Сын Саула

Saul fia
год
страна
слоган-
режиссер Ласло Немеш
сценарий Ласло Немеш, Клара Ройер
продюсер Габор Райна, Габор Шипош, Кристина Пинтер, ...
оператор Матьяш Эрдей
композитор Ласло Мелиш
художник Ласло Райк, Хедвиг Кирали, Эдит Сюч, ...
монтаж Маттьё Тапонье
жанр драма, военный, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в России
зрители
Россия  7.1 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
13 июня 2016, «НД Плэй»
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время107 мин. / 01:47
Аушвиц, 1944 год. Саул Аусландер — еврейский пленный и член зондеркоманды. Его работа — сопровождать в недолгий путь узников, которые прибывают в лагерь беспрестанно. Потом — зачищать следы их присутствия и ждать новых. Среди тысяч людей, проходящих через газовую камеру, один выживает на считанные минуты. Саул узнает в нем своего сына и решает во что бы то ни стало похоронить тело по всем правилам. Теперь это его единственная цель в расплавленном, так непохожем на жизнь пекле лагеря смерти. Уберечь тело от топки, спрятать его, разыскать раввина, — задачи практически невыполнимые и безумные на фоне мясорубки, жернова которой Саулу приходится крутить самому, чтобы выжить. В лагере зреет восстание, Саул становится слишком уязвимым, но он думает только о сыне… которого, возможно, у него никогда не было.
Рейтинг фильма
IMDb: 7.50 (39 445)
ожидание: 98% (371)
Рейтинг кинокритиков
в мире
95%
211 + 10 = 221
8.9
в России
100%
14 + 0 = 14
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Знаете ли вы, что...
    • Это первый полнометражный фильм режиссёра Ласло Немеша.
    Материалы о фильме
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей

    ещё случайные

    Тотальный геноцид, испытание оружия массового уничтожения, глобальные разрушения и миллионы разбитых сердец, которые никогда не получится собрать воедино. На тему кошмаров и следствий самого катастрофического военного конфликта за всю историю человечества было снято немало пронзительных картин, но завсегда наибольший резонанс у публики вызывает освещение событий, произошедших в концлагерях, ставших синонимом не проходящей боли, чьи ростки слишком глубоко проросли в народной памяти. Ни одна статистика, изложенная на бумаге, не в состоянии передать трагедию, происходящую изо дня в день на протяжении нескольких лет под дулом автомата. Стройными рядами следуя в камеры смерти, невинные граждане, ставшие жертвой бесчестной нацистской идеологии, ознаменовали собой предупреждение всем будущим поколениям. У человека нет более опасного врага, нежели он сам. Желание возвыситься над остальными без исключений приводит к последствиям, раны от которых, наверное, не заживут никогда…

    Мы знаем немало в действительности мощных произведений от большого кино, выступающих своего рода драматической иллюстрацией трагедии, происходящей в концлагерях. «Список Шиндлера» Стивена Спилберга и «Жизнь прекрасна» Роберто Бениньи с поразительной достоверностью показали зрителям по всему миру, что бывает, когда общество позволяет манипулировать собственным сознанием и принимать ложную мораль за единственно праведную. Спилберг и Бениньи постарались провести глобальный анализ как трагедии каждого конкретно взятого героя истории, так и всей катастрофы в целом. И последующим кинематографистам, не побоявшимся взяться за столь неоднозначную тематику, было необходимо брать во внимание художественные достижения прославленных коллег, ведь нет ничего проще, чем досадно провалить попытку вернуться в холодящее кровь прошлое, тем самым плюнув в память тех, кто погиб или получил травмы в лагерях смерти. Честно сказать, было сложно поверить в успех малоизвестного венгерского постановщика Ласло Немеша, за плечами которого не было ни единого полнометражного фильма. Для своего убедительного дебюта Немеш мог выбрать какую угодно историю, но решил остановиться на трагедии Аушвица, тем самым обеспечив вокруг проекта должный ажиотаж. Выстроив на удивление сложную, непредсказуемую историю с поразительно острой драматургией, режиссер встал если не в один ряд со Спилбергом и Бениньи, то по крайней мере сумел поставить один из наиболее сильных фильмов на заданную тему за последние годы, вновь вывернув наружу боль и страдания, которые при правильных выводах способны преображаться в прощение и возможность жить дальше.

    Сюжет «Сына Саула» разворачивается в 1944 году. Немецкие войска начинают терпеть сокрушительные поражения на всех участках фронта, однако это обстоятельство не умаляет жестокости руководителей идеологического крыла партии Гитлера. Вместо того, чтобы свернуть программу деятельности концлагерей, они продолжают жестокие преступления над человечностью, с удвоенным рвением отправляя на тот свет заключенных, виновных лишь в том, что в их крови течет неугодная кровь. Сотни, тысячи жертв омрачают землю на протяжении долгих беспросветных дней, а долгожданное спасение до сих пор находится за горизонтом, и никто не знает, когда ожидать окончания бесконечной бойни. Главным героем ленты становится Саул Аусландер (Геза Рериг), заключенный из стана евреев, коему было поручено стать членом зондеркоманды. В обязанности Саула входит конвой соотечественников до камер смерти, откуда уже никто никогда не возвращается. Для думающего, понимающего человека нет ничего хуже, нежели отправлять в иной мир близких людей, ловя на себе полные отчаяния взгляды и проклятия. Но Саул сам выбрал свою судьбу, продлил жизнь и очернил душу, став фактически незваным гостем на этой бренной земле. До ужаса однообразные дни, ознаменованные смертями, однажды сменяются для героя переживаниями совсем иного толка. Тело ребенка, замученного в камере, навевает на Саула мысли об утерянном внебрачном сыне. Не в силах противиться внезапной шокирующей мысли, член зондеркоманды собирается во что бы от ни стало похоронить тело. Но для того, чтобы почтить память ребенка, ему необходимо совершить преступление против военных надзирателей, что сродни смертному приговору. А так, как Саулу больше нечего терять, включая продолжающую гниение душу, он постарается довести начатое до конца, дабы попытаться искупить хотя бы частичку вины из непосильной моральной ноши.

    Во главе повествования Ласло Немеша становится Саул, и никому другому не суждено отобрать у него внимание, так как режиссер всецело сосредотачивается на терзаниях одного конкретного человека, ступившего ну путь бесконечного проклятия. Члены зондеркоманды любого из концлагерей считаются не меньшими преступниками, нежели те, кто их поставил на ответственный пост. И совершенно не важно, что без зондеркоманды, собранной из заключенных, количество жертв нацизма точно бы не изменилось. Проблема в том, что некоторые люди попросту не в силах противиться судьбе и готовы пожертвовать ради нескольких дней, недель или месяцев жизнями несметного множества братьев по духу, отправляющихся в дорогу, у которой нет конца. Выбрав во главу истории Саула, ставшего одним из неизменных участников зондеркоманды Аушвица, Ласло Немеш рисковал, так как столь спорный персонаж априори не вправе рассчитывать на уважение зрителей как тот же Оскар Шиндлер. И все же «Сын Саула» старается отыскать живые человеческие черты в том, кто уже давно стал мертвецом со бьющимся сердцем. Никто не собирается оправдывать поступки героя, так как им нет оправдания, и в тоже время он сам является собственным палачом, уничтожающим себя изнутри каждый раз, когда ведет на смерть очередную группу невиновных. В условиях концлагеря у человека остается мало возможностей на свободу действия, однако даже тонкий лучик света, по чистой случайности проникший за ограждение, способен сотворить чудеса. Для Саула таким лучиком стало тело убитого ребенка, наполнившее его существование пускай иллюзорным, но все же смыслом.

    Намерение похоронить тело становится для Саула единственным смыслом бытия. Оставив в стороне мысли о чем-либо еще, он старается исполнить заветное желание, подставляя под удар свое благополучие, более не значащее ничего. При этом герой и сам доподлинно не знает, его ли сын погиб в камере, однако он верит в это, и это придает ему силы и уверенности в маленьком бунте против жестокой системы. С появлением вполне осязаемых намерений Саула, повествование набирает еще более личностный характер, концентрируясь то ли на безумии героя, то ли на его стремлении сделать хотя бы один достойный поступок перед тем, как его сразит пуля. На самом деле совершенно не важно, был ли мальчик его сыном, или это посторонний ребенок, почему-то приглянувшийся глазу. Эта история о том, как человек, потерявший себя, смысл жизни, уважение и честь делает робкие попытки прощения. А делать выводы из его мании или прозрения стоит уже каждому зрителю индивидуально.

    Лента Немеша затрагивает боль и дарит лучик надежды. «Сын Саула» одновременно уродлив и прекрасен, страшен и любим. И самое главное — он заставляет нас чувствовать происходящее на экране сердцем.

    8 из 10

    24 октября 2016 | 11:40

    Представители добровольных (далеко не всегда) помощников охраны, так называемых зондеркоманд, уже были показаны в «Списке Шиндлера». Там это действительно мерзкие люди, которые ради своей жизни готовы помогать нацистам уничтожать других и пресмыкаться перед ними.

    Этот мотив был и в знаменитом романе Бруно Апица «Голые среди волков». Нацисты породили не только фабрики смерти с нелюдями в черной форме и черепами на фуражках, но и касту прислужников из так называемых ими унтерменшей, готовых ради целостности собственной шкуры на все. Возможно, нам не дают четкого ответа (вероятно, для этого потребуется не один просмотр) на вопрос, как и почему герой вдруг решает взять на себя этот крест — похоронить мальчика. Есть ли в этом мотив мученичества? Безусловно! Ведь окружающие временами уподобляются демонам искусителям, говоря «Это не твой сын!». Но Саул не отступает от миссии.

    В его образе есть схожесть с героями живописного цикла Гелия Коржева «Опаленные огнем войны» — он написан в суровой реалистической манере и каждая деталь (черта лица, к примеру) фантастически убедительна. Это достигается не только за счет актерской игры (а она на высоком уровне) но и благодаря художникам, которые сами того не подозревая написали персонажа в стилистике знаменитого художника. И манера съемки «от 3го лица» способствует и раскрытию образа и погружению в его переживания.

    А основная задача фильма, как мне кажется, сродни знаменитой надписи ("Посвящается всем великим завоевателям — прошедшим, настоящим и будущим») на раме картины В. В. Верещагина «Апофеоз войны» — это предостережение. Не диктаторам, военными или властителям… А людям. О том, что всегда нужно оставаться человеком, а не становиться мразью, уничтожающей себе подобных ради выживания.

    10 из 10

    Хотя, какие тут оценки.

    Такие пронзительные фильмы появляются редко, но запоминаются и становятся вехой в истории кино.

    Кино достойное не одного серьезного и вдумчивого просмотра.

    2 мая 2016 | 01:18

    Похожий опыт мне довелось испытать однажды, читая «Искру жизни» Ремарка, лежа на пляже в Коктебеле. Погружаясь в мир обитателей концлагеря, периодически отрывая взгляд от страниц, как за глотком воздуха выныривая в окружающую реальность с вполне живыми, разной степени упитанности, загоревшими и бодрыми, ни о чем таком не думающими отдыхающими согражданами. Так и в этот раз из праздничной атмосферы фестивальной Одессы я и еще порядка пятисот добровольцев переместились в шокирующий мир адского конвейера для истребления евреев, к созданию которого нацисты подошли с истинно немецким педантизмом. И фильм, отображающий все этапы процесса от прибытия вагонов с людьми до сплавления пепла сожженных по реке, является в высшей мере убедительным напоминанием и предостережением о том, что может быть в кульминации действа, которое начинается с деления людей на сорта.

    Картина начинается с объяснения того, что в концлагерях из числа евреев, приговоренных к уничтожению, формируются зондеркоманды, которые выполняют всю грязную работу. Это позволяет им получить отсрочку на несколько месяцев, по истечению которых, их постигает участь соплеменников. Только это отличает их от остальных да еще большой крест, небрежно намалеванный красной краской сзади на куртке. И неизвестно, что хуже погибнуть сразу, до последнего момента имея искру надежды на выживание, или став пособником преступления и понимая, что ожидает в конце, пройти через все круги ада.

    В первые мгновения камера фиксирует размытое изображение, из которого возникает и остается уже практически до конца фильма лицо Саула Аусландера (Геза Рёриг), одного из членов зондеркоманды, оставляя все происходящие вокруг него ужасы нечеткими и смазанными, лишенными деталей, но не ставшими оттого менее пугающими, вкупе со звуками и видимыми деталями вызывающими приступы головокружения и тошноты. Вполне вероятно, что также срабатывал защитный механизм сознания главного героя, направляя большую часть времени его взгляд в никуда, чтобы избежать вида окружающей воистину адской реальности или опасности попадания в поле зрения одного из представителей «высшей расы», внимание которых не сулило ничего хорошего.

    Не вдаваясь в лишние мрачные подробности, скажу лишь, что сюжет вращается вокруг попыток главного героя спасти тело мальчика, которого он считает своим сыном, и найти раввина для того, чтобы организовать традиционную погребальную церемонию. На первый взгляд эти его действия, особенно на фоне того, что в это время группа занимается документированием преступлений нацистов и подготовкой то ли к побегу, то ли к восстанию, кажутся не только бессмысленными, но и подвергающими смертельному риску живых людей. Возможно, это отчаянная попытка героя сохранить в себе остатки человечности. Окончательный вывод вы сможете сделать сами, если найдете в себе мужество на два часа погрузиться в кошмар, который был уготован миру еще в прошлом столетии и вероятность повторения которого, в тех или иных масштабах, существует и по сей день.

    8 из 10

    26 июля 2015 | 13:46

    Член зондеркоманды Саул узнает в одной из жертв газовой камеры своего внебрачного сына и решает похоронить его. В условиях концлагеря это отнюдь не простая задача.

    К теме Холокоста кинематографисты обращались уже множество раз, и зачастую рассматривали проблему с достаточно неожиданных ракурсов. Так, например, водевиль Роберто Бениньи «Жизнь прекрасна» преподносит ужаснейшие события как сказку, а сентиментальная драма Стивена Спилберга «Список Шиндлера» и вовсе становится коммерчески успешным проектом, что не может не вызывать своего рода недоумения.

    Режиссер Ласло Немеш погружает зрителя в мир тотальной жестокости, чем по своей сути и был Освенцим. Благодаря оригинальному подходу к съемке, фильм ни на долю секунды не вызывает отвращения у зрителя. Наоборот, в центре кадра находится только главный герой Саул, а остальной мир преподносится в расфокусе. Таким образом, зритель улавливает суть происходящего вокруг героя, но не лицезреет варварские будни концлагеря.

    Одной из главных неразрешенных интриг фильма стал вопрос: действительно ли погибший мальчик сын Саула? И, почему, если это не так, главному герою катастрофически важно его похоронить? «Ты рискуешь жизнями живых ради мертвого», — пытается образумить Саула другой член зондеркоманды. И, действительно, желание похоронить мальчишку превращается в настоящую манию, одержимость. Не стоит забывать о том, что главный герой каждый день помогал заключать жертв в газовую камеру, что не могло не вызывать чувства вины у Саула. Возможно, именно поэтому он и стремится в преддверии своей гибели сделать последний милосердный поступок. Метафоричный финал картины можно трактовать как прощение, отпущение Саулу его грехов, где впервые за время фильма на лице героя робко и несмело появилась улыбка.

    «Сын Саула» рассказывает зрителю очень человечную историю о стремлении делать добро в условиях, где все прекрасное давным давно погибло в газовой камере, где спасения ждать не приходится, а надежда угасает с каждым днем. Не зря информационная сводка в начале фильма сразу дает нам понять, что Саул рано или поздно погибнет.

    22 апреля 2016 | 12:29

    Последний раз рецензию к фильму я написал 1,5 года назад, но тут меня просто прорвало… Признаюсь, когда я шел на оскароносный фильм про немецкий концлагерь, я полагал, что увижу очередной глянцевый ужастик с выстрелами, криками и крупными планами умерщвленных людей. Уж очень многие спекулировали над самым трагичным событием в истории человечества. Однако, к моему удивлению, создатели фильма представили действительно самый правдивый фильм про лагерь смерти. Справка: я прочел как минимум 20 книг про немецкие концлагеря, написанные узниками, комендантами и освободителями лагерей, поэтому я знаю буквально всё об ужасах, которые творились в их застенках.

    Увы, композиционно работа не выполнена на высоком уровне, чувствуется слабая постановка. Я бы сказал, что дебют Ласло Немеша, как режиссера, не состоялся, но как сценарист он по праву заслужил оказанные фильму почести. Безусловно сильной стороной фильма является сюжет, основанный на драме главного героя, который пытается во что бы то ни стало решить невозможную и, как выясняется в конце фильма, бессмысленную задачу. Также, учитывая восточноевропейское происхождение фильма, можно сделать скидку, в том числе, и на игре актеров, некоторые из которых весьма топорно представили свои образы.

    Тем не менее, в фильме предельно достоверно переданы быт и работа узников концлагеря и по совместительству членов зондеркоманды. Все их механические движения, отрешенный и бессмысленный взгляд в пустоту. Показан весь процесс сопровождения новых жертв в газовые камеры, обработку камер после процедуры, работу у печей крематория и даже ямы, в которых сжигали трупы, когда печи не справлялись с количеством поступающих «вещей». В общем, все те ужасы, которые авторы военных фильмов для массового зрителя предпочитают избегать. При этом данные сцены не смакуются, не предстают в «неглиже», акцент всегда остается на главном герое — в центре повествования его переживания.

    Однако в погоне за реализмом авторы увлеклись съемками «дрожащей камерой». В некоторых случаях кадры с ручной камерой выглядят неубедительно и выполненными из рук вон плохо. В особенности, когда это касается сцен погони и быстрого перемещения в кадре главного героя.

    Но аутентичность фильма и высокий уровень драматизма нивелирует большинство минусов. После просмотра фильм требует глубокого переосмысления.

    Просмотр строго для психологически стойких и подготовленных людей!

    8 из 10

    21 апреля 2016 | 00:48

    Просто и находчиво исполнена операторская работа в фильме.

    Длинные сцены и ручная съёмка создают особую атмосферу и передают мрачное настроение фильма.

    Фокус камеры практически не двигается, оставаясь большую часть фильма на уровне вытянутой руки. Благодаря такому приёму все внимание концентрируется на главном герое. Ужасы концлагеря зачастую остаются вне фокуса камеры, но при этом неявно мелькают позади Саула.

    Таким образом режиссёр, возможно, хотел передать мысль, что участники зондер-команды уже смиренные люди. Их эмоции и восприятие приглушены — иначе в этом аду не выжить.

    Понравилось, что в фильме без лишних слов и показательных действий, чем грешат современные голливудские и отечественные фильмы, представлен ад человеческого паразита под названием фашизм. Одно из самых печальных заблуждений человечества.

    Немецкие фашисты — словно взрослые дети, которые втянулись в запретную игру, следуя безумной идее вождя.

    Сама история и мотивация главного героя не вызвали сопереживания. Трудно сказать почему. Возможно, я недооцениваю всю важность религиозной составляющей в жизни евреев.

    Сюжет концентрируется на личности Саула и его последнем желании похоронить мальчика. При этом как будто теряется чувство ужаса и сопереживания всему еврейскому народу.

    Герой уже потерял веру в жизнь, и его последняя воля выглядит как безумие в тех условиях, что он находится. Следуя за сюжетом, режиссёр увлекается в создании маловероятных сцен, в которые попадает Саул, оставаясь после этого живым.

    На мой взгляд, катарсис в фильме утерян. И это основная проблема, к сожалению.

    Концовка — сильная, но она не вызвала у меня должного эффекта.

    7 из 10

    8 ноября 2018 | 02:34

    Дебютная работа Ласло Немеша привлекла мое внимание, не стесняюсь этого признать, своим фестивальным успехом, да и фильмов про холокост с точки зрения зондеркоманды выходило не так уж и много, тем более производством занималась такая некинематографическая страна как Венгрия, чем и было подогрето мое любопытство.

    С начала и до конца фильма режиссер ставит в эпицентр событий историю одного из участников зачистки умертвленных в газовых камерах евреев Саула Ауслендера. Если события новоиспеченного блокбастера «Хардкор» происходят от первого лица, то история «Сына Саула» происходит от второго. Камера устремленна только на главного героя, изредка показывая действие на втором плане, полное чудовищных и нелицеприятных сцен. «Сын Саула» получился довольно гнетущим и обескураживающим, однако это, на мой взгляд, один из самых выдающихся дебютов со времён «Возвращения» Звягинцева или «Торжества» Винтерберга.

    Не стану пересказывать сюжет, подчеркну лишь мастерство режиссерской и операторской работы, а так же выдающуюся актерскую работу Гезы Рёрига, эта роль-настоящее открытие года. Его герой не оставит равнодушным даже самого скупого на слезу зрителя, и, уверен, войдет в историю кино, как один из самых сложных персонажей в кино. «Сын Саула» целиком и полностью заслужил свой «Оскар» и хвалебные отзывы кинокритиков даже только за то, что таких величественных и трудоемких по своей структуре фильмов уже почти не снимают без халтурных хромакеев и компьютерных спецеффектов, которые не ленятся даже использовать в романтических ситкомах.

    Вердикт таков, «Сын Саула» абсолютно заслужил просмотр в кинотеатре, это по-истине шедевр, который предлагает свою, более объективную точку зрения на ужасы самой жестокой и кровополитной войны XX века.

    10 апреля 2016 | 14:57

    С давних времён была крайне заинтригована этим фильмом, ибо его триумфальное шествие по фестивалям и известным кинопремиям просто вводило в ступор. Да ещё и режиссёр-дебютант… Единственные две вещи, на которые при голосовании за лауреатов Золотого Глобуса и Оскара я ставила, не глядя, — это «Головоломка» и «Сын Саула». Даже тени сомнения не было, ибо хвалебные оды критиков не оставляли другого выбора.

    В этот редкий случай должна признать, что фильм чисто для мужчин. Мне смотреть было очень сложно: сложно слышать за кадром крики женщин, сложно видеть разбрызгивающуюся кровь, пепел сожжённых тел, но не в этом соль. Такое я бы выдержала. Мне в 10 раз было сложнее оттого, что нас, зрителей, заставляли привыкать к этому, заставляли чувствовать, что это просто декорации и чуть ли не норма. Я так не могу. Мне нужно злиться, эмоционировать, плакать, наконец, ибо холокост — это действительно трагедия, которую никогда не забыть, к которой нельзя оставаться равнодушными. В этом плане фильмы «Список Шиндлера», «Пианист», «Мальчик в полосатой пижаме», «Жизнь прекрасна» для меня намного легче, если можно так выразиться.

    Дело в том, что в самом начале просмотра я думала, что с такой камерой, которая следит только за главным героем, показывая всё остальное размыто и поэтому без подробностей, будет легче смотреть. Но я ошиблась. Как Саул прятал от нас свою человечность под гримасой «выживательной отчаянности», а потом «целевой маниакальности», так и от нас требовали убрать человечность и превратиться в бездушных наблюдателей. В общем, это сложная задача, намного сложнее, чем сопереживать и плакать.

    Относительно темы с похоронами мальчика — не думаю, что здесь какой-то глубокий смысл. Главному герою просто хотели дать цель, смысл жизни в кромешном аду, которые бы смогли вдохнуть в него вторую жизнь и придать смелости пройди через ещё больший ад, ну, а мы, зрители, должны были окунуться вместе с ним. Ведь недаром даже не понятно, его это внебрачный сын или вообще посторонний мальчик.

    В целом, считаю, что новичок Ласло Немеш сумел добиться своей цели и показать зрителям ужасную панораму кошмаров холокоста, при этом заретушировав сильные подробности и вынув сопереживающие сердца из зрителей. В итоге получилось страшнее, суровее и, возможно, правдивее, чем все картины, которые я видела на эту тему до сегодняшнего дня. Но для меня там нет души. Хотя нет, она есть в одном кадре — кадре, когда Саул стал снова на секунду человеком и улыбнулся душе своего сына, отразившейся в глазах чужого мальчика, как мне показалось.

    6 из 10

    25 апреля 2016 | 23:15

    Если чисто визуально, то это очень деликатно, но про ад (все натуралистичные подробности на дальнем плане). А если по сути, то согласившись выжить в аду, ты ограничиваешь себя природными инстинктами, избавляешься от всего человеческого и впускаешь ад в себя. Возможно, как считают некоторые критики, случившееся с Саулом — вскрик человеческого со дна умирающей души. Но я думаю, что это — забавное (забавное в аду) проявление инстинкта заботы о потомстве. И прощальная улыбка главного героя — это облегчение от осознания того, что мёртвый мальчик — похоже всё-таки не его сын. Практика показывает, что поэзия после Освенцима всё же возможна; невозможно служить в его зондеркоманде, если ты ещё не мертвец.

    20 января 2017 | 08:06

    Вторая Мировая Война слишком велика и непостижима для того, чтобы полноценно охватить в кино или в литературе хотя бы один ее фрагмент, один бой, один день. И для каждого человека, оказавшегося хоть на краю тех событий или в самом пекле, война своя, и история своя. Наверно, поэтому самые запоминающиеся фильмы о войне — те, в которых рассказывается камерная история — об одном человеке или отряде, об одном дне.

    Венгерский фильм «Сын Саула», получивший в этом году Оскар как лучший фильм на иностранном языке и удостоившийся оценки Спилберга, как «лучший фильм о Холокосте, снятый после «Списка Шиндлера»», рассказывает о нескольких днях жизни еврейского пленного Саула Аусландера в лагере смерти Аушвиц в 1944 году. Это не просто «история одного человека» — камера будто «врастает» в своего героя, показывая его большей частью со спины — вплоть до эффекта присутствия — мы видим события фильма не глазами героя, но словно глазами невидимого наблюдателя, повсюду следующего за Саулом. Этот наблюдатель — мы. Мы не можем вмешиваться. Не можем ничего остановить. Можем только наблюдать.

    Непривычная для современных кинотеатров «телевизионная» картинка 4:3 сужает пространство фильма фактически до плеч героя, лишая нас «бокового зрения», обрезая фланги. Это не широкоформатная история. Это история человека, смотрящего себе под ноги. Сфокусированного на моменте «здесь и сейчас». Потому что в лагере смерти следующего момента может и не быть.

    Такая манера съемок требует настоящего искусства от оператора, безукоризненной игры от актеров (почти весь фильм снят длинными — по несколько минут — кадрами без «склеек») и немалой выносливости от зрителя — едва поспевая вслед за героем, порой испытываешь головокружение, как от документальной съемки в стиле «мокьюментари». События, происходящие вокруг Саула часто слишком стремительны, чтобы успеть их разглядеть, иногда расфокусированы, скрыты дымом или туманом. Но даже краешка этих событий, показанных из-за за сгорбленной спины, хватает, чтобы понять — это фильм не о выживании. И даже не о надежде. Сказать, что фильм «Сын Саула» — о смерти — звучит слишком банально, но это так. Это фильм о смерти и послесмертии. О последнем выборе, напоминающем о страшной автобиографии Виктора Франкла «Психолог в концлагере».

    Саул Аусландер — не просто военнопленный — он член зондеркоманды (не думаю, что такой человек мог бы стать героем советского кино). Формально — работающий на врага. Фактически — являющийся винтиком в безостановочной машине смерти, поглощающей людей и перерабатывающей их в горы распотрошенных чемоданов, верхней одежды и… пепла. Поглощающей не только пленных, привозимых на бесконечных составах, но и самих людей, обслуживающих крематорий — срок «жизни» каждой зондеркоманды — несколько месяцев. Задача Саула и его напарников — приводить «в порядок» газовую камеру после каждого «использования», сгружать тела, сортировать оставшиеся от убитых вещи, утилизировать прах, зарывать наспех вырытые могилы. В этой мясорубке Саул становится свидетелем последних мгновений жизни мальчика лет двенадцати. В первоначальной версии сценарии мальчик действительно был его сыном — в итоге этот вопрос авторы размыли, заставляя зрителей усомниться, а был ли мальчик действительно сыном Саула, или же это результат его помешательства, или обобщения, превращая попытку героя похоронить ребенка по канонам его веры в метафору. Рискуя жизнью, двигаясь «против течения» заведенного в лагере порядка, Саул судорожно ищет раввина, чтобы прочесть молитву-«кадиш», ищет лопату, чтобы выкопать могилу, ищет возможность обмыть тело, не дать ему подвергнуться вскрытию и сожжению. Что-то ему удается, что-то нет. Его попытки практически заранее обречены на провал, и даже «успех» его миссии решительно ничего не меняет ни для самого мальчика, ни для Саула, ни для его спутников в зондеркоманде. Вокруг бушует море огня и море ужаса — кто-то пытается выжить, кто-то поднимает бунт, кто-то убивает, кто-то спасается. Саул не участвует в этом. Он не участвует в жизни. Он пытается закончить смерть хотя бы одного человека так, как считает нужным — и эта мысль вовсе не является «правильной» или «спасительной». Это просто… выбор. Спасти если не жизнь ребенка, то хотя бы дать его телу упокоиться с миром. Но даже этой малости Саулу не вымолить у машины смерти по имени Война.

    Мы не привыкли видеть такое кино о войне. Здесь нет победителей, здесь все — проигравшие. Здесь нет подвига, здесь подвигом становится просто продолжение жизни. Здесь нет надежды, только пепел. Наверно, это и есть Война. Наверно, поэтому «Сына Саула» стоит смотреть, несмотря на его абсолютную «неформатность» и «негероичность». Победители были. Был подвиг. Была надежда. Мы видели их — в других фильмах, в документальных лентах, на страницах истории.

    Но сын Саула этого никогда не увидит.

    9 мая 2016 | 18:51

    ещё случайные

    Заголовок: Текст: