всё о любом фильме:

Возмущение

Indignation
год
страна
слоган«Based on the novel by Philip Roth»
режиссерДжеймс Шеймус
сценарийДжеймс Шеймус, Филип Рот
продюсерЭнтони Брегман, Джеймс Шеймус, Родриго Тейшейра, ...
операторКрис Бловелт
композиторДжей Уодли
художникИнбал Вейнберг, Дерек Ванг, Эми Рот, ...
монтажЭндрю Маркус
жанр драма, мелодрама, ... слова
сборы в США
сборы в мире
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время110 мин. / 01:50
1951 год. Еврейский юноша Маркус Месснер едет из Ньюарка, штат Нью-Джерси в штат Огайо, где он собирается учиться в колледже. Там, на фоне продолжающийся войны в Корее, ему придется столкнуться с антисемитизмом и сексуальной подавленностью.
Рейтинг фильма
IMDb: 6.90 (6392)
ожидание: 99% (2158)
Рейтинг кинокритиков
в мире
82%
97 + 21 = 118
7.2
в России
2 + 0 = 2
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм снят по одноименному роману Филипа Рота ("Indignation», 2008).
    Редакционные материалы
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 40 постов в Блогосфере>
    сортировать:
    по рейтингу
    по дате
    по имени пользователя

    Юность — это как бы опьянение, нечто вроде лихорадящего разума.

    Франсуа де Ларошфуко


    Её глубокий взгляд, устремлённый в книгу; её тонкая талия, гармонично размещённая с пластичной лёгкостью в лоне библиотечного кресла; её манящие ножки, — одна безмятежно застывшая на месте, словно в ожидании щелчка фотокамеры, другая перекинутая через подлокотник, непрерывно покачивающаяся, будто в такт невидимому маятнику, гипнотизируя и завораживая, — делают последний штрих этой картины — не особо оригинальной или удивительной, но вполне достаточной, чтобы еврейскому юноше Маркусу безоглядно влюбиться. Оливия — её имя, точно крупица снега на щеке, сладкий леденец, тающий на языке, — прилежная и скромная студентка, в глазах которой отражаются отблески бунтарства и безумства, — светловолосая чаровница, отличающаяся своей обходительностью и тактичностью, но в то же время способная на разное сумасбродство, как одарить кавалера страстным минетом на первом свидании или порезать спьяну запястье, пытаясь покончить с собой и этим невыносимым миром, диктующим свои бесконечно глупые правила. Ей приходилось одевать свою раскованность в броню умеренности и кротости, и это необычайное сочетание, возможно, открывшееся взору пока ещё невинного и застенчивого Маркуса, воздействовало на него, подобно солнечному лучу в краю белого безмолвия, так что, покорствуя страсти, он решился пригласить Оливию на свидание, робко поболтать с ней о незначительном и так же робко отдаться пылу её неистовых губ, оставивших неизгладимый след.

    В один миг целеустремлённого и остроумного юношу, сосредоточенного на учёбе и будущей адвокатской карьере, бросило в сладостное небытие, разом распахнув перед ним закрытые доныне двери и захлестнув первой безрассудной любовью. Пробуждающиеся чувства подвигли на попытки протеста против религиозных убеждений и, в частности, системы образования, ущемляющего права свободного человека. Бунтующая юность обрела уверенность и, вопреки раздорам и препятствиям, цвела и разливалась разными эмоциональными окрасами. Оливия казалась вольной неукротимой птицей, которая то усаживалась рядом, то вновь улетала обратно, а Маркус был подобен мотыльку, только что вылупившемуся из кокона. В один миг сладостное небытие вернулось в горестную действительность, несущественные, казалось бы, мелочи выстроились в целую цепочку событий, обернувшихся трагически несоразмерными результатами. Но, что бы ни случилось, Маркус скажет, что всё в порядке, он не проявит к себе сострадания и не пожалеет о своих поступках, — о том, что покинул родной город и мясную лавку отца, перебравшись в другой штат для учёбы в колледже; о том, что поругался с товарищами по комнате и переселился; о том, что не единожды повздорил с дотошным деканом и послал его к чёрту; и в особенности о том, что влюбился в Оливию, пригласил её на свидание и стоял часами у её окна; он не пожалеет, даже если, спустя некоторое время, ему придётся оказаться на поле войны. Даже тогда он будет видеть перед собой знакомую картину, столь далёкий и в то же время столь близкий образ — яркую девушку с глубоким взглядом и тонкой талией, и её непрерывно покачивающуюся манящую ножку.

    Ты слышишь его, Оливия?

    Всё в порядке.

    8 ноября 2016 | 16:56

    1951 год, США, разгар войны в Корее. Еврейский юноша Маркус приезжает из Нью-Джерси в колледж Огайо. Там молодому идеалисту придется столкнуться с множеством предрассудков и ограничений, активным навязыванием религии и жесткими моральными рамками. Последние сильно мешают его отношениям с очаровательной Оливией, которая очень нравится Маркусу, но его немного напрягает тот факт, что девушка она крайне раскрепощенная в сексуальном плане.

    Эта экранизация одноименного романа Пулитцеровского лауреата Филипа Рота — режиссерский дебют продюсера и сценариста Джеймса Шамуса («Разум и чувства», «Ледяной ветер», «Вожделение») и, хотя критики хором стали петь фильму дифирамбы, ощущения от «Возмущения» оказались довольно противоречивыми. Снято кино довольно приятно — уютная ретро-атмосфера, красивая и нежная музыка Джея Уодли, замечательный дуэт Логана Лермана и Сары Гадон (актриса здесь просто вылитая Патриция Аркетт в молодости). Что не понятно, так в чем заключается сила конфликта картины — на протяжении всего экранного времени Маркус только и делает, что возмущается перед друзьями, родителями и деканом (в исполнении драматурга Трейси Леттса), как он, мол, со всем не согласен. Девушка у него тоже всем хороша, но она, как выясняется, делает всем минет на первом свидании и сунуть руку парню в штаны ей ровным счетом ничего не стоит. Вдобавок у нее некая душевная травма, от которой она резала себе вены, и из-за этого все окружающие, в том числе и мать Маркуса, пытающаяся тоже сопротивляться своему семейному положению, но в итоге со всем спокойно смиряющаяся, резко противятся их роману. Рассказывается это все исключительно неторопливо, малособытийно и не особо глубоко, но больше всего вопросов вызывает странный финал, который снят жутко скомканно, неуклюже и даже немного нелепо. Не читая романа Рота, сложно сказать, была ли это специфика литосновы, либо у Шамуса не хватило опыта и режиссерского мастерства для сильной подачи материала, но экранная версия «Возмущения» сильных эмоций никак не вызывает.

    6 из 10

    8 декабря 2016 | 14:37

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>