всё о любом фильме:

Процесс

Le procès
год
страна
слоган-
режиссерОрсон Уэллс
сценарийОрсон Уэллс, Пьер Шоло, Франц Кафка
продюсерRobert Florat, Александр Залкинд, Михаэль Залкинд
операторЭдмон Ришар
композиторЖан Ледру
художникЖан Мандаро, Хелен Тибо
монтажИвонн Мартен, Фредерик Мюллер, Орсон Уэллс
жанр триллер, драма, детектив, ... слова
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время119 мин. / 01:59
Рядовой клерк Йозеф К. обвиняется в некоем преступлении, которое он не совершал, поскольку не совершал вообще ничего противозаконного. Собственно, состав преступления ему не называют и сами обвинители, поскольку так же не знают, в чём он виноват…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
89%
25 + 3 = 28
7.4
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Трейлер 04:05

    файл добавилFilippTokarev1985

    Знаете ли вы, что...
    • Фильм снят по мотивам романа Франца Кафки «Процесс» (Der Prozess, 1925), изданного после смерти писателя.
    • Сцена в офисе К. снималась на вокзале Пари Д`Орсэ.
    • Орсон Уэллс дублировал 11 голосов в фильме. Он дублировал даже некоторые моменты в речи Энтони Перкинса, причем тот не смог обнаружить эти участки.
    • Орсон Уэллс называл «Процесс» своим лучшим фильмом.
    • Уэллс хотел, чтобы адвоката сыграл Джеки Глисон. Сам он собирался сыграть роль священника, рассказывающего притчу.
    • еще 2 факта
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 1340 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Орсон Уэллс называл этот фильм лучшим из его творений. Я с удовольствием с ним соглашусь. Эта фантасмагорическая, абсурдная притча настолько приковала мое внимание с первых кадров, что теперь, мысли, изложенные в фильме, буквально преследуют меня и становятся навязчивыми. Во многом подобному эффекту способствует литературный материал, на основе которого снят фильм. Ни для кого не секрет, что в воздействии на сознание Франц Кафка по-настоящему преуспел и вряд ли есть кто-то, кто может сравниться с ним. И подлинный успех состоит в том, как точно Орсон Уэллс уловил его настроение и стиль. Также, нельзя не отметить, блестящие декорации и операторскую работу, которые создали основу такой мистической атмосфере.

    После фильма зрителя не покидает вопрос: «А не является ли моя жизнь таким же нескончаемым судебным процессом?». По ходу действия, мы все больше и больше начинаем верить в происходящее, верить в то, что это возможно, хотя здравый смысл и подсказывает, что это полнейший абсурд.

    Все герои фильма разделяются на группы: адвокаты и их подчиненные, обвиняемые, люди, которым предстоит обвинение и женщины, играющие роль ублажительниц всех мужчин вокруг. Но некоторые образы контрастируют с остальными. Как, например, кузина главного героя, которая еще не утратила юного и наивного представления о мире. Но и ее будущее определено. Она, как и всякая женщина в этом мире, будет служить адвокатам и обвиняемым плотской утехой. Конечно, отличается и главный герой Господин К., который не намерен вписываться в эту систему, но и система не готова принять его таким, какой он есть.

    Неслучайно главный герой не имеет имени. Ведь вся подобная структура предполагает убийство индивидуальности. В идеале система должна работать так: обвиняемые всю жизнь прислуживают, молятся, отдают все деньги адвокатам, а они, в свою очередь благоприятно спят в своих мягких больших кроватях и развлекаются с прислугой.

    «За что он обвинен?» — таким вопросом задается зритель на протяжении всего фильма. Ни за что. Все они обвинены просто так. И оправдание невозможно. С тех пор, как тебя обвиняют в первый раз, вся жизнь превращается в судебный процесс. Может быть смерть действительно не худший выход в подобной ситуации?

    Блестящая сцена разговора героев Грегори Пека и Жанны Моро о чувстве вины. Главный герой говорит, что всегда, когда что-то плохое происходит, он чувствует свою вину. И это действительно грустно. Человек, не имеющий воли и силы заявить о своих правах, чувствующий себя неловко и виновато в мире, движимый исключительно страхом — таким, главный герой становиться не захотел. Он начал протестовать. И в конце он уже не чувствовал вину, он считал себя достойным, имеющим право говорить.

    Фильм слишком многослоен, каждая сцена нуждается в детальном разборе. Это дает толчок к пересмотру данной картины, так как до конца она никогда не будет познана. Эту сложную философскую притчу с уверенностью можно отнести к лучшим классическим творениям.

    25 сентября 2015 | 14:35

    Незамысловатая просторная комнатка, обставленная по минимуму, необходимому человеку для существования, меблированная разве что кроватью, стулом и комодом, на котором расположены нужные предметы обывателя, работающего в банке — будильник, ключи, расческа, стакан с водой (или же виски), единственное лекарство для снятия напряжение после прокручивания шестеренки в механизме жизни. Просыпаешься как ни в чем не бывало, и тебя нахлынывает беспорядочным и вновь повторяющимся абсурдом, непоследовательностью в действиях окружающих, и даже подчиненных.

    Йозеф К. занимает далеко не последнюю роль в крупном именитом банке, ходя под личиной самого высокопоставленного начальства. У него огромный поток клиентуры, доверяющей свои несметные активы во власть коммерции, в коей герой наш отменный профи. Недаром он таков — батрачит не покладая рук, успевая разве что выпить изредка в местном баре и отоспаться. На этом вся радость и отсутствующая личная жизнь заканчиваются.

    Даже внушая себе ежедневно, что на первый план выходит карьера, а на истую жизнедеятельность тратят время только дураки и душевнобольные, человек чувственный в глубине себя ведает томящуюся червоточину, что разъедает сердце, подавляет волю к бытию. Восприимчивость к данному разнится от одного к другому, но все прибегают к единому — хронической депрессии и стрессу, справиться с которым в одиночку практически невозможно.

    Невзначай Йозефа обвиняют виновным, в чем именно — никто обосновать не в силах, лишь плеяда неурядиц и жеваний из каждого рта, однако, приглашают в суд, дабы разобраться в непростом деле. И тут начинает безудержно штамповаться аллегория, которая покрывается абсурдом и нотками сюрреализма.

    Следователи, снующие по всем комнатам и обшаркивающие каждый уголок, на признак неизвестно чего, вдруг нанятый престижный адвокат, близкий друг отца, крайне высокомерная личность, пророчащая длительность и не однобокость существующего процесса, что дал ход, не смея остановиться словно таймер внутри взрывчатки. Судебный зал в спортивном помещении, безвылазные и душные лабиринты канцелярии, расположенной на крыше жилого дома с торчащими тут и там паровыми трубами, облезлой краской и бесчисленных кип бумаг по разномастным делам таких же «процессирующихся».

    Сами подсудимые, что ожидают своего часа Х — потрепанные, немые, полуголые старики, с проплешиной на голове и опустошенными глазами, глядящими себе под ноги. Стая давно умерших личин, потерявших душу, оставив на земной поверхности свою плоть, несносную и жалкую, как и их настоящее существо. Им не хватило силы покинуть здешнюю юдоль, вынужденные маяться до вынесения приговора. Однако, они его не дождутся, почив собственной смертью, унеся с собой весь протокол рутинного нескончаемого процесса, длящегося для некоторых всю жизнь.

    Жаль некоторых киноманов, чье чутье не дало внять сути аллегории, понять наконец, что же описывал Франц Кафка в данном произведении. Процесс как таковой есть затягивающаяся петля на шее подсудимого, что, стоя на стуле, пытается оправдать свои богобоязненные и всеми осуждаемые действия в лице суицида. В голову лезут мысли о родственниках, которые априори будут страдать по твоей кончине, ходя с накрывшей их семью некоторым нимбом осуждения сторонних личностей. Общество, ставшее механизмом в руках прогресса, бездушное и непреклонное, снедает любые страсти и сантименты, оставляя за собой просто тело, выполняющее отведенную для него роль. Недаром Йозеф бегал за каждой фрейлейн, допытываясь у нее о невнятном, пытаясь показательно себя оправдать через их благоволение. Адвокаты, что интерпретируют собой размышления о жизни, попытках высвободить себя из петли, при этом не позволяя унижению взять над собой верх, ведь если довериться этому юридическому смерду, нужно признать свое начало гнилым, отдать на суде душу и продолжать бывать, при этом не выгоняя из головы то темное и поганое, что загнало тебя солдатиком на спинку стула.

    Убогие людишки, коварные и слабые духом, раболепски оправдывают свое прозябание, не смея уйти в иной мир, нанимают все больше «адвокатов», преклоняя колени и целуя по-холопски руки якобы спасителей, которые, в свою очередь, всего лишь отсрочивают неизбежное. Правду ведь сказал художник, мол, никто никогда не слышал об оправдательном приговоре, витает миф, и только. Даже используя блат и подкуп, максимальный выводок остается одним — приговор будет отсрочиваться годами, десятилетиями, всю жизнь, и этой наилучший сценарий в данной антрепризе, театре внутренней личной борьбы. Охомутала петля твою шею — способа избавиться от нее не существует. Либо кончай, либо витай словно призрак в общности подобных, забыв о гедонизме, радостях и гуманизме.

    Каковы же этот суд и бюрократия, можно убедиться воочию. Удушливые лабиринты, облезлый тюль, вездесущий мусор, мраморная колонна, которую только не поддерживает всесильный Атлант, пышный подсвечник, а за стеной — не остекленные дверцы и окна, чрез которые так и снует каждый мальчишка и девчонка, подопечные юристов. Ничто от их осязание не ускользнет. Чего говорить — на столе судьи необъятная книга с фотографиями порнографического содержания, и это лишь малая толика «амбре». Дурь внутри и снаружи, и нет способа в ней разобраться, кроме как сбежать. И это — приговор.

    Орсон Уэллс будто переживал подобное, поняв эмоции и аллегорию Кафки, внятно и безупречно изобразив на полотне невысказуемое. Как у него это получилось — быть может, случай, а может, и бесконечный громадный талант, но весь маскарад и антиутопия, страх и нелогичность героев нежданно-негаданно запечатлеваются в памяти, в точности пересекаясь с первоначальным печатным источником. В отличии от того же самого Линча, каждая сцена, каждый миг, неурядица, диалог, все имеет логику, объяснение и свой подтекст, угадывающийся при одном только желании.

    - Да хватит вам печься о своем деле.
    - Видно, мало я о нем пекусь.
    - Нет, ваша ошибка не в этом. Вы слишком упрямы и неуживчивы. Просто учтите это, и наперед будьте покладистей.
    - Покладистей?! О господи…

    10 августа 2015 | 05:09

    Начну с того, что произведение читала и могу сказать — экранизация удалась. Пишут, что не совпадает с какими-то там представлениями о самом романе, однако человека смотрящего киноленту не должно это смущать. Синематограф — это другое искусство и поверьте, когда режиссер четко придерживается книги получаются весьма неудачные опыты.

    Картина со всеми знаковыми атрибутами Орсона Уэлса. Это действительно большой мастер света и тени, гениальный сценарист, бесподобный новатор, а именно, человек придумавший такое количество операторских приемов, которыми пользуются многие современные профи.

    Акценты в ленте, по моему весьма субъективному мнению, расставлены весьма удачно, но если кто-то хочет экзистенциального, по «кафкенски» безликого кино, то боюсь, что данный шедевр скорее всего не придется по вкусу.

    Скажу последнее, когда читала сам роман, не получила и четверти удовольствия, как от ленты. А если взыскательный киноман будет внимателен и досмотрит титры этой картины до самого конца, то услышит, что данная работа снята ПО МОТИВАМ, а не является полноценной экранизацией. Ну, это так.

    Безусловно, лента достойна

    10 из 10

    23 января 2011 | 05:27

    Нервный, дерганный герой Перкинса имеет весьма отдаленное сходство со своим литературным прототипом. Это совершенно разные персонажи. Гений Уэллса изуродовал книгу, извратил и без того ее невероятно сложный для понимания смысл. У Кафки Йозеф К. не борется с системой, он пытается, но оказывается не способным жить вне ее. Тем не менее, он спокоен, в его поведении сквозит небрежность привилегированного члена общества. Уэллс же наделил своего протагониста неуместной эмоциональностью, суетливостью, подростковой пылкостью борца с недоступной Судом. «Ну, погодите у меня!» — кричит он на первом и единственном допросе.

    Абсолютно бредовым представляется финал мистера Орсона.

    Можно возразить: режиссер имеет право на свое видение, свою интерпретацию. Возможно, но то, как это сделал достопочтенный герр Уэллс, едва ли не опошляет гениальное произведение.

    Уэллс сотворил не нуар, что было бы в его духе и в духе его времени. Он сотворил беспощадный в своей нелепости фарс. При этом, ему показалось мало роли полубога-адвоката, он решил перекроить произведение, где он будет едва ли не главным действующим лицом. Его появление в самом конце в роли разве что не одного из пресловутых Судей совершенно излишне.

    1 из 10

    20 апреля 2016 | 12:00

    Есть книги, которые просто созданы для экранизации (а зачастую они и в самом деле созданы с этой целью), но произведения Франка Кафки к ним никак не относятся. Сложные, противоречивые, доходящие во многом до абсурда они ставят перед режиссером непростую задачу. С которой Орсон Уэллс отлично справился.

    Безукоризненные декорации и актерская игра создают непередаваемую атмосферу фильма, ощущение «маленького человека», бессильного перед могучей Судебной Машиной. Она задавит его, если не наличием фактов и доказательств, то бюрократией, безысходностью, отсуствием возможностей что-либо изменить. «Процесс» оставляет именно такое ощущение на душе. Герой знает, что он не виновен — его не в чем упрекнуть, но под конец даже он начинает в этом сомневаться, уже не верит самому себе, уже не стремится ни перед кем оправдаться. Вокруг него серые, однотипные люди, похожие лица, мимо него их проходят десятки. И все они часть машины, которая подминает под себя всякого, кто осмелится встать у нее на пути. У этой машины нет лица, но она отпечатывается на лице каждого, во всеобщем стадном чувстве — вместе хлопать, вместе смеяться. От этой машины не сбежать и не скрыться. Перед героем встает выбор: стать ее частью или исчезнуть навсегда…

    Идеально вписывается в фильм и музыка: иногда давящая, тяжелая, иногда, наоборот, комично быстрая, легкая, но всегда соответствующая атмосфере и внутреннему состоянию героя.

    Мне очень понравилась эта картина. На мой взгляд, реализация не подкачала первоначальную задумку автора. Да и великолепная игра Энтони Перкинса надолго остается в памяти.

    21 апреля 2012 | 21:07

    Кафку не любит только тот, кто его либо не понимает, либо не принимает его мироощущение. Так или иначе, человек обратившийся к творчеству этого загадочного писателя не может остаться равнодушным.

    Что же до экранизации, то здесь, в отличие от самого текста, возникают иные нюансы.

    Как и любая другая экранизация, данная так или иначе субъективна. И это неизбежно. Но, тем не менее, эта субъективность не помешала созданию великолепного фильма. Режиссерская трактовка романа получилась на редкость универсальной.

    Притча, выбранная эпиграфом к фильму, служит прямым тому подтверждением. То же можно сказать и о трактовке всего действия как сна, в котором реальность многогранна и порой метаморфозна.

    Фильм не раз вызывает живые ассоциации с книгой, передает свойственное текстам Кафки ощущение тяжести, серости(возможно из-за черно-белой пленки), неизбежности, недоумения от несправедливости и постоянно возникающих вопросов.

    17 апреля 2014 | 16:03

    «У врат Закона стоит привратник. И приходит к привратнику поселянин и просит пропустить его к Закону…» — так начинается фильм, снятый, по мотивам романа Франца Кафки «Процесс», Орсоном Уэллсом.

    Огромные серые здания, уныло-мрачная атмосфера — всё пространство какое-то двухмерное, плоское. И на фоне этой мёртвенной двухмерности, маленький человечек — Йозеф К. — арестованный и приговорённый ни за что Кем-то, сверхсильным, могущественным.

    Не смотря на то, что экранизация не слишком сильно соответствует тексту первоисточника, фильм, на мой взгляд, очень точно передаёт дух романа, всю абсурдность ситуации, в которую попал герой: винтик, выкинутый за ненадобностью из огромного механизма, без какой-либо возможности спастись, выкарабкаться из разверзшейся бездны, поскольку неизвестно ни в чём заключается обвинение, ни с кем нужно бороться. Но, в отличие от книжного героя, киногерой не сдаётся до конца, до последнего вздоха, он не может прошептать своим палачам: «Как собаку» — нет, не таков Йозеф К., созданный Энтони Перкинсом: он кричит, он сопротивляется, он надрывно смеётся, и палачи бросают в него гранату!

    Невероятно сильная, глубокая экранизация, показывающая вроде бы кошмар, абсурд — как в начале и предупреждает нас Орсон Уэллс, но с другой стороны — при более вдумчивом, внимательном просмотре — начинаешь понимать, что весь этот кошмар, слишком сильно напоминает нашу с вами реальность, в которой мы ежеминутно, ежечасно находимся, и уже, настолько, привыкли к ней, что не видим всего того абсурда, что творится рядом с нами, вокруг нас. Каждый же человек — это потенциальный Йозеф К. — часть некоего механизма, которая может стать, вдруг, ненужной Кому-то, и выброшенной.

    И этот фильм заставляет лишний раз задуматься о том, где и в каком мире мы живём. А необыкновенно хорошая игра таких артистов, как: Энтони Перкинс, Жанна Моро, Роми Шнайдер, Орсон Уэллс и других — делают его ещё более убедительным и убеждающим.

    25 марта 2015 | 22:22

    У меня дома на книжной полке лежит книга Франца Кафки «Реальность абсурда», но пока я до неё не добрался и после просмотра фильма «Процесс», вряд ли когда-нибудь доберусь. Но это совсем не означает, что я не знаком с творчеством писателя. Я например прочёл его роман «Америка» и мне он понравился. Хороший роман без всяких заморочек и завихрений. Но вот «Процесс» — это нечто действительно абсурдное. Нет, я прекрасно понял, что хотел сказать писатель и что продемонстрировал нашему вниманию Орсон Уэллс, но такой показ никак не по мне, уж извините. И в подтверждении своих слов приведу распространённую фразу: «Все гениальное просто». Зачем выдумывать велосипед, когда он уже давно создан и обкатан ?

    Героя «Процесса» Йозефа штормит не по-детски. К нему в спальню входит незнакомый мужик и затевает с ним разговор абсолютно глупый и бессмысленный, предъявляя обвинение и указывая на арест. Обвинение предъявил, об аресте сказал, но дальше начинается галиматья. Если герой арестован, то почему не заперт в комнате или не брошен в тюрьму. Он разгуливает на свободе, бежит к адвокату, попутно чуть ли переспав с тремя женщинами. Очевидно если бы экранизация состоялась в наше время, то сцены интимной близости нам бы были показаны во всех подробностях и крупным планом.

    А ведь начало было весьма многообещающим. Голос за кадром говорит о законе, о вратах, о посетителе и привратнике. Это настраивает на философский лад. И далее эту тему подхватывает замечательная музыка в виде адажио Альбинони, в обработке композитора Жана Ледру. И тут бы не бросаться из одного угла в другой, не бить себя и зрителя по щекам, по почкам и не устраивать бы ему мозговой штурм в виде шатаний, брожений главного героя. Ведь показать абсурдность мира можно и другими красками, скажем как в фильме Карена Шахназарова «Город зеро». И я глубоко убеждён, что наш актёр Леонид Филатов сыграл гораздо тоньше и проникновеннее, чем Энтони Перкинс.

    Не знаю, возможно я не прав и у каждого художника и режиссёра своё видение мира. Уэллс подружился с Кафкой или душой его почувствовал, но для многих эта картина будет сущим бредом, бессмыслицей и нелепицей. По мне искусство должно возвышать человека, развивать его сознание и обогащать духовно. Загоните миллион людей в кинотеатр на просмотр фильма «Процесс» и я вас уверяю вживых после просмотра останутся единицы, если разумеется двери закрыть с тем, чтобы люди досмотрели это кино. После просмотра этого фильма, мне даже на ум пришла мысль, что Франц Кафка был безбожник иначе не придумал бы такого романа. В нашем мире конечно хватает агрессии, злобы, непонимания. Люди не слышат и не хотят слышать друг друга. Но если на них ещё и Кафку вывалить, то последствия будут крайне плачевные. Этот человек запутает всех окончательно, а люди нуждаются в стабильности. Такое вот у меня, повторюсь возможно ошибочное субъективное мнение.

    Что касается актрис, занятых в фильме, то посмотреть есть на что. Роми Шнайдер очаровательна, несмотря на её героиню отдаться первому встречному. Да и Эльза Мартинелли ей не уступает, как по внешним данным, так по образу. А какую сцену она устроила в суде ? При всём честном народе хвать студента за шкирку и говорит «Люби или умри». Нет, она конечно так не сказала. Это уже моя интерпретация, но что-то подобное определённо было. Подытоживая могу сказать, что кино стопроцентно не для всех, но своя аудитория у него будет. Но, увы, я в эту категорию не подпадаю.

    3 из 10

    14 ноября 2014 | 10:29

    «Процесс» я отношу к категории практически безукоризненных фильмов.

    Безусловно, в этом огромная заслуга Орсона Уэллса- творение Кафки так удачно экранизировать сможет далеко не каждый.

    Глубокий трагизм борьбы человека с системой передан через игру Энтони Перкинса, который как минимум не проиграл самому себе в «Психо», выражения лиц жертв режима, через виды серых, безжизненных улиц, ну и, конечно, через музыку. « Адажио соль минор» Альбинони, ставшее главной темой фильма — произведение крайне депрессивное, идеально вписывающееся в картину.

    Зловещий, жестокий, циничный — но такой неповторимый фильм.

    27 июля 2010 | 17:31

    Сразу оговорюсь — книгу я не читал. И желания читать после просмотра у меня не возникло. А вот о фильме…

    Кафкианская атмосфера, когда в воздухе разлита атмосфера страха, понимание о ничтожности человека по сравнению с расстоянием до звёзд, здесь реализована блестяще. Подобное — подобным. Свободный поток образов вызывает свободный поток сознания и поток строк. Так и рассматривайте последующий текст.

    Описывать сюжет, хотя бы и формально, нет никакого смысла. Он обслуживает задачу другого порядка — произвести впечатление, вызвать эмоции. Сомневаюсь, что Кафка, если он был в добром здравии, вообще ставил себе при написании своего опуса именно передать читателям какой-то смысл. Вернее, для него лично его собственные тексты были наверняка наполнены глубоким внутренним содержанием и являли вершины логики. Но точно не было цели сделать их понятными для других. В воображении человек может переживать гораздо больше, чем это возможно по жизни. Но и цена цена внутренне переживаемому грош на внешнем рынке. Режиссёр успешно продолжил это начинание.

    Можно предположить, что подобные текст мог написать неадекватный человеку, в плане отличия его реакций от средне-нормальных. А ведь ненормальное легко можно спутать с гениальностью. А?

    Но раз уж мы о фильме, то нужно попытаться разобраться в его символическом пространстве, а не витать мыслями по Вселенной, недоступной для поверочных экспериментов.

    Фильм никакой не юридический детектив, как можно было бы заключить по аннотации. Более всего он напоминает попытку отображения внутренних мыслей человека, некий духовный эксгибиоционизм в духе западной пуританской цивилизации средствами кинематографа. Вполне себе полезное приложение в отрасли сокрытия отсутствия материального смысла, представляющей значительный рынок западного лукавства в сфере духовного.

    Кое-какие намёки на связь с реальностью в фильме всё-же можно высмотреть. Так, многие сцены сняты явно в каком-то театре. Это очевидно по антуражу. Можно расшифровать этот факт как намёк на условность происходящего, игрушечность образов. Впрочем, можно принять и за экономическую предпосылку, для удешевления производства фильма. И опять всё неопределённо, зыбко, расплывчато.

    При просмотре возникают некие параллели с «Шинелью» Гоголя. Маленький человечек в водоворотах системы, играющей с ним на недоступном для его разума уровне. Но западное общество всё-же отличалось и отличается от русского (советского). Так, героя фильма не жалко ни разу, в отличие от гоголевского. Западный человечек вполне в себе уверен и в жалости не нуждается. А иначе он может прослыть неуспешным, что есть грех! Западный человек преисполнен самосознанием собственной значимости, убеждён (извне) в необходимости собственной легитимизации через адвокатов, постоянно помнит о влиянии либидо на своё механистическое подсознание. Его разум рационален и нерефлексивен. Всё это мы и наблюдаем в красиво-мрачноватых картинах, порождённых сплетением фантазий Кафки, сценариста, режиссёра, оператора и актёров. Хаос есть внутреннее содержание сути буржуазного строя, унаследованного от природных явлений. Классическое представление этого — автомобильные пробки везде, где только это теоретически возможно. Свалим все сны разума в кучу, а полученное представим, как лучшее из возможного?!

    А может, это всё-же отражение чудовищного одиночества западного человечка перед лицом чудовищной машины под название «ценности западной цивилизации» ?

    Все мы наблюдаем приложение подобных технологий, например, в современной жизни Россиянии. Например, игры с т. н. выборами, средством легитимизации «демократического» строя, протекают именно в этом русле — забалтывание до потери сознания (в переносном смысле), с последующим указанием, через посредство управляемых СМдезИ, на узкую тропу, ведущую хоть куда-нибудь. Голосуй или проиграешь! Голосуй сердцем, ушами, эмоциями: o)

    Если этот фильм и раскрасят, как принято у них, то окраска в цвета радуги чётче проявит невидимые родимые пятна западного эскапизма, а на деле ужаса человеческого разума перед роботизацией личного сознания.

    «В конечном итоге, всё решают связи» — даже странно слышать столь глубоко прагматичную фразу в этом фильме. Впрочем она, как и другие здесь, вырвана из контекста. Вообще, только целиком этот фильм имеет какой-то смысл. Отдельные части не являются осмысленными, даже внешний сюжет пропадёт безвозвратно. Это как притча со слоном и слепыми мудрецами — по любой части можно восстановить только разное целое. Отсюда вывод — материализуемого смысла в фильме нет. Он не отражает внешний мир никоим образом. Это — фантазия, фэнтези, как угодно. Нет ни намёка ни урока для добрых молодцев, соответственно. Добрые молодцы обычно в психушки не попадают. Уж больно они добры и здоровы. Нет большого смысла и смотреть его человеку, живущему рациональным, разве что для написания комментариев и апостеризации знания о наличии подобных элементов мировой культуры

    «Постепенно все мы попадаем в кабальную зависимость к адвокатам». А вот к этому следует прислушаться неискушённому в игрищах западной цивилизации среднему россиянину. Не обращайся к адвокату, избегай такой необходимости — не попадёшься в их лапы.

    Итак, фильм — квинтэссенции западной технологии управления небольшими умами.

    P.S. Замечал и ранее — чем больше мыслей лезет в голову после просмотра фильма, тем менее в нём сказано и тем меньше уроков он нам даёт. Тарковский был национальным мастером этого жанра, начиная с «Зеркала» и, частично, «Соляриса». Орсон Уэллс столь же велик в этом направлении на примере этого фильма.

    Оценку даю за цельность подхода к доказательству бесцельности существования самостоятельного индивидуального разума. И она отрицательная, невзирая на её величину по модулю.

    9 из 10

    12 апреля 2012 | 11:05

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>