всё о любом фильме:

Пи

Pi
год
страна
слоган«3.1415926535897932384626433832795»
режиссерДаррен Аронофски
сценарийДаррен Аронофски, Шон Гуллет, Эрик Уотсон
продюсерЭрик Уотсон, Тайлер Броди, Скотт Франклин, ...
операторМэттью Либатик
композиторКлинт Мэнселл
художникМэттью Мараффи, Эйлин Батлер
монтажОрен Сарч
жанр триллер, драма, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
США  686.8 тыс.,    Великобритания  77.1 тыс.,    Германия  47.5 тыс., ...
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время84 мин. / 01:24
Талантливый математик Макс Коэн в течение многих лет пытается найти и расшифровать универсальный цифровой код, согласно которому изменяются курсы всех биржевых акций.

По мере приближения к разгадке, мир вокруг Макса превращается в мрачный кошмар: его преследуют могущественные аналитики с Уолл-Стрита и жестокие фанатики из тайной религиозной секты, готовые пойти на убийство, чтобы обнаружить код вселенского мироздания в своих древних священных текстах.

Находясь на грани безумия, Макс должен сделать решающий выбор между порядком и хаосом, святостью и дьявольщиной, мудростью и невежеством и решить, способен ли он совладать с могущественной силой, которую пробудил его гениальный разум.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
87%
48 + 7 = 55
7.3
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Еду для всей съёмочной группы готовила мать Даррена Аронофски.
    • Фотографа, преследующего Макса в метро, сыграл Клинт Мэнселл, автор музыки к фильму.
    • Человеческий мозг, наблюдаемый в фильме, — настоящий. Режиссер картины Даррен Аронофски старался, чтобы все выглядело реалистично.
    • Число, появляющееся на экране компьютера Макса, на самом деле состоит не из 216, а из 218 цифр.
    • Фильм снимался прямо на улицах Нью-Йорка, без ограждения и предварительного согласования с властями, поэтому кто-то из съёмочной группы всё время должен был стоять часовым, чтобы предупредить о приближении полиции.
    • Бюджет фильма составил всего 60 тысяч долларов, большую часть из которых составили 100-долларовые взносы друзей и родственников Даррена Аронофски. В итоге картина была продана студии Артисан за 1 миллион долларов, а каждому из вложивших 100 долларов было возвращено по 150.
    • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • В квартире Сола Робенсона, на кухне, можно заметить на стене часть картины Питера Брейгеля «Охотники на снегу». На ней изображена сцена возвращения охотников с собаками домой, после безуспешного похода.
    • еще 4 факта
    Трейлер 01:42

    файл добавил_UsualPlant_

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 8.5/10
    Чёрно-белая, словно любительская лента дебютанта в режиссуре Дэррена Аронофски, снятая всего за 60 тысяч долларов (друзья и знакомые скидывались по сотне — им вернулось по сто пятьдесят), не только получила премию на фестивале независимого кино «Санданс» за несколько дней до 29-летия автора, но и пользовалась успехом в прокате США, превзойдя в пятьдесят с лишним раз свой бюджет. Нельзя сказать, что зрителей могло привлечь занимательное действие — картина по-своему скучна, рассказывая о повторяющихся раз за разом попытках молодого математика Максимилиана Коэна проникнуть, сидя денно и нощно у компьютера, в некую тайну чисел, постичь оформленный в цифрах закон всего сущего. Видения героя и его мания преследования вряд ли способны внести дополнительный саспенс в данную историю — скорее, всё уже воспринимается в условно-сюрреалистическом плане или на грани фантастики. Хотя зрительно это напоминает рваный, лихорадочный по монтажу документальный фильм, снятый врасплох, ручной камерой, в гуще нью-йоркской толкотни или же в обшарпанных, захудалых комнатушках. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 20431 пост в Блогосфере>

    ещё случайные

    Когда я начал смотреть этот фильм, меня захлестнула волна «теории чисел» и числа ПИ. Как известно, каждый отснятый фильм является вымыслом, содержащим щепотку реальности. В этом фильме реальность окружает со всех сторон, так и хочется погрузиться в мир чисел и войти в ряды тех, кто тщетно пытается просчитать число знаков после запятой могущественного 3.14…! Возможно, там, среди тех миллиардов знаков и кроется численная модель Вселенной… Тот факт, что здесь нельзя привести чётких ответов — правда это или вымысел, так же не позволяет говорить о том, что фильм «Пи» — абсурдная теория математики.

    Фильм меня заинтересовал с первых минут. В миг мне показалось, что да, я хочу проникнуть в мысли главного героя, расшифровать Вселенский код с целью узнать, что же там за ним. Но одна лишь фраза главного героя в середине фильма:«Мне не нужны ВАШИ деньги, и я не собираюсь связываться с Вами мелкими материалистами…» меня сбила с толку, и я понял, что мне предписано жить так, как жил до этого фильма, интересоваться математикой, количеством знаков после запятой числа ПИ, заниматься своим делом, но я не тот, кто должен разгадывать загадки мира сего. Видимо я стал последователем одной из мыслей главного героя Макса Коэна, когда он ощутил на себе чудовищную силу свалившихся в его разум знаний, сводивших его с ума и выделяющих среди толпы. Один шаг и… всё конец… И ты больше не можешь умножать трёхзначные числа в уме за считанные секунды и прогнозировать рост или же спад цен на акции… Возвращение в окружающий мир, в мир чисел…

    Фильм шикарный и выполнен в форм-факторе психологического триллера. Волей-неволей ощущаешь себя где-то рядом с главным героем, заставляешь себя вспоминать длину окружности, числа Фибоначи, строение кремния, осознавать работу процессора, но в миг понимать, что эти все знания вкупе представляют «понятную» картину мира и сумасшедшие виды вокруг себя и в своей голове. Такое чувство, что всё сумасшествие происходит с тобой, со зрителем… Фильм заставляет «взлететь на небеса» и «спуститься на землю» с мыслью того, что ты не был рождён «Евклидом» или «Пифагором».

    10 из 10

    Психологический фильм, который не напрягает и не веселит бесконечной пошлостью, затмившей наш Мир…

    28 января 2010 | 05:59

    Какие отзывы об этом фильме может дать старый параноик, помешанный на всевозможном упорядочивании? Разумеется, только восторженные. Для дебюта фильм очень и очень неплох, а это дебют Аронофски в кино.

    Данная картина есть визуализация математики, более того, 3Д визуализация, с передачей атмосферы. Она композиционно безупречна, впрочем, фильм о математике, он обязан быть в этом отношении столь же безупречным, как и золотое сечение, золотая спираль и прочие персонажи фильма. На композицию здесь работает все: черно-белая гамма, работа камеры (напоминает то ли операторские вставки мутного мироощущения Шарика из незабвенного «Собачьего сердца» В. Бортко, то ли Бунюэля с его муравьями, столь же мутного, то ли вообще самые первые детища кинематографа начала прошлого века), безэмоциональность повествования, которая вкупе с черно-белой картинкой как нельзя более описывает мир патологического систематизатора с дисфункцией одного из полушарий мозга… На композицию здесь работает и сюжет, в котором поэтапно автор подкидывает нам любопытные мысли:

    1. «Все есть система».

    2. «Все есть спираль».

    3. «Все есть Б-г.»

    Масса гениальных кадров. Чего стоит только кадр, в котором Макс, спасаясь от преследователей, шустро заползает под чью-то машину — съемка из-под машины. Спасибо оператору, порадовал. Спасибо Клинту Мэнселлу за саундтрек. Спасибо актерам, им в этом фильме было, думается мне, довольно сложно работать. Отдельное спасибо актеру, сыгравшему в метро мозг.

    Так о чем фильм? Казалось бы, обладая всеми признаками «артхаусности», он не обязан быть «о чем-то». Возможно, так оно и задумывалось изначально. Возможно, бред про поиск числа и наукообразие текста есть как раз инструментарий постмодерна для очередного стеба над интеллектом и интеллектуальностью как качеством человека. Однако фильм, пусть местами и иронично, затрагивает больной для нашей цивилизации вопрос, извечный вопрос всех ученых, богословов, философов и художников: система или все-таки хаос? Возможно, для того, чтобы хоть как-то попытаться поковыряться в этом вопросе художественными методами, и нужно было впасть в нумерологию. Однако нельзя не согласиться, что содержание фильма очень тяготеет к классике, настолько фундаментален и в то же время специфичен поднятый вопрос. И это — парадокс, сбивающий с толку любителей артхауса. Более того, вырисовываются даже некоторые предположения автора: два героя фильма совершенно независимо друг от друга приходят к одному и тому же результату. Все-таки спираль, все-таки система. И все-таки Б-г, как выясняет ценой собственного здоровья Макс в конце фильма.

    В 2011 году был такой фильм — «Области тьмы». Он тоже о самопознающей функции интеллекта. Что-то неуловимо схожее есть в этих двух картинах. Но в «Областях тьмы» все упорядочено, как на доске для игры го, то есть декоративно. Здесь сюжет значительно честнее.

    И если уж совершенно откровенно, то для меня этот фильм гораздо более приятен, чем все прочие пародии или аллюзии. Смотреть его даже в пятый раз было для меня наслаждением. Поэтому рекомендую его всем, кто соскучился по интеллектуальному кино — вам будет о чем подумать после фильма!

    8 июня 2014 | 23:16

    Итак, мне бы очень хотелось отрекомендовать «Пи» Даррена Аронофски всем ценителям тонких киноматерий. Это очень специфический, альтруистический кинодебют необычного режиссёра хороших фильмов.

    Макс Коэн, одержимый математикой и передовыми технологиями, пытается описать вселенную языком цифр, формул и законов. Его упорство фанатично и, несомненно, приносит ему максимальное приближение к истине, к коду, заложенному в природу и суть вещей самим Творцом. Вот только доступ к знанию такого порядка сопровождается всё возрастающим, безапелляционным, давящим и грубым интересом как от финансовых воротил, которые как всегда хотят заработать на открытии учёного, так и от ортодоксальных евреев Америки, свято верующих в некое божественное число связующее святой народ с Создателем. Добавьте к этому периодические болезненные психические помешательства, как следствие детской травмы, приведшей к ослеплению.

    А теперь положите сверху на мистико-математически-философский сюжет пронизывающую и как всегда точно вторящую настроению повествования музыку гениального композитора Клинта Мэнселля. Уберите из картины все цвета, кроме чёрного и белого, чтоб не отвлекаться на детали. Добавьте точно выверенную смелую операторскую и киномонтажную работу, которые усугубляют депрессивную и прогрессирующую истерию психики Макса. Учтите при всём этом скромный бюджет в 60 тысяч зелёных денег.

    В сумме получается киношедевр.

    10 из 10

    5 мая 2010 | 16:43

    «Предмет математики настолько серьезен, что полезно не упустить случая сделать его немного занимательным.» (Б. Паскаль)

    Три, четырнадцать, пятнадцать,
    Девять, два, шесть, пять, три, пять.
    Чтоб наукой заниматься,
    Это каждый должен знать…


    «Пи» — названый по имени математической константы π, первый полнометражный фильм легендарного Даррена Аронофски. После «Пи» Аронофски проснулся знаменитым, превратившись из известного лишь в узких кругах режиссёра в культовую фигуру авторского кино. Картина, снятая всего за 60 000$, на добровольные стодолларовые пожертвования друзей режиссёра была продана за один миллион долларов, причем к настоящему времени сборы составили уже 3,2 млн долл. А ведь это всего лишь его кинодебют!

    Сценарий к «Пи» был написан ещё в 1996 году, но тогда денег на реализацию идеи у Даррена ещё не было. Спустя два года поиска средств и сбора пожертвований Аронофски принялся за съёмки, воплотив в фильме свои ранние наработки, концептуальные идеи в области операторской работы и всю свою страсть.

    Фильм снимался прямо на улицах и станциях метро Нью-Йорка, без предварительного согласования с властями, так что кому-нибудь всё время приходилось смотреть, не появится ли полиция, а еду для всей съемочной группы готовила мать режиссёра. Несмотря на дешевизну проекта Аронофски стремился к тому, чтобы всё выглядело естественно: даже мозг в картине настоящий, человеческий.

    На главную роль в столь необычном проекте Даррен пригласил своего друга, Шона Джуллетта, своего регулярного актёра (Джуллетт работал с ним ещё с 1991 года, самого начала карьеры режиссера, когда была снята короткометражка «Чистка супермаркета»), замечательно вписавшегося в роль параноика Макса, для которого числа правят миром.

    Добрая половина очарования фильма — это отличный электронный саунд Клинта Мэнселла (кстати, сыгравшего эпизодическую роль фотографа). Главная музыкальная тема фильма очень простая и запоминающаяся, красивая, но слегка не дотягивает до уровня Реквиема в следующей картине, хотя можно ли их сравнивать? Налицо развитие и совершенствование Мэнселла-композитора.

    Постепенно события фильма ставят Макса перед выбором, что важнее: нормальная жизнь или призрачная цель открыть неизведанное. По мере просмотра Вы заметите множество интересных идей и размышлений режиссера, возможно правдивых, а может быть абсурдных. Таких, что называются туманным словом «Философия». Изучайте и исследуйте хаотичный набор чисел после запятой.

    Я, всё же, рискнув быть осмеянным (вспоминается забавный случай в одном из штатов Америки, где был выдвинут законопроект о принятии π =~3,2), округляя до десятых долей вижу простую идею, высказанную Солом Робсоном: «Взлетев высоко — обожжешь крылья, взлетев низко — не увидишь главного…»

    Параноидальная чёрно-белая лента прогремела на весь мир, завоевав множество наград, в том числе Гран-при за лучшую режиссуру на престижном кинофестивале «Санденс», но главное, открыла замечательного творца и талантливого режиссёра, который так полюбился многим за более поздний «Реквием по мечте». Даррен Аронофски может служить примером всем начинающим кинематографистам своей неисчерпаемой энергией и жаждой снимать всё новые и новые фильмы, совершенствуя и полируя свой неповторимый режиссёрский стиль.

    «Талант развивается из чувства любви к делу, возможно даже, что талант — в сущности его — и есть любовь к делу, к процессу работы.» (М. Горький)

    8 сентября 2008 | 18:44

    Если Даррен Аронофски снял такое кино и вправду всего лишь за 60 000 долларов, то ему при жизни можно поставить памятник или занести в Книгу Рекордов Гинесса. Интересно, что бы получилось на ту же сумму у Джеймса Кэмерона?

    Ну да ладно, абстрагируемся от суммы бюджета, и попробуем независимо проанализировать, что же в итоге получилось.

    Бесспорно, «Пи» — один из самых необычных и оригинальных фильмов своего времени, а возможно и в истории вообще. Если вы и воспринимаете термин «артхаус», то это он в чистом виде. «Обычно в таких фильмах кинематографисты осуществляют поиск новых форм художественной выразительности и расширение языка кино», — гласит выдержка из определения артхауса и вот как раз новых или в любом случае нетривиальных художественных решений в «Пи» навалом.

    Для «Пи» характерна нестандартная операторская работа, монтаж, свет, цвет, сюжет, сценарий, атмосфера — все то, что способно выделить одну работу среди прочих. Весомая часть черно-белого фильма снята на две камеры: одна показывает события от лица главного героя, другая как бы следует за ним все время по пятам. «Эффект присутствия» от этого потрясающий — всю ленту словно либо ассоциируешь себя с главным героем, либо находишься прямо рядом с ним. Интересен монотонный, но нарастающий звук в острые моменты, мерцающий свет, необычные образы, которыми наполнена лента и т. д.. Те же галлюцинации, например, или пустое белое пространство, в котором несколько раз оказывается персонаж Шона Гуллета.

    Ну и, конечно, о главном герое и сюжете в целом. В общем-то, фильм эгоцентричен. Абсолютно все его сцены зациклены на описании жизни талантливого математика Макса Коэна, стремящегося найти или построить через число «Пи» универсальную математическую модель, позволяющую объяснить устройство мира и использовать её в своих целях. Другое дело, и это, на мой взгляд, минус, учитывая название картины, что связь с самим числом «Пи» уже где-то в середине фильма почти полностью теряется, чему есть несколько причин. Во-первых, также примерно в начале картины Коэн выдвигает еще одну, в философском понимании в общем-то отнюдь не новую, появившуюся еще более чем 2,5 тысячи лет назад пифагорейскую идею о том, что весь мир можно представить себе в виде совокупности чисел. Далее уже говорится о спиральной теории построения Вселенной, что, в свою очередь, изучал в той же Древней Греции еще Архимед. Другое дело, что наш герой все-таки не философ, а, прежде всего, математик, и он пытается не только выдвинуть теорию, но и доказать ее математическими инструментами.

    Вообще, детальная наука в кино — вещь довольно рискованная. С одной стороны, стремясь показать реальные сложные формулы, чертежи и т. д. очень легко перешагнуть грань занудства, с другой, что чаще и происходит, просто понаписав и показав какие-то непонятные мудреные формулы, ты рискуешь показать в научном плане такую чушь, над которой будут смеяться разбирающиеся в деле ученые. Вот и «Пи» пытается нам на двух пальцах объяснить на деле трехэтажную математику. И на деле же в самом фильме некоторые писанины и выводы нашего математика — не что иное как ерунда, не соответствующая научной действительности. С другой стороны, интересно, что к развиваемой Коэном теории, авторами фильма прилагаются сразу две потенциальные возможности практического применения. «Для физиков и для лириков», или в нашем случае для экономики и религии. В первом случае подразумевается, что модель Коэна поможет предугадывать курсы биржевых акций (что в итоге и в некоторой степени подтверждается на деле), во втором — то, что найденный им 216-значный код может быть по верованиям евреев-каббалистов зашифрованным «истинным именем Бога», знание которого поспособствует наступлению новой эры. Ведь по предлагаемому каббалистом методу изучения Торы, священной для них книги, каждой букве там соответствует определенное число.

    К слову, после в «Пи» и вправду была найдена куча ляпов с точки зрения и математики, и каббалы, и экономики и много чего еще.

    Однако, на мой взгляд, фильм, прежде всего, не о научной или даже философской, мировоззренческой идее. Фильм, прежде всего, о человеке. По сути, нам в течение всей ленты раскрывают персонаж одержимого своей научной работой ученого-отшельника, эдакого Перельмана, если хотите, который находит общий язык и темы лишь со своим наставником. Его жизнь полна проблем и борьбы с ними. Это и болезнь, преследующие головные боли, галлюцинации, дрожащие руки. Это и те силы (биржевики и каббалисты), что заинтересовались его разработками. В начале и те и другие пытаются внедриться в доверие к Коэну, не переставая за ним следить, но когда это не помогает, переходят на физическое воздействие. Эдакий классический пример, как одиноко и опасно бывает быть гением. С другой стороны — лишь полное посвящение себя какой-то проблеме, отсутствие отвлекающих факторов иногда может давать результат. Математик ругает своего наставника за то, что тот был близок к разгадке «Пи», но не сделал последнего шага, то ли потеряв к теме интерес, то ли просто побоявшись. Ученик оказывается более упорным и разгадывает код, но и он, приоткрыв завесу тайны, практически никак ею не пользуется, а наоборот добровольно травмирует свою голову и лишается математических способностей, что, безусловно, разочаровывает.

    Да, нам показывали, что код — это еще не все, и в вопросе религии дело не в самом коде, а в синтаксисе, в смысле, скрытом между строк, а в вопросе биржи в том, что код не способен полностью предугадать события на ней в виду человеческого фактора. Но, тем не менее, нельзя избавиться от разочарования из-за того, что авторы картины так никак и не показали применение кода на практике, масштабности открытия, хотя почти весь фильм нас вроде как к нему и вели и о нем говорили. Вот и получилось, что история претендовала на то, чтоб быть историей про большого человека, а вышло про маленького.

    Итог. Очень оригинальная как в идейном, так и в техническом плане картина. Однако, и в техническом плане присутствует ряд пусть и малозначимых ляпов, а в идейном она так и не взяла ту планку, которая сама для себя поставила, оставив многие вопросы без ответа. По сути «Пи» — это психологическая драма, в которой нам предлагают конкретного не самого симпатичного героя в конкретных локальных обстоятельствах. И почти никакой тебе масштабности. В общем, четверка по пятибалльной и + полбалла за оригинальность съёмки и сюжета.

    8,5 из 10

    16 января 2011 | 12:38

    От стилистики дебютного фильма Даррена Аранофски веет некрореализмом, сродни работам Басковой, Балабанова и Юфита, но практически сразу же становится ясно, что за мрачным видеорядом скрывается восходящая звезда кинематографа, на которую следует обратить самое пристальное внимание. И Даррен Аранофски оправдал возложенные на него надежды, после культового «Числа Пи», сняв еще более громкий «Реквием по мечте».

    «Пи» — это математический детектив, замешанный на теориях заговора, в частности кознях мирового сионизма и алчности «шишек» с Уолл-Стрит. Обе группировки охотятся за талантливым математиком Максом Коэном, верящим, что Вселенная включена в некую систему, которую можно просчитать. Коэну не интересны движения планет или вычисления амплитуд земных колебаний. Куда сложнее, на его взгляд, экономические биржевые процессы с миллиардами неподконтрольных переменных в виде страхов, рисков и ожиданий экономических субъектов. Конкретно, Коэн надеется обнаружить универсальную формулу для прогноза котировок на рынке акций, и именно это знание необходимо мафии с Уолл-Стрит. С пресловутыми евреями все куда масштабнее, но так же предсказуемо — богоизбранный народ мечтает восстановить связь с Всевышним и привносит в без того запутанные изыскания Коэна метафизический подтекст.

    Аранофски, заинтриговав арифметическими ребусами, и даже породив некоторую паранойю обусловленности цифрами всего сущего, использовал математику лишь в качестве интеллектуальной декорации к своему триллеру. Если присмотреться к тем понятиям, которыми он оперирует, то можно заметить, что они действительно отражают высказывание научного руководителя Макса, что герой постепенно превратится в нумеролога. Это — то самое трансцендентное число Пи (выражает отношение длины окружности к длине ее диаметра), числа Фибоначчи (последовательность чисел, в которой каждое последующее число равно сумме двух предыдущих чисел), золотое сечение (овеянная мифами константа гармонических пропорций). Все они — так называемая математика для любознательных, занимательная тема в курсе концепций современного естествознания, свидетельство иррациональных закономерностей в хаотическом мире. Та же самая хаотичность прослеживается и в невыдержанных кадрах самого режиссера, у которого вроде бы одинаковые числовые ряды в разных сценах никогда не совпадают. Вот и к научности «Число Пи» Даррена Аранофски никакого отношения не имеет. В каком-то смысле оно само требует разоблачения, как удивительная мистификация, способная убедить зрителей в условной реальности происходящих событий.

    Вообще, «Пи» странным образом напоминает не менее авангардный случай русского ученого Григория Перельмана. Макс Коэн в дебрях мироздания, умещенных в крохотной, уставленной компьютерной аппаратурой комнатушке, за счет сюрреалистических приемов галлюцинаций, навеянных то ли таблетками, то ли потусторонними силами, целиком и полностью вписывает в образ кибер-героя будущего. Нечто подобное происходило с загадочной девочкой из знаменитого аниме «Эксперименты Лэйн». Так та вовсе оказалась богиней нового сетевого мира. Амбиции Аранофски немногим слабее, но его завораживающий кибер-триллер, собравший в прокате более 3 000 000 долларов из вложенных шестидесяти тысяч, сам по себе стал феноменом 90-х, и возвел своего создателя в ранг наиболее перспективных авторов. Как показала дальнейшая история, не зря.

    2 января 2012 | 17:10

    Даррен Аронофски в своей авторской ленте «Пи» показывает нам насколько сложен и разнообразен этот Мир, насколько жестоко наше людское Общество. И что человек, который не взирая на все, созданные человеком Системы всяческих запретов, пользуясь своей возможностью, возможностью мыслить может понять его природу.

    Таким человеком был Макс Коэн, математик от природы, природы упрямства и упорства. Вот эти вот слова, на протяжении всего фильма:"… когда я был маленьким, мама учила меня никогда не смотреть на Солнце…» говорят о том, что этот человек уже с раннего детства пошел против сформировавшихся устоев общества, его системы и решил понять настоящую суть этого Мира. Идея, что законы природы написаны при помощи чисел поработила его, и сделала фанатиком: он не видел ничего кроме чисел, ему не были интересны ни предложения со стороны спонсирующей компании, ни религиозные мероприятия, ни обаятельная девушка, живущая по соседству (момент сравнения, когда Макс собирается силами перед тем, как нажать на клавишу Return и в соседней комнате раздаются стоны — показан очень круто) Его мозг был порабощен мыслью о числе Пи. И вот, когда открытие все-таки сделано, Макс стоит перед тяжелым выбором, рассказать секрет Великого иррационального числа, шантажирующим его, аналитикам с Уолл-стрита, или религиозным фанатикам — имя Бога. Он понимает, что рано или поздно смерть настигнет его, как и его лучшего друга, учителя — Сола. Знание тайны числа Пи — это не дар, нет, это не возможность посмотреть на Солнце — это большая ответственность, на принятие которой человечество еще не готово. И Макс Коэн принимает правильное решение… «17:20 Личная информация: когда я был маленьким, мать учила меня никогда не смотреть на Солнце. Но, когда мне исполнилось 6 лет — я это сделал»…

    Надо отметить, что Даррен очень умело подобрал себе съемочную команду. Очень большой вклад лента получила непосредственно от Шона Гуллета, сыгравшего Макса. Шон очень сильно вошел в эту роль и показал зрителю, до каких пределов может стремится человек к поставленной цели. Помимо этого очень заметна работа оператора (клубы дыма, сливки в кофе, муравей под микроскопом). Не могу не отметить работу композитора, благодаря его музыке мы могли увидеть то, чего не увидишь глазами, а именно ход мысли Макса Коэна. Очень прогрессивный саунд.

    Ну и конечно же работа самого Аронофски: благодаря ему, весь актерский состав знал свое место и задачу.

    «Пи» — эстетическая антиутопия, показывающая нам, насколько мы ничтожны по сравнению с законами природы, и даже тогда, когда человек все же приближается к истине, пожертвовав абсолютно всем, он не может использовать те знания дальше, так как он бесспомощен в том обществе, которое его окружает — общество проглатывает его, не замечая Гения отшельника.

    3,14159265358

    8 из 10

    18 декабря 2010 | 20:30

    Признаться, я не разделяю восторгов почтенной публики по поводу фильма Аронофски «Пи». Равно как и остальных творений «мастера».

    Как мы знаем, «Пи» была дебютной лентой режиссёра, однако из последующих «шедевров» ясно, что «пи» было только началом. Всё последующее снято ещё туманнее, ещё претенциознее, ещё нелепее.

    А в чём, собственно, «арт-хаус», в чём так привлёкшая публику «неординарность» «Пи»? В малом, как планковские величины, бюджете? Было. В чёрно-белом формате? Сто раз было. В психопатической личности главного героя? Я вас умоляю.

    Для меня совершенно очевидно, что Аронофски, снимая дебютное кино, изо всех сил старался сделать себе имя, произвести впечатление. Судя по большинству отзывов и мнений, ему удалось. Теперь мы пожинаем «Фонтаны» и «Нои». А что? Имя-то уже сделано.

    Хотя давайте задумаемся, о чём фильм «Пи», что в нём «эдакого», нового? Да ничего. Как человеку может «открыться суть мироздания» и что из этого бывает, можно полезнее для мозга и литературного вкуса прочесть в Ultima Thule у В. Набокова. Что такое «золотое сечение», обычные, не гениальные люди проходят на уроках геометрии в средней школе. Особо одарённые углубляют в институте архитектуры. Что число «пи» бесконечно и в нём нет повторов (кроме точки Фейнмана на 762 знаке), известно даже 15-летним хорошистам. А вот что у режиссёра Аронофски талмудист и «нумеролог» Ленни ведать не ведал, что есть ряд Фибоначчи, наводит на мысль, что автор фильма имеет настолько же туманное представление о математике, насколько туманны его фильмы. Не говоря уже о том, что в его «магическом» числе из 216 цифр их на самом деле 218. Я не поленился — посчитал.

    Одним словом, кроме пафоса и желания снять «круто, но дёшево», я ничего в фильме «Пи» не увидел. Мне было не круто. Натужное нагнетание таинственности и старательное изображение гениального помешательства главным героем (читай — режиссёром) никак не тянуло на правду. Музыка только усугубила. Так что, увы.

    4 из 10

    15 мая 2015 | 23:29

    Строго говоря, идея, что в числе пи можно обнаружить некий код, не нова, и была поднята еще в романе Карла Сагана «Контакт» 1985 года. Однако в кинематографе такой темы еще не было поднято.

    Сюжет очень напряжен и интересен, сапсенс не отпускает до самого конца. Черно-белый фон прекрасно подчеркивает атмосферу фильма. И воистину человеческим финалом Аранофски дает понять, что никакие математические теории строения мира, ничто не нужно без любви, без человечности.

    9 из 10

    21 сентября 2011 | 20:05

    Формула фильма проста: идея фикс + борьба интеллекта с самим собой (как у Ницше) = саморазрушение. Формула, которую (как единственно-смешную историю постоянно рассказывают пенсионеры) из фильма в фильм переносит Даррен Аронофски. Так же он впрягает в свою телегу, с квадратными колёсами, старую как мир (как и споры о том «В чём смысл жизни» и «Стоит ли идти в армию») идею борьбы религии и науки, конечно, она не очень ярко появляется, но дикие вдавленные следы на песке всё же остаются: перебейте друг друга в интеллектуальном поединке; проковыряйте атеистам стигматы, с помощью острого карандаша — верующим же откройте глаза, с помощью наколенной до красна бритвы. Казалось бы — как может не столь сложный фильм, хотя впечатление создаётся совершенно иное, показаться чуть ли не шедевром? Честно признаюсь — понятия не имею. Видимо это мастерство режиссёра, не показав ни чего особенного заставить зрителя мысленно аплодировать после появления финальных титров. Сложное переплетение простых деталей, в сумме дающих число Пи.

    Вообще фильм отлично проработан, хорошо вписались актёры, но вот лицо Макса мне, почему-то, всё время напоминало физиономию Эдварда Нортона. Хотелось бы его увидеть в этой роли. Звуки, которые преследовали Макса во время мигрени так и выворачивали содержимое желудка наружу (в фильме «127 часов» эта фишка так же была использована, но уже не актуально…). Браво, Аронофски!

    6 февраля 2011 | 18:26

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>