Безумие

Frenzy
год
страна
слоган«Just an ordinary necktie used with a deadly new twist»
режиссерАльфред Хичкок
сценарийЭнтони Шэффер, Артур Ле Берн
продюсерУильям Хилл, Альфред Хичкок
операторГилберт Тейлор, Леонард Дж. Соут
композиторРон Гудвин
художникСид Кэйн, Роберт В. Лэйн, Джули Харрис
монтажДжон Джимпсон
жанр триллер, ... слова
бюджет
$2 000 000
зрители
Германия (ФРГ)  2 млн,    Франция  1.42 млн,    Испания  1.14 млн
премьера (мир)
релиз на Blu-ray
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время116 мин. / 01:56
Номинации:
Ричард Блени обвиняется в совершении серии убийств женщин, которые найдены задушенными мужскими галстуками. Подозрение падает на него после того, как обнаружены тела его бывшей жены и подружки. Дело кажется настолько очевидным, что полиции не составляет труда получить ордер на арест Блени. Однако после того как Ричарда приговорили к тюремному заключению сроком на 25 лет, инспектор Оксфорд, проводивший расследование, начинает сомневаться в его виновности и продолжает поиски убийцы…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
87%
27 + 4 = 31
7.5
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Знаете ли вы, что...
    • Экранизация романа Артура Ле Берна «До свидания, Пикадилли, прощай, Лестер-сквер» (англ. Goodbye Piccadilly, Farewell Leicester Square).
    • Камео Альфреда Хичкока: он стоит в центре толпы слушателей, единственный, кто не аплодирует оратору. Первоначально Хичкок планировал для камео роль утопленника, который проплывает по Темзе. Был изготовлен манекен с точной копией головы Хичкока, но эта задумка не была реализована, а манекен использовался для съёмок рекламного трейлера фильма.
    • Хичкок предлагал Владимиру Набокову написать сценарий для этого фильма, но Набоков отказался. В результате сценарий написал Энтони Шаффер.
    • Фильм снимался с августа по октябрь 1971 года. Съемки проводились в павильоне студии Pinewood в Великобритании и на натуре в Лондоне (Ковент-Гарден, Оксфорд-стрит).
    • еще 1 факт
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей

    ещё случайные

    Нравится или нет, вопрос не вполне корректный, когда речь идет о творчестве Альфреда Хичкока. Тематика его фильмов все-таки весьма неординарна и не располагает к «отдохновению души»…

    Бесспорно одно: этот Мастер создает незабываемые образы — и сюжет фильма всплывает в памяти сразу после короткого фрагмента.

    Так было и с фильмом «Безумие», который я впервые увидела очень давно. Случайно наткнувшись на него сегодня ночью, просто не смогла оторваться — и еще раз заворожено следила за почти гротесковыми, но такими объемными и колоритными персонажами фактически до рассвета.

    При этом не раз ловила себя на мысли, насколько отчетливо врезались в память огромные куски этого немного наивного по нынешним временам, но такого яркого и тревожного фильма.

    Легендарный режиссер создает легендарные шедевры.
    Желающие повторить его стиль в мировом кинематографе показали пока только одно: Хичкоку нет равных!

    10 из 10

    28 июля 2008 | 10:52

    Мсье Пуаро, мисс Марпл, патер Браун и, конечно, Шерлок Холмс окончательно разбаловали англичан. И не только полицию — с этими-то не отличающимися расторопностью и сообразительностью ребятами давно всё было ясно — но и самых обычных граждан, уверовавших в силу закона и неприкосновенность невиновного. Поэтому Ричард был абсолютно уверен, что дело о любителе слишком туго завязывать галстуки на тонких шеях своих хрупких жертв его не коснётся. Даже после того, как убили его бывшую жену. Даже после того, как, оказавшись явно не в то время совершенно не в том месте, он попал во все газеты как подозреваемый в череде жестоких преступлений. Даже после обнаружения скрюченного трупа его актуальной пассии в мешке из-под картошки. Наивный Ричард, глупый Ричард. Запертый в клетке из собственных стереотипов, он был так занят разговорами о собственной непричастности к убийствам, что даже не дал себе труд задуматься, почему тугой узел затягивается именно на его шее. А маньяк продолжал делать то, что ему нравится: насиловать, душить, читать мораль мёртвым женщинам. Уверенный в себе, совершенно забывший о том, что и на старуху бывает проруха.

    Не секрет, что Альфред Хичкок обладал очень своеобразным чувством юмора. В «Безумии» он позволил ему развернуться в полной мере. Фильм «Frenzy», название которого логичнее было бы перевести на русский язык как «Исступление», ведь главный герой теряет не разум, а самообладание, являет собой не желание режиссёра напугать своего зрителя, а скорее приглашение попировать во время чумы, посмеяться над современным английским обществом, самостоятельно взращивающим маньяков, подобных Раску — обаятельных, умных, безжалостных. Процесс наблюдения здесь гораздо интереснее и важнее результата — возможного заключения настоящего преступника за решётку — так что Хичкок спокойно отвлекается от созерцания вроде-бы-главного героя, сосредотачиваясь на любопытных деталях, способных сказать гораздо больше, чем кажется на первый взгляд. В центре внимания режиссёра не люди, не ситуации, не коллизии, но отношения, фиговым листочком прикрывающие тотальное равнодушие к окружающему миру. Моментальное переключение внимания зевак с речи политического деятеля к утопленнице в Темзе — и то и другое им одинаково безразлично, но девушка в речке голая, и глаза у неё такие необычные, вылезшие из орбит. Псевдоматеринские чувства Бренды к своему бывшему мужу — а на деле ей проще сунуть ему в карман несколько лишних фунтов, лишь бы оставил её в покое. Комические отношения с едой Главного Инспектора, выражающие его позицию к собственной работе: крупную рыбу слишком долго и разделывать, пусть дальше плавает в супе, а вот мелкую куропатку можно и слопать, её жареная кожа аппетитно захрустит на зубах, и в желудке будет приятно тепло.

    В своей «Пляске смерти» Стивен Кинг рекомендовал «Исступление» как фильм, однозначно внесший значительный вклад в развитие жанра хоррора, вопрос только в характеристике последнего. Король Ужасов предлагает свою классификацию, основывающуюся на дефинициях ужаса, страха и отвращения, однако фильм Хичкока опровергает независимость этих условных уровней друг от друга, доказывая, что истинный кошмар рождается от их взаимовыгодного союза, ведь признанный мэтр жанра всё-таки не комедию снимал. Зритель, скептически усмехнувшийся при виде сцены откровенно курьёзного изнасилования, в ужасе отшатнётся от экрана, как только глаза только что умершей женщины заглянут ему прямо в душу, а толстый, вывалившийся изо рта язык, раздвинет губы в посмертной кривой ухмылке. Будет по-настоящему страшно вместе с камерой испуганно пятиться от места совершающегося преступления на улицу, туда, где самые обычные прохожие занимаются своими рутинными делами, не представляя, что творится прямо у них над головой, на втором этаже миленького домика в викторианском стиле. А разрывание грудной клетки Чужим покажется детским лепетом по сравнению с близкими контактами маньяка с уже окоченевшей жертвой, отбрыкивающейся от своего мучителя холодными как лёд ногами, сжимающей в изящных пальцах булавку — единственную улику, которая может выдать убийцу.

    Точность — вежливость королей. И режиссёров. Хичкок доказывает это, безупречно просчитывая реакцию зрителя, безошибочно играя на его нервах. Нет, он не ограничится использованием двух органов чувств, он задействует все. Вынудит вглядываться, не давая отвести взгляд, взрежет такую спокойную тишину жутким криком и хрустом ломающихся костей, заставит ощутить под пальцами тонкую кожу мертвеца, вдохнуть запах маслянистых вод Темзы и почувствовать вкус отвратительного коктейля, которым жена Главного инспектора угощает своих гостей. Сгустившийся воздух можно будет резать ножом, а мэтр лишь зажжёт сигару и усмехнётся над своим доверчивым зрителем, которого он снова напугал. И для этого не нужны монстры под кроватью, вполне достаточно самого существования человека на Земле.

    4 июля 2015 | 17:47

    Ну, посмотрел и я, наконец, что-то из творений признанного мастера саспенса — Альфреда, нашего Хичкока. Вы знаете, может он и король, но захотелось уснуть, буквально минут через 10. Нельзя так снимать. Вернее можно, но только Хичкоку. Он, безусловно, был на пьедестале, в 1940 — 50-е, но с моей точки зрения, безнадёжно устарел. Всему своё время..

    Картина вызывает ощущение, что автор снимает для себя, очень всё дешево и сердито. По любительски. Творческий почерк? Ну не знаю.. Не проникается, честное слово. Знаменитого нарастающего напряжения, я не только не увидел, я не понял, зачем весь этот балаган.. Главного злодея подобрали так мастерски, что не понять кто главный террорист города, несложно. Да и особо это и нескрывается, к слову.. Тогда, зачем? Скажу больше — театральная постановка. Не стоило огород городить. Не видел все картины Альфреда, но если на склоне карьеры человек снимает «так», то, что говорить о других.. Но, наверно всё дело во вкусе..

    Музыка также не понравилась, однообразная, ощущения страха, не вызывает..

    Возможно, кто-то скажет, дескать, ну что ты так придираешься, ведь это было другое время, другие вкусы и т. д.. Но простите, через 6! лет, выйдет «Охотник на оленей», практически дотоле неизвестного, Майкла Чимино…

    Актёрский состав как на подбор, все из неплохого лондонского тюза..

    Итог: Хичкок — новатор, безусловно, человек придумал и реализовал множество новых идей в мире кино, но режиссер был посредственный. Глубины нет, до конца искал какую то интригу для себя, думал удивит…Ан нет, всё оказалось прозаично, ещё одна вариация на тему от Хичкока. В топку..

    4 из 10

    8 ноября 2010 | 13:41

    - А где твой костюм?

    - Я одета как маньяк-убийца. Они ничем не отличаются от обычных людей.

    к/ф «Семейка Аддамс»


    Перед нами очаровательное бытописательское кино с элементами комедии и триллера.

    Пока по Лондону бродит как-то психопат душащий галстуками женщин, Ричарда Блэйни, некогда — офицера ВВС, а ныне — бармена с пристрастием к алкоголю, выгоняют с работы, поскольку босс ревнует его к не слишком-то симпатичной официантке. Блэйни, будучи явно человеком темпераментным, а также очень раздражённый жизненными неудачами (и в обоих отношениях джин скорее ухудшает ситуацию), идёт срывать зло на бывшей жене, которая в итоге утешает его и незаметно суёт в карман немного денег… На беду, с ней знаком и приятель Блэйни, Боб Раск, рубаха-парень и психопат с сексуальными патологиями. Он, не встретив с её стороны взаимности, насилует миссис Блэйни и душит её галстуком — а подозрения полиции, разумеется, падают на скандалившего с ней будущего мужа, виденного около места преступления, особенно когда тот начинает тратить её деньги…

    Можно подумать, что перед нами напряжённый триллер, но это так только отчасти. Хичкок гораздо более увлечён описанием характеров и бытовых сценок, яркими фоновыми эпизодами и вообще повседневностью, чем собственно безумием и убийствами. Не меньше экранного времени, чем центральные персонажи, получают болтающие в пабе лондонцы, инспектор Скотленд-Ярда и его жена-гурман, прислуга мотеля и многие другие. При этом Хичкок отлично понимает тесную связь смешного и ужасного — «Безумие» предстаёт комедией не только в сценах перебранок третьестепенных персонажей, разбавляющих действие (да простится мне такое сравнение!) почти в стиле шекспировских стражников и могильщиков, — сцена, в которой убийца отчаянно борется с трупом среди рассыпавшейся картошки, тоже истерически смешна… но одновременно заставляет содрогаться от ужаса и отвращения.

    Всё сказанное не отменяет психологической достоверности — фильм очень тонкий, очень глубокий. Энергичный, но безвольный приятель Блэйни и его агрессивная жена, простоватая Бэбс — самый, пожалуй, симпатичный и достойный персонаж фильм, за исключением, возможно, мягкого и интеллигентного полицейского инспектора… И, конечно, дядюшка Раск. Самое жуткое в «Безумии» — мысль, к сожалению, подтверждаемая и многочисленными историями реальных серийных убийц, что таковым может оказаться кто угодно. Тех, кого не ловят сразу на месте, не могут отыскать годами (нередко — вообще никогда), именно потому, что это далеко не обязательно неуравновешенный безработный, которого из-за жестокого обращения бросила жена, его далеко не всегда есть хоть какая-то причина заподозрить. Если хоть на минуту задуматься об этом слишком серьёзно, легко лишиться спокойного сна.

    Не в последнюю очередь столь яркие образы — заслуга актёров. Ах, британские актёры — всё же это нечто совершенно особенное, англичан уж точно могут по-настоящему играть только они. Слегка иронично, на полутонах, и при том почти преувеличено сочно в конечном итоге. Улыбка Барри Фостера — вроде бы непринуждённая и солнечная, но с самого начала от неё не по себе. А Джон Финч с его взглядом большого ребёнка! А очаровательный дуэт Алека Маккоуэна и Вивьен Мерчант!..

    Кроме того, «Безумие» — потрясающе красивый фильм. Обычно это достигается художественным использованием цвета и света, необычными ракурсами, сложным монтажом… Что же делает таким красивым этот фильм я, право, не знаю. Вроде бы я не могу усмотреть ничего необычного, сложного, нарочитого, никакой обработки кадра (собственно, вообще единственный именно приём, который я сумел заметить — две послеубийственных сцены, воистину шедевральное использование саспенса) — и при этом едва ли не с первого кадра просто дух захватывает от того, как прекрасно «Безумие». С этого момента я не могу называть Альфреда Хичкока иначе как великим режиссёром.

    «Безумие» мне доставило просто массу удовольствия. Образцовое кино. Браво!

    24 марта 2014 | 23:41

    Посмотрела «Исступление» ("Безумие»). Какое нехичкоковское слово, да же? Подозрение, головокружение и даже завороженность, да. Но это? Страсть, ярость, безумие… разве они из его оперы? Разве их создашь «черным юмором», прохладцей, плотно-пластичной историей без срывов в бездны и полетов в облака? Ведь даже знаменитый хичкоковский саспенс не страсть, а атмосфера тревоги, созданная расчетливо, рассудочно, умело (страсть же магична и расчетами только рушится).

    Помните лестницу, уводящую маньяка и жертву вверх, в его комнату? Она пуста, изворотлива, темна — пространство-тень, ведущее в никуда, в смерть.

    А потом, когда убийца и жертва уже вошли в квартиру, камера проделывает обратный путь, уже без девушки. И пока мы следим за этим медленным проходом вспять, желая, чтобы тоненькая фигурка Барбары тоже шла по ней прочь из адского места, происходит убийство.

    Путешествие одинокой камеры по страшно пустой лестнице вниз, где кипит жизнь и суетятся люди, — тревога, да, но разве взрывающая?

    И можно ли назвать взрывом (исступлением) самую мрачную сцену фильма (если не всего творчества Хичкока), где Боб борется с трупом за булавку в окружении грязных мешков. Сцена эта насквозь иронична и уже этим прохладна. Покойница не хочет уступать. Бьет чистюлю Боба прямо в лицо холодной грязной пяткой и держит булавку крепко, как залог своего спасения пусть не в этой, так хоть в будущей жизни. Здесь любой рискует рассмеяться… И это как тест. Хичкок словно спрашивает у нас: а на чьей вы стороне? Исполнены ли ваши сердца жалостью, страданием или жаждой возмездия? А может, вам просто интересно, чем закончится поединок с трупом, и вы развлекаетесь? Что именно в вас пронзает эта злосчастная булавка: сердце, любопытство или инстинкт?

    В начале фильма чиновники, обсуждая за чашечкой кофе проделки маньяка, говорят о том, что Лондону это только на пользу. Больше туристов, ага! Ведь к знаменитому туману добавляется существенный бонус (оживляющий времена самого Джека Потрошителя) — мертвые истерзанные девушки на улицах. Черный юмор, холодный. Искушающий захохотать.

    Не знаю, хотел ли Хичкок, чтобы страдание и сострадание пронизывали его зрителей (был ли настолько сентиментален?), но то, что он иронизировал над теми, кто не умеет страдать и избегает страшащего, это точно.

    Он был увлечен психоанализом, потому понимал: наши неврозы оттого, что мы отказываемся честно и до конца проходить путь страданий, проживать их, и, избегая мук разными способами, лишаемся всех остальных чувств.

    Всю жизнь Хичкок боролся с испуганным и закомплексованным мальчиком в себе, тем, который стоял в сторонке, когда другие дети играли во дворе иезуитского колледжа. Отсюда присутствие во всех его картинах чего-то выходящего из-под контроля. Все для того, что бы вновь и вновь испытать ощущение: неподконтрольное (страхи, комплексы) можно контролировать, побеждать!

    Его любимая ситуация — невинный (в «Исступлении» это Ричард Блени) в непонятном. Хоть где-нибудь непонятное победило? Мне бы так хотелось, чтобы это случилось в «Ребекке», «Марни»… Нет! Даже роскошные необыкновенности его «сюрреализма» в «Завороженном» напоминают не сон, а скорее план-схему, и впоследствии до обидного четко и подробно разъяснены (если не препарированы).

    Помните образ Хичкока (хоть в тех же камео)? Строгий, застегнутый на все пуговицы, сложивший ручки на животе, внимательно-прищуренный наблюдатель. Такие не целуются с музой, такие с ней беседуют, договариваются и даже, случается, руководят ею. 

    Он НЕ страстен, хоть и не лишен тяги к иррациональному. Но еще сильнее тяга (прямо как на «сеансе черной магии») к его объяснению, а значит — уничтожению. Вот уж кто не жаждет утопиться в страхе (привет всем любителям хорроров и слешеров). Вот кто мечтает избавиться от него (не бегством, заметьте, но преодолением; не подвигом, а рассудком)!

    Уж коль между культурой и природой имеется пропасть (как нам на разные лады, но в один голос объясняют многие философы), то Хичкок только на стороне культуры. Природу тяжелее объяснять и контролировать. (К слову, о страхе «природного» (как иррационального) им снят удивительный ироничный и полный предвидений фильм-катастрофа «Птицы»).

    Кажется, натурные съемки — самое ненатуральное, что есть в его кино. А в нарисованных, расчерченных, как план, пространствах комнат, залов, кабинетов он — в своей стихии.

    Его интерьеры — монолиты. Попробуй выброси хоть одну вещь из мрачно-уютной комнаты маньяка Боба! Как можно нарушить порядок этой зловещей череды портретов, что расставлены и развешены в ней? Рассматривать их можно только в той системе, которую предложил режиссер: сначала уродливая (словно пририсованная или наклеенная шкодливым ребенком) улыбка мамы в ажурной рамочке, потом «цыганская страсть» с кастаньетами, потом экзотические женщины с лицами иссиня-черным и серым. И кто поймет вкусы извращенца? Тем не менее, все картинки говорят все о хозяине… И это все, конечно, не страсть, а болезнь.

    Но даже когда страсти случаются, Хичкок так ловко и умело прячет их, прямо как Линч свои тайны. Вот и его убийца Боб редко выплескивает их наружу, почти всегда прохладен и трезв. Лишь однажды мы видим истинный срыв в бездну: Боб, не в силах себя остановить, повторяет «прелесть, прелесть, прелесть…», а жертва, попадая в ритм его зловещей «мантры», твердит свою — «Живый в помощи Вышнего…».

    Все остальное время Боб подчеркнуто нормален, вежлив, приятен, дружелюбен, улыбчив… Лишь ковырянье в зубах, да рыжий цвет волос отвращают тех, кто умеет «читать» детали. (Не каждый так часто чистит зубы, только тот, для кого чистота стала манией, а грязь — проблемой. Ну а рыжесть намекает на фольклорных палачей и Джека Потрошителя, о котором выше).

    О, Хичкок всегда очень точен! Рассудочен. Прохладен (как его знаменитые блондинки). Разве такие могут позволить иррациональности зла побеждать?

    Да, он ловко и порой беспощадно умеет вырывать нас из суетливого скольжения по поверхности жизни. Да, он дает услышать и увидеть, что под ней скрывается самый настоящий из ада голосок. Да, он порой зло смеется над нашими (и собственными! страхами). Но в тупиках этих ответов никогда не оставляет.

    Самое настоящее в искусстве утверждает, а не отрицает. Хичкок верит в ценность (и цельность) этого мира, несмотря на все его безобразия и бессмыслицы. Вот почему его эстетику не назовешь жуткой. Она слишком человеческая (и человечная) для этого. Даже самые мрачные его фильмы («Психо» и «Исступление») показывают убийц не демонами, но людьми с вполне объяснимыми реакциями, поступками, болезнями. Существование Боба Раска и Энтони Перкенса не отменяет этики и смысла, не топит в безнадежности, не загоняет в тупик (как существование Боба в знаменитом сериале Линча). И… они не побеждают.

    У хичкоковского «исступления» температура вполне здорового тела — 36 и 6. Как и у финального обвинения убийце: «Мистер Раск, вы забыли надеть галстук».

    7 мая 2014 | 10:47

    Очень сильное кино от Хичкока.

    На основании только этой картины уже можно смело вступать в спор с теми, кто считает, что последние работы режиссера были «так себе».

    Увлекательный, динамичный, с неожиданным ходом фильм.

    Сцена с вызволением убийцей булавки из руки мертвой жертвы произвела на меня глубочайшее впечатление. Все-таки порой Хичкок бывал крайне циничным. Но, с другой стороны, без этого эпизода фильм был бы не столь ярким. Необъяснимо, но когда из грузовика посыпалась картошка, и убийца оказался на грани разоблачения, я не хотел, чтобы его обнаружили, хотя испытывал к нему глубокое отвращение. Вот она, сила искусства!

    30 июля 2010 | 02:40

    Даже не знаю, что хочу сказать. Впервые такая ситуация. Обычно говорю, что думаю, либо молчу.

    Все отрицательные и положительные отзывы стоят того, чтобы посмотреть это кино. Остановлюсь на личных рекомендациях — не стоит знакомиться с творчеством Хичкока начиная с этого фильма. Сложится превратное отношение к режиссеру и поклонникам его фильмов.

    Плюсы — несомненно английский четко поставленный юмор.

    Минусы — кто не знает, система фильмов Хичкока основана не на тайне, а на чем прогорит преступник и каким образом это произойдет. В данном случае, я сам был очень удивлен предсказуемостью сценария. Напоминает простой милицейский протокол о дебоширстве. Ну и один плюс к общим плюсам — очень английский стиль повествования)

    13 марта 2012 | 00:55

    Не увлекался творчеством Хичкока и поэтому не знаю, каким фильмом считается Иступление(Безумие) худшим или лучшим, но на меня он произвел определенное вчечатление. Хоть этот триллер сильно затянут и убийств мало, зато взгляд от экрана не оторвать! Советую!

    19 июня 2006 | 13:42

    Снятая по роману знаменитого Артура Ле Берна картина режиссера известного больше по «Психозу» и «Птицам» представляет собой чудесный образец черной комедии пародирующей все бывшие и будущие клише жанра психологического триллера и детектива. Только что прославившийся Джон Финч играет человека-обманку, на которого клевал тогдашний зритель, ожидавший от актера нового повторения ролей отрицательных персонажей. Все актеры стараются переиграть друг друга: красавица Анна Мэсси играет влюблённую героиню так, словно это её последний шанс запомниться британскому зрителю; Финч по обыкновению циничен и обманчиво импульсивен, Барри Фостер удачно эксплуатирует свои образ из более серьезного кино. Все остальные не отстают от хэдлайнеров. Отвязное кино в духе «39 ступеней», который появится на свет почти на четыре десятилетия раньше. Приятно, когда тебя не обманывают и от кино ты получаешь именно то, что и ожидал заранее.

    10 из 10

    19 сентября 2011 | 21:28

    Не знал, что посмотреть, посему остановил свой выбор на Хичкоке, который еще ни разу не подводил. Попался под руку его предпоследний фильм — «Безумие».

    Первые кадры с видами Лондона восхитительны, однако дальше все оказалось не так радужно. В городе орудует серийный убийца, который душит всех галстуком.

    Главный герой, Ричард Блени, — тридцатипятилетний мужчина, которого только что выгнали с работы. В первых же кадрах мы видим его, завязывающим галстук. Хичкок, тем самым, снимает с него подозрения у зрителя? А может, это ход специальный, чтобы дезориентировать зрителя?

    Впрочем, имя убийцы зритель узнает довольно скоро. Хотя догадаться не так уж сложно, учитывая физиогномию этого субъекта. Не дойдя и до середины фильма, нам предстоит увидеть весь убийства процесс воочию.

    Я не увидел ничего нового: традиционная для Хичкока трагедия человека, который находится под ложным подозрением, только, в данном случае, в отличие от фильма «Не тот человек» чувства героя зрителю не передаются. Расследование преступления проходит избитыми методами. Сюжетных вывертов нет. Нет и характерной для многих фильмов гнетущей атмосферы.

    Есть два момента, заслуживающих внимания: сцена, где убийца с большим трудом раскрывает пальцы трупа, ломая их в суставах — очень натурально. Второе — это жена полицейского, увлеченная кулинарией, пытаясь приготовить изыски, оставляет бедного мужа вечно голодным, что придает этой бесцветной, обыденной истории некую комическую окраску.

    Слабо, особенно если учитывать имя маэстро Хичкока.

    2 октября 2010 | 09:13

    ещё случайные

    Заголовок: Текст: