Пи

Pi
год
страна
слоган«3.1415926535897932384626433832795»
режиссер Даррен Аронофски
сценарий Даррен Аронофски, Шон Гуллет, Эрик Уотсон
продюсер Эрик Уотсон, Тайлер Броди, Скотт Франклин, ...
оператор Мэттью Либатик
композитор Клинт Мэнселл
художник Мэттью Мараффи, Эйлин Батлер
монтаж Орен Сарч
жанр ужасы, фантастика, триллер, драма, детектив, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
США  686.8 тыс.,    Великобритания  77.1 тыс.,    Германия  47.5 тыс., ...
премьера (мир)
релиз на DVD
31 июля 2008, «CP-Digital»
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время84 мин. / 01:24
Талантливый математик Макс Коэн в течение многих лет пытается найти и расшифровать универсальный цифровой код, согласно которому изменяются курсы всех биржевых акций.

По мере приближения к разгадке, мир вокруг Макса превращается в мрачный кошмар: его преследуют могущественные аналитики с Уолл-Стрита и жестокие фанатики из тайной религиозной секты, готовые пойти на убийство, чтобы обнаружить код вселенского мироздания в своих древних священных текстах.

Находясь на грани безумия, Макс должен сделать решающий выбор между порядком и хаосом, святостью и дьявольщиной, мудростью и невежеством и решить, способен ли он совладать с могущественной силой, которую пробудил его гениальный разум.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
88%
51 + 7 = 58
7.3
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Трейлер 01:42

    файл добавил_UsualPlant_

    Знаете ли вы, что...
    • Человеческий мозг, наблюдаемый в фильме, — настоящий. Режиссер картины Даррен Аронофски старался, чтобы все выглядело реалистично.
    • Число, появляющееся на экране компьютера Макса, на самом деле состоит не из 216, а из 218 цифр.
    • Фотографа, преследующего Макса в метро, сыграл Клинт Мэнселл, автор музыки к фильму.
    • Фильм снимался прямо на улицах Нью-Йорка, без ограждения и предварительного согласования с властями, поэтому кто-то из съёмочной группы всё время должен был стоять часовым, чтобы предупредить о приближении полиции.
    • Еду для всей съёмочной группы готовила мать Даррена Аронофски.
    • Бюджет фильма составил всего 60 тысяч долларов, большую часть из которых составили 100-долларовые взносы друзей и родственников Даррена Аронофски. В итоге картина была продана студии Артисан за 1 миллион долларов, а каждому из вложивших 100 долларов было возвращено по 150.
    • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • В квартире Сола Робенсона, на кухне, можно заметить на стене часть картины Питера Брейгеля «Охотники на снегу». На ней изображена сцена возвращения охотников с собаками домой, после безуспешного похода.
    • еще 4 факта
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей

    ещё случайные

    Иррациональная история

    Контрастная черно-белая лента нового на 1997 год дарования в сфере кино Даррена Аронофски, относящаяся к разряду «недополупро», не принесшая ему такой известности как «Реквием по мечте», однако гораздо более глубокая и даже порой более угнетающая, получила премию Санденс, как символ независимого духа кино, а также принесла немалый доход режиссеру (не сложно посчитать — около двух с половиной миллионов долларов).

    Сразу хочется задаться вопросом — кому понравится этот фильм? Сам я, являясь буквально поклонником математики, с восторгом наблюдал за действием математика Максимилиана Коэна, с легкостью перемножающего и делящего трехзначные числа друг на друга, пытающегося, словно Пифагор, проникнуть в тайну числа пи. Возможно, для кого-то фильм «Пи» покажется слишком тягостным и давящим, совершенно бессмысленным и глупым, но на остальных он произведет неизгладимое впечатление.

    Сложно отнести это кино к какому-либо разряду. С одной стороны, фильм «Пи», снятый за копейки и с дешевыми, но действительными приемами, кажется практически любительским настолько, что подобное сто раз сможет снять любой первокурсник ВГИКа. Но с другой точки зрения, сюжет заставляет задуматься и провести параллели с реальностью (и не так давно звучало имя затворника Григория Перельмана, этакого бомжа-ученого тысячелетия). Как и герой настоящий, герой вымышленный достигает того самого пика, когда так просто разочароваться в том, чем ты занимался всю свою жизнь, а именно в языке мира — математике.

    Respice post te! Hominem te memento!

    «Пи» — совершенно иная картина Аронофски, она не похожа ни на чувственную фантасмагорию «Фонтан», ни на красочную спортивную ленту «Рестлер», ни на лихорадочную драму «Реквием по мечте». Почти документальная, снятая ручной камерой в совершенно неудобных обстоятельствах, арт-хаусная картина «Пи» представляет собой почти обрывочную историю, словно слова, вырванные из какого-нибудь контекста. А вот, из какого контекста уже додумывают зрители. Многие найдут переплетение с «Горе от ума» Грибоедова или с древнегреческой историей об Икаре, мыслящие глубже доберутся до библейских сказаний, но суть как раз в том, что универсальный язык можно перенести на любые страницы под разными переводами. С помощью математики можно объяснить и исторические движения, и колебания листьев на ветру, и прилив Нила, и падение биржевых акций. Потому абсолютно не социабельный математик Макс наотрез отказывается от идеи, что число пи — набор хаотичных цифр, и пытается создать код, шифр, систему, под которую подстраивается весь мир. Что самое странное и шокирующее — человеку, как это представлено зрителю, крайне убогому, это удается. Тут и раскрывается весь смысл фильма — жалкий и несчастный Макс Коэн оказывается не полоумным ученым, а умнейшим на свете человеком, едва ли не Богом. Если поначалу зрителя поражает то, что он отказывается от всякого рода встреч, то теперь это вполне обосновывается. Резко меняется позиция автора и смотрящего, после чего все люди мегаполиса, окружающие беднягу, сами оказываются больными жертвами своих низменных желаний. Макса уже нельзя судить, он становится выше всех остальных, потому что мир цифр оказывается реальным, но радует ли это его?

    Как говорится, между коллекционером и владельцем коллекции безграничная разница. Между человеком, стремящимся к цели, и человеком, достигшим её, громадная бездна. Между «Максом слепым» и «Максом прозревшим» непреодолимая пропасть. Вот почему, все, что остается сделать по-прежнему несчастному ученому — это освободить свой разум от непосильного груза, от своего креста (вновь, как не странно, всплывает Библия).

    И в финале мы видим совершенно иного Макса, уже не умеющего так лихо перемножать великие формулы, но искренне радующегося этому, потому что он уже не думает, а чувствует, как и советовал его учитель.

    Фильм «Пи» — картина с глубокой моралью, история о человеке, бегущему по велению внутреннего голоса к золотой двери, за которой находится пропасть, история о строителе Вавилонской башни, затем разрушившем её, так как он не принимал себя как посланника новой мессианской эры. Возможно, великому математику, страдающему дикими приступами мигрени, следовало только принять ванну, как это и сделал Архимед? Или все-таки поднести дрель к голове? Извечный вопрос.

    22 марта 2010 | 22:04

    Впервые посмотрел этот фильм больше года назад. Тогда он показался мне скучноватым, но сильно въелся в память и оставил в целом приятное впечатление (хотя досмотрел с большим трудом). Сейчас же начитавшись умных отзывов на этот замечательный фильм, решил его пересмотреть. В итоге остался очень доволен, так как понравилось намного больше ожидаемого.

    В первую очередь о режиссере. Им является небезызвестный Даррен Аронофски, чье творчество мне очень симпатизирует. Удивляет то, что это его полнометражный дебют (до этого он снял несколько короткометражек) снятый всего лишь за $60 000! И это никак не отнимает его художественных достоинств. Режиссура очень крепкая, удалось создать неповторимую атмосферу и полностью вовлечь в нее зрителя (до сих пор нахожусь под впечатлением). Фильм вышел как минимум очень стильный и по-своему красивый, во многом благодаря удивительной работе оператора Мэттью Либатика (слышал что в некоторых сценах камера каким то образом прикреплялась к самому актеру). И как всегда порадовал саундтрек от Клинта Мэнселла (он еще и появился в небольшом эпизоде). К тому же порадовали актерские работы, главным образом отлично сыграл Шон Гуллет, даже немного обидно что он не получил должной известности и признания. Так что начинающим режиссерам стоит посмотреть хотя бы в пример того, как можно снять отличное кино за минимум средств.

    Но наибольший интерес представляет именно сценарий. Ритм повествования весьма медлительный, но главное к нему привыкнуть и ни в коем случае не отвлекаться от просмотра (это и было моей главной ошибкой при первом просмотре). Сам сюжет довольно интересный, не сказать что уникальный, но и оригинальности хватает. Но самое интересное заключается в смысловой части. Фильм совсем не про математику, как может показаться на первый взгляд, а совсем про другое. Тут можно углядеть и религиозные мотивы (во многом сама история отдаленно напоминает библейский Новый Завет) и историю о борьбе материального мира с внутренним. Но, по сути, перед нами философская антиутопия о невозможности (и бессмысленности) полностью познать суть мироздания, как главный герой в детстве пытался долго смотреть на солнце, так и в более зрелом возрасте найти алгоритм которому подчиняется все сущее, усилия оказались тщетными и принесли ему только несчастья. Так что лучше оставаться непосвященным, чем сходить с ума от понимания всего сущего.

    Вывод: отличный пример того, как за минимум средств и режиссерского опыта можно снять невероятно умный и стильный фильм, в итоге ставший культовым. Смотреть обязательно!

    Оценка:

    10 из 10

    2 февраля 2011 | 20:10

    Странный человек испытывает непонятные припадки, видит галлюцинации и проводит все дни напролёт за компьютером, высчитывая какие-то цифровые последовательности. Человек этот — математик с редкой памятью и даром производить в уме математические операции. Он ищет в числах смысл жизни. Бога. Смерть. Прощение и летаргию.

    Фильм по-настоящему странный и безумный. Сюжета в нём практически нет — есть нарастание какой-то больной надежды и отчаяния, предчувствие открытия — и последующего за ним неизбежного конца. Человеческое тело не выдерживает правды. Даже если нам откроются все 216 символов Бога — мы вынуждены будем просверлить себе мозг. Это фильм о больном сознании, которое в народе зовётся гениальностью, но на самом деле больше похоже на проклятие.

    Смотреть его трудно и местами невыносимо. С одной стороны, хронометраж чрезвычайно маленький; с другой — я полезла смотреть, сколько осталось до конца, уже на девятой минуте. Фильм давит на какие-то неизведанные больные точки в подсознании, даже если вообще не понимать, что происходит.

    Я просто поражена, что Даррен Аронофски был способен снять именно этот фильм на заре своей карьеры — а потом перейти к такому мейнстриму, как «Реквием по мечте» и «Фонтан». Хотя, надо признать, теперь более понятно, откуда растут ноги у многих сцен в «Реквиеме», а «Фонтан» кажется не таким прямолинейным.

    В общем-то, чрезвычайно странное кино. Обычный человек не выдержит и пяти минут этого творения. Однако, это несомненно нечто большее, чем «бредовый артхаус». В фильме есть своя логика, внутренняя конструкция (как описываемая спираль, называемая золотым сечением), свой ритм (нервно отстукиваемый метрономом на заднем плане или просто капающий на мозги примитивной электроникой), ну и конечно визуальный стиль. Чёрно-белая картинка роднит фильм с классикой, с одной стороны, а с другой, отражает сухость, чёткость и некую грязь происходящего. Это не просто ч/б, это словно смазанный газетный шрифт.
    Смотреть было любопытно, но тем, кто решил отдохнуть вечером перед телевизором, лучше запастись святой водой и молитвами. Чтобы остаться в здравом уме после просмотра.

    21 июня 2009 | 00:11

    Конечно я не открою Америку, если скажу, что этот фильм гениален. После просмотра эмоции переполняют. Впрочем вначале фильма, я невольно начала сравнивать эту картину с другим не менее гениальным фильмом «Реквием по мечте». Но все мои сравнения, не ушли дальше одного кадра, когда Макс принимает таблетки, согласитесь, похоже на кадры из «Реквиема».

    Надо сказать отдельное спасибо режиссеру за то, что фильм был снят в черно-белом варианте. От этого зрител ничего не теряет. Да, в фильме нет ярких цветов, но он окрашен совершенно другими красками-эмоциями. И у каждого человека эти эмоции разные, поэтому фильм становится индивидуальным в понимании смысла. Кто-то восхищается гениальностью главного героя, кто-то ужасается подлости Лени, но для меня важным открытием стало то, что гениальность — это не дар свыше, это наказание. И я поражаюсь мужественности Макса, ведь он сумел избавится от этого. Но он получил бонус…

    Единственное, что вызвало недовольство-это музыкальное сопровождение в некоторых моментах.

    9 из 10

    28 марта 2008 | 22:01

    Какие отзывы об этом фильме может дать старый параноик, помешанный на всевозможном упорядочивании? Разумеется, только восторженные. Для дебюта фильм очень и очень неплох, а это дебют Аронофски в кино.

    Данная картина есть визуализация математики, более того, 3Д визуализация, с передачей атмосферы. Она композиционно безупречна, впрочем, фильм о математике, он обязан быть в этом отношении столь же безупречным, как и золотое сечение, золотая спираль и прочие персонажи фильма. На композицию здесь работает все: черно-белая гамма, работа камеры (напоминает то ли операторские вставки мутного мироощущения Шарика из незабвенного «Собачьего сердца» В. Бортко, то ли Бунюэля с его муравьями, столь же мутного, то ли вообще самые первые детища кинематографа начала прошлого века), безэмоциональность повествования, которая вкупе с черно-белой картинкой как нельзя более описывает мир патологического систематизатора с дисфункцией одного из полушарий мозга… На композицию здесь работает и сюжет, в котором поэтапно автор подкидывает нам любопытные мысли:

    1. «Все есть система».

    2. «Все есть спираль».

    3. «Все есть Б-г.»

    Масса гениальных кадров. Чего стоит только кадр, в котором Макс, спасаясь от преследователей, шустро заползает под чью-то машину — съемка из-под машины. Спасибо оператору, порадовал. Спасибо Клинту Мэнселлу за саундтрек. Спасибо актерам, им в этом фильме было, думается мне, довольно сложно работать. Отдельное спасибо актеру, сыгравшему в метро мозг.

    Так о чем фильм? Казалось бы, обладая всеми признаками «артхаусности», он не обязан быть «о чем-то». Возможно, так оно и задумывалось изначально. Возможно, бред про поиск числа и наукообразие текста есть как раз инструментарий постмодерна для очередного стеба над интеллектом и интеллектуальностью как качеством человека. Однако фильм, пусть местами и иронично, затрагивает больной для нашей цивилизации вопрос, извечный вопрос всех ученых, богословов, философов и художников: система или все-таки хаос? Возможно, для того, чтобы хоть как-то попытаться поковыряться в этом вопросе художественными методами, и нужно было впасть в нумерологию. Однако нельзя не согласиться, что содержание фильма очень тяготеет к классике, настолько фундаментален и в то же время специфичен поднятый вопрос. И это — парадокс, сбивающий с толку любителей артхауса. Более того, вырисовываются даже некоторые предположения автора: два героя фильма совершенно независимо друг от друга приходят к одному и тому же результату. Все-таки спираль, все-таки система. И все-таки Б-г, как выясняет ценой собственного здоровья Макс в конце фильма.

    В 2011 году был такой фильм — «Области тьмы». Он тоже о самопознающей функции интеллекта. Что-то неуловимо схожее есть в этих двух картинах. Но в «Областях тьмы» все упорядочено, как на доске для игры го, то есть декоративно. Здесь сюжет значительно честнее.

    И если уж совершенно откровенно, то для меня этот фильм гораздо более приятен, чем все прочие пародии или аллюзии. Смотреть его даже в пятый раз было для меня наслаждением. Поэтому рекомендую его всем, кто соскучился по интеллектуальному кино — вам будет о чем подумать после фильма!

    8 июня 2014 | 23:16

    Признаться, я не разделяю восторгов почтенной публики по поводу фильма Аронофски «Пи». Равно как и остальных творений «мастера».

    Как мы знаем, «Пи» была дебютной лентой режиссёра, однако из последующих «шедевров» ясно, что «пи» было только началом. Всё последующее снято ещё туманнее, ещё претенциознее, ещё нелепее.

    А в чём, собственно, «арт-хаус», в чём так привлёкшая публику «неординарность» «Пи»? В малом, как планковские величины, бюджете? Было. В чёрно-белом формате? Сто раз было. В психопатической личности главного героя? Я вас умоляю.

    Для меня совершенно очевидно, что Аронофски, снимая дебютное кино, изо всех сил старался сделать себе имя, произвести впечатление. Судя по большинству отзывов и мнений, ему удалось. Теперь мы пожинаем «Фонтаны» и «Нои». А что? Имя-то уже сделано.

    Хотя давайте задумаемся, о чём фильм «Пи», что в нём «эдакого», нового? Да ничего. Как человеку может «открыться суть мироздания» и что из этого бывает, можно полезнее для мозга и литературного вкуса прочесть в Ultima Thule у В. Набокова. Что такое «золотое сечение», обычные, не гениальные люди проходят на уроках геометрии в средней школе. Особо одарённые углубляют в институте архитектуры. Что число «пи» бесконечно и в нём нет повторов (кроме точки Фейнмана на 762 знаке), известно даже 15-летним хорошистам. А вот что у режиссёра Аронофски талмудист и «нумеролог» Ленни ведать не ведал, что есть ряд Фибоначчи, наводит на мысль, что автор фильма имеет настолько же туманное представление о математике, насколько туманны его фильмы. Не говоря уже о том, что в его «магическом» числе из 216 цифр их на самом деле 218. Я не поленился — посчитал.

    Одним словом, кроме пафоса и желания снять «круто, но дёшево», я ничего в фильме «Пи» не увидел. Мне было не круто. Натужное нагнетание таинственности и старательное изображение гениального помешательства главным героем (читай — режиссёром) никак не тянуло на правду. Музыка только усугубила. Так что, увы.

    4 из 10

    15 мая 2015 | 23:29

    Итак, мне бы очень хотелось отрекомендовать «Пи» Даррена Аронофски всем ценителям тонких киноматерий. Это очень специфический, альтруистический кинодебют необычного режиссёра хороших фильмов.

    Макс Коэн, одержимый математикой и передовыми технологиями, пытается описать вселенную языком цифр, формул и законов. Его упорство фанатично и, несомненно, приносит ему максимальное приближение к истине, к коду, заложенному в природу и суть вещей самим Творцом. Вот только доступ к знанию такого порядка сопровождается всё возрастающим, безапелляционным, давящим и грубым интересом как от финансовых воротил, которые как всегда хотят заработать на открытии учёного, так и от ортодоксальных евреев Америки, свято верующих в некое божественное число связующее святой народ с Создателем. Добавьте к этому периодические болезненные психические помешательства, как следствие детской травмы, приведшей к ослеплению.

    А теперь положите сверху на мистико-математически-философский сюжет пронизывающую и как всегда точно вторящую настроению повествования музыку гениального композитора Клинта Мэнселля. Уберите из картины все цвета, кроме чёрного и белого, чтоб не отвлекаться на детали. Добавьте точно выверенную смелую операторскую и киномонтажную работу, которые усугубляют депрессивную и прогрессирующую истерию психики Макса. Учтите при всём этом скромный бюджет в 60 тысяч зелёных денег.

    В сумме получается киношедевр.

    10 из 10

    5 мая 2010 | 16:43

    Даррен Аронофски в своей авторской ленте «Пи» показывает нам насколько сложен и разнообразен этот Мир, насколько жестоко наше людское Общество. И что человек, который не взирая на все, созданные человеком Системы всяческих запретов, пользуясь своей возможностью, возможностью мыслить может понять его природу.

    Таким человеком был Макс Коэн, математик от природы, природы упрямства и упорства. Вот эти вот слова, на протяжении всего фильма:"… когда я был маленьким, мама учила меня никогда не смотреть на Солнце…» говорят о том, что этот человек уже с раннего детства пошел против сформировавшихся устоев общества, его системы и решил понять настоящую суть этого Мира. Идея, что законы природы написаны при помощи чисел поработила его, и сделала фанатиком: он не видел ничего кроме чисел, ему не были интересны ни предложения со стороны спонсирующей компании, ни религиозные мероприятия, ни обаятельная девушка, живущая по соседству (момент сравнения, когда Макс собирается силами перед тем, как нажать на клавишу Return и в соседней комнате раздаются стоны — показан очень круто) Его мозг был порабощен мыслью о числе Пи. И вот, когда открытие все-таки сделано, Макс стоит перед тяжелым выбором, рассказать секрет Великого иррационального числа, шантажирующим его, аналитикам с Уолл-стрита, или религиозным фанатикам — имя Бога. Он понимает, что рано или поздно смерть настигнет его, как и его лучшего друга, учителя — Сола. Знание тайны числа Пи — это не дар, нет, это не возможность посмотреть на Солнце — это большая ответственность, на принятие которой человечество еще не готово. И Макс Коэн принимает правильное решение… «17:20 Личная информация: когда я был маленьким, мать учила меня никогда не смотреть на Солнце. Но, когда мне исполнилось 6 лет — я это сделал»…

    Надо отметить, что Даррен очень умело подобрал себе съемочную команду. Очень большой вклад лента получила непосредственно от Шона Гуллета, сыгравшего Макса. Шон очень сильно вошел в эту роль и показал зрителю, до каких пределов может стремится человек к поставленной цели. Помимо этого очень заметна работа оператора (клубы дыма, сливки в кофе, муравей под микроскопом). Не могу не отметить работу композитора, благодаря его музыке мы могли увидеть то, чего не увидишь глазами, а именно ход мысли Макса Коэна. Очень прогрессивный саунд.

    Ну и конечно же работа самого Аронофски: благодаря ему, весь актерский состав знал свое место и задачу.

    «Пи» — эстетическая антиутопия, показывающая нам, насколько мы ничтожны по сравнению с законами природы, и даже тогда, когда человек все же приближается к истине, пожертвовав абсолютно всем, он не может использовать те знания дальше, так как он бесспомощен в том обществе, которое его окружает — общество проглатывает его, не замечая Гения отшельника.

    3,14159265358

    8 из 10

    18 декабря 2010 | 20:30

    Если Даррен Аронофски снял такое кино и вправду всего лишь за 60 000 долларов, то ему при жизни можно поставить памятник или занести в Книгу Рекордов Гинесса. Интересно, что бы получилось на ту же сумму у Джеймса Кэмерона?

    Ну да ладно, абстрагируемся от суммы бюджета, и попробуем независимо проанализировать, что же в итоге получилось.

    Бесспорно, «Пи» — один из самых необычных и оригинальных фильмов своего времени, а возможно и в истории вообще. Если вы и воспринимаете термин «артхаус», то это он в чистом виде. «Обычно в таких фильмах кинематографисты осуществляют поиск новых форм художественной выразительности и расширение языка кино», — гласит выдержка из определения артхауса и вот как раз новых или в любом случае нетривиальных художественных решений в «Пи» навалом.

    Для «Пи» характерна нестандартная операторская работа, монтаж, свет, цвет, сюжет, сценарий, атмосфера — все то, что способно выделить одну работу среди прочих. Весомая часть черно-белого фильма снята на две камеры: одна показывает события от лица главного героя, другая как бы следует за ним все время по пятам. «Эффект присутствия» от этого потрясающий — всю ленту словно либо ассоциируешь себя с главным героем, либо находишься прямо рядом с ним. Интересен монотонный, но нарастающий звук в острые моменты, мерцающий свет, необычные образы, которыми наполнена лента и т. д.. Те же галлюцинации, например, или пустое белое пространство, в котором несколько раз оказывается персонаж Шона Гуллета.

    Ну и, конечно, о главном герое и сюжете в целом. В общем-то, фильм эгоцентричен. Абсолютно все его сцены зациклены на описании жизни талантливого математика Макса Коэна, стремящегося найти или построить через число «Пи» универсальную математическую модель, позволяющую объяснить устройство мира и использовать её в своих целях. Другое дело, и это, на мой взгляд, минус, учитывая название картины, что связь с самим числом «Пи» уже где-то в середине фильма почти полностью теряется, чему есть несколько причин. Во-первых, также примерно в начале картины Коэн выдвигает еще одну, в философском понимании в общем-то отнюдь не новую, появившуюся еще более чем 2,5 тысячи лет назад пифагорейскую идею о том, что весь мир можно представить себе в виде совокупности чисел. Далее уже говорится о спиральной теории построения Вселенной, что, в свою очередь, изучал в той же Древней Греции еще Архимед. Другое дело, что наш герой все-таки не философ, а, прежде всего, математик, и он пытается не только выдвинуть теорию, но и доказать ее математическими инструментами.

    Вообще, детальная наука в кино — вещь довольно рискованная. С одной стороны, стремясь показать реальные сложные формулы, чертежи и т. д. очень легко перешагнуть грань занудства, с другой, что чаще и происходит, просто понаписав и показав какие-то непонятные мудреные формулы, ты рискуешь показать в научном плане такую чушь, над которой будут смеяться разбирающиеся в деле ученые. Вот и «Пи» пытается нам на двух пальцах объяснить на деле трехэтажную математику. И на деле же в самом фильме некоторые писанины и выводы нашего математика — не что иное как ерунда, не соответствующая научной действительности. С другой стороны, интересно, что к развиваемой Коэном теории, авторами фильма прилагаются сразу две потенциальные возможности практического применения. «Для физиков и для лириков», или в нашем случае для экономики и религии. В первом случае подразумевается, что модель Коэна поможет предугадывать курсы биржевых акций (что в итоге и в некоторой степени подтверждается на деле), во втором — то, что найденный им 216-значный код может быть по верованиям евреев-каббалистов зашифрованным «истинным именем Бога», знание которого поспособствует наступлению новой эры. Ведь по предлагаемому каббалистом методу изучения Торы, священной для них книги, каждой букве там соответствует определенное число.

    К слову, после в «Пи» и вправду была найдена куча ляпов с точки зрения и математики, и каббалы, и экономики и много чего еще.

    Однако, на мой взгляд, фильм, прежде всего, не о научной или даже философской, мировоззренческой идее. Фильм, прежде всего, о человеке. По сути, нам в течение всей ленты раскрывают персонаж одержимого своей научной работой ученого-отшельника, эдакого Перельмана, если хотите, который находит общий язык и темы лишь со своим наставником. Его жизнь полна проблем и борьбы с ними. Это и болезнь, преследующие головные боли, галлюцинации, дрожащие руки. Это и те силы (биржевики и каббалисты), что заинтересовались его разработками. В начале и те и другие пытаются внедриться в доверие к Коэну, не переставая за ним следить, но когда это не помогает, переходят на физическое воздействие. Эдакий классический пример, как одиноко и опасно бывает быть гением. С другой стороны — лишь полное посвящение себя какой-то проблеме, отсутствие отвлекающих факторов иногда может давать результат. Математик ругает своего наставника за то, что тот был близок к разгадке «Пи», но не сделал последнего шага, то ли потеряв к теме интерес, то ли просто побоявшись. Ученик оказывается более упорным и разгадывает код, но и он, приоткрыв завесу тайны, практически никак ею не пользуется, а наоборот добровольно травмирует свою голову и лишается математических способностей, что, безусловно, разочаровывает.

    Да, нам показывали, что код — это еще не все, и в вопросе религии дело не в самом коде, а в синтаксисе, в смысле, скрытом между строк, а в вопросе биржи в том, что код не способен полностью предугадать события на ней в виду человеческого фактора. Но, тем не менее, нельзя избавиться от разочарования из-за того, что авторы картины так никак и не показали применение кода на практике, масштабности открытия, хотя почти весь фильм нас вроде как к нему и вели и о нем говорили. Вот и получилось, что история претендовала на то, чтоб быть историей про большого человека, а вышло про маленького.

    Итог. Очень оригинальная как в идейном, так и в техническом плане картина. Однако, и в техническом плане присутствует ряд пусть и малозначимых ляпов, а в идейном она так и не взяла ту планку, которая сама для себя поставила, оставив многие вопросы без ответа. По сути «Пи» — это психологическая драма, в которой нам предлагают конкретного не самого симпатичного героя в конкретных локальных обстоятельствах. И почти никакой тебе масштабности. В общем, четверка по пятибалльной и + полбалла за оригинальность съёмки и сюжета.

    8,5 из 10

    16 января 2011 | 12:38

    Не пекись о снискании великого знания: из всех знаний нравственная наука, быть может, есть самая нужнейшая, но ей не обучаются.

    /Пифагор/

    Глубина таланта не имеет общепринятых единиц исчисления, а является вещью относительной и быстро обесценивается, если владелец не прикладывает необходимых усилий для развития. Как гласит народная мудрость, «можно лечь спать талантливым, а проснуться бездарным». В то же время гениальность — понятие гораздо более ортодоксальное, она остается со своим обладателем навсегда. Нареченный гением в ответе за свой дар и если он обращается во зло — равновесие в природе нарушается. По легенде, на смертном одре Альберт Эйнштейн сердечно покаялся, что его теория относительности снабдила мир атомной бомбой. Даже невероятно одаренный ученый, ведомый благородными помыслами, не способен на годы вперед просчитать последствия собственных открытий, если те попадут в плохие руки.

    Стереотипный образ гения рисует перед глазами вечно растрепанного молодого человека с невообразимым бардаком в квартире и компьютером, впитывающим бесчисленные Джоули жизненной энергии, свободные от мирских прихотей. Очередного добровольного затворника зовут Макс Коэн. Обладающий феноменальными способностями в математике, уже в 20 лет он получил докторскую степень. Однако на слепящих нью-йоркских улицах Макс превращается в одичавшую собаку, тщетно разыскивающую выход из городских джунглей. Молодой человек практически круглосуточно пытается расшифровать цифровой код, отвечающий за ставки на фондовой бирже. Макс — совершенно не алчный человек, и движет им не жажда личного обогащения. Вся его жизнь — поиск гармонии, которую он видит в числах. Неизвестно, читал ли Коэн труды Пифагора, но, отрицая нумерологию как науку, он неустанно ищет математическое обоснование самой судьбы.

    В своей дебютной ленте Даррен Аронофски предпринимает философскую попытку определить цену гениальности для человека, оторванного от безумной жизни мегаполиса. Снятый на винтажную черно-белую пленку «Пи» фокусирует внимание на главной ценности любого человека — его интеллекте. Макс Коэн — вовсе не сумасшедший. Определив для себя архиважную задачу, он научился механически относиться ко всему остальному. На какие-то мгновения сердце математика просыпается при виде маленькой девочки с калькулятором, которая просит его перемножить трехзначные числа. Макс по-настоящему оживает в беседе с равным себе — своим учителем. Перед глазами молодого человека находится живое подтверждение тому, во что голая теория без практического применения превращает человека. Наставник дожил до преклонных лет, но так и не расшифровал смысл одной-единственной математической константы, и совсем не хочет подобной участи своему последователю. Учение должно становится благом для своего адепта. Если одержимость входит в диссонанс с элементарными чувствами и радостью жизни, то плата за гениальность может стать слишком высокой.

    Гению в классическом понимании чужда материальная выгода от его способностей, но рядом с ним обязательно найдутся алчные и беспринципные люди. Если для Макса Коэна математика — божественно чистая наука, то для аналитиков с Уолл-Стрит и служителей еврейского культа — лишь набор чисел, которые могут навсегда изменить жизнь. На примере страдающего мигренью молодого ученого Аронофски закладывает стандарт, которого будет придерживаться в последующих своих картинах «Рестлер» и «Черный лебедь» — за реализацию таланта придется дорого заплатить. От Макса все чего-то хотят, бессердечные биржевики видят в нем дойную корову, а религиозные фанатики — потенциального пророка. Чего хочет сам математик? Его сбивчивая манера речи, диктующая летопись великого исследования, не дает ответа на вопрос: способен ли этот человек обуздать свой дар или, в конце концов, сам станет его жертвой?

    «Пи» — триллер, щедро приправленный психоделикой, без которой не измерить водоворот мыслей одинокого математика. Впоследствии для Аронофски станут нормой жесточайшие стрессы, которым он подвергает своих героев. На пике одержимости Макс с трудом отличает галлюцинации от реальности. Пробираясь по лабиринтам своих выверенных теорий, он все дальше от заветного света в конце тоннеля. Коэн сам избирает такую судьбу, для него яркое солнце — вечная память о детской травме, вызванной ультрафиолетовыми лучами. Свет не влияет на гармонию — она зависит от решения заветной задачи. Степень желания Макса найти ответ подвергается проверке регулярно — это еще один атрибут гениальности. Что есть вера для человека науки? Ее невозможно облачить в алгебраическое уравнение, но именно она не позволяет Коэну окончательно потерять человеческий облик. Хаотичная съемка городских пейзажей замедляется при показе деревьев, сквозь которые на солнце смотреть не так больно. Если бог для каждого свой, если счастье кто-то способен прописать двоичным кодом, и если для кого-то вся жизнь сводится к охоте за чужим интеллектом, то природа одинакова для всех. Добровольное затворничество неизбежно приведет человека к самосожжению, и ради чего? Настанет миг, и Максу Коэну придется держать ответ перед самим собой: нужна ли ему такая гениальность со всеми ее атрибутами? Или лучше сбросить тяжкую ношу и спокойно смотреть на колышущуюся листву?

    Бюджет этого фильма — давно уже притча во языцех. 60000 $ — ничто для настоящего начала большого пути. Картина «Пи» — не только проба пера маститого режиссера. Фирменным знаком Даррена Аронофски, истоки которого именно в данной ленте, станет персонаж, рвущий душу на сотни кусочков и проходящий все круги эмоционального ада, будь то старый рестлер или молодая балерина. Макс Коэн — собирательный образ гения с даром, способным изменить мир, но не собственного обладателя. Высокий интеллект определил математику жизнь в виде бесконечной гонки по замкнутому кругу в надежде найти искомую комбинацию. Однако радость гармонии может быть достигнута, только если человек вырвется из эмоциональных оков и сумеет стать хозяином своему таланту, а не его рабом.

    12 марта 2015 | 18:56

    ещё случайные

    Заголовок: Текст: