всё о любом фильме:

Забриски Пойнт

Zabriskie Point
год
страна
слоган«Zabriskie Point- How you get there depends on where you're at»
режиссерМикеланджело Антониони
сценарийМикеланджело Антониони, Франко Россетти, Сэм Шепард, ...
продюсерКарло Понти, Харрисон Старр
операторАльфио Контини
композиторДжерри Гарсия, Pink Floyd
художникДин Тавуларис, Рэй Саммерс, Джордж Р. Нельсон
монтажФранко Аркалли, Микеланджело Антониони
жанр драма, ... слова
бюджет
сборы в США
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время112 мин. / 01:52
Смотрите в кино:
1 сеанс в 1 кинотеатре
Москва
сменить город
Двадцатилетние Марк и Дарья исполняют роль пары, встретившейся в Долине Смерти. Она — секретарша, которая работает над проектом своего босса в Фениксе, он — бывший студент, который угнал самолет. Они гуляют по безжизненной пустыне, выясняют, ради чего живут, забываются и занимаются любовью.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
67%
16 + 8 = 24
6.4
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм назван по местности «Забриски пойнт» в Долине Смерти.
    • Не вошедший в фильм 17-минутный отрывок, названный «The Violent Sequence», основную тему которого написал Ричард Райт, клавишник группы, позже стал основой для песни «Us & Them» со знаменитого альбома «the Dark Side of the Moon».
    • В фильме играл Харрисон Форд, но при монтаже были вырезаны все сцены с его участием.
    • Консерваторы осуждали Антониони за сжигание американского флага, шериф Окленда обвинил режиссера в том, что тот приехал разжигать народные бунты, а управление штата начало следствие по делу о предполагаемом «анти-американизме».
    • Марк Фрешетт работал плотником. Был случайно замечен на улице Бостона, когда он вступил в перепалку с женщиной. Именно такой взрывной герой и нужен был для фильма, который задумал выдающийся мастер кино Микеланджело Антониони.
    • еще 2 факта

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 9.0/10
    Во второй раз (после сделанного в Великобритании фильма «Фотоувеличение») знаменитый итальянский режиссёр Микеланджело Антониони попытался выйти из замкнутого круга проблематики принёсшей ему славу пенталогии («Крик»-«Приключение»-«Ночь»-«Затмение»-«Красная пустыня»). Картина «Забриски Пойнт», снятая в США, является, пожалуй, самой политизированной в кинематографе Антониони (если не считать его последующую документальную ленту «Китай»), поскольку наполнена реалиями студенческих волнений 60-х годов, включает подлинные споры молодёжи, которая тогда протестовала против буржуазного уклада жизни. Причём этот свободный по структуре фильм производит впечатление как полностью импровизационный, лишённый композиционной заданности. Он, на первый взгляд, кажется сделанным в манере других американских картин того периода («Беспечный ездок», «Пять лёгких пьес», «Ресторан Алисы», «Отрыв»). Европейский постановщик мастерски использует типичный для кино США «мотив дороги», бесцельного путешествия по Америке, и к тому же снимает в популярной по многим лентам пустыне с красноречивым названием Долина смерти. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 3 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Если жизнь налажена и упорядочена настолько, что в своей скучной глянцевой безупречности напоминает рекламный ролик с манекенами вместо актеров, остается дорога… Если жизнь разлаженна и сумбурна настолько, что в своем каждодневном хаосе и абсурде подталкивает к смерти от чего угодно, кроме скуки, остается снова дорога — радужный мир иллюзий, расстояний, билбордов и редких бензоколонок, который станет для выбравших его, более реальным, чем сама реальность. Та самая дорога, которую придумали поколения бунтарей и rolling stones — битников и, подхвативших у них эстафету, хиппи, однажды массово прозревших до осознания того, что путешествовать по родной земле гораздо интересней, чем ездить в экзотические страны.

    В эпоху радикальных перемен — и в массовом сознании, и в области кинематографа, когда каждый стремился дать творчеством ответы времени, не ответ, но полноценный, чувственный его слепок сделал Микеланджело Антониони в своем первом и единственном американский фильме, больше похожем на набор открыток, привезенных автором «Фотоувеличения» из beuty-трипа по Долине смерти. Открыток выцветших, но потерявших четкости. Открыток, и по сей день вдохновляющих поколения пост-хиппи на посещение ставшего культовым места. В фильме, пришедшимся ровно на стык десятилетий — 1970 год, он почувствовал, передал, а частично и предсказал, все противоречия и парадоксы эпохи «Flower power» и ее будущий закат — движение тогда еще не превратилось в «стиль», не перемололось в жерновах массовой культуры, но целая эпоха уже находилась при смерти и душный аромат тления и венков разлился в атмосфере. Это время совпало со смертью Джимми Хендрикса и Дженис Джопли, а спустя год, в Париже был найден мертвым в своем гостиничном номере Джим Моррисон. Реальность перетекала в фильм и наоборот…

    Поразительное попадание «Забриски поинт», его достоверная атмосферность, кажутся даже странными. Странными не потому, что можно было бы сказать, мол, нонкормизм и контркультура были чисто американским явлением, нет — к тому моменту они в одинаковой степени захватили оба континента. Но дело в том, что фильм, отразивший самые бурные годы американской истории, сделал человек, который не, то что американцем, но, ни бунтарем, ни рупором эпохи не был. Антониони был скорее ее очевидцем, каталогизатором умерших чувств и отношений, дотошным исследователем человеческой некоммуникабельности, одиночества и отчуждения. Приехавший из тогда еще необъединенной Европы, с ее тысячелетиями истории, отражающихся в витражах соборов, дворцов и брусчатке мостовых узких, тихих улочек, по которым бродили неприкаянные героини Моники Витти, итальянец Антониони, кажется, потрясен и заворожен открывшейся ему американской огромностью. Каждый кадр, каждый поворот камеры, странный, давящий фон передает это впечатление европейца от чужого ему, громадного, пустого, но прекрасного в своей лаконичной завершенности мира. После «Забриски поинта» стало понятно, что именно фильмы в жанре роуд-муви, полные отчуждения и тоски, он всегда и снимал. Просто раньше путешествия были внутренними, а здесь, в экзистенциальном пространстве бескрайней американской пустыни, внутреннее проросло наружу.

    Смена остановки пошла на пользу Антониони, который снял удивительное кино, одновременно похожее и не похожее на предыдущие работы. Поэтическое настроение созерцательности, наполняющее экранное пространства его европейских фильмов, от изменения масштаба взяло совершенно непостижимую до того по высоте трагическую ноту. Там нет ни стройного сюжета, ни поддающихся вербализации вечных вопросов, ни какой-то выдающейся актерской игры, на которую бы стоило обратить внимание. Персонажи, намеченные пунктиром следов в песке — плоть от плоти культуры их породившей, просто живут в кадре, молча скитаются по ни то родной, ни то по такой же чужой им, как и режиссеру, земле, им даже оставлены их настоящие имена. Антониони, кажется просто наблюдает за своими героями, иногда отвлекаясь на совершенно не связанные с основной историей эпизоды, которые тем не менее и создают меланхолический портрет времени в картине. Когда об одиночестве, пустоте и пресловутой некоммуникабельности рассказывают в масштабах целой страны и тихо, вполголоса, умным монтажом, музыкой, операторской работой, образами и нечастыми слова, это звучит громче любого манифеста.

    Страна безграничных возможностей и безграничных расстояний, породившая поколения наплевавших на эти возможности и выбравших только расстояния, предстает в фильме Антониони в виде двух фигурок, растворяющихся на фоне призрачного мира бескрайних массивов песка и скал мистической красоты. Собрание революционно настроенных студентов, превратившееся в межрасовый конфликт, продавец пушек, учащий как убивать и не попадаться, арестованный по имени Карл Маркс, sex, drugs and Rock`n«Roll… Историю то заносит на ироничных поворотах, то трясет на ухабах парадоксов, а следующие после встречи в пустыне два часа экранного времени, как выброс жертв после аварии — кто, куда упадет простреленный пулей навылет, кто, где останется в перевернувшимся мире.. Двое молодых эскапистов — девушка, с привычным для российского уха именем Дария и Марк, в исполнении Марка Фрешетта — аутентичный персонажу актер, разделивший со своим героем не только имя, но и его трагическую судьбу — живые олицетворения перехода между двумя десятилетиями. Олицетворения двух типов протеста и времени смены двух культурных эпох, когда «невыносимая легкость бытия», сменялась его, бытия, невыносимым ужасом и то, что раньше выражалось в виде баррикад и демонстраций перешло во внутренний мир, стало частью экзистенциальной тоски современного человека

    Слово «этапный» само вплывает в мозг, вместе с музыкой «Pink Floyd» и в данном случае не надо объяснять чего оно означает — до Марка и Дарии были Бонни и ее друг Клайд — не реальные отморозки, а практически мифолигизированные благородные разбойники в элегантном, кинематографическом олицетворение свободолюбивых 60-х, после — отрезвляющие «Пустоши» с их дегороизацией бунтаря без причины. Но именно взгляд чужестранца Антониони, «снаружи внутрь» — с одной стороны с явной симпатией к 60-м, которые хоть и не сделали мир лучше, но однозначно безвозвратно изменили и раскрасили яркими красками на много лет вперед. С другой — подведение под этой эпохой черты и постановка вопросов, ставших основной темой проблемного кино следующих «серьезных» 70-х. Революция нужна чтобы уничтожить отжившее, сломать устаревшую систему ценностей, взорвать ко всем чертям гнилой миропорядок, но свобода нужна не другим — свобода нужна тебе. Создай революцию внутри себя и оставь ее там же. А время все рано свое возьмет. Оно не терпит компромиссов… Тут никому нельзя помочь — каждый сам себе помощник, остается только ждать, когда кино отстанет от тебя словами The End и улетит размалеванным самолетиком вместе с титрами.

    31 июля 2010 | 10:57

    Внимание! Внимание!

    Прошу всех вспомнить основы восточного мировоззрение, знание которых тут как никогда пригодится. Как правильно записано у меня в лекциях — «японцы в своем искусстве делали акцент на том, чего нет».

    Фильм — направление, а не туннель, который должен вывести нас к свету. Чем больше ищем, тем больше находим. Думаю, здесь нужно отпустисть с поводка свой интеллект: пусть погуляет, расслабится — только в таком состояние можно разглядеть вечные истины. Они просты как дважды два. Перечислять их не буду (раскройте универсальный путеводитель — библию).

    Смотреть обязательно.

    29 июня 2008 | 01:11

    «Забриски Пойнт» один из самых впечатляющих фильмов. Антониони умел снимать простые, доходчивые с первого взгляда истории, обладающие такой нескончаемой глубиной, что диву даешься, какой властью обладает камера, если ее правильно использовать. Используя некие собственные приемы, Антониони добивается удивительного эффекта, который многие считают излишней интеллектуальностью. Можно сказать, что «Забриски Пойнт» — это история о двух людях: девушке, сочувствующей движению хиппи и молодом революционере, который угнал частный самолет и застрелил полицейского. Они встретились в Долине Смерти, провели несколько незабываемых часов, а потом расстались навсегда. Но если вглядеться чуть глубже, сопоставляя мелочи, исторический контекст и видеоряд, то каждый в зависимости от уровня образования, способности прочувствовать и просто человеческих качеств увидит нечто большее, чем голый сюжет.

    Некоторые радикально настроенные жители Соединенных Штатов, не то что бы не поняли «Забриски Пойнт», а поняли не совсем правильно, обвинив режиссера в подрывной деятельности против американского народа. По существу, если отбросить глобальную метафизику человеческой души и рассматривать фильм, как социально-политическое полотно, то Антониони и впрямь убедительно показывает агрессивную систему, с которой борются думающие студенты, вызывающие куда больше симпатий, чем аккуратные полицейские хотя бы потому, что не считают что «профессор социальной истории» пишется слишком сложно, и имеют представление, кто такой Карл Маркс. Запечатлев особую прослойку людей, взбунтовавшихся против системы, Антониони позволили себе вольность в чужой стране, где Ленина издревле считали аватаром Сатаны, а если еще добавить, что «Забриски-Пойнт» был показан во времена Холодной войны, то итальянский режиссер не мог быть воспринят иначе, чем интеллектуальный террорист.

    Однако, главного героя Марка не интересует студенческая партия и коллектив как таковой. Он бунтарь, ищущий место в жизни и куда-бы приткнуться. Его определенно не устраивает, то положение в котором оказался мир, но вместо болтовни Марк предпочитает действовать. В подтверждение студенческих волнений, Антониони то и дело, в начале и конце фильма, переключает внимание зрителя на работу главной героини, секретарши на подработках, красотки Дарии. К самому сюжету, это никакого отношения не имеет, и подлинное значение кадров раскрывается лишь в конце. Дария, слыша о политике только по радио, живет себе и не обращает внимание на какую-то там Систему, хотя и живет в самом ее центре, среди людей, всецело подчиненных ей и ее создающую. Для нее абсолютно равнозначны новости «убили одного полицейского и вытоптали клумбу». Героиню нельзя назвать хиппи или битником, но легкость бытия присущая, протестному поколению ощущается в ней с самого начала, когда она пытается забрать книгу, которую оставила на крыше. Еще Дария изначально напомнила мне греческий образ богини в подобии зеленой туники и поджарыми крепкими ногами и руками. Когда она в мечтах видит взрыв отеля, где обосновались «корпоративные монстры», образ вступает в полную силу, демонстрируя не только бесконечный источник любви, оживляющий Долину Смерти, но и ярость, уничтожающую мелких людишек, посягнувших на природу.

    Забриски Пойнт является заповедником в бескрайней выжженной солнцем пустыне. Гигантское дно высохших миллионы лет назад озер, приобретших космический вид. «Здесь все умерло» говорит Марк, и герои внезапно становятся хиппи, занимаясь любовью под палящими лучами. Постепенно пустыня оживляется, и мы видим уже не двоих людей ласкающих друг друга, а трех, четырех, а затем и массу пар, раскинутых по всему ландшафту. Чтобы понять, почему это не выглядит пошло, надо помнить, что хиппи никогда не рассматривали секс ради секса, это акт, символ Адама и Евы, животворящая сила, в которой нет ничего предосудительного. Совокупление есть единение душ, после которого смерть партнера есть процесс умирания и тебя самого. Оттого и Дария, осознав, что больше никогда не увидит человека, с которым провела всего лишь несколько часов, ломается и своим сознанием разрушает Систему. Ей не надо видеть, что полицейские это бездушные стражи системы, которые просто стреляют в человека, когда он тормозит самолет, словно, когда человек приземлился, то ему не требуется несколько минут, чтобы проехать по посадочной полосе. В новостях говорят, что машины поехали наперерез, хотя по факту это было бессмысленное убийство человека, который по непонятной причине вернул угнанный самолет. Причина эта значения имеет только для самого Марка и Дарии, полицейские как представители системы лишь ликвидируют угрозу, еще когда она себя не проявила.

    Сцены в пустыне, занимающие всего треть-четверть фильма самоценности на мой взгляд не имеют, то есть, если бы я увидел короткометражку, состоящую только из них, то не сказал бы, что это было гениально. Но пустыню обрамляет сюжет до и после, превращая срединное действо в восхитительное чувство, как бриллиант, огранка которого подчеркивает и выделяет его красоту, ценность, стоимость, цены которой нет. В этом и феномен Антониони, он знает, как незаметными приемами превратить историю в шедевр, в какие цвета раскрасить самолет, чтобы он выглядел психоделично, как «древняя птица», вылетающая из древнего места. Антониони знает какую музыку использовать, чтобы она звучала современнее, чем в шестидесятые. Как, не обладая возможностью компьютерной графики, создавать потрясающие экшн-кадры, до которых современными фильмам со всем богатством возможностей еще тянуться и тянуться.

    «Забриски Пойнт» можно анализировать бесконечно, разглагольствуя о бессмысленности студенческого бунта, ибо свержение элиты, приведет ее к замещению другой, и круг истории снова повториться и будут другие студенты, свергающие уже новую власть. О том как жаль, что сейчас студентов вообще ни хрена не интересует, и студенческий бунт в современной России попросту невозможен из-за царящего равнодушия и аполитичности. Можно порассуждать о том, что движение хиппи не было идеальным, но к сожалению сейчас нет никакого движения и люди ни к чему не стремятся, даже к «Миру». Еще я бы мог сказать, что тогда курение марихуаны было более оправданным, так как в это действие вкладывалась целая философия, а не просто способ словить кайф… Как видите, Антониони рождает целое море ассоциаций, и наверно потому он действительно интеллектуален. «Забриски Пойнт» больше чем умственно упражнение, это нетленный шедевр, действительно современный, кто бы что ни говорил.

    10 из 10

    11 февраля 2010 | 13:09

    Культовый фильм итальянского режиссера Микеладжело Антониони является очень атмосферным. Потому что главное в нем — это то настроение, которое он создает. Актерской игры как таковой здесь практически нет, поскольку актеры наряду с музыкой и декорациями выступают скорее фоном, с помощью которого режиссер воздействует на зрителя. После просмотра становится понятно, почему этот фильм стал популярен именно в хипповской среде. Массовые занятие любовью под палящим солнцем пустыни — ну чем не мечта каждого хиппи? Прибавте к этому бунтарский дух главного героя, девушку с косяком, самолет с женской грудью, грандиозный подрыв материальных ценностей в финале картины, а также множество других деталей, и вы получите практически идеальный хиппи-энд.

    Интересное кино, но чересчур затянутое. Операторская работа конечно хороша, но ей-богу, фильм можно было сократить в 2 раза и лишний раз не демонстрировать полет самолета или многочисленные рекламные надписи

    7 из 10

    31 июля 2010 | 01:57

    В небольшом независимом кинотеатре в латинском квартале субботними вечерами показывают ретроспективу фильмов Антониони. Поэтому мне удалось посмотреть « забриски пойнт» на « настоящем» экране, в окружении милого парижского студенчества и некоторых более зрелых особей, то ли упустивших в свое время возможность познакомиться с классикой, то ли, наоборот, не упускающие ни малейшей возможности посмотреть этот фильм еще раз.

    Я в свое время не познакомилась с классикой, хотя много слышала и читала об этом фильме. Несмотря на присутствие сюжетной линии, на экране происходит мало действия (фильм анти-экшн), но очень много всего помимо действия, много деталей, символов, « мелочей», которые воссоздают целостность фильма и раскрывают смысл. Образы четкие, идеи ясные, символика понятная. Марк, один из лидеров студенческого движения, обвиняется в убийстве полицейского, которого он « хотел убить, но кто-то опередил». Эксцентричный молодой человек угоняет в ответ самолет и долго кружит над пустыней над машиной Дарии, красавицы-студентки-секретарши, которая едет на встречу со своим боссом в Долине Смерти. Это « ухаживание» самолета за машиной и трогает и тревожит, особенно навязчиво ассоциируясь с гораздо менее романтичной хичкоковской сценой. В конце концов герои знакомятся и отправляются в Забриски Пойнт заниматься любовью. И как! Постепенно вокруг них возникают отражения, другие пары, в пыли, в песке, как мертвецы, но одновременно переполненные жизнью, страстью и даже похотью, но без намека на пошлость или на банальность самого акта, чистая символика молодости, красоты и жизни на фоне безжизненности пустыни, сила и тщета одновременно.

    Классический противовес хиппи студенчества и американского эстеблишмента, на экране постоянно мелькает реклама, пропаганда, быстро сменяющаяся сытыми лицами мужчин в костюмах средних лет, придумывающие законы в этом мире… Культовый фильм хиппи семидесятого года. Мне было немного грустно, что я не посмотрела его, будучи студенткой- тогда, наверное, он стал бы культовым и для меня. Но зато теперь я открыла для себя прекрасную классику.

    19 декабря 2010 | 17:46

    Сейчас кажется, что прошло бесконечно много времени с того момента — порядка шести лет — как я познакомился с этим фильмом. Случилось это событие по нелепому стечению обстоятельств в небольшом, затерянном в центре Москвы, кинозале, известному мало-мальски каждому любителю кино. Я был молод и не совсем трезв. По факту просмотра, пытаясь побороть в себе разом смешавшиеся с вином чувства, я обратился в фойе к зеркалу. На лице застыл немой вопрос: «Что это было? Зачем?..»

    Теперь я уже с опаской решаюсь смотреть фильмы, к которым приклеился ярлык «культовый». Всякий раз заслышав об очередном гении от кино, рука, как в старой присказке про слово «культура», невольно тянется к револьверу. Уж слишком часто в наши дни подобные диагнозы ставят людям совсем даже того не заслуживающим.

    Где-то мне доводилось слышать, что Забриски Пойнт для своего времени был невероятно смелым и ярким фильмом, но что-то мне подсказывает, что все эти хвалебные оды — лишь дань уважения режиссеру со звучным именем. Лишь в одной из рецензий лента была названа очень метко, как мне кажется, «бунтом зажравшейся буржуазии» — во всяком случае совершенно справедливо. Почти два часа экранного времени наводят лишь тоску, уныние и… безразличие! Фильм, главные герои которого обозначены как некие революционеры, безмерно серы и однообразны — им совершенно не хочется сопереживать, на них нет желания равняться. Глядя на них, испытываешь какую-то неловкость от сковывающей их пустоты. И, ко всему прочему, это — молодежь! Становится просто все равно.

    Если же весь их бунт сводится к соитию в пустыне, то им больше подойдет не Маркс, упоминаемый единожды в фильме и непонятно с какой целью, а скорее Райх с его «Сексуальной революцией». Человек, ищущий здесь ответы, обречен на неудачу: любые попытки привнести смысл в картину оборачиваются полным крахом: это все равно, что приписывать смысл картине «Крик» Мунка — как не пытайся, а выходит только постер к фильму «Один дома».

    Нет, однозначно, такое кино нам не нужно — ни уму, ни сердцу.

    1 из 10

    8 апреля 2013 | 01:26

    В кино слишком много всего и поэтому уловить суть сложновато. В любом случае каждый найдет в этом кино что то для себя. Так как он как будто соткан из маленьких разрозненных кусочков, объединенных отдаленной связью.

    В любом случае я хотел эту картину посмотреть давно и остался доволен. Но не скрою ожидал большего.

    26 декабря 2007 | 07:43

    Очередная антониониевская лента о людях, которые никак не могут найти себе места в этом мире. Режиссёр как-бы продолжает размышлять над одной из важнейших проблем человечества — невозможностью познать нашу реальность, но делает это очень нетипично, раскрепощённо и впечатляюще в духе лучших творений Нового Голливуда. Причём эта раскрепощённость вряд ли пришлась бы по вкусу знаменитому снобу Андрею Тарковскому. Что-то подсказывает, что ему меньше всего нравился этот фильм одного из своих любимейших режиссёров. Он мог в типичной для себя манере посчитать его слишком вульгарным и может быть не одобрил некоторую претензию на зрелищность (эпизоды с самолётом), которая обычно присуща коммерческому кинематографу. Такое кино, как известно, он не жаловал.

    На примере молодёжных бунтов 60-х Антониони рассказывает историю о парне, который стремится уйти от этой суетной жизни подальше. Ему чужды земные интересы вроде борьбы за право всеобщего равенства. Вскоре он встречает девушку, которая также находится далеко от мирской суеты. Используя безжизненные пейзажи Долины Смерти режиссёр впечатляюще воплощает внутреннюю пустоту героев, которые пытаются её заполнить друг другом. Но такие герои не едины, они представляют целое поколение, которое как раз осуждает режиссёр. Такие люди чаще всего устраивают бунты ради бунтов, чтобы только не следовать установленным порядкам. Они чувствуют себя запертыми в стенах норм и моралей, как Дарья в доме своего отца, и пытаются сделать всё, что угодно, лишь бы не вести порядочный образ жизни, который ведёт большинство. К чему приведёт такое неподчинение? Разве не к деградации? Это приведёт к смерти не только личности, но и всего, что кропотливым и тяжким трудом пыталось создавать человечество на протяжении тысячелетий. Да, выходить из зоны комфорта нужно, но не стоит доводить эту идею до крайности. Разве будет толк от разрушения?

    В «Фотоувеличении» Антониони показал бессмысленность жизни по правилам и провозгласил иррациональность всего сущего, в «Забриски Пойнт» же он осудил людей, которые за неимением смысла жить по правилам пытаются разрушить свою комфортную жизнь. Вроде бы на первый взгляд противоречивые идеи: если нет смысла жить, то зачем продолжать существовать? Тогда стоит разрушить свой мир или убить себя. Но раз режиссёр прожил очень долгую жизнь, значит, жить ему хотелось. Думается, он жил в первую очередь потому, что хотел донести свои мысли до людей, он постоянно искал, исследовал, наблюдал, хотя главную правду о жизни он знал: истина в том, что не существует истины, но если мы перестанем делать вид, что это так, то ничего хорошего из этого не выйдет. С осознанием этого, думается, жил и творил великий мастер кино.

    10 из 10

    18 июля 2016 | 01:33

    Кино поразившее меня, и перевернувшее наизнанку. Одно из лучших, величайших… Во-первых сюжет. Речь идёт о волнениях, студенческих бунтах 60х годов. Как удивительно они перекликаются с нашим временем… Проходят десятилетия, а история циклична. И вот он, главный герой — независимый, радикальный, и… обречённый. На непонимание, на растерзание бессмысленной толпой. Она — авантюристка, беспечная, и ищущая новых приключений. И между ними возникает любовь — в противовес, в контраст всему что происходит на улицах — такая же безумная как сами герои, и настолько сильная, что способна вызвать целый мираж, оживить умершую и высохшую долину… А концовка это отдельная тема. Пожалуй, это самый мощный катарсис, который я когда-либо видела в кино. Это не просто трагедия одного героя, не любовная драма — это конец всему, конец света…

    Подробней о создании фильма — в первую очередь браво Микеланджело Антониони, Тонино Гуэро, Сэму Шепарду, которые не просто создали бесподобную картину, но и не побоялись критики со стороны американских «патриотов». В фильме много потрясающих находок — как например рекламные вывески, впервые сыгравшие не только фон, но и несущие некий смысл, или реальные кадры документальной хроники, органично вписавшиеся в отснятые сцены… И конечно главные герои. Непрофессиональные актёры, подобранные буквально на улице. Мало того что они блестяще справились с поставленной задачей, но между тем, между ними вспыхнула реальная любовь, и они буквально повторили судьбу своих персонажей. Грустная история, но лишь ещё раз подтверждающая силу искусства.

    10 из 10

    5 апреля 2012 | 03:21

    Мне было 13 лет, когда я прогуляла уроки в школе. Это было от матушки-лени. Я села на любой автобус. Сидела, пока водитель не остановил и спросил меня: «Девочка, какую остановку?». Я оборачиваюсь назад — никого не было, кроме меня. И я вышла.

    Кажется, это была остановка Северный октябрьский район. Пустое место, разве что стены с колючими проволоками. Люди были — типичные братвы в духе «Брата», но они меня не трогали. Я была в этом районе два часа. И я задала себе вопрос: «Куда я иду? На дно? Или просто найти приключения на свою голову?» Кажется, я выбрала второй ответ, но на самом деле я шла никуда. Я испугалась, что пойду пешком в незнакомый город, и обратно поехала домой. Я — трусиха.

    А что будет со мной, в Забриски — Пойнт? То же самое. Чувство, что я погибну, не зная обратной дороги, но без страха. Этот фильм о том, куда ты пойдешь, и получишь правду о себе. Марк и Дарья — маленькие дети, которые не хотят смириться с системой взрослых политиков. А когда они гуляют по пустыням, занимаются любовью, и под конец расстаются, узнают правду. Марк — несправедливо признан убийцей полицейского, он хотел сбежать, чтобы его не нашли. Беглец. Дарья — слуга, она не хочет заняться делами, который преподнес ее шеф. Она с удовольствием видит взрыв здания под музыку Pink Floyd, которого не было, а куда она пойдет — ей все равно.

    А вот я — трусиха.

    7 из 10

    сырой, но добрый фильм.

    1 ноября 2011 | 15:40

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>