным саундтреком а главное — налетом мистификации, напускной туманностью, благодаря которой сущность фильма в первой его половине ускользает от зрителя, который едва ли отдает себе отчет в том, что смотрит фильм достаточно стандартной «вампирской» тематики, а не нечто куда более путаное, сложное и глубокое.

    Увы, лишь в первой половине фильма все эти компоненты «работают», как это (наверное) предполагалось творцами картины: история стареющего Боуи выглядит самым интересным этапом фильма, а вместе со смертью этого персонажа умирает и интерес к картине: не сразу, но почти так же стремительно, как стареет и приближается к смерти вампир. И далее мы вынуждены смотреть, как, несмотря на явные усилия Тони Скотта сотоварищи, из фильма неумолимо уходит интрига. Уходит почти парадоксальным образом: для нас припасли и эротический нерв, столь хорошо идущий триллерам, и актриса Сьюзен Сарандон явно старается, возможно, делая больше для этого фильма, чем Денев и Боуи, от которых достаточно было лишь самого их присутствия, а поди ж ты, смотреть на это почти не интересно. Мистификации развеяны, от зрителя больше не скрыть сущность сюжета, который внезапно и будто наперекор происходящему в первой половине фильма обнажает свой стандартный костяк, по мере приближения к, опять таки, достаточно ординарному для таких фильмов финалу-возмездию. И, увы, когда таковой расклад становится очевиден, эффектные «визуальные» находки создателей уже воспринимаешь со скепсисом, как напускной глянец, прикрывающий пустоту.

    23 января 2015 | 14:07

    Трудно описывать подобные фильмы, ну что ж попытаюсь.

    Фильм является экранизацией одноименного романа Уитли Стрибера, который быстро обрел статус культового и напрашивался на экранизацию. Сначала режиссером фильма должен был стать Алан Паркер, но отказался в пользу полнометражного дебюта Тони Скота.

    Почему-то считается, что фильм про вампиров, хотя на самом деле в фильме ни разу не упоминается это, да и классические каноны про вампиров здесь не соблюдены. Посему больше подходит выражение — «бессмертные существа».

    Мириам и ее партнер Джон живут за счет того, что питаются кровью. Своих жертв они находят в гламурных ночных клубах. Но если Мириам суждена вечная жизнь, то Джон начинает «увядать» на глазах. В это время в сюжет вплетается линия с Сарой, доктором изучающим проблемы сна и старения. На смену Джону, Мириам и выбирает Сару…

    Скотт, как умелый клипмейкер идеально поработал с картинкой, приблизив все к шикарному видеоклипу. С одной стороны это плюс, действительно все выглядит просто великолепно, но некоторых подобный подход может сильно «напрячь». Увлекшись качеством изображения, Скотт не спешит объяснять подробно, простую вроде бы историю и зритель начинает додумывать все сам, особенно запутывает в этом плане неоднозначный финал. К тому же его изменили, и он отличается от литературного источника

    Если с сюжетом возможно и пришлось поморочиться, разгадывая некоторые головоломки, то визуальный ряд только радовал глаз. Потрясающий грим и спецэффекты, чего стоит только сцена со старением героя Боуи. Любителям клубнички, наверняка, придется по вкусу лесбийская сцена между Катрин Денёв и Сьюзен Сарандон, которая завораживает. Денёв будучи не молодой девушкой выглядит настолько сексуально, что диву даешься.

    Что бы не наспойлерить не буду приводить трактовки финала и сюжетных ходов, их можно без труда найти в интернете.

    Интересный факт-пустячок. Художник по костюмам Милена Канонеро, на несколько дней исчезла по среди съемочного процесса. Оказывается, не найдя подходящей ткани для платка героя Боуи в Лондоне, полетела за тканью в Рим.

    2 июля 2010 | 02:00

    «Голод» — дебютный фильм Тони Скотта. Это готическая сказка о вампирше Мириам, которая бодрствует днем и не спит в гробу, зато, как и все вампиры испытывает потребность в испитии человеческой крови. Главную роль сыграла Катрин Денев и честно говоря, она мне напомнила о другом своем фильме — «Отвращение». Зрелая Катрин никогда еще не была так прекрасна как здесь, в «Голоде». Компанию ей составили небезызвестный Дэвид Боуи и молодая Сарандон, которые очень хорошо держатся в кадре. Особенно Боуи — эпизод с девочкой и скрипкой по-настоящему шедевриален.

    Если же оценивать работу Тони Скотта как работу Тони Скотта то я могу сказать следующее — «Голод» довольно вычурное, но от этого не менее талантливое кинцо с отличным монтажом, но чересчур интеллектуальной операторской работой. Вот и получается снаружи артхаус какой-то, а внутри довольно простой и понятный мистический/вампирический триллер. Но надо все-таки отдать должное, что в то время (1983 год) так триллеры, чиллеры и пр. подобную продукцию не снимали. И если бы мне довелось посмотреть «Голод» в 1983-ем, да еще и на большом экране — я бы не задумываясь, влепил ему 10-ку.

    Больше всего мне нравится пролог картины (пересматривал раз 20-ть), потому что в нем весь «Голод». Под бодренький хит «Bauhaus» — «Бела Лугоши мертв», перед нами проносится вереница беспорядочных кадров — глаза, очки, губы, дым и т. д. Главная мысль — Бела (игравший Дракулу в великом шедевре Браунинга) мертв. Вместе с ним ушла в небытие целая эпоха, сейчас другое время и свои новые герои (вампирша Мириам и ее дружок, сыгранный Боуи). Под «мертвого Лугоши» (намекаю на хит «Bauhaus») наши герои бродят по ночному клубу в поисках очередной жертвы. Обидно, что в фильме оказалось так мало этих сцен.

    Дальше Тони Скотт врубил по полной классику какую-то и в итоге снял свой самый артхаусный, почти что элитарный фильм. Но интересные сцены тоже присутствовали — эффектно было снято старение Боуи и Денев, постельная сцена между Сарандон и опять же Денев (может, отсюда уволок знаменитый эпизод для «Малхолланда» наш Дэвид?) и т. д. Тони Скотт — талантливый визуализатор. Теперь я в этом почти уверен, но в этом его «без пяти минут шедевре» не хватает крепости и размаха. Это коктейль, соединивший в себе несоединимое, но в нем слишком много комков и сгустков. Я бы поставил:

    7,5 из 10

    28 июля 2011 | 23:16

    Фильм потрясает своей… а, собственно, чем? Атмосферой прекрасного и такого запретного, недозволенного, не каждому доступного? Метафорами, порой настолько тонкими, что уловить их очень сложно, и они вуалью темной романтики повисают в воздухе? Блестящим актерским составом? Да, это неотъемлемые составляющие этого фильма, производящего такое сильное впечатление. Настолько сильного, что после просмотра долго не можешь вынырнуть из мистического мира немертвых. Но, все-таки, чем?

    Голод… Люди, вернее, нелюди изголодались. Их мучает жажда. Но только ли крови? И да, и нет. Они жаждут вечной молодости, бессмертия вместе с любимыми. А кровь — всего лишь способ этого достигнуть. Как легко угадать за ужасом Джона обычное, человеческое непринятие смерти. «Я хочу жить вечно!»- кричат люди и не понимают, что за страшная вещь — вечность. Мириам — вечная вампирша, чье возникновение уходит в глубь веков, вечно одинокая, потому что так долго, как она, жить не может ни один другой вампир, вечно ищущая нового спутника, вечно вспоминающая былое, но вечно молодая, вечно красивая..

    Стоит ли оно того? Ответ за вами…

    10 из 10

    19 октября 2008 | 19:24

    … вампиры же теперь ходят под солнцем, не отращивают клыков и носят кожу по ночам и щегольские шляпы — днём и вполне ладят с людьми — став социальными — но хищниками. А фильм режиссёра Тони Скотта (брата титана-кинематографиста Ридли Скотта) стал такой же вехой в готической культуре, как «Дракула» Стокера или фильм «Ворон». И тем интереснее находить в «Голоде» недостатки — как морщинки на лице бессмертного.

    Сюжет о постепенном увядании бессмертных вампиров кажется новым, хотя тема уже поднималась, но Тони Скотт забывает о фабуле при первой же возможности — он всегда был именно визионером, а уже потом — рассказчиком. Но в «Голоде» его любовь к красивым кадрам перевешивает всё, даже здравый смысл. Он готов минутами любоваться развивающимися занавесками (о, как их здесь много), светом пробивающимся через дымку, мраморными статуями, фигурами актёров (и мужчин, и женщин). Иногда это работает, иногда утомляет (занавески!). Тем не менее, именно таким любованием «Голод» обязан странной атмосфере — она даже не совсем готическая, а близка к нуару, где всё похоже на дрёму. «Голод» — кино исключительно сценичное, близкое к нарциссизму. Его можно было бы назвать несносным, если бы не другой важный аспект — актёры.

    Катрин Денёв, Сьюзан Сарандон, Девид Боуи — очень интересный каст, который здесь творит чудеса одной фактурой. Ну, без придирок тоже нельзя: Боуи слишком мало пробыл на экране, но даже за это время очень мощно сыграл стареющего вампира. Ему даже не приходится говорить — всё делает мимика. Опыт сценических выступлений, все дела. Денёв уверенно держится в образе аристократки, заставшей ещё Древний Египет: она и холодна, и одинока. В некоторых сценах даже вспоминается «Отвращение» Поланского (хотя фильмы разделяет почти 20 лет). Сарандон сыграла убедительно, но сама её роль не столь ярка — она играет женщину-учёную, столкнувшуюся с феноменом вампиризма, и увлечённую им. Сыграно хорошо, но сама тема науки в фильме скорее для галочки. Жаль, это было бы интересно.

    Итог: несмотря на недостатки (занавески!), «Голод» — очень неплохой фильм и потрясающее зрелище от режиссёра, который по привычке сделал блестящий клип с великолепной атмосферой и запоминающейся актёрской игрой.

    5 февраля 2012 | 04:51

    Этот ритуал недолог. Наслаждение лаской может длиться часами, но сам укус быстр и внезапен. Кровь человека сливается с кровью кого-то могущественного, властного и… более несчастного. Окутанный покрывалом вечности парадокс: бессмертие не прибавляет радости жизни. Неувядающей молодости желают те, кто решаются на обман природы. Столетия скитания, века голода, толкающего на убийство. Такова цена неестественно долгой жизни, которую платят мужчины и женщины, что были выбраны госпожой-вампиром. Красивое имя Мириам стало синонимом запретной страсти, которой сложно противостоять и с которой по собственной воле не покончить. Аристократичная обольстительница искушена в музыке, стоит коснуться ее пальцам фортепиано, как выплывает в интерьер богатого дома элегия вечной жизни. Лишь музыка рождает на холодном лице Мириам какие-то эмоции, но не любовь. Она необыкновенный вампир, охотно принимающий трепетные чувства. Но бессмертие, что обещает она каждому избраннику — отнюдь не высший смысл жизни, а всего лишь тусклая надежда, что кому-то повезет больше и он не закончит свой путь во мраке, страдая в деревянном плену.

    На веки вечные. Эта сакраментальная фраза так часто слетает с губ Катрин Денёв, что не оставляет и тени сомнения в искренности ее обещания. Весьма вероятно, что такой же нетленной судьбы желал своему дебютному фильму ныне покойный Тони Скотт. Исполненное в стилистике декаданса кино и сейчас выглядит необычным свидетельством превосходства красоты над смыслом. Научив свою вампиршу любить, режиссер решил для себя главную смысловую задачу, все сопутствующие элементы вроде отношений Мириам с ее мужем Джоном и врачом Сарой лишь развивали ключевое направление. Постановщик задается вопросом: ради чего люди стремятся к бессмертию? О простом человеческом счастье речь не идет, хотя двухсотлетний брак двух вампиров наверняка убедил их в избранности друг для друга. Но как пробил час расплаты, превративший приятное лицо Дэвида Боуи в уродливую морщинистую маску, так разлетаются стаей голубей ставшие пустыми женские обещания. Значит, вечная жизнь — такой же миф, как и вечная молодость? Тайна, ответ на которую ищет даже сама неувядающая Мириам.

    Символизм в картине Скотта столь явный, что сами носители бессмертия признают собственную неспособность постичь правила неведомой игры. Подбирая Сьюзен Сарандон на роль партнерши Катрин Денёв, английский режиссер исходил в том числе и из некоторого внешнего сходства двух актрис. В огромных глазах обеих женщин мерцают искры чувства, с каждой секундой все крепче овладевающего ими. Разница состоит лишь в знании, которым одна любовница обладает, а другая лишь хочет обладать. На этом эпизоде сфокусирована ключевая особенность картины — стремление познать и примерить на себя загадку природы несет что угодно, но только не счастье. Даже роскошное убранство дома Мириам показывает обманчивость великолепия. На каждом предмете малозаметная печать увядания, ибо нет жизни в этих красивых стенах, как нет жизни на ледяном лице Катрин Денёв. Тускло мерцающий на ее шее египетский анх говорит о вере женщины в покровительство таинственных сил, ведь и ей никто не обещал пожизненного снисхождения.

    Над постановщиком довлело сильное желание снять настолько эстетски красивый фильм, что музыкальные композиции стали даже более значимыми, чем актерская игра. Неспроста в этом фильме исполнил одну из лучших своих ролей Дэвид Боуи. Когда взгляд останавливается на нем, неистово играющем на виолончели, то поневоле отдаешь должное Тони Скотту — бессмертное искусство изображено неотразимо. «Голод» удался не только как глубоко индивидуальный взгляд на вампирскую тему, но и как эротическая драма, пронизанная настоящим трагизмом. В обществе яркой Мириам и скромная женщина-врач обретает блеск, окрашенный алыми тонами. Осознание случившегося непоправимого поступка сводит с ума одну женщину, вдохновляет другую, а вместе они составляют порочный дуэт, связанный неестественной, но необоримо крепкой любовью. И вновь красота исполнения перекрывает здравый смысл — поступки героини Сарандон с самого начала отдают хаотикой, совсем несвойственной ее профессии. Неукоснительно твердо внушается мысль, что никакая медицинская наука не способна стать выше проклятья крови тысячелетней истории. Играй по чужим правилам, другого пути не существует.

    Всю карьеру Тони Скотт провел в тени более известного брата Ридли. Множество сильных картин заслуженно носят прославленное имя, но великолепие «Голода» не удалось превзойти ни «Врагу государства», ни «Дежавю», ни «Гневу». Взяв за основу ничем не примечательный роман Уитли Стрибера, британский режиссер превратил его в торжество стиля, до которого не дотянулся даже Коппола со своим «Дракулой». Изобилием эффектных сцен запоминается фильм, такого жестокого и одновременно прекрасного толкования бессмертия кинематограф не знал ни до Тони Скотта, ни после. В заслугу постановщику можно поставить и мастерское использование холодного обаяния Денёв. Даже великому Франсуа Трюффо не удавалось так раскрыть привлекательность французской актрисы, что надежду хочется отыскать и в самых жестоких словах ее героини. Однако «Голод» остается фильмом ужасов, а значит, иллюзии придется приберечь до следующего раза. В этой картине действуют другие правила. Не будет освобождения, не будет покоя, и нет выхода.

    27 марта 2016 | 18:35

    Один из немногочисленных фильмов о вампирах, который стоит посмотреть. Ради народа и декаданса.

    Лучшая сцена — начало фильма: Дэвид Боуи и Катрин Денев высматривают в ночном клубе себе кого-нибудь на ужин.

    Некоторым ещё нравится секс между Денев и Сьюзан Сарандон, но лично я усматриваю в этом исключительно попытку ублажить мужскую аудиторию, что роняет в моих глазах рейтинг на 10 баллов.

    Фетиш на фетише: черная кожа, черные очки, красное на белом, музыка Bauhaus. Скучливая вечность, в которую, по образу и подобию The Hunger, недавно пытался играть Джармуш с Томом Хиддлстоном и Тильдой Суинтон, но у фильмов с Боуи всегда есть одно преимущество — в них есть Боуи.

    У «Голода», впрочем, есть ещё одно преимущество — он не пытается умничать и просто показывает голодные игры красивых людей.

    Совершенно амбивалентный эстетический взгляд за темными стеклами. Лучше только забойная почти пародийная лента Джона Карпентера, но там и таких красивых не было.

    26 апреля 2016 | 19:01

    ещё случайные

    Заголовок: Текст: