всё о любом фильме:

Сын Саула

Saul fia
год
страна
слоган-
режиссерЛасло Немеш
сценарийЛасло Немеш, Клара Ройер
продюсерГабор Райна, Габор Шипош, Кристина Пинтер, ...
операторМатьяш Эрдей
композиторЛасло Мелиш
художникЛасло Райк, Хедвиг Кирали, Эдит Сюч, ...
монтажМаттьё Тапонье
жанр триллер, драма, военный, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в России
зрители
Россия  7.1 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время107 мин. / 01:47
Аушвиц, 1944 год. Саул Аусландер — еврейский пленный и член зондеркоманды. Его работа — сопровождать в недолгий путь узников, которые прибывают в лагерь беспрестанно. Потом — зачищать следы их присутствия и ждать новых. Среди тысяч людей, проходящих через газовую камеру, один выживает на считанные минуты. Саул узнает в нем своего сына и решает во что бы то ни стало похоронить тело по всем правилам. Теперь это его единственная цель в расплавленном, так непохожем на жизнь пекле лагеря смерти. Уберечь тело от топки, спрятать его, разыскать раввина, — задачи практически невыполнимые и безумные на фоне мясорубки, жернова которой Саулу приходится крутить самому, чтобы выжить. В лагере зреет восстание, Саул становится слишком уязвимым, но он думает только о сыне… которого, возможно, у него никогда не было.
Рейтинг фильма
IMDb: 7.50 (25 302)
ожидание: 98% (371)
Рейтинг кинокритиков
в мире
96%
189 + 8 = 197
8.9
в России
100%
15 + 0 = 15
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 110 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Прошло всего 70 лет, после суда в Нюрнберге, когда потрясённое человечество узнало о том, что Ад на земле действительно может существовать, причём Ад не созданный свыше, а рукотворный, и чётко спланированный, как эта трагедия превратилась в ещё один «бренд» нашего времени. Бренд не простой, а исправно приносящий доход всем, кто его эксплуатирует, начиная от историков, и заканчивая кинематографистами. А что? Чем например режиссёр Ласло Немеш хуже Стивена Спилберга? Тем что тоже хочет получить своего Оскара? Только ноша оказалась не по силам. Нет, я лично ничего не имею против венгерского режиссёра, но на мой взгляд на некоторые темы для кинематографа надо наложить табу. Чтобы их окончательно не уничтожить, и не превратить в фарс. И первым кандидатом в моём списке на «забвение» является тема Холокоста, и концлагерей.

    Лет пять назад я наткнулся на книгу Павла Поляна «Рукописи найденные в пепле», это документальный сборник записей написанных членами зондеркоманды обслуживавшей крематории Освенцима, и закопанные ими там же, на территории крематория. То есть теми, одним из которых по фильму является экранный Саул. Так вот, на фоне этих записок «из страны вечного холода», фильм Ласло Немеша — это грубо сработанная подделка, сделанная по принципу «и так сойдёт». Действительно, кто будет сидя у экранов в уютном кресле разбираться в тонкостях организации процесса уничтожения одних представителей рода Homo sapiens руками других? Главное выжать побольше слёз у зрителей, и заручиться поддержкой профессиональных кинокритиков, и всё, успех гарантирован. Это же кино, а не реальная жизнь, в которой надо каждый день, каждый час, делать простой выбор — умереть сию же минуту, либо продлить своё существование ещё на некоторое время. За счёт отбора жизни у других. Куда здесь Гамлету с его «Быть, или не быть». Кто-то находил в себе мужество, и бросался на охранников; кто-то предпочитал просто броситься в огненный ров; а кто-то писал записки, в надежде оставить после себя хоть какую-то память. Которая как оказалась, через 70 лет стала вполне ходовым товаром, по сходной цене. За которую людей можно сжечь вторично, протестовать ведь некому.

    P.S. В дневнике Рудольфа Хёсса, коменданта Освенцима, описан такой эпизод: однажды проводя очередную инспекцию лагеря, он с группой сопровождения оказался у рвов, в которых сжигали тела из газовых камер. И его внимание привлёк один узник, который вытащив тело из кучи внезапно остановился, и после некоторой паузы бросил его в ров. Комендант послал своего адъютанта узнать в чём там дело, вернувшись тот доложил, что узник узнал в теле которое тащил свою жену. Через некоторое время возвращаясь назад, Хёсс подошёл к этой группе узников, и подозвал к себе человека опознавшего свою жену. И как вспоминает Хёсс, его поразил взгляд узника, его глаза не выражали абсолютно ничего, это были глаза мертвеца. Мертвеца, который ещё был жив…

    3 из 10

    4 декабря 2016 | 21:22

    Прочитав рецензии, вовсе не хочу переубеждать тех, кто уверен, что Холокост — потенциально оскарообещающая тема. Ещё Пушкин предупреждал. Он прав: это вполне бессмысленно. С другой стороны, находясь под сильнейшим впечатлением от фильма, в самом жару освенцимского ада, не буду всматриваться, как это сделано: блестящее киноведческое исследование Ларисы Малюковой в «Искусстве кино» для непрофессионалов закрыло тему. Какие же вопросы развернул передо мной фильм?

    Почему именно эту немыслимую задачу поставил перед собой Саул (или, скорее, Савл)? По рецензиям гуляет мнение, что это сообщает хоть какой-то смысл полной бессмыслице существования в зондеркоманде. Ну а борьба за жизнь товарищей героя по несчастью разве такого смысла не даёт? А ведь он усиленно уклоняется от участия в ней. По-моему, в фильме как никогда ясно представлено мировосприятие человека Торы. Так и веет упованием на божьи чудеса, на торжество своего блага и погибель врагов в обмен на безграничное доверие, готовность пожертвовать даже долгожданным сыном в подтверждение веры, в которой нет сомнения. Сама обстановка требует, чтобы Саул обладал максимальной пластичностью, мгновенно подчиняясь каждому новому приказу. Им играют, как мячиком, и фашисты, и полицаи, и готовящиеся восстать (восстающие ничуть не вызывают большей симпатии, чем все чужие, мотив героизма снят, они борются только за себя, и чужие — все), и никто не ощущает сопротивления, а он подспудно гнёт своё. Но не так ли веками жили евреи, и такое упование на Всевышнего оправдалось: где ныне гордые вавилоняне, потомки древних египтян, великие парфянцы и многие-многие жившие с ними рядом? А евреи сохранились с тем же почитанием Торы, теми же обрядами, пейсами, тем же восхищением книжной премудростью и лукавой иронией над собой и «еврейским» счастьем. Неукоснительным исполнением обряда проводов покойника Саул не только заботится о будущей жизни возможного сына (чего не смог исполнить на земле), но и приобщается к вековым традициям, обеспечившим выживание народа. Нет сомнения, что он никогда так не жил, был простым часовщиком в небольшом городке, ничем не выделялся, часто ли заглядывал в синагогу? Но именно ад Освенцима его сначала подавил, а потом пробудил, и именно этот момент демонстрирует фильм. Для Немеша Освенцим — своеобразная модель мира, поражающая своей откровенностью и неприкрытостью. Сообщество предельно атомизировано: каждый занят лишь личным выживанием, каждый готов ежеминутно воспользоваться каждым и предать любого. У Саула ни малейших иллюзий по поводу внезапного возникновения, как и исчезновения друзей, опекунов и пр. Опереться можно лишь на то, что проверено веками.

    Всё высказанное касается евреев, при чём здесь остальные? А то, что рассказано в Библии, оно не о евреях? И касается только их? Немеш настаивает на присоединении к вековым традициям и устоям, иначе… Звонко звучат выстрелы на фоне неба, досказывая историю, и в довершение «еврейского» счастья привёл их сюда ребёнок, никому лично не желавший зла: так уж устроен этот мир. Чуда лично для Саула не будет, да он на него и не рассчитывал, А чудо для народа, как всегда, произойдёт. Как всегда?

    Взгляд Немеша на человечество ничуть не оптимистичней, чем у учителя — Беллы Тора, но, с чем связаны его надежды, предельно ясно

    9 из 10

    21 апреля 2016 | 16:53

    Освенцим, октябрь 1944 года. Саул Аусландер (или, если читать имя согласно правилам венгерского языка, Шаул), венгр из Ужгорода, работает в зондеркоманде. Он еврей, как и его капо (начальник команды), и выполняет каждый божий день работу, от которой у самих немцев в концлагере не выдерживали нервы. Члены зондеркоманды сопровождали новоприбывших заключённых в газовую камеру ("Поторопитесь, вас ждёт чай после душа и дезинфекции!»), обрабатывали и уничтожали трупы. Саул занимался тем, что под приглушённые крики из закрытой комнаты срывал с вешалок одежду, забирал всё, что имело хоть какую-то ценность, а потом увозил тела прочь. Он работал в дневную смену, была и ночная. Были отряды, которые работали в крематории или ссыпали прах лопатами в Вислу. Были люди, которые загоняли пленников в ямы, потому что печи не справлялись. У каждого была своя функция на этой фабрике смерти.

    Такую работу не выбирают, она сама находила тех, кто отдавал ей остатки своей воли и своей жизни. Неудивительно, что многие служащие бросались в камеры и кончали жизнь самоубийством. Впрочем, зондеркоманды долго не работали в одном составе — 2-3 месяца от силы. Пусть даже и в условиях, которые заметно отличались от остальных (в лучшую сторону, конечно).

    В один прекрасный день Саул, став свидетелем смерти мальчика, внезапно подумает, что это был его сын. И решает похоронить его по всем правилам. Но сначала в этом аду нужно найти раввина, в то время как зондеркоманда узнаёт о своём готовящемся уничтожении и отчаянно пытается организовать побег…

    Как Ласло Немеш, режиссёр короткометражек, мог перейти к съёмках столь тяжёлого, в некотором смысле — самобытного, фильма?

    В 2005 году Немеш был во Франции, где наткнулся на одну книжку, переведённую с идиша на французский. Подозреваю, что это были записки, или, если угодно, послания белорусско-литовского еврея из зондеркоманды Залмана Градовского, лидера группы Сопротивления; записки его и ещё нескольких евреев были спрятаны в тех ямах, в которых закапывали прах из крематориев. Книга произвела на Ласло Немеша столь неизгладимое впечатление, что однажды, сидя с Кларой Ройер за чашечкой кофе, решил, что они могут, нет — даже должны! — написать сценарий. И снять фильм.

    Я была настроена на нечто, что можно было бы сравнить со «Списком Шиндлера» или «Жизнь прекрасна». Но это скорее ближе к фильму «Без судьбы» (снятого по полуавтобиографическому роману венгерского писателя Имре Кертеса, лауреата Нобелевской премии по литературе). Впрочем, оговорюсь — «Сына Саула» вообще сложно с чем-то сравнивать. Такого фильма о концлагерях ещё не было.

    Саул в исполнении Гезы Рёрика, непрофессионального актёра, похож на человека, который скорее существует, чем на самом деле живёт — и это можно понять, при такой работе остаться человеком сложно. Он восхищает своей стойкостью, упрямством, порой приводит в недоумение своей логикой, но Боже, разве нужно искать логику в том, что делает отец ради похорон сына в Освенциме? Камера неотступно следует за ним и помогает вжиться, влиться во всё происходящее. Настолько, что после фильма я была как овощ, как выжатый лимон, без эмоций, лишь с тупой опустошённостью. Иначе не получается. Потому что то, что видишь глазами Саула и что для него — каждодневная рутина, для нас станет ещё одним доказательством того, что Освенцим — место проклятое, которое умалчивает сотни подобных историй и меняет людей без возврата к прошлым жизням.

    А вокруг Саула есть и его сотоварищи по несчастью. Венгры, русские, поляки. Те, кто готов рискнуть всем. И выбраться. И пять минут отдохнуть. И идти дальше — к партизанам. Те, в ком ещё горит искорка жизни. Искра на пепелище…

    Я не могу поставить 10 этому фильму. Мне вообще сложно его оценить. Немного тяжело было угнаться за скачущим оператором, толком не поняла, что за девушка на складе с чемоданами, лёгкое недоумение вызвал рыжеволосый мальчик в лесу (но тут трактовок, по признанию Клары Ройер, может быть несколько). Но я не рассматриваю это как какие-то ужасные недостатки. Если честно, я их толком-то и не вижу. Всё заслоняют эмоции и размышления, от которых не могу избавиться уже второй день. Размышления о Холокосте, о простых людях, у которых не было выбора, о превратностях судьбы, о том, что мы должны, обязаны помнить о подобных вещах.

    Если получится, смотрите в оригинале с субтитрами. Правда, так гораздо лучше. Сильнее, наверное.

    Оставь надежду, всяк сюда входящий (с) Данте

    9 из 10

    24 февраля 2016 | 21:22

    Дебютная работа Ласло Немеша привлекла мое внимание, не стесняюсь этого признать, своим фестивальным успехом, да и фильмов про холокост с точки зрения зондеркоманды выходило не так уж и много, тем более производством занималась такая некинематографическая страна как Венгрия, чем и было подогрето мое любопытство.

    С начала и до конца фильма режиссер ставит в эпицентр событий историю одного из участников зачистки умертвленных в газовых камерах евреев Саула Ауслендера. Если события новоиспеченного блокбастера «Хардкор» происходят от первого лица, то история «Сына Саула» происходит от второго. Камера устремленна только на главного героя, изредка показывая действие на втором плане, полное чудовищных и нелицеприятных сцен. «Сын Саула» получился довольно гнетущим и обескураживающим, однако это, на мой взгляд, один из самых выдающихся дебютов со времён «Возвращения» Звягинцева или «Торжества» Винтерберга.

    Не стану пересказывать сюжет, подчеркну лишь мастерство режиссерской и операторской работы, а так же выдающуюся актерскую работу Гезы Рёрига, эта роль-настоящее открытие года. Его герой не оставит равнодушным даже самого скупого на слезу зрителя, и, уверен, войдет в историю кино, как один из самых сложных персонажей в кино. «Сын Саула» целиком и полностью заслужил свой «Оскар» и хвалебные отзывы кинокритиков даже только за то, что таких величественных и трудоемких по своей структуре фильмов уже почти не снимают без халтурных хромакеев и компьютерных спецеффектов, которые не ленятся даже использовать в романтических ситкомах.

    Вердикт таков, «Сын Саула» абсолютно заслужил просмотр в кинотеатре, это по-истине шедевр, который предлагает свою, более объективную точку зрения на ужасы самой жестокой и кровополитной войны XX века.

    10 апреля 2016 | 14:57

    Насколько это возможно для игрового кино, «Сын Саула» пугающе реалистичная лента, на такую серьезную и ответственную тему, как фашизм.

    «Сын Саула» первый полнометражный фильм Ласло Немеша, в главной роли непрофессиональный актёр Геза Рёрт, не смотря на эти факты, лента получает «Гран-при» на Канском фестивале и завоевывает «Оскар» за лучший фильм на иностранном языке. Что уже заслуживает уважения.

    Саул Асландер, венгр по происхождению, один из участников зондеркоманды (подразделение заключенных, предназначение которого заключалось в сопровождении пленных в газовую камеру, а после обработка помещения и уничтожение трупов). Изнуренное сознание героя и меркнущий взгляд в безысходность, говорят о том, что для него потеряно всё. Его внутреннее состояние нуждалось в очищении. Что-то шевельнулось в его глазах, когда он увидел предсмертные страдания ребёнка, в убиенной жертве он признал своего сына. С того момента, как Саул принимает на себя роль отца, он настойчиво и упорно держится за право похоронить тело мальчика соблюдая все каноны, его цель найти настоящего раввина, который должен прочесть еврейскую молитву кадиш.

    Камера следует за каждым шагом главного героя и держит его в фокусе. Поэтому глаза Саула главный прибор, через который зритель воспринимает весь охват пережитого кошмара.

    Холокост — самое жестокое преступление, о котором должен знать каждый. «Сын Саула» именно тот фильм, о котором невозможно забыть. Он пронизывает насквозь и повергает в оцепенение.

    Меня взбудоражила в финальной сцене улыбка Саула, сошедшая из пелены мрака, словно предстояние перед смертью.

    9 мая 2016 | 18:56

    Последний раз рецензию к фильму я написал 1,5 года назад, но тут меня просто прорвало… Признаюсь, когда я шел на оскароносный фильм про немецкий концлагерь, я полагал, что увижу очередной глянцевый ужастик с выстрелами, криками и крупными планами умерщвленных людей. Уж очень многие спекулировали над самым трагичным событием в истории человечества. Однако, к моему удивлению, создатели фильма представили действительно самый правдивый фильм про лагерь смерти. Справка: я прочел как минимум 20 книг про немецкие концлагеря, написанные узниками, комендантами и освободителями лагерей, поэтому я знаю буквально всё об ужасах, которые творились в их застенках.

    Увы, композиционно работа не выполнена на высоком уровне, чувствуется слабая постановка. Я бы сказал, что дебют Ласло Немеша, как режиссера, не состоялся, но как сценарист он по праву заслужил оказанные фильму почести. Безусловно сильной стороной фильма является сюжет, основанный на драме главного героя, который пытается во что бы то ни стало решить невозможную и, как выясняется в конце фильма, бессмысленную задачу. Также, учитывая восточноевропейское происхождение фильма, можно сделать скидку, в том числе, и на игре актеров, некоторые из которых весьма топорно представили свои образы.

    Тем не менее, в фильме предельно достоверно переданы быт и работа узников концлагеря и по совместительству членов зондеркоманды. Все их механические движения, отрешенный и бессмысленный взгляд в пустоту. Показан весь процесс сопровождения новых жертв в газовые камеры, обработку камер после процедуры, работу у печей крематория и даже ямы, в которых сжигали трупы, когда печи не справлялись с количеством поступающих «вещей». В общем, все те ужасы, которые авторы военных фильмов для массового зрителя предпочитают избегать. При этом данные сцены не смакуются, не предстают в «неглиже», акцент всегда остается на главном герое — в центре повествования его переживания.

    Однако в погоне за реализмом авторы увлеклись съемками «дрожащей камерой». В некоторых случаях кадры с ручной камерой выглядят неубедительно и выполненными из рук вон плохо. В особенности, когда это касается сцен погони и быстрого перемещения в кадре главного героя.

    Но аутентичность фильма и высокий уровень драматизма нивелирует большинство минусов. После просмотра фильм требует глубокого переосмысления.

    Просмотр строго для психологически стойких и подготовленных людей!

    8 из 10

    21 апреля 2016 | 00:48

    «Сын Саула» — оскароносная венгерская лента этого года, задающая границы игровому кино и испытывающая их на прочность. Подобно бессмертной ленте Элема Климова «Иди и смотри», постановщик данной картины Ласло Немеш подбирается к пределам зрительской чувствительности, но делает это даже убедительнее, чем его советский коллега, потому что снимает фильм почти без монтажа, единым сложнопостановочным планом, новаторски используя камеру, снимающую из-за плеч персонажей, снимая не в фокусе второй фон, на котором и развертывается основное действие, сосредотачивая внимание зрителя на поведении главного героя и его лице.

    Фильм посвящен деятельности так называемых зондеркоманд, собранных из евреев групп, по обслуживанию нацистских концлагерей, а вернее одних суток из их деятельности. Режиссер использует одно сюжетное допущение (узнавание главным героем в одном из погибших в газовой камере мальчике своего сына), чтобы провести зрителя по всем кругам концлагерного ада, туда, где людей травят газом, где трупы сжигают, а одежду и драгоценности педантично разбирают. В какой-то момент мы даже попадаем в апартаменты СС, мельком видим их роскошный стол и полки, уставленные книгами.

    Фильм Немеша лишен и грамма сентиментальности того же «Списка Шиндлера», но избегает также и натурализма «Иди и смотри», он не в фокусе или мельком показывает трупы и насилие, как зловещий, потусторонний фон, который окружает главного героя, мечтающего о погребении своего сына. Его ли это сын, мы сомневаемся до самого финала, ибо много фактов указывает на то, что герой просто сошел с ума. Порой кажется, что мы в какой-то дьявольской компьютерной игре, когда надо во что бы то ни стало выполнить задание в то время, как все вокруг пылает и уничтожается.

    Фильм очень хорошо демонстрирует, что такое фашизм, его кровавую бухгалтерию, показывает ее как изнанку рационализма, педантичность в уничтожении, упорядоченность, гигантский маховик по истреблению людей, в котором все учтено. С полным правом можно утверждать, что такого фильма еще не было на экране, настолько все в нем отточено и убедительно, настолько его форма изоморфна изображаемой теме. Восхищают актерские работы, созданные на чередовании одних лишь крупных планов, в манере поведения героев присутствует своего рода заторможенность, оглушенность происходящими событиями, раздавленность испытаниями.

    Исполнитель главной роли Геза Рериг работает на полутонах, показывая превращение человека в животное в эпицентре борьбы за выживание, порой кажется, что на его лице — скорбная маска, но это обманчивое впечатление, на самом деле нюансы эмоций, самого разного плана проходят по его лицу, на котором действительно отпечатались тяжелые условия жизни. Порой кажется, что все актеры — непрофессионалы, но это тоже обманчиво, настолько аутентично они вживаются в роли, будто они всю жизнь работают в зондеркомандах.

    Исполнены трагического, но ненавязчивого пафоса сцены унижения главного героя эсэсовцами, в котором именно они теряют человеческий облик в обезьянничании и фиглярствовании, Саул же хоть и раздавлен, но все же остается человеком. Фильм дегероизирует историю Второй Мировой в отличие от фильмов 40-50-х, где делался упор именно на героическую составляющую сопротивления нацизму (вспомним ленты Росселини или советские картины 50-х), здесь же придавленность задачей выживания во что бы то ни стало стирает границы между героем и ординарным человеком. Здесь не увидишь плевков в морду эсэсовцам, вдохновенных речей перед расстрелом и прочих клише антифашистского кино.

    Фашизм препарируется в «Сыне Саула» более тонко, как безостановочное унижение человеческого достоинства, как подчинение понятий чести и совести задачам биологического выживания, фашизм хотел лишить человека звания человека, растоптать его, в этом была его цель. Потому возмущают отзывы зрителей, говорящих о спекулятивности материала фильма — это насколько толстокожими циниками надо быть, чтобы не проникнуться этой замечательной картиной, лучшей лентой года, испытывающей на прочность зрительские нервы?!

    Насколько надо погрузиться в свои айфоны и айпэды, чтобы не замечать и не понимать того, о чем говорит этот фильм? Насколько надо забыть о том, что такое фашизм и не желать знать о нем?! Уважаемые зрители, иногда надо подвергнуть себя шоковой терапии, чтобы вновь обрести звание человека, сострадающего существа, которое теперь втаптывает в грязь консюмеризм, уничтожая человеческое безоглядным потребительством и товарным изобилием, чтобы, сбросив коросту жестокосердия, вновь осознать себя не потребляющим животным, но тем, кто готов видеть и чувствовать даже тогда, когда это больно до невозможности.

    23 июля 2016 | 14:23

    Аушвиц, 1944 год. Саул Аусландер — член зондеркоманды, его дело — помогать нацистам убивать людей и уничтожать тела таких же пленных, как и он сам. Тяжёлая, беспросветная работа, в конце которой маячит стопроцентная смерть. Сходя с ума от жестоких картин действительности, Саул придумывает себе заботы: признав в одном из умерших узников своего внебрачного сына, он решает похоронить его по всем еврейским традициям. На пути к этой цели Саул неожиданно для самого себя оказывается в центре заговора и восстания.

    Фильм «Сын Саула» — лучший пример того, что тема холокоста и премия Оскар уже не могут гарантировать действительно стоящей картины, по крайней мере, в моём понимании хорошего кинематографа. Нет, я вовсе не хочу сказать, что фильм плох, просто он далеко не так хорош, как его описывали восхищённые кинокритики, для которых, очевидно, уровень чернухи в кадре, несколько наивная, но честная экспрессия плюс слова «1944, Аушвиц» уже являются достаточно веским основанием для восторга. Однако, на мой взгляд, особой глубины, хоть сколько-нибудь интересного и незамыленного взгляда на проблему и какой-то банальной, примитивной свежести в этом фильме нет.

    При просмотре ленты «Сын Саула» меня не покидало ощущение из разряда «всё это мы уже видели десятки и сотни раз», причём в куда более интересных вариациях: от страшной трагикомичности Бениньи в «Жизнь прекрасна», до уникального метода повествования через призму детского восприятия в «Мальчике в полосатой пижаме». Здесь же мы имеем чуть ли не типовой набор, предсказать которой можно и не смотря этот фильм — стеклянный, ничего не разбирающий взгляд главного героя, мёртвые тела вокруг него, печи, арт-хаусная «дрожащая» манера съёмки, приглушённые, неразборчивые диалоги, создающие навязанный эффект частичного присутствия. Туда же можно отнести и занятный постановочный приём, когда практически все основные действия происходят не в фокусе, как бы за гранью истончившегося разума несчастного Саула. Но нечто подобное опять же мы видели, как минимум, в «Трудно быть Богом» Германа, и точно также подобная манера съёмки начинает утомлять уже к 20-й минуте.

    За что можно похвалить этот фильм, так это хотя бы за честность в кинематографическом смысле этого слова. У меня не возникло ощущения провокации, агитки или спекуляции. Режиссёр и задействованные в фильме актёры действительно попытались передать на экране свои эмоции и чувства, свою боль и память. И это многого стоит, на самом деле. По большому счёту, это гораздо важнее всех придирок к постановочно-технической составляющей фильма, которая, как я уже говорил, оказалась отнюдь не на высоте.

    Таким образом, фильм «Сын Саула» мне понравился гораздо меньше, чем я ожидал. Возможно, проблема как раз в них — в завышенных ожиданиях. Однако сердцу не прикажешь. Но при этом фильм не оставляет впечатления «попсы» и эксплуатации выигрышной темы, поэтому моя оценка оказывается даже чуть выше, чем лента заслуживает с точки зрения чисто постановочных решений.

    7 из 10

    14 сентября 2016 | 09:14

    Триумфальное шествие по кинематографическим фестивалям картины «Сын Саула» Ласло Немеша, безусловно, привлекло внимание и даже более — оказалось оправданным. Именно такое чувство возникло после просмотра. Несмотря на тему, предоставляющую уйму возможностей скатиться в излишний сентиментализм, приправленный пафосом, или нарочитый натурализм в сочетании с жестким цинизмом, фильм получился не просто крепким и сильным, но неповторимым и особенным с точки зрения режиссерского подхода.

    Красный крест на грязном пиджаке, серый пепел на лице, движения, доведенные до автоматизма, и почти пустые глаза, которые в минуты затишья вдруг устремляются в невидимую точку, желая нащупать в сумасшедшем хаосе крематория хотя бы малейший проблеск надежды. Секунда-две и безысходная пустота вновь накатывает и поглощает целиком… Вереница людей, глухие и нервные удары по стенам, бессвязные крики, затишье — и члены зондеркоманды принимаются за грязную работу. Изо дня в день. Так четко и слаженно они встроились в систему, стали частью места, где поглощающая нутро грязь и тьма нечеловеческих деяний создали мощно пульсирующий ад. Огромный котел, наполненный жертвами, мучениками, чистильщиками, мучителями, но не людьми. Здесь человек умер.

    Но Саул, увидев мальчика, еле дышавшего среди трупов, будто получает долгожданный толчок, собирает по оставшимся осколкам веру в человеческое и решает, что даже среди безумного, адского торжества нечеловечности что-то должно быть правильно — необходимо похоронить мальчика по всем правилам, дабы душа обрела покой. С маниакальностью, граничащей то ли с безумием, то ли со святостью, с молчаливым упорством преодолевая частое и омерзительно откровенное насилие над душой, Саул следует своей цели.

    - Ты пожертвовал живыми ради мертвого.

    - Мы уже мертвы.


    Зритель, будто прячась за спиной героя, хоть и не имеет возможности оглянуться по сторонам и вкусить широкоформатный размах истории, все же не испытывает дискомфорта от недостатка информации и способен сполна прочувствовать невидимый ад, наполненный тотальным насилием и доведенным до устрашающего автоматизма уничтожением. Так, изобилуя долгими кадрами, постепенно раскачивая ритм и усиливая темп, история захватывает полностью, держит в напряжении и доводит до предела, где катарсис неизбежен.

    После развернувшегося на экране краха человечности задаешься одним-единственным вопросом — жива ли еще вера в человека? Ответ в улыбке Саула.

    8 из 10

    25 августа 2016 | 20:22

    Пожалуй, не найдётся темы, более серьёзной в кинематографе, как холокост и геноцид, многие сразу же вспомнят «Список Шиндлера» Спилберга и посчитают режиссёрский дебют венгра Ласло Немеша просчитанным ходом для приобретения «Оскара». К сожалению, шумиха, связанная с номинацией на золотого болванчика, порой не идёт на пользу восприятию рядовому зрителю. Только не стоит забывать, в данном случае перед нами не только случай, который возможно имел место в истории тех страшных дней происходивших в Аушвице 1944-го года, но здесь так же демонстрируется существо с чертами человека. Человек (да и то уже вряд ли) по имени Саул своим понурым взглядом производит впечатление жуткое, — сжавшийся, выжатый, ослабленный, истощённый, усталый, еле живой, вытирая с пола кровь своего народа, он немного походит на героя книги Гроссмана «Судьба человека».

    Во всей суматохе, адском хаосе, страшной рабочей рутины завода по уничтожению населения, у нашего героя есть только одна возможность побыть хоть на одно мгновение человеком, — похоронить своего сына соблюдая обряд своего народа. И когда ты полностью осознаёшь всю тяжесть данной истории, понимаешь желание авторов фильма, сводится к простой единственной цели, показать последний островок человечности, сохранения традиций своего народа и просто понятную, мотивированную родительскую любовь, пускай даже так. Словно обратная, ужасная сторона трагикомедии «Жизнь Прекрасна», только здесь не будет детского смеха, обстановка убивает надежду на счастливый конец. Камера же оператора Матьяша Эрдей следует за каждым шагом Саула, и в воду, и через огонь, за каждым его действием, — форма выбрана верной и точной, благодаря этому зритель может стать полноценным свидетелем происходящего. И возможно зритель разглядит во впавших глазах несчастного отца огонёк светлого в том самом месте, где солнца не видно из дыма крематориев, а люди не живут, не выживают, а медленно и уверенно разлагаются, на мёртвом месте, которое я надеюсь, никогда больше не заработает.

    Существенный минус действия(касаемо самой реализации), — отсутствие резких моментов и интересных деталей, картинка словно плывёт перед твоими глазами, оставляя в памяти Гезу Рёрига, главное открытие для меня найденное тут, актёрская игра выше всяких похвал!

    Спасибо за внимание, смотрите кино! И самое главное берегите близких…

    14 апреля 2016 | 17:13

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>