мама!

mother!
год
страна
слоган«seeing is believing»
режиссерДаррен Аронофски
сценарийДаррен Аронофски
продюсерДаррен Аронофски, Скотт Франклин, Дилан Голден, ...
операторМэттью Либатик
композитор-
художникФилип Мессина, Bianca Draghici, Изабель Гюэ, ...
монтажЭндрю Вайсблум
жанр ужасы, драма, триллер, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Россия  575.1 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
цифровой релиз
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время121 мин. / 02:01
Отношения молодой пары оказываются под угрозой, когда, нарушая безмятежное существование супругов, в их дом заявляются незваные гости.
Рейтинг фильма
IMDb: 6.70 (122 543)
ожидание: 93% (13 099)
Рейтинг кинокритиков
в мире
69%
211 + 95 = 306
6.8
в России
85%
17 + 3 = 20
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Знаете ли вы, что...
    Редакционные материалы
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    Фильм посмотрел случайно, хотел посмотреть фильм ужасов «мама» (тот что 2013 года), но по невнимательности начал смотреть этот… И надо сказать что приковал внимание он достаточно быстро. В первую очередь актерский состав, все звёзды мировой величины. Про них сказано много уже, нет смысла повторяться.

    Далее завязка фильма интригует, хотя первые минут 15 я был уверен что смотрю тот другой фильм) но когда началась движуха, то оторваться было невозможно.

    Признаюсь, много раз за фильм была мысль: «фак, да что там происходит то?!!», но какое то извращённое любопытство заставляет смотреть дальше и дальше. Это как наблюдать за чем то дико неприятным, но при этом завораживающим. А когда пришло понимание что сам фильм состоит из аллегорий и библейских отсылок, то он превратился уже в пазл, каждая новая сцена-новый кусочек. И вот ты уже сидишь и складывает их в голове, пробуешь поставить кусочек сюда — не подошёл, а вот тут вроде сошлась картинка. Даже если потом придется снова разбирать его совсем. Такие фильмы хочется потом обсуждать с людьми и делиться мнениями и теориями. Уверен, что спустя время снова посмотрю, но уже с новыми вводными.

    Надо сказать что прокатчики люто облажались с позиционированием фильма. Триллер, ужасы… да вы что?! Если бы его сразу заявили как фестивальное кино, или хоть описание сделали с пояснениями, то и отношение было бы иное. Тогда, правда, и затраты бы не окупились чуть более чем совсем. А так люди посмотрели трейлер, и с попкорном и подругой пошли в кино на ужасы про дом с призраками. И тут видят такое… кто сориентировался, и быстро понял задумку фильма, и стал смотреть его именно как «умное» кино, тот получил удовольствие. Остальные же наверняка и не досмотрели до титров.

    Не думаю что стану поклонником режиссера, но данный фильм однозначно рекомендуется к просмотру, но с предварительной подготовкой!

    7 из 10

    18 июля 2018 | 02:00

    Наконец-то в мою копилку привалила и «Мама!», фильм разделивший зрителей на «за» и «что за хрень».

    Сюжет пересказывать смысла нет, но для меня спойлером послужила фраза, услышанная где-то в кулуарах о том, что фильм по здравому смыслу делится на две части и в целом являет собой некую аллегорию.

    Даже после просмотра трех картин Аронофски («Черный лебедь», «Рестлер» и «Фонтан»), приемы режиссера не произвели особых вмятин в сознании, но в данном случае для меня явно проступили Библейские сюжеты и происходящее действо сложилось в понятную осмысленную цепочку, в противном случае пришлось бы вызывать санитаров. Фильм многослойный, как Шрек и над ним приятно подумать.

    Отдельно про актеров и говорить не стоит, они все на высоте птичьего полета. А на Пфайффер и Бардема мне всегда любо дорого посмотреть.

    Резюмируя, к просмотру картины неплохо бы подготовится, послушав положительные и отрицательные отзывы и понять, что фильм-то авторский, то есть «Художник так видит».

    6 января 2018 | 16:55

    Странно видеть восторженные отзывы массового потребителя к фильму «не для всех».

    Такое вот у нас выросло общество, воспитанное на аннотациях, не разбирающееся во вкусах, но охотно кушающее то, что продаётся под обширную рекламную кампанию.

    Так случилось и с фильмом «Мама!». Фильм, скажу честно, безумный. Он полностью противоречит идее того, что искусство должно быть простым. Разумеется, для каждого человека понятие простоты варьируется, а художник усердно шлифует открытые образы, чтобы подогреть у потребителя интерес к исследованию! Вы нашли скрытое? Похвалите себя. А потом отойдите и задумайтесь: что доставляет вам произведение? Дискомфорт или радость? Никто не курит дорогой табак, если курение доставляет дискомфорт.

    «Мама!» доставляет дискомфорт. Безусловно, в фильме есть несколько блестящих моментов. Камера, привязанная к плечу героини — удачная находка, мастерски эксплуатируемая весь фильм.

    Но он начинает утомлять, и делает это довольно скоро. Художник мучается? Что с того?! Что я ещё должен знать о художнике?! Должен ли я наблюдать, как он справляет нужду? Увы! Я это наблюдал.

    Проблема фильма заключается в том, что человек, не отточивший свои навыки в глубине своего дела, вынужден концентрироваться на малозначительных вещах, упускать значимое и не наделён способностью делать своё произведение удобоваримым. Это как взять много дорогих продуктов и смешать их в беспорядочный салат, подать на стол без сервировки. И восхищённая толпа потребителей будет в восторге:

    - Ой, посмотрите, креветочка!
    - Ой, а тут ещё и фуа-гра!
    - Манго, не может быть!
    - И куски рыбы Фуго!
    - Браво! Браво! Браво!

    Именно так реагируют люди на «Маму». Да, здесь есть художник, который творит. Есть его дом, или муза, или сердце, или личное пространство — кому как проще. Кто рождает произведение: Художник или его Муза?! В фильме это делает Муза. И, разумеется, возникает хороший вопрос к метафоре: чем же занимается Художник? Где его титанический труд? Шлифовка? Доведение до ума? Мастерство? Глупейшая метафора, представляющая процесс творчества, как природную закономерность. Разумеется, сам фильм выглядит нешлифованной глыбой, камнем, в котором лишь проступает образ, но много лишних углов и краёв. Их бы обтесать, да мастер не умеет.

    К концу фильма, повествование превращается в хаотичный бардак. Так бывает, когда смотришь на незаконченное произведение. В начале, оно кажется скучным, потом, вроде, не таким уж отталкивающим, хотя, хочется переключиться на что-то более приятное. А в конце… Жуткое отвращение от всех изученных деталей. Глыба не обтёсана! Здесь выпирает, здесь — лишний скол. Сумбур! Паника! Хаос! Уверен, режиссёр хотел, чтобы к концу ленты зритель уже всё понимал и с нетерпением ждал развязки — именно такой — быстрой, резкой, яркой. Увы, изучение материала привело к тому, что глаз цеплялся за каждую мелочь: дешёвые и бессвязные эффекты, опостылевшее лицо Дженнифер Лоуренс, ленивый образ Хавьер Бардема, чернеющее сердце, одни и те же люди, абсолютное отсутствие смысла. И весь этот бардак начинает уничтожать сам себя. Уничтожать отвратительно, гнусно, бредово. Будто лирический герой перебрал алкоголя и наркотиков и, в реальности, пошёл знакомиться с питбулями, либо несётся на своей машине по трассе к обрыву, а внизу — помойка.

    Действительно, «Мама!» — кино не для всех, а лишь для людей без чувства прекрасного, способных принимать полуфабрикат за готовый продукт!

    3 из 10

    30 января 2018 | 18:57

    «Мама!» Даррена Аронофски посвящена всему и ничему одновременно. По ходу фильма было все, что важно для семьи, но финальный сюжетный поворот переворачивает все верх дном и делает все темы, сказанные в течении всего фильма, не более чем карточки, которые важны только в этом месте и в эту секунду, то есть сейчас.

    На первый взгляд фильм посвящён всем матерям. «Мама» — сколько всего в этом слове. Мамы всегда являются чем-то вроде защиты, опоры в самую трудную минуты, вдохновения. Они защищают своих «детей» от нечистой силы. Под «детьми» подразумевается в первую очередь сами дети, которые родились. Но под этим понятием можно подвести и мужа, и даже дом. Да, как бы это странно не звучало, но жены, будущие матери, достаточно часто отдаются полностью своему возлюбленному, как отдавались бы своему родно ребенку. Практически такая же ситуация и с домом. Дом, которые делается с нуля, который делается женщиной, которая вкладывает свою частичку в этот дом, является что-то вроде ее творения, ее ребенка, ее крепостью. И с помощью той частицы, которая в дом была вложена, в это каменное сооружение, дом становиться живой.

    Дом, который начинает жить. Начинает быть капризным. Он хочет расти. Он становиться подростком, который не слушает свою «маму». Он завет незнакомых людей, с которыми весело, на зло своей матери. И в глазах и сердце матери он начинает погибать. Но дом этого не замечает, а мама видит. Она его спасает. Закрывает рану, которая кровоточит. Но эта рана оказалась слишком глубокая, которая после «события» разошлась и начала прогрессировать с удвоенной силой. Прогрессирует. Вспыхивает, а потом затихает, как мимолётное наслаждение, как люди перед смертью. И умирает. А мать, отдавшая свое сердце ему, умирает вместе с ним.

    Но самое страшное, начинается в последнем сюжетном повороте. Ты смотришь весь фильм, переживаешь главной героине, «маме», но оказывается, что фильм не о ней, а о ее муже. О писателей, который потерял вдохновение. Которому нужно взбодриться, нужно найти то, что его подтолкнёт к написанию новых произведений. И все детали пазла встают в свою «кровавую» последовательность. Мама, ребенок, дом, все это не важно, потому что это всего лишь куски пазла, которые нужны «малышу», чтобы просто написать свое очередное произведение. У него этих «мам», женщин нужных для вдохновения, для того, чтобы они отдавали ему всю свою любовь, а он эту любовь брал, было много. Одно произведение — одно высушенное сердце.

    Даррен Аронофски создал одну из самых многогранных и сильных картин 2017 года, но любая хорошая задумка должна быть реализована на экранах с помощью актеров, которые могут либо сыграть не внятно или вообще провалить роль. Но Даррен Аронофски подобрал идеальных (очень близко к идеальным) актеров на главные роли. Хавьер Бардем, сыгравший писателя. Фактически, из-за Бардема я пошел на фильм, и он меня не разочаровал. Сыграно им на отметку — отлично. Придраться просто не к чему. И эта роль однозначно тянет, как минимум, на номинацию на премию Оскар, а если до начала следующего года кто-то не сыграет лучше, то Оскар у Бардема в «кармане». А вот Дженнифер Лоуренс в этот раз меня удивила. До данной роли я к ней особо сильно, как к актрисе, не относился, но в картине «мама!» она прыгнула выше своей головы. На главные роли второстепенного плана были взяты Эд Харрис и Мишель Пфайффер, которые очень хорошо сыграли и органично влились в ту мрачно-серую обстановку Дома, которая был сделана оператором Мэттью Либатиком в картине Даррена Аронофски.

    Фактически в любом фильме можно найти минусы или то, что тебе не понравилось. В фильме «мама!» лично для меня есть ряд вещей, которые мне не понравились, но это сугубо мое личное мнение и вкус. Как говориться, на вкус и цвет товарища нет. Во-первых, в начале фильма слишком много сцен, когда камера со спины и слегка с боку показывает и крутиться вокруг главной героини. Этих сцен слишком много для малого периода времени. Во-вторых, кадры, когда главная героиня смотрит вниз на свою грудь и живот. Камера это показывает от первого лица. С большой долей вероятности это была задумка Даррена Аронофски, а не оператора. Но все эти два для меня недочета легко объясняется тем, что у Аронофски и Лоуренс на съёмочной площадке случился роман. И в-третьих, абсолютно не понял, почему к фильму был приделан жанр ужасы? Если имелось в виду пару сцен с неожиданным появлением героев в кадре, воображения главной героини, что дом имеет сердце или кровяную систему, то я могу смело сказать, что это самый легкий хоррор, который я видел. Или всё-таки под жанром ужасы подразумевался сам ужас, который произошел с их семьей? И на этом все минусы для меня заканчиваются.

    И так, что же создал Даррен Аронофски? Даррен Аронофски создал многогранную и многоступенчатую драму-триллер о семье, рассказывающую обо всем, но при этом ни о чем. Подкрепленную очень легким эффектом хоррора. С отличным подбором актеров. И большим заделом на номинацию в ряде позиция, как Золотого Глобуса, так и Оскара.

    14 сентября 2017 | 22:36

    «мама!» изначально был засекреченным и таинственным проектом, о котором практически ничего не было известно. Оказалось, это дело рук самого Даррена Аронофски, режиссёра «Реквиема по мечте», «Рестлера» и «Чёрного лебедя», решившего скрыть хотя бы малейшие подробности о картине. Действительно, было выпущено не очень много престранных плакатов и по сути всего один трейлер, умело созданный и из которого мало что можно понять (такое я люблю, поскольку вызывает сильную интригу). Однако во мне закрались некоторые сомнения после того как фильм посмотрела моя подруга и рассказавшая, что в нём много мерзостей и у него хороша только концовка. Но любопытство всё-таки пересилило.

    Да… Я, конечно, знал, что буду смотреть неоднозначное кино. Но увиденное просто превзошло мои ожидания. И я говорю в хорошем смысле. Аронофски очень талантливый, раз смог создать столь эффектный и неординарный фильм, насквозь пропитанным религиозной тематикой. Сюжет делится на два этапа. Первый — Рай — в уютном доме подальше от суеты живут писатель Он и хозяйка Мать. У них вполне комфортная жизнь, они счастливы, пока не появляются Мужчина и Женщина. С их приходом начинается второй этап — Ад — в семье больше нет спокойствия, отношения пары начинают разрушаться прямо на глазах. Уверен, фильм станет таким же культовым, как и предыдущие работы режиссёра.

    Дженнифер Лоуренс в очередной раз доказала, что она действительно актриса. Её Мать получилась очень живой: страх, ужас, гнев и слёзы от происходящего вокруг неё — веришь каждой её эмоции. Хавьер Бардем тоже очень хорошо изобразил Его, персонажа необычного и спорного. Кто для него Мать, если Он для Матери — это всё? Эд Харрис (Мужчина) и неповторимая Мишель Пфайффер (Женщина) играли сильно, но последняя особенно выделялась своим запоминающимся характером.

    Фильм довольно тяжеловат для восприятия, на протяжении всего просмотра охватывало ощущение некоторого беспокойства и дискомфорта. Встречались кровавые и шокирующие сцены, которые не для слабонервных, но что поразило до глубины души — впечатляющая и неожиданная концовка, в этом я с подругой абсолютно согласен.

    «мама!» — типичный артхаус, надолго остающийся в памяти и после просмотра которого на тебя словно вылили ведро ледяной воды. И этим он замечателен. Однозначно достоин просмотра.

    10 из 10

    9 декабря 2017 | 23:14

    Ранний фильм Аронофски «Реквием по мечте» бил в лоб и создавал иллюзию вовлечённости, эмпатию. Ужас был нагляден, ощутим и всё же был чужим, от него можно было отряхнуться. Новый фильм режиссёра тоже непонятен разве что октябрёнку восьмидесятых, и он так же без 5D, одними усилиями камеры, создаёт вертиго. Но встать с кресла и успокоиться труднее. О главном образе можно вести богословские и около прения, человечество получило по морде по заслугам, а высленить себя из человечества трудно, как и сбежать из Вселенной. Фильм страшен, как страшна жизнь, и настолько же фильм ужасов, как каждый новостной выпуск.

    Красивейший аттракцион вырастает будто бы из бытового философствования, любого стандартного вопроса из набора юного думающего человеку по меньшей мере начитанному. К примеру, почему в мире творится зло, люди хреначат друг друга, сорят где едят, а Богу всё (или почти) равно. Умник и умаляет мироздание до здания, а мировую историю сжимает до истории за рюмкой. Вот творец, просто творец — впрочем, поэт, ведь в начале было слово. Вот его Дом, который однажды из обгоревших руин подняла его Женщина (где Бессон разносит события по космосу, Аронофски космос умещает в один-единственный дом). В уединённой и целомудренной их жизни, развивающейся неспешно, по пути эволюции и долгих подборов окончательных жизненных красок, она обеспечивает ему покой, комфорт, изысканную еду и безусловную и бесплодную любовь. Но ему не творится — у бога внезапно нет внутри ничего, ему нужен наружный толчок. Он оказывается не пречистым, но стерильным, творчество не двигается без взаимности, надобы, понимания, ответа, разделения, того богословского со-блаженства; без заражения, без «очеловечивания», как в сказках о роботах. Вот и оказывается в конце концов, что творцу, как Блоку в революцию, нужно, чтобы сожгли библиотеку в усадьбе — и гениальная поэма обеспечена, причём о палачах своих как апостолах своих.

    И, как в глянцевом журнале картинка: Пятый Элемент и Плавалагуна в одном флаконе и не собиралась сплетничать об обидах, но папарацци подсмотрели, и вот — дева в интерьерах, с причёсками и в одеждах. Вроде бы потому и понятно, почему на главную роль выбрана Лоуренс, противопоставлена Еве и змее Пфайффер: она насколько хороша, настолько бесцветна, насколько молода рядом с «ветхим деньми» партнером, настолько и лишена слабой хрупкости, насколько чиста в несмятой сорочке, настолько корова, готовая к покрытию.

    События идут по нотам Заветов, но Бог — другой. Он творец только слов, человека же он не сотворил. Человек здесь, как в Бытии, сотворен из пыли — в доме из пыли появляются блохи. Люди фильма — паразиты, они не создания, они не любимы, лишь бесконечно терпимы и интересны. Рай — не изначально открытое, а изначально тайное место, под пеленами, место, связанное с прошлыми жизнями. И не плод сорван, а разбита Любовь, которой у бога нет, его Грааль, клавес от Агарты, кремний (очень по виду похож), камень-элемент, воссоздающий мироздание. Бог не есть любовь, он ест любовь, и до ужаса буквальное Причастие такое же отзеркаливание, как отзвук дежурных слов за поминальной трапезой. Отдача творчества — эпигонство и графомания, отдача эволюции — работа валиком по стенам.

    Выход из дурной бесконечности предлагается не новый, хоть и с новыми исходными данными: прогнать паразитов и создать население половым путем. Похоже, режиссер всерьез советовал бы Богу стать для человечества действительно Отцом, а не усыновителем, прекратив взаимный самообман ложно пекущегося о ложно кающихся. Однако умаление бесследно не проходит — бог ограничен личностью мужчины, которому нужна в первую очередь не мать для дитя, а мать как дитю. Потому такой бог всегда малыш, а мать всегда будет писаться как осколок мольбы, призыва вечного ребенка, нуждающегося в игрушке, этом кремниевом стержне мягкой округлой плоти. Ницше точно умер, а Аронофски точно сотворил бога по образу и подобию — своему.

    29 сентября 2017 | 22:33

    Очень интригуют фильмы, у которых настолько противоречивые отзывы. Конечно же, мы не могли обойти его вниманием. Аронофоски — великолепный режиссёр, в послужном списке которого такие знаменитые фильмы, как «Реквием по мечте», «Чёрный лебедь», «Фонтан».

    Съёмка заслуживает отдельного внимания, потому что она потрясающая. Мы как будто видим всё происходящее глазами главной героини, чувствуем её радость, боль, страх, недоумение. Кстати, у героев нет имён, и на протяжении просмотра, с каждой минутой всё больше понимаешь, почему так. Без спойлеров вообще сложно рассказать об этом фильме.

    Жутко, страшно, больно. Почему люди такие? Почему надо доводить всё до такого фанатизма и сумасшествия? Когда люди поймут, что им никто ничего не должен? Фильм просто с головой окунает во все эти и другие проблемы общества. Обсуждение взахлёб на целый вечер гарантировано, потому что каждый увидит в этом фильме своё. Во время просмотра приходится постоянно обдумывать происходящее на экране, но это не банальное «что хотел сказать автор», а нечто большее.

    Нам очень повезло, в отличие от многих, что в зале было не так уж и много человек, которые, причём, не шуршали, не разговаривали, не смеялись и не уходили посередине фильма. Такой фильм желательно вообще смотреть в одиночестве, чтобы никто и ничто не отвлекало. В него нужно быть полностью вовлечённым, чтобы понять. Да и, честно говоря, отвлекаться от такого шедевра совершенно не хочется.

    Почему-то в описании сказано, что это «ужасы, триллер, драма». Возможно, поэтому люди уходили с середины сеанса, потому что думают, что это банальный ужастик, но это далеко не так. В фильме нет музыки, почти отсутствуют пугающие неожиданные моменты, но фильм страшен не этим. Вообще, до просмотра лучше ничего не знать об этом фильме (что, кстати, сказал сам режиссёр). Этому фильму стоит придумать особый жанр, потому что он абсолютно не похож на другие фильмы, хоть и на эту тему снято уже очень много фильмов.

    Актёрский состав впечатляет. Тут и любимый Хавьер Бардем ("Море внутри», «Старикам тут не место») и Дженнифер Лоуренс ("Голодные игры», «Пассажиры», «Люди Икс»), которую я просто терпеть не могла ранее, но она здесь так раскрылась и так великолепно сыграла свою роль, так передала все эмоции, что не восхищаться ею просто невозможно. Так же в фильме играют значительные роли Эд Харрис ("Игры разума», «Мачеха») и невероятная Мишель Пфайффер ("Я — Сэм», «История о нас») которой, на секундочку, уже 59 лет?, но выглядит она просто потрясающе.

    Не читайте рецензии и отзывы, погрузитесь в это фильм полностью и составьте своё, личное мнение. Вы будете либо обожать его и восторгаться ещё несколько дней, постоянно, беспрерывно обдумывая каждую деталь, либо уже в середине фильма скажете, что это полный бред, и, возможно, даже не сможете его досмотреть. Но посмотреть его, несомненно, должен каждый.

    14 апреля 2018 | 18:50

    Посреди леса, в явном отдалении от людей стоит дом. Так называемый глава семьи (Хавьер Бардем) — поэт с приставкой «недо», муж, увлеченный бегством от полового сношения с супругой, и просто немолодой красавец в поисках новых идей. Его многострадальная жена (Дженнифер Лоуренс), самостоятельно построившая дом (между строк: посадившая дерево, вырастившая сына), выступает в роли не только хранительницы очага, но и, в принципе, человека, в чьи обязанности входит все то, что обычно принято делить на двоих. В то время как героиня Лоуренс с особенной любовью, доходящей до телепатической связи, заканчивает ремонт дома, поэт меланхолично прогуливается в поисках музы или набора для суицида — понять сложно. Прерывает их размеренную жизнь поздний гость (Эд Харрис), который на утро умножает гостевой порог до двух экземпляров — представляя обитателям дома свою лишенную правил приличия жену (Мишель Пфайффер). Появление таинственных гостей приводит к последствиям, ожидать которые, конечно, можно, если взглянуть на имя режиссера, но сложно.

    Споры, открывшиеся после премьеры фильма на Венецианском фестивале в среде критиков и всех заглянувших на огонек, можно выводить в отдельный анекдот: отзывы варьировались от резко негативных до экзальтированно-поклонческих. Но фраза «много шума из ничего» здесь не подходит. Шум как раз вполне оправдан и, будем честны, весьма полезен для прокатного периода.

    В контексте Венецианского фестиваля «mother!» — американская вишенка на торте, которая на самом деле компот. Если первая часть фильма заставляет неприлично разнервничаться, то вторая по своему безумию достигает масштабов «сюрреализм и виски, пожалуйста» и фактически начинает давить на психику своей камерной стесненностью.

    В новом патетическом монологе Аронофски оказывается слишком увлеченным обличителем. Его бесконечная игра с повышением и понижением интонации на всем известные темы под конец просто утомляет. И то явное, что вытаскивается путем немногих интеллектуальных инвестиций (феминизм; душа творца — загадка, тайна; читали Библию, помним; как плохо, что любовь моя — не центр мира твоего), теряет всякий смысл в этом потоке режиссерского сознания.

    «mother!» нельзя назвать провалом, потому что, как ни крути, Аронофски режиссер умный, деятельный и довольно умелый по части вкраплений библейских афоризмов. Все, что происходит на экране, — не случайное слайд-шоу. Каждый кадр строго выверен, логичен во вселенной режиссера и призван продемонстрировать Дженнифер Лоуренс во всей красе, чего зритель и сама актриса определенно заслужили. Все паззлы единой картины в конце концов оседают в нужном месте и, хочется добавить, в нужное время. Но при всей техничности картины, ей явно не хватает тех самых пауз, которые помогли бы отделить одну важную проблему от другой, потому что лайн-ап таковых растягивается чуть ли не на дюжину. Сюжетные линии из Библии оказываются прямыми, практически никак не обыгрываемыми цитатами, что фактически превращает довольно мощный сценарий в синхронный макабр.

    О чем можно говорить с уверенностью, так это о том, что «mother!» — театр одного актера, в данном случае непобедимой и все еще недосягаемой для коллег по кадру Дженнифер Лоуренс. Это всецело ее фильм и ее очередная заявка на «да, лучшая, и что?». Весь фильм представлен через призму сознания ее героини, хрупкой девы с факелом самопожертвования и перфекционистской боли. Профессионально выдерживая и вытягивая многочисленные переходы от шепота к крику, она единственная, ради кого действительно стоит смотреть фильм.

    28 сентября 2017 | 18:15

    «Когда близости чересчур, становится очень плохо. И, наоборот, когда этого не хватает, люди готовы идти на любые подвиги».

    Когда меня действительно что-то впечатляет, я не нахожу слов. Пытаюсь запечатлеть в сознании миг эйфории, продлить его, прокручивая в памяти снова и снова, пока, наконец, через несколько минут (максимум часов) он не исчезнет, оставив чувство пустоты и тусклый отголосок былого наслаждения. На самом деле это замкнутый круг — в погоне за эмоцией делать какую-то вещи снова и снова (например, быть с мужчиной, с которым у тебя мурашки по всему телу, но который решительно не подходит тебе ни по одному из пунктов). В принципе так живут люди, одержимые своими страстями — физическими сторонами какой-либо крайности: нимфоманки, алкоголики, мазохисты. Все им мало, эмоция с течением времени тускнеет. И так по кругу. Замкнутому.

    После «мама!» я испытала что-то подобное, ради чего я делаю некоторые бессмысленные вещи, но которые неизменно дают мне абсолютно ни с чем не сравнимое чувство кайфа. Просмотр этого фильма на несколько секунд вызвал что-то похожее, едва уловимое, кайфовое.

    Сочные, вкусные кадры показывают нам ее — молодую женщину без имени, которая проснувшись, в беспокойстве ищет своего мужа. Он — творец, поэт, чье вдохновение потеряно. Она всеми силами пытается помочь ему раскрыть свой потенциал — построив на пепелище новый дом, протянув ему руку помощи, окружив заботой, вниманием и нежностью, на которую способна только искренне любящая женщина. Но дерьмовая сущность подавляющего большинства людей такова (и это герой Хавьера Бардема озвучивает в конце фильма), что таким всегда будет мало. Сколько ты не будешь пихать во все отверстия, как не будешь ублажать — ты никогда не выиграешь эту битву с эгоизмом. Поэт, хитро играя на всевозможных струнах души своей молодой супруги, пытается усидеть сразу на двух стульях — подпитывать любовь, которая дает ему возможность творить, и наслаждаться обрушившейся на него лавиной славы, от которой, несмотря на увещевания своей супруги, он не в силах отказаться. Возможно, это его бессознательное «Я», в котором один элемент пазла не может существовать без другого.

    Изначально происходящее выглядит донельзя абсурдно для зрителя — в дом врываются незнакомцы, которые семимильными шагами оккупируют пространство, да еще и имеют наглость высказывать молодой женщине свое недовольство. Осознать происходящее трудно — никто так не ведет себя в чужом доме, и кажется, что это — больная фантазия женщины, которая боится потерять своего любимого. Тем более и по поведению супруга видно, что у него достает психологических проблем. Дом женщины, ее детище, становится предметом надругательства незнакомцев, причем с легкой руки ее мужа, который будто бы и не понимает, какую невыносимую боль он доставляет своей второй половине. Как у настоящего мужчины, у него на все есть правдоподобный и логичный ответ на все ее вопросы, и главной героине останется только открывать рот в безмолвном крике.

    Но когда мама наконец становится настоящей мамой, ждущей ребенка, аллегория начинает проясняться в абсолютно ясную картину: любовь приносится в жертву махровому эгоизму, любви к поклонению и восхищению. Которое, между прочим, ему обеспечила супруга.

    Я не люблю триллер как жанр — это всегда фантасмагорические лужи крови, крики-вопли, летящие чудовища и перекошенные от ужаса лица. Это банально, набило оскомину. Гораздо сложнее найти фильм, который держит в напряжении без «бутафорских костылей» — когда от кадра бегут мурашки, но в нем есть только встревоженное лицо главной героини и расплывающийся под разными углами дом. Когда лампочка трескается, и стена обагряется кровью, когда двери то и дело открываются, но не затем, чтобы из-за них с улюлюканьем выпрыгнул очередной чудак. Это стиль Ароновски, который в одном кадре умудряется показать это беспрестанное мучительное беспокойное хождение по кругу, в котором нет конца. Показать эту жертвенность всепрощающей, исцеляющей любви, на которую способна только настоящая мать.

    Я не могу говорить о том, насколько гармонично смотрятся на своих ролях актеры — Бардем профессионал, мне кажется, он с успехом исполнял бы и тумбочку, к Лоуренс я никогда не имела никаких претензий. Но здесь опять-таки поразительное и давно мной не виданное слияние персонажа и актера, которое полностью вытесняет медийную персону. Если первый пару минут я вспоминала о том, как совсем недавно Хавьер пытался сыграть за всех в новых «Пиратах Карибского моря», то после это чувство пропало абсолютно. Перед нами был творец, чужой мужчина, который пытается преуспеть, создать что-то новое, жертвуя своей супругой и ее любовью.

    Из двух часов хронометража меня поразили последние десять минут — когда жертва становится очевидна, и все карты открыты. Через все аллегории и извилистые пути киноискусства мы приходим к главной проблеме современности: эгоизма в любви и попытки объять необъятное. Современные реалии таковы, что подавляющее большинство мужчин (да и женщин тоже) льют своим дамам в уши песни о дикой любви, но продолжают в поре существовать будто бы отдельно — удовлетворяя свои потребности и желания. Глобально — творческую жажду, желание быть признанным, локально — подпитка любовью и заботой, продолжая делать то, что занимает только тебя, будь то компании друзей, выпивка или другие женщины. И в этом — боль всего мира. Найдя человека, которого любишь, ты никогда не будешь уверен, что тебя не оставят одного в доме, утверждая, что ты «душишь». Бесконечный бег по кругу — одна женщина сменяется другой, ведь такова его сущность — любить любовь, а не отдающего ее человека.

    «мама!» теперь один из моих любимых фильмов, что вообще на грани фантастики, учитывая, как давно уже ничего не удивляет. Это абсолютно честная картина о том, что происходит в большинстве отношений между мужчиной и женщиной, это именно те эмоции, которые испытываешь, когда тебе делают больно, методично уничтожая твою любовь. По крупице, капельке, кусочку. Глядя на то, как незнакомцы растаскивают вещи, крушат чужой дом, грубят законной владелице, перфекционист и собственник внутри меня кричал так, будто его режут. Было ощущение, что это меня обворовали, вынесли все, что я так долго и кропотливо создавала своими руками. Эти перекошенные лица, надменные взгляды, глупые улыбки, откровенное хамство — это обескураживало, это злило, это поражало.

    Фильм для адекватного, думающего зрителя. Давеча читая комментарии на одном белорусском портале, я натыкалась на «о боги, у меня депрессия, как такое можно показывать!», «о боги, акт каннибализма, как можно такое снимать!». Испытала счастье за этих людей: по всей вероятности, они никого и никогда не любили. Так сильно. Как мама.

    Нам всем нужно поучиться любви.

    19 сентября 2017 | 10:49

    К новому фильму Даррена Аронофски можно относиться совершенно по — разному. Одни скажут — гениально, это должно войти в анналы киноискусства (по крайней мере, современного)! Другие, с недоумением и злобой, скрипя зубами о потраченных двух часах жизни, которые им уже никто не вернёт — что за дичь снял ваш этот Аронофски! Обе стороны будут правы. Но с «Мамой!» вот какая штука. Эту картину можно ругать за многое. Да, Д. А. местами совершенно не сглаживает углы, порой, бьёт зрителя с разгона в лоб собственными замыслами и поучениями (будто, взрослый человек и так не поймёт — про что кино и какой несёт посыл), иногда, от его мудрёного авторского взгляда начинает воротить и мутить. Однако, при всём при этом, стоит сказать, что кино волнует, удивляет, и вообще даже вставляет похлеще лучших работ какого — нибудь Тарантино (ну это так, чисто для примера).

    Главное, что нужно знать перед просмотром — это ещё одно кино Аронофски. Где — то грубое, но со своим особым шармом. Авторское, пропитанное чем — то личным и глобальным одновременно, мерзкое, чересчур претенциозное, выразительное, но далеко не гениальное, как пишут некоторые. Сам я не фанат творчества этого человека, но творчество его мне в какой — то мере любопытно. Он — не самый лучший рассказчик, но и далеко не самый плохой художник. Одно способно компенсировать нехватку другого в определённых случаях. Меня не впечатлил красивый, но напыщенный «Фонтан», где Даррен из кожи вон лез, чтобы казаться творцом с большой буквы (или философом с большой дороги). В то же время, у него есть атмосферный и грустный «Реквием по мечте». Также хорош «Ной», где Аронофски снова попытался совместить несовместимое. А именно, наложить религиозную шкуру на скелет дорогого блокбастера, заряженного современными технологиями и круглой суммой миллионов долларов. Все фильмы режиссёра не идеальны и, пожалуй, не гениальны, но самобытны и выделить их из гор мусора всё же есть за что.

    «Мама!» — это мыльная опера, трагедия и, судя по всему, личная подсознательная фобия деторождения от Д. А. Понять кино не так уж трудно, но поймёт его каждый немного по — своему. Люди, знакомые с библией, скорее всего, припишут его к религиозному пересказу. А далёкие от неё, вероятно, просто как остросоциальное и предупреждающее высказывание, которое актуально хоть для двадцать первого века, хоть для девятнадцатого. Но сейчас оно имеет все шансы играть новыми красками, так как наш век для феминизма очень значимый. Да и институт семьи и семейные ценности потеряли былое значение. Правда, я так до конца и не понял, определился ли Аронофски сам с тем, какое место всё — таки должно быть у женщины в этом новом мире, на каком месте он бы сам хотел их видеть, и как он всё — таки относится к детям. Будем считать, что хорошо. Эй, женщина, хочешь быть музой для мужчины?! Поставим вопрос корректнее. Должна ли ты ей быть, невзирая ни на что?

    В картине мало спецэффектов, но много коротких (и не очень) диалогов. При этом, назвать кино скучным вряд ли получится. Оно не лишено действия, а как раз наоборот. Да, возможно, это не то привычное действие, которое хочет лицезреть человек, пришедший в кинотеатр, или включивший его дома, но на месте фильм не топчется. За все два часа своей жизни практически не проседает, каждая сцена играет новыми красками, эмоциями, а счётчик напряжения постоянно прыгает то вверх, то вниз. «Маме!» без труда удаётся играть с нервами зрителя, и она не стремится этого скрывать. Тем более, этому способствует убедительная игра Дженнифер Лоуренс, которая, с некоторых ракурсов, здесь неприлично похожа на свою коллегу по ремеслу — Хейли Беннетт. Бардема ощутимо меньше на экране, но и его игру нельзя поставить под сомнение. Да, из известных лиц Голливуда, здесь есть ещё Харрис, успешно молодящаяся Мишель Пфайффер и Донал Глисон, который играет истеричку, появляясь внезапно и также внезапно исчезая с поля битвы. Но это всё же театр одного актёра. И актриса эта — Лоуренс.

    В истории есть зерно, полно метафор, цитирований от автора, но есть вероятность, что для общества она вредна, при всей своей художественной ценности. Думаю, если такой фильм показывать женщинам всего мира, то можно серьёзно понизить рождаемость. А может, так оно и должно быть. Кстати, в некоторых эпизодах призывы такие очень очевидны, так как Аронофски чуть ли не в упор взывает к бунту. Не хватает только закадрового голоса. И что нам концовка истории, ведь она предсказуема ещё задолго до её завершения. Режиссёр слишком усердно и бережно разжёвывает каждую мельчайшую деталь, словно панически боится, что хоть какая — то из них пролетит мимо зрителя. Нет, думаю, не пролетит.

    В целом, новая работа Даррена Аронофски зрителя своего нашла, и найдёт ещё, с годами. Фильм не хочется, распаляясь, называть шедевром. Да и сам он не грохочет, подобно грому, чтобы выторговать это звание у публики, но чувствует себя значимым, имеет вес и понимает это. Он атмосферный, способен запомниться и заставить пораскинуть мозгами над увиденным и услышанным. Возможно, как и почти все фильмы Аронофски, это кино не для коллекции, его не станешь пересматривать, и даже рекомендовать кому попало. Но это определённо авторское кино, заслуживающее внимания к своей персоне. Если во всём этом и есть хоть доля какой — то романтики, то где — то там, далеко. Поэтому, для безнадёжных романтиков, ждущих гигантского откровения и ищущих себя, пожалуй, это не лучший вариант. Кстати, с технической точки зрения, картина уверенно стоит на ногах, учитывая свой бюджет. Некоторые эпизоды впечатляют и сняты весьма изобретательно. Ужасов (хотя бы, в понимании жанра для простого обывателя) тут нет, но местами есть очень удачный триллер с гнетущим настроением. Религия явно интересует Аронофски (это было очевидно ещё со времён «Фонтана»), но в данном случае, важнее не то, на какие темы он пытается говорить в своей неоднозначной притче, а как он это делает. И делает он это интересно и чертовски стильно. Как грубый, решительный и не лишённый таланта проповедник.

    7 из 10

    17 февраля 2018 | 16:12

    ещё случайные

    Заголовок: Текст: