Манифесто

Manifesto
год
страна
слоган«Art requires truth not sincerity»
режиссер Джулиан Розефельдт
сценарий Джулиан Розефельдт
продюсер Корнелия Акерс, Burger Collection, Маркос Кантис, ...
оператор Кристоф Краусс
композитор Бен Лукас Бойсен, Нилс Фрам
художник Эрвин Приб, Сабина Дайгелер, Мелани Рааб
монтаж Бобби Гуд
жанр драма, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в России
зрители
Россия  29.9 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
цифровой релиз
релиз на DVD
11 сентября 2017, «НД Плэй»
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время95 мин. / 01:35
«Манифесто» — это путешествие по истории искусства XX века. В фильме встречаются Малевич и Джармуш, Кандинский и Годар, а их знаменитые манифесты произносят 13 героинь нашего времени.

Вернисаж и похороны, семейный ужин и мусорная свалка, новостная студия и панк-вечеринка становятся сценой для 13 вдохновляющих высказываний о свободе и новаторстве, о политике и искусстве, о любви и смерти.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
75%
61 + 19 = 80
6.7
в России
83%
5 + 1 = 6
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Знаете ли вы, что...
    Материалы о фильме
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей

    ещё случайные

    Пусть не заблуждаются: великие умы — скептики… Всякого рода вера есть сама выражение самоотвержения…

    Ф. Ницше. Антихрист.


    Если переесть с непривычки пищи для космонавтов, может стать дурно.

    Если взять культуру… ОЧЕНЬ МНОГО КУЛЬТУРЫ — и запихнуть в ее одну тесную ленту… киноленту…

    В общем, вы меня поняли. Добро пожаловать в постмодерн. Бр-р!

    Я не смогу написать на ЭТО рецензию. Уж извините. Мне стало дурно минут через тридцать, и я подумал, что этакого духовного концентрата в меня больше не влезет, да и вредно как-то… Пора кончать есть и садиться… избавляться от мыслей прямо на монитор. Может, я досмотрю потом, но пока лучше выплюну из головы излишки увиденного, информируя потенциальных зрителей о том, что им предстоит.

    Итак. В русских слоганах сказано: сенсационный фильм с Кейт Бланшетт. То, что с Бланшетт — сущая правда. (И правда замечательная, но если я сейчас начну хвалить Бланшетт, то просто захлебнусь от счастья, а я еще жить хочу). Но вот, что сенсационный… это просто реклама, иными словами, наглая ложь. Перед нами самая что ни на есть старая песня (повторюсь, я про первые тридцать минут, больше не вынес, но мне кажется, дальше будет то же самое — все подряд). Песню эту пели на разные лады Тцара и прочие манифестаторы, вся модерновая культура ее пела. «Мы наш, мы новый мир… разрушим! Кто был ничем… ура! Ничем!» «К чёрту Вагнера, к чёрту музеи. Дада. Ага» — ну и так далее. Разве не слышали? Бр-р!

    Загвоздка в том, что несмотря на кучу солистов/«Индивидуумов»-уникумов, здесь это как будто всего одна песня: за свой поток, и против всего остального, особенно большого, общего, возвышенного, сверхличного, ибо оно мешает. Собственно, она уже давно умерла, эта песня (но не заметила, так как никогда не была живой). Ее абсурдность обличили и раздавили всякие неглупые люди вроде Люббе: ну, ок, мол, вечное изменение. Ну ок, долой музеи. Ну ок, давайте новое искусство. Но если искусство — это новое, то через минуту оно уже старое, значит, не искусство, значит, ему только в музей, а музеи разрушены, но вы хотите искусство, значит, не разрушите, вот. А чтобы совсем без музеев и прям сразу в помойку — на это вы не пойдёте, потому что тогда и искусства-то никакого нет. В общем: «долой музеи» — лишь рекламная тактика, чтобы попасть в музей. Абсурд.

    И на все это Манифестатор с готовностью отвечает: «погодите, да я ж Вам сразу все это и сказал. Я ничего не собираюсь доказывать. Я говорю, потому что мне нечего сказать…. Долой музеи». Но посудите сами, насколько дешёвый это трюк?

    Пускай некто сказал: «Дважды два пять». Сочтём ли мы ценной оговорку: «И это сущая ерунда», или это все же не объяснит нам главного — ради чего говорящий вообще открывал рот? И почему он кричал поверх того говорящего, который, быть может, говорил серьезно?

    «Нет ничего ценного, кроме вечного изменения». И с какой это стати? Мне, например, постоянство тоже нравится. Иногда… К тому же, раз кто-то фиксирует изменение, значит, относительно чего-то, значит, что-то неизменно, значит… Но это никого не волнует. Воинствующее разрушение (оно же — в местном диалекте — созидание) само себе противоречит, само себе рушит опору, оно не дышит и не понимает, как существовать: но — эдакая игрушечная оппозиция! — манифестирует: манифестирует… скуку?равнодушие?неизвестно что?

    И вот что в итоге получается. С одной стороны, вызов господствующей парадигме есть, можно хвалить триумф плюрализма. С другой стороны, этот вызов такой абстрактный, такой НИЧТО, что следовать ему не выходит… И все остается как есть. Просто манифест, гигантский макгаффин, чтобы мы его жевали и не мешали процессу. Ну а как иначе? Тут-то и встает вопрос: а станем ли мы когда-нибудь настолько рассудительно-цепкими, чтобы восставать не «против», а против чего-то конкретного в господствующей парадигме, или как раз этот навык в нас потихоньку атрофируется абсолютизацией абстрактных выкриков?… Кто и как может взаправду воспринять Манифест, не осудив его?

    Обо всём этом вроде и говорится в фильме, который как бы превращается в абсолютную антирекламу самого себя. Вот, мол, что случается, если забросить «простые» вечные ценности (Благо, Красота, и Истина, та, что с большой буквы), и ринуться раболепно ублажать ненасытные капризы скучающего зрительского я.

    Так и кажется, что именно это они и имели в виду, только прямо не выразили. Но как мы видели, это далось им не слишком дорого. Они заочно разрешили поставить на себя любой ярлык. Это значит ничто. А ничто и все, данные в абстрактности, как учил нас Гегель, едины. Знал ли он, в какую бомбу закладывает порох? А ещё…

    Вот что случилось с нормальным (теоретически, справки нет), умиротворенным человеком, просто оттого, что он ненадолго сел у экрана и включил «Манифесто». Когда меня отпустит, не знаю. Хочешь так же? — Иди и смотри. А я лучше чаю попью.

    Резюме: с колоссальным драйвом и безупречным мастерством составленный концентрат современной антикультуры, коварно не навязывающий отношения к себе.

    Без оценки.

    P.S. Прежде, чем выкладывать рецензию, все же дослушал Манифест. А там…

    9 августа 2019 | 12:02

    Начнём с того, что перед нами — необычный фильм. Джулиан Розефельдт — современный немецкий художник, задумавший «Манифесто» как экспериментальную инсталляцию в 2012 году. Плодотворное сотрудничество с Кейт Бланшетт с 2010 года априори предзнаменовало выбор именно этой актрисы для участия в выставке. Чтобы получить финансирование, Розефельдт договорился с Баварской телевизионной компанией, запустившей проект о художниках, после чего телевизионщики поставили условие, чтобы версия инсталляции была линейной. В итоге проект перерос в кинокартину, снятую всего за двенадцать дней в Берлине в 2014 году. До экранов России «Манифесто» почему-то добрался только через три года.

    Понятное дело, художнику стать режиссёром не так-то просто. Продолжительные сцены, выпестованные в своей эстетической красоте почти до идеала, содержат не только актёрские откровения, но и довольно странную, сложно сконструированную, противоречивую речевую вереницу, отчаянно пытающуюся ударить зрителя смысловой нагрузкой, да так, чтобы в ушах звенело. Происходящее напоминает полуторачасовую университетскую лекцию, ибо язык фильма явно не заигрывает со зрителем, а прямо даёт себе намекнуть о существовании повествовательной многослойности. Визуально происходящее в разной степени доступно пониманию, а эмоционально — не даёт усомниться в актёрском даре Бланшетт, от роли к роли показывающей очень достоверную образность и игру. Но внутри привлекательной, пусть даже в большинстве своём «холодной» обёртки, скрывается конфета, которая не каждому по зубам.

    Безусловно, высказанные истины достойны быть рассмотренными и обдуманными, ведь за ними стоят такие личности, как Годар, Малевич, Джармуш и другие. Меня дезориентировало скорее их немыслимое изобилие, бесцеремонно и вразнобой врывающееся в неподготовленную голову, что делает фильм от первого до последнего кадра полностью арт-хаусным. «Манифесто» — кино даже не для любителей, а для ценителей, давно зависших в теме искусства, разбирающихся в разноплановости его моральных, эмоциональных и интеллектуальных посылов. Возможно, не будь видеоряда — получилась бы, очень грубо говоря, этакая книга афоризмов и измышлений на разные темы — от значения человека в искусстве и мире до значения искусства и мира в самом человеке. При этом, столкновение одних высказанных истин с другими рождает тотальную сумятицу, неупорядоченную и порой сложную для быстрого восприятия. Я всё равно не смогу доступно объяснить, в чём тут дело и чего конкретно хотел добиться автор. Может, разбираться вовсе не нужно, оценочные ориентиры тут ни к чему, а разбросанные детали смыслового паззла были созданы, чтобы каждый выцепил подходящий кусочек для себя?

    Несмотря на фестивальную претенциозность материала, «Манифесто», тем не менее, хочется пересмотреть, чтобы глубже вдуматься в «междустрочье» поданной информации, разделить свои «за» и «против», а также повторно насладиться Кейт Бланшетт и чудесной операторской и художественно-постановочной работой. Здесь есть действительно стоящие сцены, на общем фоне выглядящие как минимум красочно и нестандартно. Если же говорить о какой-то конкретной морали, которую я вынес из фильма (если вообще возможно сложить всё увиденное в общий эквивалент, безусловно, не претендующий на объективность в системе чисто субъективного восприятия), так это то, что настоящее искусство можно найти в чём угодно, и в наше время, отягощённое быстро развивающимся технологическим прогрессом, когда скорость ценится превыше всего, святое и ценное по-прежнему прячется в непритязательной, почти бедственной и падшей простоте.

    Может, как раз поэтому самыми тёплыми и живыми у Кейт Бланшетт получились образы бездомного, рокерши из бара и оратора похоронной процессии, так как именно эти три человека менее всего привязаны к глобальному, наэлектризованному городскому механизму, в котором каждый человеческий «винтик», пытающийся найти искусство в работе или молитве за семейным ужином, так или иначе остаётся замкнут в пространстве угловатости форм, квадратности комнат, однотонности студий и постоянном бегстве за совершенством, которого вовсе не существует.

    7 из 10

    13 июня 2017 | 02:12

    Искусство для многих олицетворяет собой абстрактность, которая отражает эстетическое удовольствие. Это способ самовыражения, стремящийся красиво, детально, и идейно рассказать о том, что интересует общество. Правда, порой, вся это прогибается под общественность, и превращает эстетику в попсу, а удовольствие в приход. «Манифесто» рассказывает обо всем этом, предлагая взглянуть даже на условную кучу дерьма с разных ракурсов.

    «Манифесто» — это не кино, не документалка, не короткометражка. Это проект. Это высказывание. Это провокация. Он способен испугать своей манерой неискушенных зрителей, а более умную публику заставить читать между строк, разбавляя пищу для ума кипящим перфомансом Кейт Бланшетт.

    Очень часто меня спрашивают зачем я занимаюсь всей этой писаниной. Кто-то обвиняет в слепой ловле хайпа, кто-то доказывает, что я рисуюсь на фоне других, а третьи и вовсе уверенны, что я бесцельно перебираю умные и не очень слова, являясь на деле бездарем. Несмотря на суть моего хобби, я принципиально не люблю доказывать или разубеждать кого-то. Но при этом, мне всегда есть что ответить на это, и в этот раз мой ответ отлично вписывается в контекст «Манифесто».

    Я начал писать 7 лет назад. Моим первым большим текстом была рецензия на «Три дня на побег» с Расселом Кроу. Она до сих пор есть в моём профиле на Кинопоиске, и она просто ужасна. Тотальная несуразица, безаргументированная, похожая на мнение девочки, которая попала на концерт любимого, и очень смазливого поп-певца. Но при этом, я горжусь ей, поскольку тогда я впервые попытался рассказать о своём мнении незнакомым мне людям, и убедить их в чем-то, в чем уверен сам.

    Тогда мне казалось, что я смог создать нечто, что можно назвать громким словом «детище». Я ни в коем случае не намекаю, что это было искусство, но сам факт рождения этого высказывания, и его доступности для окружающих, невзначай отделили меня от окружающего мира. Нет, я не стал особенным. Я просто в какой-то момент взглянул на конкретную вещь по-другому. С годами взгляд на остальные вещи тоже начинал меняться. Вместе с этим появлялось желание что-то постоянно делать, генерировать, по-особенному смотреть на все, что вокруг.

    Иной взгляд — иные действия. Притрагиваясь к чему-то прекрасному, ты на автомате тянешься к этому, и сам начинаешь становиться лучше. Лучше писать, интереснее говорить, искренне реагировать, да даже тусить как в последний раз. То есть, попробовав малое — меняется большее. Благодаря этому моё мировоззрение стало шире, глобальнее, увереннее, в меру гуманнее, экспрессивнее. Всем этим я спешил поделиться с теми, кому это надо. Иссякая до последней эмоциональной капли, я вкладывал в своё искусство (никогда не думал, что скажу о своём хобби именно так) себя, и поражался тому, что людям, пусть и немногим, это интересно.

    «Манифесто» доказал мне, что для создания чего-то тебе нужен только ты. Катализатором может являться кто или что угодно, но результатом будешь только ты сам. Я, ты, вы все — это и есть искусство. Возможно это будет эгоистично, слизано с кого-то, не получит признания в обществе, или приведет в восторг ваших друзей. Главным останется факт его рождения, присутствия в этом мире, и точечном плевке в лицо устоям. Здесь нет границ, нет пределов и рамок. О них ни в коем случае нельзя задумываться, иначе есть вероятность загнать самого себя в рамки банальностей и неискренности.

    Смотря на героиню Бланшетт, которая с лютой экспрессией стояла на похоронах, и орала на всех пришедших, обвиняя их в алчности, бездушности, трусливости, и грозясь убить, я задумался над тем, что перед нами яркий пример того, когда человек творчества без доли стеснения говорит о вещах, которыми живет там, где уже ничего не живет. И именно эта экспрессия, эта агрессивность, эта борьба за то прекрасное, что ежедневно рождается в наших сердцах и головах — и есть жизнь.

    Если вам что-то не нравится — не молчите — пишите об этом. Если вам нравится на что-то смотреть — не стойте — рисуйте это! Если приятно что-то слышать — не зависайте в этом — пойте в такт! Делайте это хорошо, делайте это плохо. Главное — не надо гнить в чертогах общества, которому чхать на все это.

    «Манифесто» — атмосферный монолог, который после просмотра будет звенеть в ваше голове. Он сведет вас с ума, станет вашей мотивацией, и вызовет стойкое чувство дискомфорта из-за того, что пока люди создают нечто новое, красивое и интересное, отдавая что-то от себя, вы сидите ровно на своей пятой точке, стопоря сами себя там, откуда вам срочно надо выбираться.

    10 из 10

    29 мая 2017 | 11:20

    Фильм-манифест, сотканный из множества таких же манифестов, наслаивающихся друг на друга и феерично преподносимых двукратной обладательницей премии Оскар.

    В многогранности таланта Бланшетт не приходится усомниться ни на минуту. Даже тринадцати её образов становится мало. Режиссёр, проделавший огромную исследовательскую работу, заставляет зрителя промокнуть до нитки под проливным дождём броских высказываний. Можно не пытаться угадать, чьими словами говорит тот или иной персонаж, достаточно будет просто вникнуть в суть и сопоставить её с тем, что происходит на экране. Здесь серьёзные заявления представителей различных течений очень умело и немного саркастично вплетены в соответсвующий визуальный контекст. Так, например, архитектурный манифест произносится над грудами мусора и отбросов, поп-арт вписан в сцену семейного обеда, где, кстати, была задействована настоящая семья актрисы, об искусстве кино говорит школьный учитель, а против капиталистического общества высказывается бомж.

    Манифест — это обращение к народу. Это призыв к разрушению давно сложившихся и загнивающих стереотипов и созиданию более новых ценностей. Манифесто — это обращение выдающихся фигур в искусстве ХХ столетия к зрителю посредством кинематографа. Это очередная и вполне удачная попытка в более или менее непринуждённой форме донести до общества основные идеи и настроения теоретиков различных художественных направлений прошлого века.

    30 сентября 2017 | 03:34

    Что объединяет Каземира Малевича, Василия Кандинского, Карла Маркса, Дзигу Вертова, Джима Джармуша, Ларса фон Триера и, допустим, Сола Левитта? Не спешите, подумайте. Только перед тем, как делать выводы, добавьте в этот коктейль дадаизм, футуризм и, например, концептуализм. И примите к сведению, что это лишь одна из составных частей общего рецепта.

    Позвольте художнику руководить съемочным процессом, разрешите ему превратить в единый организм несколько готовых инсталляций и пригласите на 13 ролей только одну актрису. И вы получите «Манифесто» — гениальное высказывание о современном искусстве и его предназначении.

    Творцов из первого абзаца роднит не только новаторство и двадцатый век, а еще особый взгляд на искусство и, что главное в нашем контексте, наличие сформулированных манифестов об этом самом искусстве и природе бытия. Выдержки из этих манифестов и взял за основу сценария немецкий художник Джулиан Розефельдт и приготовил невероятный слоеный пирог из образов, мыслей, метафор, гротеска и крайне интеллигентной иронии. Рупором для всех озвученных цитат стала Кейт Бланшетт, одинаково органично выступившая панком, бомжом, телеведущей, кукольником и добропорядочной матерью семейства.

    По сути, тысячей разных слов на протяжении полутора часов звучит только одна главная мысль: искусство должно быть истинным и честным, но при этом, оно вообще никому ничего не должно. И весь фильм тоже есть иллюстрация этой противоречивой идеи. Страстные рассуждения о дадаизме на кладбище у гроба в качестве прощальной речи, манифест о поп-арте Олденбурга вместо обеденной молитвы в кругу семейства, преподавание первоклашкам основ Догмы-95 на уроке рисования. Сочетание несочетаемого, вызов общественной морали и традиционным устоям, квинтэссенция искусства, помещенная в самые неподходящие и смехотворные даже условия, и именно в этих условиях рождается новый смысл без мишуры и реверансов.

    Если вы знаток искусства, синефил и философ в одном флаконе, то вы рискуете получить мощный множественный оргазм от бесконечных цитат и аллюзий. Если вы заглянули на киносеанс по счастливой случайности и кроме той же Догмы-95 не узнаете вообще ничего, то вас тоже ждет колоссальное удовольствие, по крайней мере, эстетическое. Потому что у руля художник, не режиссер, и он вывел красоту кадра на качественно новый уровень. Такую феерическую геометрию, симметрию и совершенство в каждой секунде вы едва ли увидите где-то еще. У вас перехватит дыхание от эстетики: не прилизанной, но идеальной. И в одной точке сольется все: и намеренное переигрывание Бланшетт, и абсурд ситуаций, и сила высказывания. Редко, когда за полтора часа экранного времени можно получить настолько сильное впечатление. Только не ждите художественного фильма в привычном его восприятии. Здесь слово «художественный» обретает новое, принципиально буквальное значение.

    90 тысяч евро, одна актриса и 12 съемочных дней — и мы имеем лучшее произведение об искусстве двадцать первого века. Женщина как венец творения, поставленная во главу угла и произносящая манифесты великих мужей века двадцатого. 90 минут непрерывной работы мысли, хор творческих голосов, объединенный ради единой идеи. Манифест манифестов, искусство об искусстве, абсолютно новое слово в кинематографе, обязательный фильм к просмотру.

    10 из 10.

    24 августа 2019 | 14:15

    Что искусство представляет собой в современном мире? Какое значение оно имеет для нашего времени? Какую функцию оно несет общества? И есть ли оно вообще? Философия искусства — это одна из самых сложных для кино. Режиссеру и сценаристам необходимо дать анализ и донести мысль до зрителя понятным и доступным образом. Попытку понять и осмыслить проблему искусства сделал режиссер Джулиан Розефельдт в фильме-инсталляции «Манифесто».

    Синопсис Тринадцать историй. Тринадцать героинь. Каждая отличается от другой социальным положением, профессией, занятием. Всех их объединяет одно. Посредством цитат великих деятелей искусства они пытаются донести до мира, когда и где рождается искусство, какой смысл в него вкладывается и есть у него будущее.

    Говоря об игре актёров, остается оценивать только игру Кейт Бланшетт, сумевшей вжиться сразу в тринадцать разных образов, начиная с жуткого бомжа и панк-рокерши и заканчивая балетмейстером и учительницей начальных классов. В каждом образе была воплощена уникальная героиня со своими заботами и привычками, в жизни которой огромное значение играет искусство. Эти образы олицетворили обычных современных людей, голосом которых говорили великие философы, писатели, художники, пытающиеся понять искусство.

    Перед просмотром обычный зритель должен быть морально готов к тому, что ему предстоит увидеть классический артхаус, в котором, чтобы понять, нужно домысливать. Режиссёр Джулиан Розефельдт снял оду искусству, в котором посредством обыденной реальности и задействованных в историях героинь рассуждает над темой искусства. Фильм буквально напичкан символами. К примеру, наиболее сильное впечатление на меня произвел эпизод с поездкой одной из героинь на мотоцикле на работу, когда параллельно была показана серая, типовая, лишенная духовного начала современная архитектура, а на заднем плане автор призывал отказаться от красоты.

    Нестандартность фильма также проявилась в его сценарии. Дело в том, что, по сути дела, «Манифесто» являет собой один большой монолог, состоящий из цитат великих философов, рассуждающих на тему современного искусства. Этот монолог строят героини, сыгранные Кейт Бланшетт. Поскольку вдаваться в детали сюжета не имеет смысла, поскольку сюжета как такового нет, то лишь поделюсь мыслями касательно мысли, которую хотел передать нам автор. Рассуждая над темой искусства, автор приходит к выводу, что искусство рождается в эпохи колоссальных перемен, революций, перестановок в человеческом сознании и ценностных ориентирах. Искусство, по его мнению, не умирает, а живет, причем всегда использует новые формы, никогда не прибегая к старым. Очень важно искусство прививать молодому поколению, так как только от него зависит его процветание.

    Итог У обычного зрителя фильм после просмотра оставит смешанные чувства, однако не следует относится к картине предосудительно, поскольку она оставляет огромную порцию пищи для размышления. Пожалуй, это самое главное достоинство «Манифесто», поскольку зрителю предстоит домыслить идею автора, постараться понять, какой смысл лежал в той или иной детали. Одним словом, «Манифесто» — это высокое интеллектуальное кино.

    9 из 10

    9 июня 2017 | 20:49

    Ярко, оригинально, навязчиво, последовательно, трудно-понимаемое, красноречиво, подчеркнуто, крикливо — эпитеты, которые для меня характеризуют этот фильм. Здесь нет интриги, есть только форма, которая помогает открыть мир идей-искусства. И в большей степени это не о манифестах в частности, но об искусстве в целом. В этом есть корень картины.

    Но почему это ярко? Режиссер не поленился подобрать к каждому манифесту его среду, образы в форме обстановки повседневности/места действия и его предположительных носителей/верующих, которые максимально передадут суть-идею. Это было действительно ярко, плюс оригинально. Отобразить футуризм в атмосфере бесконечной офисной архитектонике, это кажется трансцендентно; поп-арт в его антагонизме — консервативно-патриархальной среде; концептуализм и минимализм в самой четкой форме их рутинного проявления — новостной телепередачи, где априорно все сжато и закономерно просчитано, etc.

    Крикливость и навязчивость выражается в том, что все героини Кейт Бланшетт в прямом смысле кричат о себе, а они есть суть-идея. Они навязчиво абсолютизируют себя в пространстве искусства, провозглашают себя априорными и единственно верными. Но это не есть плохо, наоборот, это есть фундаментальная форма выражения манифеста. Такова его суть — абсолютизироваться, навязываться, кричать и внушать. Манифест выходит из идеологии, в этом создатели картины не переборщили.

    Последовательно и подчеркнуто. Каждый манифест идет друг за другом, никто и не кому не мешает, местами даже, (О, фантастика!), дополняет. В каждой новой сцене происходит свой акт творения, каждая мелочь суть-идеи выделяется интонацией и общей игрой. Даже в самых иррациональных по сути манифестах, все проставлено логично к его форме и стремлениям. Для меня это круто, мне это безумно нравится.

    Красноречие каждого манифеста и его содержание есть результатом красноречия сценария. Всё четко, вот в чём вся соль. Про красноречие игры Кейт Бланшетт упомянуть также стоит. Она постаралась воистину на славу. Здесь ее талант видно как нигде больше. Золотые роли и её звездный час. Но даже это не спасет зрителя от непонимания всех идей, потому что о некоторых манифестах ты можешь услышать первый раз в жизни. Поэтому это трудно для понимания, поэтому этот фильм не для всех. И даже Кейт Бланшетт здесь, увы, никак не поможет.

    Заниматься искусством, творчеством — значит творить, постигать высокие вершины человеческого разума. В это и есть искусство — в плюрализме выражения себя, идей, надежд, потерь, протестов, поддержки, чувств, знаний, критики, бытия, etc. И для каждого будет его манифест.

    11 октября 2017 | 01:13

    Фильм яркий, фильм очень тонкий, фильм остроумный, фильм очень похож на одну из самых запоминающихся сцен в романе «Бэтмен Апполо» неподражаемого Виктора Олеговича. Но нет никакой гарантии, что именно вам фильм понравится.

    Для меня основное отличие детей от взрослых состоит не в зарабатывании денег и даже не в попытке отвечать за собственные ошибки, а в избавлении от полярного оценочного мышления «хороший-плохой». Например, плохой волк может делать хорошее дело — быть санитаром леса, а хорошая заботливая мать может своей гиперопекой уничтожить личность в своем ребенке и т. д. 

    Так и здесь: фильм не хороший и не плохой, он может быть очень хорош для чего-то одного, и ужасен для другого. Кино вообще — это не конечная цель всех человеческих устремлений, а лишь инструмент, с помощью которого мы извлекаем из себя те или иные эмоции, или давно затаенные в самих себе мысли.

    Какие мысли «О роли искусства и персоне истинного художника в современном мире» — у вас давно сокрыты, есть ли у вас они вообще, беспокоит ли вас тот вечный поиск человечеством все более новых и все более адекватных реалиям способов самовыражения? Есть ли у вас в компании люди, способные отличить высказывания Малевича — от цитат Маркса, тонкие мистические намеки Ларса фон Триера от наигранной попсовости Уорхола? Если таких нет, то, возможно, этот фильм не для вас, но это не хорошо и не плохо, просто с помощью этого инструмента не будет высечена та искра, которая зажжет ваше сердце.

    В моем сердце искра зажглась. Зажглась благодаря гениальной актрисе, восхитительной музыке, изумительному юмору. Не сочтите за позерство, но мысли о том, что же НЕ является искусством в современном мире, и есть ли в мире хоть один человек, которого априори НЕЛЬЗЯ назвать художником собственной Вселенной — одолевают меня весь день.

    Сейчас мне кажется, что все мы вовлечены в один общий непостижимый и максимально прекрасный танец, где каждая наша одежда — театральный костюм, а каждая наша фраза — часть главной роли. И данный фильм в этом всемирном танце — одно из самых восхитительных па, которые мне удалось увидеть лично.

    С уверенностью могу сказать лишь одно: если у вас есть девушка и вы хотите показаться ей небанальным интеллектуалом и тонким романтиком — то ведите ее именно на этот фильм, и она наверняка оценит богатство вашей души.

    29 июня 2017 | 16:41

    Впервые за очень долгое время я могу сказать: Я такого ещё не видел. Никогда раньше. Отдельные приемы, подходы, части и компоненты — да, они удивляли и поражали меня. Но чтобы целый проект с начала и до конца… Такого не было очень давно.

    Это сложно объяснить, но я ощутил что-то неизведанное, во время просмотра я как будто вышел в какую-то иную плоскость. Не могу сказать, что я всё понял и со всем согласился, но на полтора часа я невольно стал частью чужого замысла. Меня сумели увести в дебри неведомых тонких материй, бросить там и заставить задуматься. Что-то совершенно несущественное тут обрело форму и значение. Мысли о высоком, которые меня всегда раздражали, особенно кричащие, громкие, навязчивые — здесь я слушал их, боясь пошевелиться и нарушить странное таинство, происходящее на экране.

    И не мыслями едиными. Подача, визуализация — это что-то невероятное. Этот проект (его и фильмом сложно назвать) полон визуальных и смысловых ассоциаций. Каждый переход от одного манифеста к другому продуман, каждый кадр наполнен деталями. Операторское решение, монтаж — я невероятно впечатлён. Все локации меня просто заворожили. Тут нет ничего случайного, ничего простого. Я не знаком с работами Джулиана Розефельдта, но очевидно, что «Манифесто» — это его magnum opus. Это то, что создано не за один год и даже не за одно десятилетие. Это идея, блуждавшая в сознании долгое время и обраставшая деталями, нюансами, микроскопическими подробностями. И от того поразительнее, что проект был снят всего за 12 дней и за смешные 90 тысяч евро. Мили-секунда любого современного блокбастера стоит дороже — а здесь такое богатое зрелище, 13 дотошно проработанных локаций, всё это изобилие, созданное за сущие копейки.

    И кончено, главное звено проекта — Кейт Бланшетт. Можно бесконечно долго описывать эту работу, её многогранность и невероятную органичность в каждом из образов. Но я скажу короче: так больше не смог бы никто. Ни одна актриса, не до Бланшетт, не после неё не смогла бы сыграть вот именно так. Это что-то за гранью моего представления об актёрском мастерстве. Это что-то большее, не вписывающееся в моё понимание искусства, которому, собственно, и посвящён весь этот проект. Удивительно, но работа Бланшетт сама по себе оказалась манифестом, тем 14-ым, не высказанным, но самым ярким.

    Подводя итог, могу сказать, что я озадачен, я обескуражен и даже смущён. Меня, пресытившегося жизнью и тем самым пресловутым искусством, сумели удивить и вытащить из комфортной блокбастерно-сериальной среды в какое-то неведомое измерение. Пугающее своей искренностью, разрушительное, волнующее, иррациональное и бесконечно прекрасное.

    10 из 10

    16 августа 2017 | 11:06

    Вступительная полуторачосовая коротенькая речь.

    Не шучу, ибо этот манифест звучит на протяжении всего просмотра, можно вновь ощутить себя на митинге советского периода. Доказательством того, что я понял этот фильм, в чем Кейт Бланшетт упрекнула зрителей в конце (есть от чего этого бояться), может послужить, например, такое действие — я в самом начале еще не стану его смотреть и сразу же удалю (правда, уже поздно, но этот фильм типа нелогичен). Потому что смотреть этот фильм тоже бессмысленно, ибо все бессмысленно, как утверждает главная героиня. Какая вообще разница, что там говорят и показывают. Кейт Бланшетт в нескольких обличьях тоже подтверждает тот факт, что не так важно, кто там в этом фильме играет, все актрисы одинаковые, мы тоже все одинаковые, абсолютно все одинаковое. В дерьме ли я, в серебре или в шоколаде — какая разница.

    Поэтому не имеет значения и то, что я сейчас пишу, считайте, что я здесь просто написал три большие буквы, которыми всегда украшают какой-нибудь забор. Ха! Все суета. Логика, согласно фильму «Манифесто» — это тоже бред, потому синий цвет идет мясорубке только на закате, а лягушки стоят столько же, сколько прыгают, но дороже. Все равно рубли не мои. Это так трогательно. В общем, фильм весь в этом же духе. Там есть некая иррациональная мысль, направленная против обыденного структуризма, но конкретно я пришел к личным выводам на эту тему лет в двадцать, поэтому смотреть было нужно в середине 90-х.

    Все эти «новшества» опровергаются сами собой. Например, я должен избавиться от слова «должен». То есть, везде содержатся взаимоисключающие вещи. Фильм напоминает отрицание войны из-за которого убивают. «Манифесто» — очень скрепный фильм, его нужно смотреть всем патриотам. Здесь много о великой духовности. Искусство тоже для избранных. Для избранных в федеральное собрание.

    На что я обратил внимание, это в данном фильме, коль уж такая претензия на оригинальность, не должно было быть такой банальности, как титры и хронометраж. Включаете вы кино, а оно без времени. Запомнился один момент, я его назвал «танец жен сперматозоидов». Единственное, что запомнилось, впрочем. Когда фильм закончился, то осталась только пустота. Да и та слишком уж вычурная. «Не сотвори себе кумира», — сказал Моисей и скромно улыбнулся.

    17 ноября 2018 | 02:10

    ещё случайные

    Заголовок: Текст: