всё о любом фильме:

Видеодром

Videodrome
год
страна
слоган«A terrifying new weapon»
режиссерДэвид Кроненберг
сценарийДэвид Кроненберг
продюсерКлод Эру, Пьер Дэвид, Лоуренс Несис, ...
операторМарк Ирвин
композиторГовард Шор
художникКэрол Спайэр, Дэльфин Уайт, Анджело Сти
монтажРональд Сандерс
жанр ужасы, фантастика, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
США  673.2 тыс.
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время84 мин. / 01:24
Телевизионный продюсер Макс Ренн, разыскивая свежее и оригинальное порно для своего кабельного канала, случайно натыкается на «Видеодром» — ведущуюся из ниоткуда передачу про секс и убийства, многократный просмотр которой разлагает не только психику, но и плоть человека…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
80%
35 + 9 = 44
7.3
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Прообраз СивикТВ — торонтский канал City TV, который показывал в ночное время полупорнографические ленты. Одного из партнеров Макса называют в фильме «Мозес» — это отсылка к основателю City TV.
    • Почти весь рекламный ролик фильма смонтирован на компьютере Commodore 64.
    • Из-за ограниченного бюджета Кроненберг не смог снять несколько сцен, в том числе финал, в котором Макс, Бианка и Никки появляются на съемочной площадке «Видеодрома». У Бианки и Никки — разрезы на туловище, из разрезов торчат мутировавшие половые органы. По другой версии, сцену не сняли, потому что Дебора Харри заболела, а Джеймс Вудс должен был уехать на встречу с родственниками. По третьей — продюсеры наложили на эту сцену вето из-за ее скандальности. Еще одна сцена, которая была в сценарии, но не попала на экран: телевизор Макса появляется из-под воды в его ванной, и при этом по нему идет передача. Съемочная группа долго искала способ избежать короткого замыкания; предлагался вариант, когда в пустом корпусе телевизора будет говорить живой актер; была идея использовать жидкость, не являющуюся проводником (такая жидкость стоила слишком дорого); предлагалось даже покрыть все детали телевизора изоляцией. Но, в конце концов, от сцены отказались.
    • O’Blivion — стилизованное под ирландскую фамилию английское слово «oblivion», означающее «забвение».
    • Легенда о том, что телевизор может вызвать у человека опухоль или другие болезни, зародилась в 40-е годы, сразу же после появления телевидения.
    • Идея фильма возникла у Кроненберга задолго до начала работы над проектом. В ее основе — детские воспоминания о необычных передачах, которые будущий режиссер смотрел по канадскому телевидению.
    • Кроненберг долгое время не мог реализовать проект из-за высокой себестоимости, поскольку в нем должно было быть много спецэффектов. После успеха фильма «Сканнеры» (1980) Кроненбергу стали доверять более крупные проекты, и он смог снять «Видеодром» (1982).
    • Съемки проходили с 19 октября по 19 декабря 1981 года в Торонто.
    • Дэвид Цубоучи, который играет в фильме японского порнографа, впоследствии стал министром в правительстве провинции Онтарио. Оппозиция припоминала ему участие в этой картине на протяжении всей политической карьеры.
    • Дебора Харри, играющая любовницу Макса, известна, в первую очередь, как солистка группы Blondie.
    • В сценах, где у героя появляется щель на торсе, Джеймс Вудс лежал на кровати под определенным углом, а сверху на него наклеивали муляж тела с разрезом. Позже Вудс признавался, что с тех пор не переносит, когда на него что-то наклеивают.
    • Кассеты, которые засовывает в себя герой, — системы Betamax, потому что обычные кассеты системы VHS — слишком большие и неудобные.
    • Когда снималась сцена в миссии «Катодный луч», было включено так много телевизоров, что от повышенного напряжения едва не загорелась электропроводка в здании.
    • Прототип персонажа Брайана О’Бливиона — канадский философ и теоретик современных методов коммуникации Маршалл МакЛюэн (1911-1980). Дэвид Кроненберг был студентом МакЛюэна во время учебы в колледже.
    • Энди Уорхол называл «Видеодром» (1982) «заводным апельсином» 80-х годов.
    • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • В раннем варианте сценария рука Макса превращалась не только в пистолет (что и происходит в фильме), но и в гранату…
    • Во время съемок сцены, в которой рука героя превращается в стилизованный пистолет, Вудс разыграл Кроненберга: измазал руку синей краской и заявил, что отморозил кисть.
    • Режиссерская версия фильма, выпущенная на кассетах и DVD, длиннее примерно на три минуты — в основном за счет более продолжительных сцен насилия. Например, в сцене убийства Барри Конвекса показан еще один выстрел.
    • Существует телевизионная версия с другим финалом. Если в киноверсии фильм заканчивается кадром с Джеймсом Вудсом, подносящим пистолет к голове, то в телеверсии после этого показывают лица других героев.
    • еще 16 фактов
    Трейлер 01:58
    все трейлеры

    файл добавилPluzhnikov

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 6.0/10
    Канадский режиссёр Дэвид Кроненберг приобрёл первоначальную известность благодаря фильмам ужаса и фантастическим лентам, которые он снимал в конце 70-х — начале 80-х годов. И его «Видеодром» создан как будто специально для теле- и видеоманов, проводящих всё своё время у экранов.  (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 19 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Психические заболевания тоже следят за модой. Если раньше с людьми общались демоны, духи, боги, ангелы, то теперь пациенты психиатрических клиник все чаще жалуются на неизвестное излучение, чипы, вмонтированные в мозг, лучи инопланетян и прочие технические новинки в стиле сай-фай. Если даже синдром «шоу Трумана», когда пациент думает, что является героем подобной передачи. Кроненберг в «Видеодроме» успел связать своё безумие с короткой эпохой VHS, предсказав все блокбастеры будущего, повествующие о слиянии человека и машины. Эта теплая, ламповая, философская страшилка вышла очень яркой. Спецэффекты в фильме не уступают, а местами и превосходят по реалистичности современные компьютерные технологии.

    Режиссер берется за очень сложную, страшную, табуированную тему. Он пытается изучить природу очень специфического удовольствия. Почему приятно смотреть на чужие мучения? Почему нам нравится жестокость в кино? Что лучше жестокость на экране или жестокость в жизни? Связаны ли они? И самое главное… что если вы вдруг узнаете, что все эти люди умирают на экране по-настоящему?

    Телевидение — первый шаг к созданию всемирной информационной матрицы, которая уже сейчас полноценно управляет обществом. Канадскому самородку Кроненбергу удалось разглядеть это явление в самом начале, предсказать вектор развития, написать об этом жуткую историю. За внешним корпусом триллера в фильме можно легко разглядеть стройную философскую теорию, которая тем более очевидна из двадцать первого века.

    Продюсер порноканала заразился загадочным медиавирусом после просмотра кассеты с одним особо жестоким шоу. Кроненберг смешивает реальность и галлюцинации пугающим образом, зритель оказывается захвачен этим бредом, не в силах отделить одну линию повествования от другой. Постепенно ничего логичного на экране не остается, мы видим лишь живописное безумие. Резкие переходы по ту сторону экрана не дают возможности различить кто зритель, а кто герой шоу. Жестокость, выпущенная на волю для потехи, для услаждения любителей подобных развлечений сжирает своего создателя без остатка.

    Это очень хорошее кино. Я остался под впечатлением. Всем рекомендую.

    19 сентября 2014 | 15:03

    У Кроненберга воспроизводится давняя тематика дуализма материи и духа в современной вариации, как взаимоотношений «софта» (программного обеспечения) и «железа» (аппаратного обеспечения). И гностическая ненависть к негибкому, ограниченному, устаревающему телу («харду») встречающаяся в фильмах канадца вполне понятна. Парадокс заключается в нестройном совмещении явственно несовершенного тела с его неизбежной смертностью и заведомым старением с идеальным, иллюзорно безупречным, нестареющим Духом (сознанием, призраком). Эссенциальное, целостное, поверхностное восприятие потока сознания наделяет его трансцендентными качествами, некими сверх-временными свойствами. Тезис прямолинеен до абсурдности: бессмертный Дух не желает подчиниться распадающейся, коллапсирующей плоти. Довольно знакомый публике античный мейнстрим у Кроненберга трансформируется в постсовременную визуализированную постановку (драматургия класс «B»).

    Здесь и платонизм, и ницшеанство, и психоанализ в престранных персонах кроненбергского сеттинга взывают к Новой Плоти. Вспомним, чем закончилась история Макса Ренна из «Видеодрома»? Торжеством тонкой видео-телесности, обретением нового «харда»! В христианской теологии существует старинная, и до сих пор нерешенная, дискуссия по поводу состава человека (антропологической структуры), по которой люди постулируются как двусоставные (душа и тело) или трехсоставные (дух, душа и тело) существа. И чаще всего проблематика заключалась в той неустроенности и не локализованности духа, который мог иметь различный концептуальный статус — либо высшей (разумной) компоненты души, либо некоей трансцендентной инстанции человеческой личности. Дух был неуловим и религиозен. Теперь же его концептуальное место занято некоей гибридной структурой Машины-Знака, которая попытается подмять под себя всего ветхого человека. Так, привычная для древности дихотомия идея-материя преобразовывается в постиндустриальную трихотомию сознание-тело-машина. Ужас и заключен в третьем элементе, в том неантропологическом продолжении целостного человека. Кроненберг своими раскадровками как бы говорит, что наполнение сознание видеообразами и обрастание тела техногенными компонентами оказывается нелицеприятным действом. Но можно ли приостановить этот морфогенез?

    По «Видеодрому» (1982) Кроненберга происходит двусторонняя экспансия на личность человека. Во-первых, коммуникация с видео перестает в исключительное поглощение видеообразов, завершаясь отождествлением с видеосигналом. Здесь просматривается техногенная иллюстрация к старой житейской присказке «мы — то, что мы едим». Только это — крайне буквалистское, пророческое, галлюциногенное прочтение. Хотя для постсовременного социума «бытие монитора» является более «реальным», чем приватное бытие в собственном теле. «Видеодром» предъявляет более простой способ становления видео-сущности, чем метафора Еды (вкушения как процесса продолжительного и постепенного), — это мутагенный телесигнал, вызывающий необратимые изменения в некогда незыблемой человеческой структуре. Назревающее давление галлюцинаций на тело обнажается полной трансформацией человечности. Эволюционистская утопия о переходе ограниченного людского рода на следующую ступень развития синтезируются с интеллектуалистским тезисом о приходе нового информационного Эона (века), где реальность тождественна видеосигналу, иллюзорному эффекту телевидения. Торжество солипсизма мутагенного одиночки, ограниченного миром собственного телевизионного восприятия.

    10 из 10

    11 апреля 2011 | 10:14

    Директор локального канадского телеканала Макс Ренн устаёт от текущего программирования и решает найти что-то особенное, чтобы «прорваться» к новой аудитории. Этим особенным и оказывется «Видеодром» — серия жестоких и очень реалистичных видео с убийствами. Или это не постановка вовсе?

    Режиссура и постановка. Известному канадцу и чудаку Дэвиду Кроненбергу удалось воплотить непростую задачу: совместить сон и явь, реальность и невозможность. При этом фильм не показался мне бессмысленном бредом, как это иногда случается при решении такой задачи. К тому же, картина не потеряла своей актуальности, хотя вроде бы речь идет о видеокассетах и магнитофонах, которые уже давно исчезли, но по сути это размышление о виртуальном пространстве, которое ещё в перспективе. Режиссёр опередил своё время, несомненно.

    Сюжет и сценарий. Придумал всю эту историю сам Кроненберг. Она довольно запутанная, хотя и очень увлекательная. Искусство, как известно, отражает жизнь, и поэтому оно неоднозначно. Так и здесь: правительство, представленное здесь явно отрицательными героями, хочет очистить страну от больных психов, наслаждающихся садистскими снафф-видео и экстремальным насилием. А оппозиция использует те же методы промывания мозгов, что и ненавистная ей система.

    Операторская и актёрские работы. Марк Ирвин работал с камерой. Получилось славно, особенно запомнились моменты, связанные с телевизорами, например как в сцене интервью Макс обращается к Никки, а снято так, будто он обращается к картинке в «ящике». Джейс Вудс в роли Макса очень естественен, заметно как герой постепенно сходит с ума. А Дебби Харри из Blondie сама по себе прекрасна, «удобно» существует в фильме, хотя может даже её актёрской игры там немного. Ещё порадовал колоритный персонаж Лесли Карлсона.

    Звук и музыка. Саундтрек потрясающий, сочинил его ещё один канадец Говард Шор. Холодный, иногда режущий индастриал-элементами слух эмбиент работает на атмосферу на все сто. Саунд оркестровый, как бы акустический, но с мощнейшими электронными вкраплениями. Музыка вписывается в происходящее на экране, не мешает просмотру, но в то же время она самодостаточна, её можно слушать и вне ленты. Настроение создаёт зловещее и тревожное. Звуковые детали запомнились опять-таки с телевизорами, когда говорящие в нем персонажи внезапно теряли эффект записанного голоса, будто они находились в комнате телезрителя.

    Технические особенности и прочее. Спецэффекты для такого малобюджетного канадского фильма 83 года просто фантастические. Неорганическое становится органическим, особенно это касается (и снова) телевизоров, а также кассет и пистолета, который совершенно жутким образом слился с рукой главного героя. Некоторые сцены в этом плане напомнили гениальное «Нечто» 1982 года. Кошмарной физиологии здесь полно.

    Затрагивающий довольно широкий спектр вопросов и проблем (от зомбирования ящиком до сексуальных перверсий, от возможностей виртуальной реальности до саморазрушения человека), смурной и дикий, но не лишенный юмора и сатиры «Видеодром» Дэвида Кроненберга рекомендую всем любителям кинопсиходелии (типа Линча, Нолана, Аронофски и т. д.), но не людям с неустойчивой психикой!

    9,5 из 10

    21 августа 2014 | 16:12

    Президент 83-го канала Макс Ренн (Джеймс Вудс) считает, что он нашёл золотую жилу — его станция поймала сигнал особого канала «Видеодром» на котором круглосуточно транслируют пытки и убийства людей. Макс пытается найти тех, кто связан с «Видеодромом», в свободное время смотря этот канал, благодаря чему связь между реальностью и появившимися галлюцинациями стремительно стирается.

    - Зачем кому — то смотреть такое мерзкое шоу как «Видеодром» ? Зачем ты смотрел его, Макс?
    - Из деловых соображений.
    - Да, кончено. А других причин не было?


    Если изначально Макс представляет из себя ушлого бизнесмена, который хочет заработать за счёт «Видеодрома», то в дальнейшем ему интересно только его содержание. Он ненавидит создателей «Видеодрома», но сам того не понимая, уже уподобился им.

    Фильм тяжело смотреть — атмосфера «Видеодрома» давит значительно сильнее, чем невероятно качественные для того времени спецэффекты. Во многом это заслуга музыки Говарда Шора и тягучести сцен галлюцинаций Макса.

    Крайне интересная и атмосферная работа Кроненберга с молодым Джеймсом Вудсом.

    9 из 10

    8 января 2011 | 23:52

    Один из директоров скандального кабельного телеканала по имени Макс, практически все свое свободное время посвящает поиску новых материалов. Ему нужна не просто стандартная эротика или горячее немецкое порно, а самые настоящие садомазохистские шоу, которые бы сумели шокировать публику и привлечь к эфиру как можно большую аудиторию. Уже отчаявшись и смирившись с вполне обыденными предложениями, Макс получает странную кассету, на которой записаны откровенные пытки молодых девушек. Называется все это «Видеодромом» и настолько завораживает героя, что он пытается всеми силами пропихнуть столь изощренную программу в сетку основного вещания. Правда, через некоторое время становится ясно, что это не простая кассета, какой она кажется на первый взгляд. Это самое настоящее зло, способное управлять и манипулировать человеческим сознанием, добиваясь таким способом всего, что нужно ее главному владельцу. Или так только кажется ее нынешнему обладателю? В любом случае, теперь нужно все срочно исправлять, что представляется крайне проблематичным…

    Известный всему миру благодаря своему неординарному видению любой ситуации Дэвид Кроненберг, в очередной раз удивил. Его крайне оригинальная и мозгодробительная лента о вездесущем вреде телевидения вызвала у меня столько всяческих эмоций и еще большее число вопросов по поводу увиденного, что после просмотра мой мозг немного припух. Несомненно, сценарий крайне оригинальный, а для того времени еще и безумно актуальный, но вот в наше время телевидение уже является пережитком прошлого. Сейчас миром владеют компьютеры, превосходящие телевизор по всем параметрам. Как яркий пример может служить вполне обычная жизненная ситуация: когда выключают электричество, то пользователь компьютера не задумываясь идет к телевизору и начинает тыкать на кнопку включения. Только через несколько мгновений до него доходит, что оказывается телевизионный ящик также зависит от электропитания.

    В те времена телевидение было основным способом манипуляции стандартными обывателями. Каналы буквально рыли землю, дабы найти для все более искушенного зрителя какие-нибудь скандалы. Вот именно эту идею Кроненбергу удалось очень качественно показать. Главный герой готов жертвовать своим сном, чтобы просмотреть порцию жестоких и бессмысленных передач, способных задержать зрительское внимание на его канале как можно дольше. Правда, далее следует чересчур сложная история, которая крайне запутана, но не лишена здравого смысла и необычайной находчивости. Хотя явный перебор с мощными психоделическими сценами иногда заставлял меня делать некоторые перерывы, чтобы все увиденное более менее четко отложилось в моем подсознании.

    Явным плюсом «Видеодрома» является не только ядовитое для любого зрителя действие, но еще и потрясающая стилистика, которая сейчас является отличительной чертой её постановщика. Некоторая доля фантасмагоричности и попутных философских рассуждений явно не помешали этой ленте, хотя по моему мнению. чересчур перенасытили ее мощными аспектами. Стоит отметить шикарный грим, а также откровенность, ведь на экране довольно частенько мелькали всякие мясные мерзости. Иногда появление чего-то подобного было не совсем обосновано, но зато случался эффект внезапности, заставший меня в момент приема пищи. Впечатления в тот момент запомнились мне точно на достаточно долгий срок. Ну и не забуду похвалить за некоторое количество иронического абсурда, затрагивающим многие серьезные вопросы. Правда, все делается очень незаметно и в целом не отвлекает от основной идеи картины.

    Блестяще отыграли актеры, на которых была возложена очень сложная миссия, а именно достоверно изобразить психическое воздействие телевидения на обычного человека. Однозначно, лучше всех с этим справился потрясающий Джэймс Вудс, для которого середина восьмидесятых была самой успешной во всей карьере. Его Макс получился одновременно и безумным фанатиком, и воином достойно сопротивляющимся воздействию со стороны кассеты, и многими другими. За ним было крайне интересно наблюдать и запомнился он больше всех остальных. Особенно впечатлил его наполненный осознанием реальности взгляд во время финальных эпизодов, которые также достойны похвалы. Понравилась обольстительная любительница жестокой любви, в исполнении не менее очаровательной Деборы Харри. Именно к ее героини главный герой испытывает пылкие чувства, которые вылились в весьма оригинальную любовную линию.

    В принципе, в остальном «Видеодром» не менее хорош. Одним из немногих минусов, как я уже упомянул ранее, является излишнее количество мощных психологических ноток. За ними попросту было тяжело уследить и к тому же, попутно не потеряться в общем повествовании. Кино тяжелое, но оригинальное и замысловатое. Мне увиденное понравилось, так что оценка такова:

    8 из 10

    29 июля 2013 | 05:55

    Майор-паранойя Кроненберг радует шизофреничной атмосферой заговора и человека-оружия, контролируемого и программируемого для неких нехороших целей, не добрых дядек и хитрых теток. Почти андрогин Макс с вульвой-декой на животе любезно принимает в себя кассеты с установками и срастаясь со своим пистолетом, качественно выполняет порученные задания. Лучше агента не найти казалось бы, вот только был бы он более покладист и дело в шляпе…

    Технофобия и технозависимость сплелись в буддистском символе равновесия, цепко схваченные цементом грамотной режиссуры. Другого от Кроненберга ждать не приходиться, это радует. Претензий к картине нет вообще, игра актеров на уровне и все на своих местах. Кроненберг и Линч -это бесконечно вращающаяся в воздухе монета, не знающая какой стороной упасть на вздрагивающий в экстатических судорогах асфальт киноиндустрии, застимулированный до оргазма спец эффектами и поп звездами в главных ролях. И лучше ей, монете, к асфальту этому не прикладываться никогда.

    9 из 10

    за крепость перебродившего безумия.

    12 января 2012 | 10:30

    Говоря о «Видеодроме» Дэвида Кроненберга, до гнусной боли, до вязкой чрезвычайности легко сделать из канадского любителя потискать публику плотью и за плоть, к которой он, впрочем, всегда был объективно неравнодушен, очередного пророка, Мессию, предрекшего катаклизмы телевизионного зомбирования вкупе с анально-диэнцефалонным зондированием человеческого сознания. То есть все те прелести пропагандистской порнографии, что сейчас можно с успехом лицезреть почти повсеместно, кроме, пожалуй, не охваченных чумой телевидения и интернета стран третьего и четвёртого мира, да и то не факт. Бесспорно, «Видеодром», как и вышедшая в пору расцвета поколения Х «Экзистенция», являющаяся его утробным плодом, считывается безо всяких дополнительных усилий как эдакий фантастический мираж о том как телевидение поглощает человека, превращая его в нечто противоестественное, точнее даже переизвращая и перекраивая по своему образу и подобию. Растворяя то что ранее было мыслящим объектом в пустой, технологизированный субъект, эдакую флешку на двух ножках, рожденную в ту пору когда компьютеры ещё были размером с пентхаус. Наиболее видимая на скупой в своем киноизьяснении поверхности фильма драматургическая коллизия «ТВ и ты» ныне трансформировалась в твиты, симуляция бытия в соцсетях подменила и подмяла под себя всех и каждого, а некогда запретный плод снаффа легко найти в куче маргинальных сообществ, попутно устроив себе большую жратву из псевдофилософских пабликов и котэ со статусами. Телевидение умерло быстрее, чем даже мог предположить Кроненберг, играя в «Видеодроме» в неочевидные забавные игры с реальностью и инаковостью.

    С того самого момента, когда фильм начинает проваливаться в изощренную галлюцинаторную горячку, Кроненберг во всю свою мощь разыгрывает, не размениваясь на мелочи, истинное торжество плоти, зловещий эсхатологический пир тотального бессознательного. Макс Ренн, рыщущий с жадной увлеченностью в поисках собственного наслаждения, дабы потом, обретя искомое, подсадить на эту иглу недремлющего порока новых адептов, волей «Видеодрома» становится не более чем смердящей от своей же внутренней пафни вагиной. Теперь уже не Ренн совокупляет в групповых сочетаниях окружающую его действительность; сама «новая реальность», вторгнувшаяся с иррациональным и хаотичным сущностным своим воплощением в «Видеодроме», сношает человека, лишая его права на любой выбор, даже на шаг вправо и влево, только горизонтально, только хардкор! И снова, как ранее в «Бешеной» или в «Судорогах», сексуальность по Кроненбергу приобретает опасный шарм гнилостной чувственности, подавленной и высвобожденной девиантности. От Ренна до Балларда в сущности оказывается не так уж и далеко, но если первый из-за своей пресыщенности был наказан вполне в духе доброго доктора Йозефа Менгеле, то второй, рефлексируя, начал искать искомую щель чуть выше бедра, но в основе всей этой дихотомии кроненбергской галереи героев (минуя типажи врачей и учёных с их тягой к высшим знаниям и комплексом Бога) не технократический прогресс, регрессирующий понятие homo sapiens, губительный, но в контексте творчества режиссера несколько упрощающий и укрощающий истинную суть, но трансгрессия и депривация, деградация и уничтожение личности.

    Впрочем, в «Видеодроме» вовсю колыбель раскачивает дедушка Фрейд, и фильм в духе душеспасительного психоанализа оказывается по сути набором самых явных и характерных комплексов из целой их громадной коллекции, сделанной Кроненбергом в картине по принципу аппликации. Ренн — типичнейший эгоист, эгоцентрик и вообще страдающий полной сексуальной неудовлетворенностью человек, алкающий волглой пенетрации в самодовольных конвульсиях, в сладострастных оргазмических копуляциях, в отталкивающе-мокрых куннилингусах самец, который по иронии судьбы и очень черноюморной авторской прихоти сменит ориентацию, но при этом парадоксально оставшись мужчиной (Кроненберг кастрирует Ренна скорее на уровне ментальном, физиологически же сотворив из него нечто гермафродитическое). Никки — суть рифма открытой сексуальной жестокости, не приемля мягкого и нежного, она отвергает первородность любви в угоду животной первобытности, атавистической дерзости, её роль активна, а не пассивна, сверху, но не снизу, больно, до крови, до синяков, секс и есть боль, и в итоге «Видеодром», откликаясь на её преднамеренный маньеризм сексуального поведения, делает её своей сакральной жертвой. Умирать, так с оргазмом. Обливион, человек-метафора забвения, эскапизма, homo technologis, наоборот лишен всякой идентификации и индивидуальности в контексте Фрейда. Он по сути альтер эго самого режиссёра, являющегося демиургом нового мира и новой плоти. Приоткрывая окно этой потусторонней, выжженной от любой, даже мимикрующей моральности, реальности Кроненберга, зритель попадает в свой собственный Видеодром, населенный страхами, воспоминаниями, желаниями, эмоциями — и лишь тут он свободен полностью в своей воле творить все что, как, когда и с кем вздумается. Фактически это эдакий хостел в духе шизополиса, в мире современном обретший плоть множества садистских видео, выставленных на всеобщее обозрение.

    24 августа 2015 | 21:08

    80-е — самое таинственное и мрачно-романтическое десятилетие во всём XX веке, и, будучи ярой поклонницей тёмного начала 80-х, я по крупинкам собираю образ именно этого периода. Каково было моё удивление, когда целостная картина тех лет предстала передо мной во всей красе под видом «Видеодрома». Поразительную атмосферность кино придал Кроненберг сплетением главнейших идолов тех годов, оттачивая их визуальное взаимодействие в мельчайших деталях: если это телевизор, то обязательно картинку прерывают помехи, гуляющие полосы, сторонние шумы, присутствуют привычные антенные неполадки; если речь заходит о порнографии, то она обязательно низкопробная, самая дешёвая, банальная и идёт по восемьдесят третьему каналу. Завораживает крайне упадническая атмосфера, которая держит зрителя в напряжении до самого финала, и именно благодаря этой атмосфере хочется пересматривать фильм снова и снова.

    Главный герой, телевизионщик Макс Ренн (Джеймс Вудс), подвергается влиянию некой пиратски выловленной программы под названием «Видеодром», которая, как он надеется, могла бы вывести его порно-канал на «новый уровень» и расширить целевую аудиторию. Погоня за лишним долларом подавляет в Максе всякие остатки морали, а попытки разобраться в источнике внезапно появившихся галлюцинаций и потакание животному желанию смотреть Видеодром снова и снова делают его жизнь похожей на непрекращающийся ночной кошмар. Момент появления Никки в жизни Макса на пару минут кажется обнадёживающим: закрадывается мысль о том, что любовь протрезвит его и что он завяжет с пиратским порно и забудет про какой-либо Видеодром. Но на дворе Северная Америка и 80-е… и любовь Макса и Никки приобретает садо-мазохистский характер.

    Игра актёров на высшем уровне: персонажи гармонично подобраны, характеры тщательно выверены. Конечно же, особенно хочется отметить Джеймса Вудса, игра которого была настолько реальной (реальной, а не реалистичной. Мы ведь говорим о «Видеодроме»?), что казалось, что он вот-вот скажет «Иди к Максу» и вылезет из экрана. Спецэффекты комментировать нет смысла — я искренне не понимаю, как в 1982 году можно было такое сделать (с другой стороны, вспоминается «Голова-ластик» Дэвида Линча..). Ну и музыка — музыка в комментариях не нуждается.

    Если бы можно было поставить 11 из 10, я бы поставила.

    10 из 10

    24 января 2014 | 13:37

    «Видеодром» — размышление о людях, технологиях, сексе, развлечениях. Главный герой Макс Ренн постоянно ищет что-то новенькое для своей студии кабельного телевидения и натыкается на шоу «Видеодром», которое вовлекает его в необъяснимую игру телевидения и контроля над сознанием. Кроненберг постоянно оперирует галлюцинациями и реальностью, грань между которыми размыта, визуальные образы сменяются с шизофренической скоростью.

    Без преувеличения можно сказать, что это один из самых значительных фильмов в истории кинематографа.

    22 ноября 2007 | 10:13

    Если вы посмотрите Видеодром, то у вас в животе появиться дырка для видеокассеты, из телевизора будет вылезать пистолет как в 3D, только по настоящему, будут выпрыгивать человеческие органы из телевизора в таком же стиле, начнутся галлюцинации, вы начнете всех убивать, а в итоге сами себя убьете. Я вас предупреждал!

    Мне его давно захотелось посмотреть по нескольким причинам. То, что фильм снял восхитительный режиссер, и сам интригующий сюжет, который по любому заставляет посмотреть его. Но как иногда со мной бывает, что я надолго о фильмах забываю, а потом вдруг резко вспомню. Именно так случилось с «Видеодромом». Решил посмотреть, я сразу знал, что огорчаться в фильме не стану. Он мне наоборот жутко понравился, даже жалко то, что нет продолжений. Ведь финал является намеком на сиквелы. И это вовсе не фильм ужасов. Чистой воды киберпанк, с некоторыми жесткими моментами, а также с элементами триллера и немного мистики. Об этом и о многом другом прямо сейчас.

    Сценарий уж точно является не простым, а золотым. В сценаристах сидел лишь сам режиссер и, слава богу. Он показал, что телевидение — это зло, которое заставляет убивать людей. Даже если легенда такая на самом деле была, режиссер отлично её подобрал. Ведь именно это является главной причиной всех событий. А также сам загадочный Видеодром, который каким-то образом ломает психику людям, и начинают проявляться галлюцинации. Мне до сих пор непонятна эта причина. Но мне это больше всего понравилось. Сам главный персонаж, за которым весь фильм будем наблюдать, как у него появляется безумие. Я также не удивился, увидев фирменную жестокость от режиссера. Таковых моментов очень много и на них невозможно смотреть. Поэтому не советую смотреть фильм до еды. Но всё ровно ничего не сравниться с «Мухой», того же режиссера. А также «Живой мертвечиной» Питера Джексона. Жаль больше всего то, что фильму не повезло с кинонаградами. Номинацию за сценарий и режиссуру хотя-бы дали. Ведь фильм надолго может запомниться людям, своей шикарной постановкой и самое главное до эпического предела классным сценарием. Почему нет продолжений? Это единственный вопрос, который меня мучает. Хотели сделать ремейк, о котором сейчас ничего не слышно. Такое кино должно быть переснято, даже не смотря на то, что я иногда против ремейков. «Видеодром», стал исключением.

    Естественно хорошая игра актеров не является минусом, а таковых то и нет. Не смотря на огромное количество ролей у Джеймса Вудса, посмотрел я очень мало, а больше всего запомнилась именно одна. Самая лучшая и удачная роль была в «Вампирах». Где он сыграл настоящего крутого парня, убивающего вампиров. Он снова на высоте сыграл в «Видеодроме», но в том фильме лучше. Хотя тут персонаж был написан для него и благодаря ему, атмосфера выглядела как сейчас в жизни. Его персонаж главный, который смотрелся очень реалистично. Спасибо, что подобрали классного актера.

    Так получилось, что я не каждый фильм Дэвида Кроненберга посмотрел. Не включая этот, посмотрел всего пять. А именно великолепная фантастика, но до сих пор непонятная «Экзистенция». Незабываемая и странная драма «Паук». Чисто русский «Порок на экспорт», который является самым странным выбором работы для режиссера. До дрожи мерзкий, но все ровно шедевр под названием «Муха». Грим, которого до сих пор из головы не выходит. И одна из лучших экранизаций Стивена Кинга «Мертва зона». У меня и сейчас есть желание посмотреть «Сканнеры», «Судороги», «Оправданная жестокость», «Автокатастрофа» и будущий «Опасный метод». Каждый фильм режиссера, за последнее время отличается от прошлого. Они всегда разные, пусть и сейчас жестокие, но интересные. У него нет плохих проектов, ни в одном еще не огорчился. А «Видеодром», могу назвать самой лучшей картиной режиссера. Он показал сложный сценарий, который не каждый поймет. Ностальгическую атмосферу и весёленькие времена видеокассет. И при этом добавив фантастику, жесткость в стиле трэш фильмов, отличного актера и многое другое. Просмотром не пожалел и вам советую. Любители фантастических триллеров останутся в восторге.

    Итог: Качественный, нестандартный, умный триллер, и совсем не трэш как некоторые говорят. Он заставит всех включить мозг и хорошенько подумать. Он сможет удивить зрителя сценарием, а также шокировать противными моментами. Советую обязательно, вам понравится. Лучший фильм режиссера. Хочу сиквел или ремейк!

    10 из 10

    18 февраля 2011 | 11:14

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>