всё о любом фильме:

Осенняя соната

Höstsonaten
год
страна
слоган-
режиссерИнгмар Бергман
сценарийИнгмар Бергман
продюсер-
операторСвен Нюквист
композитор-
художникАнна Асп, Ингер Перссон
монтажСильвия Ингемарссон
жанр драма, музыка, ... слова
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG рекомендуется присутствие родителей
время99 мин. / 01:39
Номинации (1):
Смотрите в кино:
1 сеанс в 1 кинотеатре
Москва
сменить город
На судьбах одной семьи — известной пианистки Шарлотты Андергаст, ее мужа архитектора Юсефа, и их дочерей, Евы и Елены в фильме показывается крушение семейных уз, распад семьи.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
95%
20 + 1 = 21
8.2
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Прототипом образа Шарлотты Андергаст стала одна из жен Ингмара Бергмана — пианистка Кэби Ларетай.
    Трейлер 02:22

    файл добавилUral Highlander

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 9 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    В начале просмотра «Осенняя соната» произвела на меня скорее отталкивающее впечатление, несмотря на мою любовь к творчеству Бергмана: меня смутила некоторая пафосность диалогов, будто бы показная болезнь Елены, слишком явно выставленные напоказ недостатки во внешности героев. Но самое главное, проскользнувшая, как мне тогда показалось, мысль о семейном «предназначении» женского рода, крайне мне неприятная. Сопротивляясь внутренне самой идее, я продолжала смотреть, так как нескрываемая сила этого фильма притягивала меня. Незаметно прошло ощущение напыщенности речей, крупные планы с некрасивыми лицами дополнились кадрами удивительно четкими, художественно зрелыми. Особенно запомнилась больница. Три волшебных по композиции и свету плана, снятых оператором Свеном Нюквистом, перетекали один в другой, и каждый раз возникало ощущение абсолютной истинности происходящего: день — болезненная холодность; вечер — гнетущее молчание, спокойствие; ночь — тревожность. Но только ближе к концу фильма я поняла, что здесь нет ни мужчин, ни женщин, здесь есть мысль о предназначении человека в принципе, о том, что никакая власть — политическая, или власть над умами и душами людей благодаря своему гению не дает права играть чужими чувствами и судьбами.

    Но самое главное впечатление от фильма — это удивление, как режиссеру удалось дать явственно почувствовать осень, не использовав фактически ни одного чистого пейзажного плана и совершенно не акцентировав на них внимание зрителя. Где была она — в цветовой гамме интерьера и одежды, в чувственной сцене с игрой на фоно матери и дочери? Или в сцене безмолвной любви юной Елены, такой странно красивой в своих золоченых туфельках? Я до сих пор вижу, как она сидит на деревянном стуле, положив руки на колени, совершенно не двигаясь, и в её невысказанном страдании я чувствую осень. Ингмар Бергман на этот раз предложил зрителю дивный букет тонкого вина, и только выпив его до дна, я ощутила осадок горечи и тихой осенней печали, который делает созвучным мое восприятие мира этому фильму.

    10 из 10

    25 сентября 2011 | 00:28

    Шарлота известная пианистка, достигшая в музыке виртуозности, но так и не сумевшая подчинить себе зыбкую материю семейного счастья. После смерти сожителя, она принимает приглашение одной из дочерей Евы проведать ее с мужем в их скромном, уютном на первый взгляд маленьком мирке. Сначала, кажется, что произошло слияние разлученными на долгие годы случайными обстоятельствами, горячо любящих друг друга матери и дочери. Внимательные жести, нежные слова, крепкие объятия — идеальный сценарий воссоединения двух близких людей, и только отдельно реплики зарождают в сердце тревогу и ожидание беды. Но вот наедине все маски сорваны и не малейшей иллюзии не дано затеряться среди монологов, которые выдают обоюдную неприязнь, выискивание недостатков, стремление переиграть в замысловатой партии соперника, просчитать его слова, желания, поступки. Младшая, тяжелобольная дочь Шарлоты Хелена также оказалась частью жизни Евы, которую та взяла под полную свою и мужа опеку. Этот факт становится неприятной неожиданностью для матери, которая, несмотря на ярые переубеждения в первую очередь себя, очевидно, чувствует вину если не в прогрессировании болезни, то, по крайней мере, в отказе необходимого присутствия и поддержки для дочери.

    По жизни Шарлота всегда пыталась держатся, что называется, бодрячком. Не смотря на сильные боли в спине и проблемы со сном, она всецело отдавалась музыки, и казалась вполне довольна положением вещей. Дочерей и мужа она никогда особо не баловала вниманием, и оставила однажды супруга ради другого мужчины, особых угрызений по этому поводу не испытывая. Под занавес жизни, у нее кроме музыки, денег, которые ей не истратить и импресарио, полностью равнодушным к ее излияниям души — ничего не осталось, перед ней все отчетливей вырисовывается образ одиночества, и едва ли он будет Шарлоте по душе.

    Ева пережила в своей жизни немало грустных сцен: неразделенное обожание к матери, переросшее со временем в ненависть, аборт и разрыв помолвки, потеря маленького сына, как результат не возможность любить и внутренняя настойчивая мольба об избавлении души от тела и земных мучительных забот. В момент откровения она объясняет матери, что никогда не чувствовала себя счастливой рядом с ней, ощущала свою некрасивость, глупость, недостойность. Особенно эмоционально она описывает ад, в котором жила, когда Шарлотта, на недолгий срок, осознав свои ошибки, решила искупить все повышенным вниманием к дочери.

    Как знаком мне мотив наверстывания упущенного времени родителями, которое они не посвятили воспитанию своих чад. На тебя обрушивается стена заботы, строгости, благих намерений и далеко идущих планов, под напором которой просто невозможно дышать, как будто к груди постоянно привязан гранитный камень. От этого тяжело на душе, ежесекундно хочется плакать и непреодолимое желание бежать, пока ноги не откажутся ходить.

    Какая палитра эмоций, как четко до малейших деталей продуманы образы и их чувства, удивительно. Постоянное ожидание взрыва обоюдной ненависти и упреков, но драматическая сцена превосходит все самые смелые ожидания. Жизненность, следы красного вина на губах, искаженное гримасой боли лица, булькающие звуки всхлипывания, все то, чем часто пренебрегают современные актеры из тщеславного желания быть всегда красивыми на экране. В горле стает ком от созерцания на годы постаревшей после разговора Шарлотты и пучины отчаяния, а иногда отвращения в глазах Евы. Диалог-избавление от накопившихся в чулане памяти воспоминаний можно перепечатать целиком и по отдельным фрагментам изучать проблемы взаимоотношения в семьях и причины покалеченных жизней. Думаю, многие услышат свои мысли и драму жизни из уст персонажей.

    Любите друг друга, прощайте, пытайтесь понять слабости, объясняйтесь, говорите, не замыкайте горечи и обиду на долгие годы в себе, ищите в окружающих свет, тянитесь к нему, живите, а не существуйте…

    10 из 10

    9 января 2012 | 23:37

    Шарлотта в исполнении Ингрид Бергмэн, гастролирующая известная пианистка, навещающая свою дочь Еву, играемую Ливом Уллмэнном. Они не видели друг друга в течение 7 лет.

    Сначала, все прекрасно, поскольку мать и дочь прилагают все усилия, чтобы сделать их долгожданную встречу друг для друга настолько удобным и приятным насколько возможно. Спустя время, они задаются вопросом об ожиданиях, чувствах и отношении друг к другу.

    Шарлотта — очень талантливая, но полностью ушедшая в себя женщина. Ева — милая неряха. Сначала ленты проскальзывают ехидных обмененных замечаний, но поворотный момент — то, когда Ева предлагает играть на фортепьяно для своей матери. Она играет так хорошо, на сколько она может, но звуки музыки, неказисты и немелодичны. Когда она просит, чтобы ее мать играла часть для нее, Шарлотта делает одну вещь, которая сигнализировала ей, что «война началась». Она убирает стойку для нот на фортепьяно. (Когда пианистам запомнили часть, они делают это, чтобы показать аудитории, что у них нет никакой потребности в печатной музыке.) Шарлотта, конечно, играет восхитительно. Однако, ущерб нанесен. Мать имеет успех, и дочь — отказ. В последствии все выливается в бурные эмоциональные откровения дочери на всю жизнь, проведенную со своей матерью, открывая ей глаза на истинные отношения матери-дочери, без прикрас и цензуры.

    Игра актеров выше всяких похвал, как и сама постановка выдающегося режиссера и сценариста Ингмара Бергмана.

    28 марта 2010 | 23:36

    Мать, бегущая от отягощающего прошлого, не смотря на слабые попытки уйти от него, все равно возвращается на круги своя. Дочь, страстно желающая даже не вернуть свою мать, а обрести ее впервые, тоже лишь еще дальше уходит назад. Муж дочери, видящий и понимающий весь трагизм, является безучастным свидетелем, не на что не влияющим. Сестра дочери, страдающая параличом — единственная способна к прощению. Но больная и слабая, даже не умеющая внятно разговаривать, она, увы, не способна изменить механический, наверное, даже естественный ход событий.

    Однако с трудом выбравшись из кровати, она начинает кричать разборчивыми словами: «Мама, приди ко мне! Мама, приди ко мне!». Но мама вновь бежит от своей семьи, создавая иллюзию, что все в ее жизни так, как и двадцать, тридцать лет назад.

    Дочь пишет письмо, в котором вновь просит прощение у своей мамы, и мы понимаем, что нечто подобное происходило раньше. Муж, продолжая оставаться лишь свидетелем во взаимоотношениях между матерью и дочерью, читает в этом письме такие строки: «Никогда не поверю, что ты ушла из моей жизни. Ты конечно вернешься. Я верь в это. Иначе и быть не может. Еще не поздно. Не поздно, мама. Еще совсем не поздно». Однако мать, возникающая при чтении этих строк, кажется, пытается вымолвить «да», но так ничего и не говорит. Все возвращается на круги своя…

    10 из 10

    12 января 2015 | 12:43

    Мне кажется, Бергман в этом фильме пытался решить вопрос, которым рано или поздно задается любой человек, полностью вынужденный отдавать себя своей профессии — а может ли в принципе быть у него счастливая семейная жизнь? Что важнее, что должно стать приоритетом — твой долг перед близкими, либо то, что ты, как тебе кажется, обязан дать остальным людям? Твой талант, то, что, будучи нереализованным, просто не даст тебе жить дальше? А любой настоящий труд, тем более труд художника — это в любом случае вынужденная аскеза, каторга и очень часто невозможность полностью реализоваться в семье.

    Ответа на этот вопрос, конечно, нет, а человеческие силы небезграничны, и мало найдется людей, способных найти баланс между своим призванием и личной жизнью. Однако самое главное в бесчисленном количестве ситуаций, которые возникают на протяжении всей жизни, все-таки остаться человеком. Не оставить ребенка, поддержать родителей, не предать любимого, потому что отделить творчество от жизни в каком-то высшем смысле, наверное, невозможно, и то, что ты делаешь — всегда связано с тем, чем ты являешься. И гений и злодейство поэтому классически несовместимы, хотя недаром героиня Бергмана — не композитор, а исполнительница, и техника для нее, пожалуй, важнее чувства, да и чувства срежиссированы, а не прожиты. С другой стороны, гениальный Моцарт был, по отзывам современников, на редкость безалаберным семьянином, если не сказать хуже, хотя откуда мы можем точно знать.

    Так или иначе — если ты взял на себя ответственность за кого-либо — в случае героини за детей — неси до конца. Ни слава, ни успех, ни деньги в конце жизни тебя не утешат.

    9 ноября 2011 | 02:05

    После 7-летней разлуки, известная пианистка Шарлотта, приезжает навестить свою дочь. Приезд матери многое означал для Елены, но все обернулось выяснениями отношений между матерью и дочерью.

    Слова русского классика о том, что «все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему», очень хорошо характеризует этот фильм. Бергман выдает всю подноготную отношений матери и дочери. Властолюбивая и эгоистичная мать, которая была всю жизнь погружена в свою карьеру, поездки, славу и признание и бедная «затюканная» дочь, которая восхищалась и одновременно ненавидела свою мать. Фильм держится исключительно на таланте двух главных актрис Ингрид Бергман и Лив Ульман, которые на протяжении полутора часа раскрывают истинные лица своих героинь, отбрасывая притворство и маски с которыми они ходят. Причем все это выглядит очень естественно, несмотря на довольно театрализованное по своей концепции действие. Фильм не так уж труден для восприятия, но может показаться трудным для осмысления поступков и мыслей героинь. Так, например, слова Шарлотты «Почему она не умирает? Так было бы легче…», посвященные ее второй больной дочери, могут ввести в полное недоумение зрителя, ведь как мать может такое говорить про своего ребенка и многим, возможно, будет трудно понять логику героини, хотя и этому есть объяснение.

    Для Ингрид Бергман (однофамилице, но не родственнице режиссера) этот фильм стал одним из последних и первой и единственной работой с Ингмаром Бергманом.

    Фильм претендовал на 2 премии «Оскар» — за женскую роль (Ингрид Бергман) и оригинальный сценарий.

    12 мая 2011 | 23:33

    Шарлота и Эва — мать и дочь, единые кровью, но разные духом люди не виделись уже 7 лет, что само по себе несколько странно. Ещё удивительней, что в доме Эвы уже два года живет её младшая сестра Хелена, страдающая тяжелым неврологическим заболеванием, о чем мать и представления не имеет. Конечно, узнав об этом, зритель просто обязан подняться на дыбы, гневно обвиняя непутевую мать-кукушку. Однако Бергман, разительно отличаясь от известного ведущего ток-шоу 1-го канала российского ТВ, работает с умным клиентом, поэтому демонстрирует ситуацию со всех сторон.

    Шарлота только что овдовела, посему с радостью приняла приглашение дочери приехать к ней пожить. Здесь-то и произойдет семейное разбирательство: действий не будет — будут разговоры, чувства, воспоминания и выяснения отношений, прерываемые кратковременным молчанием, слезами и музицированием.

    Мать — актриса в полном смысле этого слова: красива, несмотря на возраст, ухожена, элегантно одета и весьма сдержана во внешних проявлениях эмоций. Она живет активной жизнью: от концерта до концерта, от выступления до выступления и всегда так жила. Её друзья: Шопен и Шуман, Брамс и Бах, а публика — те единственные люди, которые ей искренне аплодируют.

    Дочь — женщина средних лет, некрасива, но и не уродлива, внешне проста, невзрачна, при первом впечатлении имеет доброжелательный взгляд и такие же манеры: одно только письмо к матери чего стоит — столько заботы и участия. Эва красиво говорит, используя много эпитетов, но её пафос выглядит надуманным, вычурным, в то же время мать объясняет музыку так, как сама её видит и чувствует. Что есть слова, как не шелуха, прикрывающая зависть дочери к матери, к её славе, таланту.

    Так ли уж невинна Эва? Так ли искренен её порыв помочь матери, оказавшейся в беде? Бергман не дает ответов, предоставляя зрителю решить самому. Вряд ли желание высказаться, выговориться, сказать все то, что держала в себе столько лет, было спланированной акцией, вероятно, её обиженное подсознание жаждало возмездия. В результате. чувства, выпущенные на свободу растут, съедая обоих, обвинения следуют за ответами, в которых пострадавшей стороне нет надобности.

    Что произошло: расплата за то, что сделала мать или обида на саму себя за неудавшуюся жизнь, попытка найти виновного в своих несчастьях? Кто лучше: мать, что недодала любви дочери, но сама при этом живет, а не умирает в глуши с нелюбимым мужем и воспоминаниями о ребенке, которого больше нет? Конфликт Шарлоты и Эвы является отображением полярных жизненных позиций: одна не умеет жить, но учится этому шаг за шагом, допуская ошибки, другая — все знает наперед, что и как нужно делать, но это не помогает ей стать счастливой.

    Виктор похоже, единственный, кто любит Эву, иначе как ещё можно объяснить совместное проживание с ней. И, несмотря на чувства к жене, он наблюдает эту драму, сквозь героев, не принимая ни чью сторону. Очевидно, что Бергман рекомендует зрителю поступить также, а дальше каждый решает так, как хочет.

    9 из 10

    2 февраля 2013 | 14:30

    Необыкновенно глубокий и тонкий фильм. «Ты сумела разрушить мою жизнь, потому что сама была несчастна» — говорит Ева матери. Здесь Бергман затрагивает важную проблему человеческих отношений, проблемы семьи. Бергман говорит о том, что родители влияют на счастье и нормальное психологическое состояние своих чад не только на протяжении их детства, но и на протяжении всей жизни их детей. О своей несчастной матери, которая и всей семье причиняла несчастье, Ева говорит: «Таких как ты надо изолировать, чтобы вы никому не причиняли зла». Дальше оказывается, что и мать Шарлоты причиняла ей боль, родители Шарлоты никогда ее не наказывали, но и не ласкали. Всю свою боль, скопившуюся за годы, несчастная Шарлота отдает музыке, но не может отдать ничего своей новой семье. «Пороки матери наследует дочь. Мать потерпела крах, а расплачиваться будет дочь. Несчастье матери должно стать несчастьем дочери?»- сомневается в этой горькой правде Ева. А ее мать не может принять то, что возможно именно она виновата в болезни Хелены. В этом фильме Бергман не только напоминает родителям о том, как важно их влияние на детей, но и напоминает детям, что не стоит быть слишком требовательными к своим родителям, что следует попытаться их понять, быть милосердными и что никогда не поздно дать родителям второй шанс.

    Картина Бергмана эмоционально очень сильна. «Мать и дочь. Какое страшное сплетение любви и ненависти! Зла и добра. Хаоса и созидания», — говорит Ева матери. И зритель чувствует эти сильные и противоречивые чувства в сложных отношениях между матерью и дочерью, потому что актрисы играют необыкновенно искренне, хотя им достались крайне сложные роли. Никогда я еще не видела такой чистой, искренней и тяжелой психодрамы.

    Фильм построен очень грамотно. Вначале зритель знакомиться с Евой и ее мужем, затем с Шарлотой, а затем зритель не понимает, от чего между Евой и Шарлотой такое сильное напряжение. И тут же находит причины, так как мать и дочь впервые за все годы разбираются в своих отношениях, анализируют прожитые годы. Зритель видит сцены из их прошлого. «Не ройтесь в своем прошлом. Когда открываешь дверь детской, на тебя набрасывается огромное приведение. Потому что ты давно забыл, куда ведет эта дверь», — вспоминает Ева из прочитанного по приезду матери.

    И постепенно зрителю открывается, что за привидения мучают мать и дочь, и куда ведет дверь их детских. И тут психологизм достигает своего пика: множество страшных истин открывается не только зрителю, но и самим главным героиням, которые не знают, что с этой правдой делать и как можно с этим всем жить. И дочь, и мать переживают настоящее глубокое потрясение, и Шарлота сбегает, как обычно. Но не все потеряно, Ева просит прощения у матери за свою чрезмерную требовательность и резкое суждение в своем письме. В конце режиссер не просто прочитывает зрителю искупительное письмо Евы к Шарлоте, а показывает нам их живой диалог, где и мать и дочь понимают, что когда все, что накопилось за годы, наконец, было высказано, еще не поздно исправиться вместе, с поддержкой друг друга.

    Также стоит отметить музыкальное сопровождение фильма (игра Шарлоты на фортепиано и остальной саундтрек) и операторскую работу (так как самое главное в фильме — главные герои, то их лица были очень близко сняты, а воспоминания с более дальнего расстояния).

    10 из 10

    1 марта 2009 | 23:45

    Сюжетом для драмы стали непростые отношения дочери и матери (Евы и Шарлотты), из интеллигентной семьи, обе одаренных, одна больше — другая меньше. Еве, дочери талантливой и имеющей популярность пианистки, выпала доля ребенка, обделенного в детстве любовью. Шарлотта, будучи целеустремленной и честолюбивой, отдавала себя публике, сколько могла, для мужа и детей же ее не хватало. Это и стало причиной той ненависти и обиды на мать, которую Ева годами держала в себе, не желая в том признаться.

    Главной заслугой режиссера считаю тонкий психологизм (а в знании человеческой натуры ему трудно отказать), с которым Бергман подошел к характеру каждого из героев. Несмотря на страшные упреки со стороны дочери в сцене ночного разговора, зритель не может всецело встать на сторону Евы. Просто обвинить Шарлотту, ни чуточки не встав на ее сторону, невозможно. Можно согласиться, что и ее жизнь была не сахар, что ее саму в детстве тоже «недолюбили», а жизнь принесла двух дочек, из которых одну она не понимала, другая же одним своим видом внушала ей чувство вины. Большой талант очень часто бывает губителен для отношений. Натура энергичная, Шарлотта умела быть требовательной к себе и могла быть требовательна к другим. В случае с Евой ее представление наткнулось на ту разницу, которая редко какому родителю бывает незнакомой. А Ева, девочка тихая и ранимая, не умела высказаться и найти понимание. Смогла только через много лет.

    Развернутые монологи, обилие крупных планов, блистательная актерская игра, притягательный колорит, тема и, конечно, музыка делают эту картину одной из лучших работ шведского мастера.

    Отдельно хочется упомянуть сцену с игрой на пианино. Обе трактовки прелюдии Шопена словно приоткрывают двери во внутренний мир героинь. В противовес сентиментальной интонации Евы Шарлотта предлагает версию Шопена, где есть место чувству, но вместе с тем и сдержанности. Не случайно она замечает, что отдала шопеновским прелюдиям чуть ли не 50 лет, эта музыка стала рупором ее души.

    10 из 10

    2 декабря 2012 | 23:33

    В отношениях между родными и близкими всегда была и будет важна искренность.

    Проблема заключается в том, что дочь не могла пообщаться со своей матерью по душам. Она не могла ей довериться, открыться. При малейших попытках к разговору, она то и дело слышала: «Милая, иди к себе в комнату, мне нужно поработать».

    Она упустила. Упустила то время, когда отношение между матерью и дочерью должны быть максимально доверительными. И в итоге получает то, что накопилось за долгие годы. Массу упреков, обид и разочарований. Их разговор был настолько горьким и кровоточащим, что она не выдержала и уехала на следующее утро.

    Вот и все. Первый, долгожданный разговор произошел. Но стало ли им легче? Упал ли камень с души? Нет.

    10 из 10

    5 сентября 2008 | 22:56

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>