всё о любом фильме:

Дюнкерк

Dunkirk
Купить билет
год
страна
слоган«Событие, которое изменило мир»
режиссерКристофер Нолан
сценарийКристофер Нолан
продюсерДжон Бернард, Эрвин Годшалк, Джэйк Майерс, ...
операторХойте Ван Хойтема
композиторХанс Циммер
художникНэйтан Краули, Тоби Бриттон, Оливер Гудье, ...
монтажЛи Смит
жанр военный, драма, история, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG-13 детям до 13 лет просмотр не желателен
время106 мин. / 01:46
Смотрите в кино:
1295 сеансов в 122 кинотеатрах
Фильм расскажет историю чудесного спасения более трехсот тысяч солдат в ходе Дюнкеркской операции, имевшей место в начале Второй мировой войны. События начинаются с окружения сотен тысяч британских и союзных войск силами противника. Пойманные в ловушку на пляже, и находясь спиной к морю, они сталкиваются лицом к лицу с неразрешимой ситуацией, тем временем как тиски противника сжимаются все сильнее и сильнее.
Рейтинг фильма
IMDb: 8.70 (67 617)
ожидание: 96% (41 547)
Рейтинг кинокритиков
в мире
93%
239 + 19 = 258
8.6
в России
82%
9 + 2 = 11
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Знаете ли вы, что...
    • Первый фильм Кристофера Нолана, снятый на основе исторических событий. До сих пор он снимал исключительно по оригинальным сценариям, делал ремейки и экранизации романов и комиксов.
    • После драмы Пола Томаса Андерсона «Мастер» (2012) и вестерна Квентина Тарантино «Омерзительная восьмёрка» (2015), Дюнкерк (2017) — третий крупный кинематографический проект десятилетия, снятый в основном на 70 мм плёнку и демонстрированный в этом же формате.
    • Пока съёмки проходили на искусственном пресном озере Эйсселмер в центральной части Нидерландов, актёры и съёмочная группа проживали в Урке, это посёлок и община в провинции Флеволанд.
    • Третий фильм Кристофера Нолана, сценарий к которому он написал сам, после картин «Преследование» (1999) и «Начало» (2010).
    • Во избежание использования компьютерной графики отдел реквизита заготовил картонные контуры солдат и машин, которые помещались как можно дальше от камеры, но прекрасно усиливали впечатление огромных размеров попавших в западню войск союзников.
    • За работу над фильмом Кристофер Нолан получил $20 миллионов плюс 20% от сборов. Это самая значительная сумма, выплаченная когда-либо режиссёру. Первым такую сумму получил Питер Джексон за фильм «Кинг Конг» (2005).
    • Кинематографический дебют Гарри Стайлса из бой-бэнда One Direction.
    • Фильм снимали во Франции под названием «Бодега-Бэй» (Бодега — тихоокеанская бухта у берегов Калифорнии, США, на побережье которой расположен посёлок Бодега-Бэй).
    • На съёмочной площадке постоянно дежурил телохранитель Гарри Стайлса, чтобы, если понадобится, ограждать его от поклонниц.
    • В фильме «Дюнкерк» с Кристофером Ноланом снова работали Ханс Циммер (композитор), Хойте ван Хойтема (оператор), Нэйтан Краули (художник-постановщик), Джон Папсидера (ассистент, ведающий подбором актёрского состава), а также актёры Том Харди и Киллиан Мёрфи. Многие члены съёмочной группы непрерывно работали с Ноланом ещё с трилогии «Тёмный рыцарь» (2005, 2008, 2012), а Хойтема — с фильма «Интерстеллар» (2014).
    • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • Кристофер Нолан решил использовать в сцене морского боя настоящие эсминцы, а не прибегать к компьютерной графике.
    • В эпизоде эвакуации 333000 солдат союзных армий использовали 1500 статистов, подъёмный кран и огнемёт.
    • В некоторых сценах фильма на заднем плане видны две сохранившиеся с тех врёмен рыболовные шхуны — UK12 и UK114. В данном случае буквы означают не Великобританию, как можно себе представить. Это голландский буквенный код, обозначающий Урк, посёлок, рядом с которым проходили съёмки.
    • еще 10 фактов
    Редакционные материалы
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 15 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Да, Кристофер Нолан снял не комикс, не фантастику, а историческую драму о Второй Мировой войне. И она — хотите верьте, хотите нет, одна из лучших его картин.

    События фильма разворачиваются в 1940-м году в окруженном фашистами (которых мы, кстати, так и не увидим на экране) немецком городе Дюнкерке. Находящиеся там английские (а так же французские и бельгийские) солдаты всеми возможными способами пытаются переправиться оттуда на Родину.

    Здесь нет героев, подобных персонажам предыдущих фильмов Нолана. В «Дюнкерке» есть лишь обычные люди, пытающиеся выжить, и другие обычные люди, пытающиеся помочь им из побуждений совести или долга. Все персонажи молчаливы и скромны. Но Нолану и не надо много слов. Он, как истинный художник, способен увидеть нечто великое и героическое даже в мелких деталях и поступках.

    Повествование, которое по началу кажется сумбурным и хаотическим, постепенно складывается в цельную картину подобно тому, как и все основные герои оказываются на одном судне, которое после всего увиденного ими ужаса наконец-то довезёт их домой.

    9 из 10

    25 июля 2017 | 21:36

    Фильм оставил положительное впечатление в целом сразу после просмотра. А сейчас, когда я собираюсь с мыслями, чтобы оформить чувства в слова, вспоминаю детали, отдельные эпизоды, которые произвели особенно сильное впечатление, понимаю, что этот фильм сильно отличается от того, что обычно снимают о войне за рубежом. И я согласна с теми, кто считает «Дюнкерк» чуть ли не самым лучшим произведением Нолана. Потому что это не достоверная экранизация, а военный рассказ, повесть, вдохновлённая теми событиями.

    Мне понравилось то, что здесь не было биения кулаком в грудь с громким возгласом: «Мы ж герои!». Это была просто отдельно взятая операция по спасению солдат: в одном месте, одном времени, одном действии. И это правильно. Кто-то считает, что Нолан стал слишком пафосен, но в этом фильме капля пафоса была очень даже кстати. Музыка уважаемого Циммера — нагнетала, но не утомляла своим перегрузом. Она действительно сопровождала, придавала более яркий оттенок происходящему на экране.

    Кто-то ругает фильм за обезличивание героев, что они не раскрыты. А я думаю — их и не нужно было раскрывать. Было важно показать действие людей здесь и сейчас, в это самое время, без предысторий о том, что было с ними раньше и каковы их характеры. Это всё можно представить исходя из тех поступков, которые они будут совершать в данный промежуток времени. По мне, даже без лишних флешбэков герои получились запоминающимися, проникающими в самое сердце. Им сопереживаешь, понимаешь, видишь что с ними происходит и потому — не осуждаешь. Я весь фильм не могла усидеть на месте — так переживала, так болела за героев.

    Сюжет есть, и он захватывает внимание с первой секунды. А картинка настолько впечатляет, что оторваться просто невозможно. Снято действительно очень грамотно. И, не знаю, думаю нам показывали оцифрованную версию, но всё равно впечатление было такое, что современных актёров посадили в машину времени и отправили на несколько десятков лет назад, чтобы они снялись в фильме про спасение солдат из осаждённого Дюнкерка. Мягкий свет, линии горизонта, невероятно красивое небо и море. А на фоне этого природного великолепия — военные действия, борьба за жизнь, война… И пусть здесь есть место надуманности, без этого кино было бы просто документальным, всё равно фильм достойный и атмосферный.

    10 из 10

    25 июля 2017 | 16:41

    В мае 1940-го года союзные войска были прижаты немцами к побережью близ французского городка Дюнкерк. Кольцо окружения сжималось вокруг 400 тысяч загнанных в угол солдат, и у Черчилля не было другого выхода, кроме как начать полномасштабную операцию по эвакуации людей через пролив. Для этих целей пришлось мобилизовать не только военные эсминцы, но и гражданские, маленькие судёнышки.

    Кристофер Нолан — один из двух-трёх моих самых любимых режиссёров. Я действительно считаю его гением и очень рассчитываю на то, что он останется в своей прекрасной форме на протяжении ещё очень долгих лет. Однако, каким бы одарённым не был тот или иной постановщик, у него всё равно бывают взлёты и падения. И в данном случае, даже выставляя довольно высокую оценку, я не могу не покритиковать новую ленту Нолана. Просто потому что в ней действительно есть, к чему придраться. И уж если это вижу я, человек, который отмахнулся от всех претензий к «Интерстеллару», и посчитал ниже своего достоинства даже обсуждать этот шедевр с теми, кому он не понравился, то значит, наверное, что-то действительно пошло не так.

    Прежде всего, стоит отметить, что, судя по всему, с поставленными перед собой задачами Нолан в «Дюнкерке» всё-таки справился. Другое дело, какие это были задачи, правильно ли они были сформулированы, имели ли они право на существование. «Дюнкерк» — это картина, снятая как бы с высоты. Нолан намеренно старается не погружать зрителя в происходящие на экране события на эмоциональном уровне. Чтобы достичь этой цели в ход идут многочисленные режиссёрские уловки. К примеру, полное отсутствие персонификации вражеских сил: за полтора с лишним часа на экране не был показан ни один немецкий солдат. Пули летят, самолёты летают, даже подводные лодки где-то присутствуют незримо, но всё это как будто проделки природы, безмолвные и безэмоциональные проявления высших сил, что тут же переводит картину из разряда военных чуть ли не в жанр «фильмов-катастроф». Второй режиссёрский ход, одновременно и сильный, и слабый, это отсутствие внятного главного героя. Здесь его просто нет: есть пара-тройка ключевых персонажей, но молодой человек на берегу в глазах зрителя лишён имени, капитан корабля обделён историей развития персонажа, а военный лётчик и вовсе скрыт за кислородной маской. Все они не являются в полной мере протагонистами этой истории, они лишь детали, винтики сюжета. Все эти уловки превращают фильм в своего рода «документалку». С какой целью? Мне это совершенно непонятно, как и любому другому человеку, воспитанному на где-то даже излишне эмоциональных советских фильмах о войне.

    Другое дело, что в рамках поставленной задачи, Нолан, конечно, развернулся во всей красе. Идеально выстроенная драматургия с тремя пересекающимися временными пластами, шикарный визуал, избавленный от новомодных тенденций неумеренного использования компьютерных эффектов и псевдореалистичной дрожащей камеры, как всегда, бесподобное музыкальное сопровождение от Ханса Циммера, которое нагнало такого саспенса, что и Хичкок бы позавидовал. Об актёрской игре, к сожалению, говорить не приходится, по причинам описанным выше: у них просто не было шансов развернуться. Хотя, конечно, глаза Тома Харди были невероятно выразительными, а истерики Киллиана Мёрфи придавали его сюжетной линии хоть какой-то уровень эмоциональной вовлечённости.

    В целом, конечно, «Дюнкерк» — далеко не лучший фильм Нолана. И такое ощущение, что намеренно не лучший. Это эксперимент, который изначально был обречён на неоднозначное к себе отношение. Я не хочу сказать, что так снимать о войне нельзя: нет таких законов, особенно для по-настоящему творческих людей. Но снимая военный фильм, и оставляя при этом его эмоциональную сторону на уровне, близком к абсолютному нулю, нельзя не понимать, что результат получится, как минимум, спорным. Но красиво получилось, тут ничего не скажешь. И странно…

    8 из 10

    25 июля 2017 | 10:50

    Признаюсь, до поры до времени я совершенно не интересовалась «Дюнкерком», даже не смотря на авторство Кристофера Нолана. Однако после восторженных рецензий на фильм, естественно, была заинтригована: критики называли картину «новаторской», «необычным фильмом о войне» и т. д. Надо сказать, я согласна с этими эпитетами.

    Нолан решил рассказать об отнюдь не героическом с точки зрения многих людей событии Второй мировой войны, и рассказать так, чтобы зритель погрузился в те страшные события. И ему это удалось: всё происходящее на экране выглядит максимально достоверно с моей (обывательской) точки зрения. На протяжении всего фильма восприимчивые зрители будут не раз содрогаться от ужаса, ведь война — и есть самый настоящий кошмар. Режиссура, операторская работа, монтаж, звуковое сопровождение, спецэффекты, актерские работы не дадут в этом усомниться.

    Именно монтаж, пожалуй, больше всего напоминает о том, что «Дюнкерк» снял именно Нолан — скачки во времени использованы мастерски. Еще одна «черта» большинства работ режиссера — саундтрек, написанный Хансом Циммером, — который, надо сказать, усиливает напряжение в разы.

    Актеры работают «единым фронтом», каждый пребывает на своем месте, исполняя роли второго плана, так как главным в фильме все же является сама операция эвакуации. Но мне хочется выделить Тома Харди, который большую часть времени играл верхней частью лица и пребывал в достаточно стесненных условиях.

    «Дюнкерк» действительно стоит увидеть, причем необязательно в IMAX — в хороших залах также можно получить много эмоций. Особенно рекомендуется к просмотру всем романтизирующим войну и жаждущим её, чтобы избавиться от иллюзий.

    8 из 10

    22 июля 2017 | 21:54

    Стивен Спилберг показал легендарную высадку в Нормандии. Леонид Быков получил признание за достоверный показ схватки за Днепр, а Бондарчук — за отдельные эпизоды Великой Отечественной. Клинт Иствуд дважды обращался к боям на Иводзиме, а Гибсон продемонстрировал сражение на Окинаве. Битва за Гуадаканал? Терренс Малик с поэтичной «Тонкой красной линией». Теперь в список к этим легендарным режиссерам, оказавшим большое влияние на военный жанр, попал и Нолан со своим кинематографическим воплощением «Дюнкерского чуда». Джо Райт, конечно, пробовал, но, как говорится, его фильм («Искупление») был не о том. А вот Нолан смог показать все достоверно и с двумя нюансами. Во-первых, там, где одни режиссеры концентрируются на боях и победах, «Дюнкерк» делает акцент на спасении и выживании. Во-вторых, в то время как в классических военных фильмах в центре сюжета стоит персона (политик, герой, солдат, обычный человек), то здесь — событие.

    Фильм дает очень мало информации о том, что происходит, и ещё меньше диалогов, позволяющих ориентировать зрителей в обстановке. Вернее диалоги есть, но сразу же заглушаются адом битвы. На самом деле не имеет значения что именно происходит — это война, а здесь все не по плану.

    По своей концепции «Дюнкерк» не похож на другие военные фильмы. И дело не в призматической структуре фильма (события в «Дюнкерке» показаны с точки зрения солдата, моряка и летчика, при этом повествование нелинейное и не совсем в хронологическом порядке). Суть в том, что в то время как отечественные и зарубежные кинокартины о войне обыгрывают героизм или драмы на фоне Второй Мировой, то здесь представлена красивая, размашистая и эпичная история о выживании. Контекстом «просто не умереть» пропитано все. Да один из персонажей фильма даже говорит: «Иногда просто выжить — уже немало» и все поступки персонажей (как хорошие, так и гадкие) основаны на этом. Это разительно отличает «Дюнкерк» от прочих произведений, где война, как правило, героизирована.

    В прошлом году многие хвалили «По соображениям совести» за реалистично представленные ужасы войны. Хитрый Кристофер Нолан намотал на ус подобные приемы в военных фильмах, взял все, что было в «Совести» и… не включил в фильм! Боевые действия здесь представлены почти также реалистично, как в «По соображениям совести», но при этом нет ни одной отрубленной конечности, минимум крови, и за весь фильм показали лишь двух размытых нацистов на пару секунд в самом конце. Однако, постоянное нагнетание опасности, приводит к тому, что буквально вжимаешься в кресло от просмотра. Враг здесь не фашисты; врагом здесь является сама смерть.

    Решение Нолана избегать душераздирающего CGI понятно. Картина снималась с преимущественно практическими спецэффектами, а натурные съемки (включая съемку на пляже в реальном Дюнкерке) идут в плюс. Для поклонников военной истории вставлены, своего рода, «пасхальные яйца». Так, например, был практически полностью воссоздан знаменитый снимок британского солдата, ведущего огонь по немецким самолётам из винтовки.

    К недостаткам я бы отнес персонажей. Честно сказать, многие спорят о том, было ли удачным ходом показать одну и ту же историю с трех разных точек зрения. В конце концов, это сказалось на характерах — о действующих лицах после просмотра нельзя сказать ничего, они слишком картонные. Но во время просмотра действительно за них переживаешь. Как удалось это Нолану — загадка. А во что касается актеров, реализовавшие данные характеры… И Мерфи, и Харди уже работали ранее с Ноланом (что характерно, оба в роли Бэтменовских антагонистов), но здесь их используют как, своего рода, персонажей-рассказчиков. И если с Мерфи все понятно, он актер хороший, то Харди, честно сказать, тратит талант впустую: большую часть фильма даже не видно его лица. Отметилось несколько новичков, в том числе Гарри Стайлс, который среди них заметно выделяется. Кеннет Брана в роли адмирала, конечно, не особо себя проявил, но финальная сцена с военным салютом его персонажа была трогательной.

    Во всех перечисленных нюансах и есть кинематографический подвиг Кристофера Нолана — он снял настолько эмоционально тяжелый фильм, что пересматривать его какое-то время не хочется. И вовсе не потому что фильм в чем-то плох, дело в другом. В первую очередь из-за атмосферы, сложной реальности фильма и проклятого тикающего секундомера. Если эмоционально вникнуть в «Дюнкерк», то он не отпустит ещё долго.

    P. S. А теперь лично мои отчасти предвзятые заключения от просмотра, которые держатся лишь на эмоциях. Во-первых, не будучи компетентным в технических номинациях на премию «Оскар», и полагаясь исключительно на свое субъективное мнение, скажу, пожалуй, что «Дюнкерк» уже можно назвать лауреатом премии за лучший звук. А во-вторых, споры о том, является ли «Дюнкерк» однозначным лучшим фильмом в этом году, будут идти ещё долго, но все согласятся в одном — перед нами один из главных проектов 2017 года, о котором ещё не раз заговорят.

    9 из 10

    22 июля 2017 | 00:07

    Ну что ж, вот и настал тот момент, когда новое творение Кристофера Нолана можно смело причислять к фильмам рангом ниже, чем его предыдущие работы. И вроде бы все детали для слаженной работы общего механизма здесь присутствуют, но некоторые из них слишком уж проседают. Нельзя забывать, что сам исторический жанр — это нечто новое для данного режиссера, и он вполне может рассматриваться как некий эксперимент. Вероятнее всего, Нолан сам не был уверен до конца в ответе на вопрос получится/не получится. Ниже хотелось бы объяснить свою точку зрения.

    Сюжет. Кино основано на реальных событиях Дюнкеркской операции, во время которой происходила экстренная эвакуация английских, французских и бельгийских частей, блокированных у города Дюнкерк немецкими войсками в 1940 году.

    Сперва сюжет начинает не спеша раскачиваться, как лодка при небольшом течении. К середине картины напряжение нарастает до максимума, а вот ближе к концу интерес от повествования медленно, но верно идет на спад. Из-за этого сюжетная линия не удивляет, не впечатляет, а самое главное, не цепляет. К сценарию тоже есть много вопросов. Часто бывает, что главные герои долго соображают и совершают не слишком разумные и логичные поступки. Характеры персонажей раскрыты слабовато. Мне запомнился пилот со стальными нервами (бесподобный Том Харди) и Доусет (Марк Райлэнс). Остальные в душу как-то не западают либо из-за посредственной актерской игры, либо из-за крохотного внимания к их персонам. Концовка вообще откровенно разочаровала тем, что кидалась шаблонными клишированными фразочками а-ля «Мы не сдадимся», «Мы будем умирать на каждом участке поля» и др. Все это было уже много раз в других фильмах.

    Атмосфера. Сцены как на воде, так и в воздухе сняты замечательно. Лента может похвастаться масштабностью и необычными фантастическими ракурсами и полетами камер. Технически все выглядит превосходно. Несомненным весомым плюсом является наличие быстрых и динамичных эпизодов, где солдаты пытаются выжить в невероятно тяжелых условиях. Все они показаны обычными людьми, которые сражаются на пределе своих возможностей. Здесь нет «супергероев» и раздражающих фантастических ситуаций.

    Музыка. Даже Ханс Циммер оставил неоднозначное впечатление. Есть композиции, способствующие погрузить зрителя в вихрь событий того времени, а есть откровенная режущая и бьющая по ушам музыка.

    Итого. Возможно, во всем виноваты мои завышенные ожидания. Но извините, это же сам Нолан! Вынужден признать, что фильм является… проходным, если хотите. На мой взгляд, вы ничего не потеряете, если пройдете мимо. Пересматривать его я точно не буду.

    6 из 10

    (63%), они выжили, а это уже немало…

    21 июля 2017 | 17:14

    Дисклеймер! Данный отзыв не ставит целью исследование глубокой смысловой нагрузки фильма, которая несомненно присутствует и описание несуразиц, коих тоже достаточно, а всего лишь пытается затащить вас в кино и полностью теряет какую-либо ценность с середины августа 2017 года.

    Не будет преувеличением сказать, что для нынешнего поколения кинозрителей Кристофер Нолан является, тем, чем лет двадцать назад был Спилберг — символом качественного кино бьющего девятимиллиметровыми в сердце любителей мейнстрима. Тем более радует, что в отличие от последнего Крис продолжает экспериментировать и на этот раз ступает на скользкую от слез продюсеров дорожку высокобюджетного арт-хауса: его «Дюнкерк» и по ощущениям лично мне напоминал то «Древо Жизни», то «Космическую Одиссею», но это субъективно, а объективно, это, как любят выражаться западные кинокритики, внебрачный сын «Рядового Райана» и «Бессонницы». Хочу заметить, что заштатным фанатам Нолана фильм скорее всего не понравится, дело даже не в особой элитарности «Дюнкерка». но в том, что там нет главного, за что его многие, как и я, любят — захватывающего сюжета: все три линии очень, пардон. линейны, и смотреть дома, скорее всего будет откровенно скучно, особенно при наличии под рукой смартфона и Контактика. Дюнкерк это большой экран, ОЧЕНЬ хорошая звуковая аппаратура, ответственная за атмосферу и смакующая бумы и бахи и непрекращающаясе-нагнетающая музыка некогда довольно самобытного композитора Циммера.

    Нужно ли идти? Кино явно не для всех, но если вы твердо решили его посмотреть, то лучше кинотеатра может быть только кинотеатр с 35-мм проектором, но это не точно. Если вы ждете фокусов со временем, сознанием, карандашом — тут этого нет, и, вероятно, вам его стоит просто обойти стороной эту незатейливую и по воннегутовски непафосную историю снятую авторским стилем самых ранних работ режиссера, большим фанатом которого, я, к слову, тоже не являюсь.

    21 июля 2017 | 21:31

    «Дюнкерк» — это возможность увидеть масштабнейшую эвакуацию на английский берег союзнических войск, вплотную прижатых армией Вермахта к волнам пролива Ла-Манш французской стороны.

    Известный приём с нагнетанием обстановки посредством музыки у режиссёра картины Кристофера Нолана превращается в единую полуторачасовую симфонию, вынуждающую сердце зрителя тревожно сжиматься в страхе за каждый миг следующий жизни героев. Осознание того, что реалистично представленные на экране события в действительности происходили с такими же, как мы, людьми, пронзает смертельным холодом.

    Традиционно, творения режиссёра Нолана славятся появлениями знаменитых и порой одних и тех же актёров, но здесь некоторые предстают перед зрителем на большом экране чуть ли не впервые. Нолан использует преимущество незнакомых лиц для придания картине реалистичности. В то же время, из-за одного только актёрского дебюта певца Гарри Стайлза, который неплохо себя проявил, смотреть фильм будет добрая половина подросткового населения США (согласно истерии зарубежных пользователей соц. сетей). А мальчуган Барри Кеоган вообще напоминает младшего брата Джоэля Эджертона, Эзры Миллера и Бенедикта Камбербетча одновременно, как если бы для всей троицы он был общим родственником. Выходит, эффект «неизвестности» актёров работает сам на себя.

    Также Нолану делают честь болезненные эпизоды, в которых проявляются самые низкие человеческие пороки, склоняющие к предательству и жестокости, ибо война доводит даже сильных духом до безумства. Но он не забывает дать нам надежду, что не всякий в ситуациях, где существование выхода, казалось бы, просто исключено, теряет рассудок и понимание ценности чести, мужества и добродетели.

    Фильм определено стоит вашего внимания и смотреть его нужно, чтобы расширить свой кругозор, поразиться кадрами береговой линии и воды с высоты полета истребителей и захватывающими видами непосредственно из кабин пилотов британской авиации, и сложить в итоге три трагическое истории, разделённые интригующим монтажом, воедино.

    8 из 10

    21 июля 2017 | 07:50

    Нолан иллюзионист? Да.

    Хорошо, «Дюнкерк» — не военное кино. Это эпизод о выживании обычных солдат, о желании выжить любой ценой. В чём кроется героизм. Собственно операцию по спасению определили чудесной. Четыреста тысяч бойцов, согласно фильму, в основном, проводили время на пляже в ожидании кораблей, в то время как несколько караульных отстреливаются от совершенно невидимых немцев. То есть командующие огромной армией с впечатляющим количеством ни раздумывают о планах снять блокаду, ни дают отпора, ни предлагают военных стратегий по бою с врагом, пусть даже в не самой удобной обстановке. Надежда на spitfire и гражданских.

    Мой дед был капитаном мотострелкового полка. Шел 1942 год, немцы взяли Ленинград в блокаду. Голод, болезни, смерть. Единственный путь доставки провианта в Ленинград — «дорога жизни» — замёрзшее Ладожское озеро. Поздно ночью, колонна фур с мукой и лекарствами, во главе с моим дедом направилась по дороге жизни. Из 35 машин, доехали в Ленинград только 3, остальные же ушли под лёд, как и фура деда. Он пешком 6 км тащил спасенный мешок муки до города, но не дошёл — замерз, из-за мокрой одежды в -30.

    Фильм получился попросту скучным. Попробуй убрать как всегда впечатляющую музыку Ханса Циммера, которая «покрывает» практически каждую минуту хронометража, и на выходе у нас документальная хроника известных военных событий. Вот так и представляешь монохромные съемки пляжа, моря, неба на 70-миллиметровую плёнку. Тогда зачем из этого создавать целый художественный фильм, который вдобавок ко всему выпустят в широком прокате для массового зрителя? 100 минут не пролетают, а именно бесконечно тянутся, пока на экране происходят различные военные действия. Кажется, появился эффект «документальнее и реалистичнее».

    Моей прабабушке было 12 лет, когда началась блокада Ленинграда, где она жила. Она училась в музыкальной школе и играла на фортепиано. Она яростно защищала свой инструмент и не давала разобрать его на дрова. Когда начинался обстрел, а в бомбоубежище уйти не успевали, она садилась и играла, громко, на весь дом. Люди слушали ее музыку и не отвлекались на выстрелы. Моя бабушка, мама и я играем на фортепиано. Когда мне было лень играть, я вспоминала прабабушку и садилась за инструмент.

    Кристофер Нолан намеренно не раскрывает того или иного персонажа, делая их всего лишь участниками в гуще событий. Зрители не знают о них ничего. Просто персонажи, впечатление от которых описывается устойчивым выражением «ни холодно, ни жарко». Так что даже было непонятно, зачем в парочке сцен режиссер пытался создать ситуации, чтобы зритель вдруг начал сопереживать отдельным людям. Вот один из пилотов приземлился в море и не может выбраться из spitfire. Напряжение нарастает таким темпом, будто мне следует волноваться за парня: выживет или нет. Хотя по факту на него наплевать, вдруг он в деревне людей похищал.

    Мой прадед был призван в 1942. Прошёл войну, получил ранение, вернулся Героем Советского Союза. На пути домой после окончания войны, он стоял на вокзале, куда прибыл поезд полный детей разных возрастов. Тут же были и встречающие — родители. Только вот родителей было всего несколько, а детей во много раз больше. Почти все из них оказались сиротами. Они выходили из поезда и, не найдя своих маму и папу, начинали плакать. Мой прадед плакал вместе с ними. Первый и единственный раз за всю войну.

    Или вот какой-то неизвестный паренек по нелепой случайности падает и разбивает себе голову. Через время произносит «мистер Доусон и ты — лучшее, что было в моей жизни». На смех чуть не пробило. Какая ещё жизнь, о которой ничего знать не знаем?! Всё-таки думаю, что в военных или околовоенных фильмах важнейшим аспектом являются человеческие истории, происходящие на фоне войны. Как можно обезличить любую войну, если она только и происходит из-за людей и затрагивает их самих же? Война касается всех, твоя она или нет, так что у каждого участника обязательно будет своя история о предательстве, страхе, смелости.

    Мой дед жил в селе, поэтому у него была собака. Когда началась война, отца отправили на фронт, а мать, две сестры и он остались одни. Из-за голода хотели убить собаку и съесть. Дедушка, будучи маленьким, отвязал пса от конуры и пустил бежать, за что получил от матери (моей прабабушки). Вечером того же дня пес притащил дохлую кошку, после начал таскать кости и зарывать, а дедушка раскапывал и таскал домой (варили суп на них). Так до 43-его года прожили, благодаря собаке, а потом она просто не вернулась домой.

    Добавленные между абзацами короткие истории необязательно являются на 100 процентов правдивыми. Важнее другое. В них есть то, что может затронуть душу. И в них главное — это не война. «Дюнкерк», конечно, хорош своим потрясающим звуком и отличной операторской работой Хойте ван Хойтема (из-за которого и посмотрел кино). Но зачем вся эта техническая сторона, когда художественный фильм, выпущенный на большие экраны, не вызывает эмоций и всего-то предлагает окунуться в атмосферу известных событий? В похожем по структуре «28 панфиловцев» бойцы хотя бы делали всё, чтобы остановить врага. Пусть и миф (???). А тут…

    Моей бабушке было 13 лет, когда во время бомбежки осколком ее ранило в спину. Врачей в деревне не было — все на поле боя. Когда в село зашли немцы, то их военный врач, узнав про девочку, которая не могла больше ни ходить, ни сидеть, ночью тайком от своих пробирался к бабушке в дом, делал перевязки, убирал из ран червей (было жарко, мух много). Чтоб отвлечь девочку парень просил: «Зоинка, пой Катушу». И она плакала и пела. Война прошла, бабушка выжила, но всю жизнь вспоминала того парня, благодаря которому жива.

    Нолан гений? Нет.

    23 июля 2017 | 15:15

    Никакой предыстории. Никакой экспозиции. Никакого раскрытия персонажей — мы даже имен их не знаем или не запомним. Но Нолан остался Ноланом — ты так переживаешь за каждого из них, что после выхода из зала еще долго не можешь принять то, что ты в родном мирном городе, а не на гнетущих берегах Ла-Манша.

    Нолан снял импрессионистский фильм-атмосферу.

    Лишь четыре короткие строчки титров в самом начале картины — это всё, что нам дают. Я понимаю, что британцы, французы о тех событиях знают поболее российского зрителя. Но это необязательно. Ты можешь просто быть инопланетянином, вообще ничего не знающим об истории Земли — и через пять-семь минут ты уже всё поймешь! Почувствуешь шкурой.

    Кристофер Нолан — большой профессионал, владеющий самым широким инструментарием в кино: от технических приемов до художественных и драматургических. И весь этот арсенал был брошен на то, чтобы поразить зрителя картиной назревающей катастрофы. Опытные кинолюбы различают эти приемы и цокают языками от восхищения. Потребители «Трансформеров» и «Горько!» могут ничего не понимать, но они всё равно покроются мурашками — как кожа не может не загорать под воздействием солнечного света. И неважно, осознает ли она суть процесса пигментации или нет.

    В «Дюнкерке» всё работает на импрессию — эмоциональное восприятие. Серо-синяя цветовая гамма как бы говорит тебе — здесь нет и не будет радости. Вы (ты лично!) проиграли, а еще и помереть можете. Не героически, не грудью на амбразуру. А как стадо овец, скопившихся на берегу. Экшн камера периодически вызывает боль в глазах своим мельтешением, но зато ты физиологически начинаешь чувствовать хаос и смятением чувств в душах солдат. И, конечно саундтрек! Не пытайтесь слушать его вне фильма — вы разочаруетесь. На этот раз Ханс Циммер создал не музыку, он воплотил в звук все эмоции. Это воистину гениально! Я несколько раз закрывал глаза, и только звук заставлял меня цепенеть, ужасаться, вжиматься в кресло. При этом, каждая нота идеально попадает в нужный момент действия на экране.

    И ты распахиваешь душу происходящему. Не можешь не верить, не можешь не сопереживать. А зверь по имени Дюнкерк начинает ее терзать.

    В основе фильма про эвакуацию английского корпуса из Дюнкерка лежат три запараллеленные сюжетные линии: двое солдат, пытающихся выжить, несколько летчиков, прикрывающих отступление британского корпуса и маленькое частное судно, идущее на помощь войскам. Линии рассинхронизированные: несколько часов полета истребителей идут наравне с несколькими днями бегства солдат. Сначала меня это удивляло, но потом я понял, что Нолан сделал это намеренно: чтобы схожие эмоциональные пики наложились один на другой и ударили по зрителю с утроенной силой.

    Зритель (особенно, российский зритель) попадает на непривычную войну. Войну, где нет героизма. Армия потерпела поражение, растеряла гордость, и теперь в каждом свербит только одно желание: жить! Отвезите меня домой — читаешь в каждом взгляде. Потоки тоски из сотен тысяч глаз заполоняют экран и серо-синим цунами прокатываются по залу. Солдаты стоят покорными колоннами по пояс в холодном море. Они с надеждой глядят в горизонт, где родная Британия. А бездушное море выносит к ним трупы. Тех, кто так и не попал домой.

    Картина открывает тебе очень простую, но пугающую истину: когда спасают 400 тысяч жизней, отдельно взятая конкретная жизнь не стоит ничего. Это всего лишь статистическая погрешность. И вот две такие погрешности (как грустно и забавно, что в этом слове спрятано словно «грех») — два солдата — не желают смиряться с подобным положением дел. Желание жить — великая сила. Они не обмениваются даже словом, но оба четко понимают, что надо делать. Желание жить делает их хитрыми, умными. Делает циничными. Но зато они кажутся живыми на фоне сотен других солдат, которые как сельди в бочке стоят на молу, а когда налетает авиация врага — могут лишь присесть. И ждать смерти. Жуткое зрелище.

    Не бывает атеистов в окопе под огнем — а здесь было намного страшнее чем в окопе… Лапы смерти врываются взрывами в сплошную массу тел. И вырывают сразу по нескольку. Без разбора. Ни за что. Просто ты подвернулся. И это самое страшное: ты умрешь не потому, что виноват или что-то сделал (или не сделал). Ты умрешь без какой бы то ни было причины.

    Удивительно, как много способов умереть предлагает война! Двое солдат проявляют чудеса изворотливости, но смерть находит их снова и снова, каждый раз в новом обличии. И ты начинаешь понимать, что не так уж всё и бессмысленно. Война внезапно наполняется неким высшим (божественным?) смыслом. Пока ты спасаешь себя — смерть находит тебя. Как ищейка — по запаху трусости, подлости — она выслеживает и вцепляется в глотку, только ты расслабился.

    Но есть иной путь. Есть летчик, который не забывает о тех, кто нуждается в его помощи на земле. Есть старик и двое подростков на утлом кораблике, которые хотят спасти всех. Не 400 тысяч «с погрешностями» — а каждого отдельного человека. Нолан выделил сцены с этими героями: синевой неба, одеждами, выходящими за спектр серого, саундтреком. Словно светом наполняется экран и зал, когда старик спокойно и уверенно ведет через море свою лодочку.

    И ты начинаешь понимать суть этого жестокого высшего смысла. Победи свой всеохватывающий животный страх! Начни спасать не только себя, но и других — и смерть отступит. Эту истину открывают для себя и солдаты из «серо-синей» линии фильма.

    Но не сочтите «Дюнкерк» морализаторским фильмом, в котором сюжетный концепт читается так просто, как я вам его описал. Полотно представляет из себя гармоничный хаос, в котором отнюдь не сразу замечаешь глубинную стройность и посыл.

    Не ищите в «Дюнкерке» полной исторической правды. Нолан снимал точно не реализм. В фильме хватает театральной камерности. Вместо большого плацдарма Дюнкерк сузили чуть ли не до размеров пары приморских отелей. На берегу скопились тысячи солдат, а чуть ли не за углом уже стреляют фашисты. Командование 300-тысячного корпуса весь фильм торчит на молу и вещает в воздух полезные для кинозрителя мысли, а не сидит в штабе в окружении десятка телефонов и не руководит боями.

    Нолан снял не события, а чувства. И для этой единой цели он подчинил всё. В фильме нет Циммера, Хойтема, Харди, Мерфи и кого бы то ни было. Кристофер Нолан всех и всё превратил в инструменты построения полотна. Никто из актеров «Дюнкерк» не станет после него суперзвездой, но каждый из них идеально выполнил поставленную режиссером задачу.

    21 июля 2017 | 03:35

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>