Она

Elle
год
страна
слоган«Electrifying... Utterly Gripping!»
режиссерПол Верховен
сценарийДэвид Бирк, Филипп Джиан, Харольд П. Мэннинг
продюсерСаид Бен Саид, Мишель Меркт, Сара Борч-Якобсен, ...
операторСтефан Фонтен
композиторЭнн Дадли
художникЛоран Отт, Натали Рауль, Сесиль Ватело
монтажЙоб тер Бург
жанр триллер, драма, криминал, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в России
зрители
Россия  57.1 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
цифровой релиз
релиз на DVD
6 июля 2017, «Cinema Prestige»
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время130 мин. / 02:10
Мишель, состоятельная парижанка, владелица крупной компании по разработке видеоигр, с мужем в разводе, у сына своя, взрослая, жизнь. А у Мишель необременительный роман с мужем подруги. Однажды в ее дом врывается мужчина в черном, жестоко избивает ее и насилует. Когда он исчезает, Мишель не заявляет в полицию. Страшная история пробуждает в ней детские психологические травмы и скрытые инстинкты, связанные с ее отцом, серийным убийцей. С этого момента она в каждом мужчине из своего окружения начинает видеть насильника. Она хочет найти его, но вовсе не для того, чтобы сдать полиции…
Рейтинг фильма
IMDb: 7.20 (53 970)
ожидание: 98% (2324)
Рейтинг кинокритиков
в мире
91%
208 + 21 = 229
8.0
в России
100%
12 + 0 = 12
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Знаете ли вы, что...
    • Изначально фильм собирались снимать в США, однако Пол Верховен столкнулся с трудностями в поиске актрисы на главную роль. Николь Кидман, Шэрон Стоун, Джулианна Мур и Дайан Лэйн предложение сыграть в фильме отклонили. Какое-то время Верховен подумывал о том, чтобы пригласить на главную роль Марион Котийяр или Кэрис ван Хаутен. Как рассказывал сам режиссёр, почти все актрисы отказывались сразу же по прочтении сценария, даже не подождав нескольких дней, как это обычно делается. Не сумев найти актрису в Голливуде, Верховен решил перенести работу над фильмом во Францию. Как он сам рассказывал впоследствии, актриса Изабель Юппер прочла роман Филиппа Джиана, по которому должен был сниматься фильм, а затем позвонила автору сценария и продюсеру будущего фильма и сказала, что хочет в нём сыграть. По словам Верховена, ему казалось, что из всех американских актрис только Дженнифер Джейсон Ли обладала смелостью согласиться сниматься в главной роли в фильме «Она».
    • Прежде чем приступить к съёмкам, Пол Верховен прошёл ускоренные курсы французского языка, чтобы облегчить себе общение со съёмочной группой и актёрами. Он считал это необходимым, потому что французские фильмы по традиции снимают только с французскими съёмочными группами.
    • Второй игровой фильм Пола Верховена, включённый в конкурсную программу 69-го Каннского международного кинофестиваля. Первым был «Основной инстинкт», вышедший в 1992 году. Оба фильма относятся к жанру триллера.
    • Первый фильм Пола Верховена на французском языке.
    • Съёмки фильма начались в январе 2015 года и заняли 3 месяца.
    • Пол Верховен планировал снять кинематографическую версию популярного в Нидерландах сериала «Тайная сила» (1974), однако финансовые проблемы и трудности организации съёмок в экзотических уголках мира вынудили его оставить этот проект и сосредоточиться на фильме «Она».
    • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • В фильме главная героиня работает во французской студии Cyanide и работает над реально существующей игрой Styx: Master of Shadows.
    • еще 4 факта
    Материалы о фильме
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей
    сортировать:
    по рейтингу
    по дате
    по имени пользователя

    Глазу незаметен миг, когда жизнь, и без того не самая счастливая, интересная и разнообразная, смыкается в унылое кольцо «дом — работа — посиделки за чашкой кофе — дом». Если примешать к рутине добровольное затворничество, вызванное плохой наследственностью и дурными воспоминаниями, то получается, что ворвавшийся в личное пространство насильник, ублюдок и женоненавистник становится причиной опасных перемен. Покрывающейся чёрствой коркой стервозности даме вроде Мишель Леблан только и нужно агрессивное доказательство тому, что её ещё можно хотеть оттрахать как дешёвую проститутку, прямо на полу. Она его и получила, обретя заодно и изматывающее послевкусие совершенного акта, спровоцировавшее выброс давно дремавших инстинктов, на изумление прежним и новым знакомым. Не жертва, но хищница. Не праведница, но грешница. Не исповедница, но душеприказчица. Изысканное оружие в руках старого нидерландского интригана, привычно ниспровергающего общественные морали.

    Тандем вновь пригревшегося в лучах европейского кинематографического солнца Паула Верхувена и великой, всегда таинственной Изабель Юппер отобразил на раскрашенном пастельными тонами пейзаже небольшой фрагмент большой жизни, где давно уже почили с миром стеснение, удивление и чинная нравственность. «Она» — не только название картины и обозначение ключевого персонажа. «Она» — характеристика самого подходящего типажа для общества, где распутство — и образ действия, и плохо скрываемая привычка, и настоящая мантра, хоть как-то сдерживающая зависимость от высоких технологий. У Мишель подходящая для провокационных верхувенских перверсий работа: компьютерные игры в наши дни настолько далеко отошли от «ламповых» образцов восьмидесятых годов, что садясь за монитор, человек сам не осознаёт, как «режим маленького бога» помогает ему утолить потребность в агрессии. Взаимосвязь между насильственным актом и маниакальными требованиями мадам Леблан сделать игровой процесс как можно более шокирующе-натуралистичным настолько явная, что не остается сомнений: дальше у голландского эксцентрика будет только круче. И Верхувен, конечно же, не обманывает ожиданий, обращаясь к своей давней и бесконечно любимой теме мессии, рождённой в извращённом обществе. Зачем бы иначе режиссёру понадобилась ничем не примечательная блондинка, если она не может начать ужин в гостях без вечерней молитвы? Ещё со времен «Робокопа» зрители могли наблюдать, какой необычной и противоестественно-справедливой может быть мессия в прогнившем отечестве. Лента «Она», при всей уникальной специфичности жанра, идёт той же тропой, находя совсем уж оригинальный центр разоблачающего притяжения.

    Глядя на то, что творит высококультурная, умная и утончённо-отталкивающая Мишель, поневоле задумаешься над тем, а есть ли в наше время настоящие жертвы? Прожившая всю жизнь в полубезумном ореоле дочери серийного убийцы, богатая и вполне, как кажется, самодостаточная женщина внезапно ощутила одурманивающую силу власти. Не той, которая позволяет управлять большим коллективом компьютерщиков, а настоящей — власти насилия. Сросшаяся со своими возможностями хозяйка сама не замечает, как хочет ощутить себя доступной, униженной, но оттого лишь более счастливой. Вполне вероятно, полиция смогла бы найти насильника, но зачем это нужно, если садомазохистский сценарий можно повторить ещё раз, а затем ещё? В глазах подонка, поднимающего руку на женщину, внезапно обнаруживается отражение её самой. Той, какой она, вопреки моральным наставлениям матери и требованиям благородного общества, хотела быть всегда. Великолепная в отточенности жестов и мимики игра Изабель Юппер заставляет ужаснуться той легкости, с которой происходит преображение культурной особы в сексуально озабоченную самку. Она забавляется мастурбацией, подсматривая в бинокль за невинными соседскими занятиями, легко меняет образ хозяйки на образ жертвы, и всё ради пьянящего ощущения свободы от каких-либо правил. После успеха с Кэтрин Трамелл, Верхувену удалось воспитать ещё одну, не менее опасную, особь, которая будто ножницами разрезает ткань привычного существования себя и своего пресного окружения. Бывший основным, инстинкт развивается до всепоглощающего. Настает знаменательный момент отношений между людьми нового поколения, основной ценностью которого становится извращенная страсть и противостояние с теми, кто относится к ней слишком серьёзно.

    Картину можно считать детективом, мелодрамой или триллером, но более логична «Она» в качестве психопатологической драмы, переворачивающей женское создание до самого дна, обнаруженного в десятилетнем возрасте. Паул Верхувен подобрал превосходный материал, вышедший из-под пера прозаика Филиппа Джиана, который позволил и вновь обратиться к знакомым теориям, и заставить каждого просмотревшего посчитать количество пластов, укрытых за непритязательной фабулой. Оттолкнувшись от жестокого происшествия, нидерландский провокатор вынес издевательский вердикт всей Европе, которая ещё с семидесятых годов и сопутствующих им «Турецким сладостям» так и не научилась жить в ладу с инстинктами, в согласии с пороком. Отвечая требованиям просвещённого века, Верхувен без особого стеснения равняет нынешнее общество с предыдущими версиями. Торжество изнуряющего, но оттого не менее возбуждающего процесса стало за минувшие сорок лет абсолютным. Аккуратно подхватив под руку изысканную Юппер, режиссер острым клинком пронзает заплесневелые иллюзии, будто кто-то познал счастье, заложенное самой природой, как идеальное. Нет, ещё не время. В огонь заблуждения — всё в огонь. А на пепелище что-нибудь когда-нибудь взрастёт. Если только женская рука развеет пепел в нужном месте.

    13 ноября 2016 | 22:48

    Стоит смотреть, если:

    - вы соскучились по голландскому провокатору и с нетерпением ждали его возвращения с новой картиной;

    - вы хотите посмотреть на гениальную Изабель Юппер, превзошедшую саму себя, если такое вообще возможно. И слава богу от роли отказались все голливудские актрисы;

    - вы готовы к психологическому триллеру с эротическими нотками и черным юмором про «то-что-нельзя-называть».

    На прошлой неделе в российский прокат вышел эротический триллер «Она» Пола Верховена («Основной инстинкт», «Шоугелз», «Робокоп»). А позавчера Франция рискованно выдвинула фильм на «Оскар». На деле картина об изнасиловании оказалась смешнее, чем положено, но вдоволь провокационной, но от голландского режиссера другого и не ждешь.

    Совсем не церемонясь, Верховен открывает фильм сценой изнасилования Мишель таинственным незнакомцем в лыжной маске. Единственным свидетелем становится кот хозяйки, как и зритель, молчаливо вылупившийся на шокирующее происходящее. По завершению чудовищного акта главная героиня также молчаливо подметает осколки разбитой посуды на полу, принимает ванну с пузырьками и заказывает еду на дом. У Мишель нет времени на панику и разбирательство с полицией, ее ждет ответственная работа, семейные проблемы, сын-тряпка с беременной подружкой и престарелая мамаша, решившая выйти замуж за своего жиголо.

    Однако извращенец не перестает напоминать о себе, и Мишель решает самостоятельно отыскать мерзавца среди своих коллег, друзей и соседей. Верховен был бы не Верховен, если бы впереди нас ожидал тривиальный детективный триллер в стиле «rape & revenge» («изнасилование и месть»), где главным сюрпризом стало бы лицо, скрывающееся за черной маской, а главной целью — расправа с насильником. Маска срывается чуть ли не в середине фильма, но сюрпризы на этом не заканчиваются.

    На первый план соблазнительно выходит психопатологическая драма, и Изабель Юппер с чарующей игривой непосредственностью начинает безжалостно разрывать все шаблоны и нормативы поведения состоятельной французской дамы во-первых, и жертвы сексуального домогательства во-вторых. Как всегда виной всему — детские травмы, а Мишель — дитя жестокого мира, которому она теперь и содействует, не желая оставаться среди потерпевших. Саморазрушение становится ее основным инстинктом.

    Верховен не пускается в нравоучения, он лишь ехидно улыбается за кадром, пока мы лицезреем его язвительную и разоблачающую картину реальности, от которой не понятно кому и выцарапывать глаза, то ли насильнику, то ли самому себе. Среди харрасмента, садомазохизма, расизма, феминизма и других модных словечек где-то здесь затерялся здравый смысл. Но мы, как и кот Мишель, продолжаем сидеть, вылупившись на дерзкие выходки Верховена и Юппер, не зная, плакать или смеяться, чтобы потом молчаливо встать и вернуться к своей «нормальной» жизни.

    28 сентября 2016 | 16:37

    «Она» — пример нелогичного абсурдного кинематографа, не в смысле бунюэлевского антибуржуазного абсурда, а именно непродуманной сюжетной бессмыслицы, пародийной попытки повторить ханекеевскую «Пианистку». Насыщая повествование алогичными девиациями, Верховен будто тестирует зрителя на нормальность — насколько тот привержен современному политкорректому миру, реабилитировавшему любое извращение. Выбирая в качестве негласного табу тему изнасилования, постановщик, однако, топит ее в ворохе необязательных деталей и второстепенных персонажей, отягощая шокирующее послание тормозящими его нудными подробностями.

    В «Пианистке» Ханеке, вооружившись феминистской логикой Эльфриды Елинек, пытался продемонстрировать, как мир классической культуры фрустрирует личность, награждая ее самыми нелепыми маниями. В фильме «Она» генезис сексуальной неудовлетворенности не показан, хотя эдипова логика психоанализа может в чем-то помочь разобраться в хитросплетениях перверсий героини. Ненависть к отцу-маньяку направляет ее личность, позволяет ей оттолкнуться в своем развитии от отрицания Отца, как символической функции Закона. В данном случае это обсценный Отец, тот, кто не оправдал возложенных на него функций. Мать в фильме показана как ненасытная самка вполне в соответствии с лакановской логикой, как природа-прорва, неохватная дыра, засасывающая в себя любое сопротивление, бездна Реального.

    Между ними, ненавидя Отца и презирая Мать, и развивается героиня как личность, сама становясь фанатичной матерью, она не может воспитать в сыне самостоятельность и постоянно обвиняет его в этом. Окруженная слабыми мужчинами, она мечтает о силе и находит ее в насильнике, в которого влюбляется, хочет его, еще не зная, что насильник — именно он. Сама излучая больное, перверсивное обаяние, она руководит студией по созданию видеоигр, постоянно ратуя за сексуализацию сюжетных мотивов этих игр. Не раз становясь жертвой своих маний, героиня все-таки ищет отца-извращенца в каждом мужчине, готовая ему отдаться в особо жесткой форме. Такова примерно логика эволюции главной героини следуя лакановской системе координат.

    Но насколько омерзительно разбираться в этом хитросплетении перверсий! Никакой Лакан здесь не может помочь. Верховен, как и в «Основном инстинкте», пытается снять комический эротический триллер, но индикатор режиссерской долбанутости здесь ощутимо зашкаливает: нормальный зритель не будет смеяться там, где планировал автор, слишком уж ужасны, шокирующи шутки. Конечно, Верховен, пытается, как и Шаброль, создать «семейный портрет в свином буржуазном интерьере» (как выразился однажды Андрей Плахов, анализируя «Видео Бенни» Ханеке), сделать своего рода панораму, срез целого класса, для этого ему нужны столь многочисленные второстепенные персонажи, ничего нового не добавляющие к сюжету, но от которых веет сатирическим колоритом.

    Все же несмотря на многочисленные слова, сказанные об этом фильме, в том числе и мной выше, хочу сказать, что эта картина вполне может оставить равнодушным зрителя, плохо знакомого с нравами современной западной интеллигенции. В самом деле кому интересны все эти девиации как не самим европейцам и американцам? Ранее, в голландский период, Верховен снимал, хоть и провокационное, но все же человечное кино, о пробуждении в цинике и мерзавце человека через любовь («Турецкие сладости»), в американский же период и сейчас он излишне увлекся сатирой на буржуазию, но в его лентах нет идеала, по которому она меряется и критикуется (у Бунюэля, скажем, он был).

    Потому, по многим показателям, перед нами — кризисный фильм уже великовозрастного постановщика, которому нечего сказать, и он повторяет основные темы своего творчества, только в более алогичном ключе. Будучи неспособным выстроить четкую драматургию (хотя, возможно, это вина не его, а автора романа, по которому поставлен фильм), он топит сюжет в ворохе девиаций, которые под силу разгрести лишь хорошему знатоку психоанализа, но больно уж мерзко это делать.

    Одним словом, болезни современного буржуазного мира можно сатирически препарировать лишь имея в уме нравственный идеал, в сравнении с которым видны все уродства этого мира, но ни Верховен, ни Чхан Пак Ук, снявший столь же откровенный, как и «Она», комический эротический триллер «Служанка», представленный с фильмом Верховена в одной конкурсной программе Канн, его не имеют в отличие от того же автора «Призрака свободы» или режиссеров «Иллингской комедии», что прискорбно, ведь зрители растут и умирают, а кино, к сожалению, не становится лучше.

    4 октября 2016 | 18:33

    Вместо предисловия:

    Препарирую сердце, вскрывая тугие мембраны.
    Вынимаю комки ощущений и иглы эмоций.
    Прежних швов не найти — но я вижу и свежие раны,
    Ножевые и рваные — Господи, как оно бьется? В. Полозкова


    Фильм повествует о героине, душа которой отлетела, когда она была совсем маленькой девочкой, а доживать свой век осталось только тело. Юппер мастерски исполнила отведенную ей роль ни одной живой эмоции — только некий костяк из сводов и правил «как ведут себя люди» и «что нужно делать, чтобы мимикрировать под живого человека».

    Собственно в конце повествования режиссер для не особо прозорливого зрителя передает идею всего фильма одной фразой героини, стоя у надгробных плит она произносит — «меня здесь нет…, только физически». Так и на протяжении всей киноработы показана жизнь тела, которое усталым взором констатирует, что же с ней происходит. Вот акт изнасилования, вот заказ еды, вот окровавленная пена в ванной, вот поиск компьютерных хулиганов, и развеивание праха, и все это словно некий механизм, который просто должен поддерживать свою жизнедеятельность, равно как и персонажи ее компьютерной игры. Она — это всего лишь некий персонаж, модель человека, биомонстр, а настоящий человек, давно умер.

    Верховен прибегает к тому же приему, что и Маккуин в своем «Стыде» — нарочито выпячивает определенные элементы, так заманчиво цепляющие не слишком отягощенных интеллектом индивидуумов — будь-то порнография, мастурбация, изнасилование, половые акты. Этот прием в какой-то мере даже жесток, поскольку искусно маскирует основную идею, а основная идея — «живые мертвецы» среди нас — мертвые души. Когда дракон саморазрушения, завершает свою миссию. Верховен показал абсолютно непревзойденную грань «смерти» — смерть души. Те зрители, которые знакомы с различного рода фильмами околооккультной направленности, где души, ангелы и демоны, самостоятельно действующие лица, знают, как ведет себя тело без души. А ведет оно себя ровно так, как героиня Изабель Юппер — итог: чувство «вязкого холода», остается весьма стойким, поскольку действие разворачивается вовсе не в мистическом триллере — и это ощущение созерцания «живого мертвеца», оставляет тягучий, липкий привкус, как от вида и запаха разлагающейся плоти среди белого дня и яркого солнца. Взгляд в пустоту, от которой возникает фактически инстинктивный животный страх.

    Реализм самый страшный жанр, галлоны крови меркнут при виде одного оторванного пальца в «Эйфории», так и в «Она» скрипучий реализм, ощущается песком на зубах, если знать куда смотреть. Естественно причина «смерти» главной героини гипертрофирована, но для этого и существует кино, где надо — нарочито замаскировать, а где надо — подчеркнуть. Однако сколько «мертвецов» среди нас, и много ли надо, чтобы убить такую эфемерную и хрупкую субстанцию как душа, чем больнее было душе, тем прочнее внешняя броня, в некоторых случаях броня, это всего лишь каркас, который защищает пустоту.

    Верховен сделал ставку на Изабель Юппер и не прогадал. И вовсе не потому, что Юппер буквально рекордсмен среди исполнительниц ролей со всевозможными сексуальными перверсиями, ее героини буквально переливаются всеми красками трудов Фрейда. Однако в этом фильме — половые девиации вовсе не главный герой — это всего лишь ширма, которая прикрывает основное ядро фильма. Она могла вырасти хорошим человеком, но она умерла тогда в свои 10, и Юппер виртуозно вжилась в роль «мертвого» человека, который бодро разгуливает в своих плащах, платьях и чулках…

    10 декабря 2016 | 16:40

    Примерно через 25 лет жизни то короткое время суток, в течение которого мужчина может не думать о сексе, начинает постепенно увеличиваться. Однажды оно становится достаточным, чтобы оглядеться и сделать осознанное предпочтение. Увы, у дамы на седьмом десятке с фигурой 2D шансов остаётся не столь уж много, как хочет нас убедить Пол Верховен. Но именно она, героиня Изабель Юппер, становится центром либидонозной аттракции для значительной части мужского каста фильма «Она».

    Почему Юппер? Специфика гуманитарного контента вытекает из того факта, что способов интерпретации фразы «Вася+Маша=Л» заведомо больше, чем фразы E=mc2. При этом количество вариантов лишь возрастёт, если фразу произносит ч-к с осмысленным лицом, таким как у Юппер. Внутренне центрированная, рефлексивная, аутентичная, церебротоник с высоким самоконтролем, кажется, что она говорит и действует продуманно. Такая фактура придаст видимость смысла любому сценарию. Она и придала.

    Впрочем, Верховен перестраховался и подсунул публике «анамнез». Реминисценции со сценами пережитого в детстве насилия выдаются покадрово, с внушающей навязчивостью. Ненависть к отцу? Возможно. Но серьёзных поводов думать, что аффект был спроецирован на весь гендер, нет. Героиня совершает некоторые пакости, но она привязана к мужу, в ещё большей степени — к сыну… Значит, амбивалентность? Может и так. Но следует помнить, что отклонения в поведении детей психотиков/маньяков больше связаны с психопатоидным радикалом в их наследственности, чем с собственно детскими воспоминаниями.

    Нарезка по ходу фильма подростковых фантазий в жанре хентай заигрывает с той частью публики, которая рискует съехать на тройки, если не возьмётся за ум… Сцены насилия холодновато картинны и парадоксальным образом напоминают спасательные операции бэтмена… Много условностей в части соразмерности насилия и его последствий… История с сыном и его младенцем — троллинг политкорректной Европы…

    Но вообще, не заморачиваюсь над нелепыми фильмами, если они не проходят мой тест на «гистологию». Напомню. Организм может выглядеть румяно и аппетитно, но взятый для анализа образец ткани укажет на распад. Достаточно 2-3 мин из любого места фильма, чтобы понять, живая это ткань или конструкция, наподобие механического соловья — забавляет, но не трогает. Не хочу обидеть любителей хитроумных и прочих надувных игрушек — никто не посягает на их досуг и право домысливать за любую куклу то, чего она хочет или не хочет. Но живое кино транслирует эмоции взволнованного чем-то автора. Здесь этого нет. А есть хорошая актриса за 60, из которой натужно лепят би-секс-бомбу с проявлениями невротической нимфомании и ещё какой-то мути.

    5 октября 2016 | 23:28

    Фильмом «Она» Пол Верховен не просто удивил, а сразил наповал, сняв совершенно «неправильный» триллер, не похожий как на другие триллеры, так и все предыдущие работы самого режиссера, которые довелось видеть до сегодняшнего дня.

    Законы жанра даже не курят, а уже рыдают в сторонке. Причем, на первый взгляд, без всяких на то причин. Сюжетные линии, завязки сцен, антураж — все вроде бы по канонам. Но затем, следует невероятный сюжетный вираж — и ты сидишь ошеломленный, пытаясь сообразить: «А что это было?!». Причем соображать надо быстро, потому что на подходе уже новый эпизод с еще более неожиданным исходом. Приспособиться к этому удалось только далеко за половину фильма, тем не менее, и финалом старик Пол смог порядком удивить. Кто-то, возможно, скажет: «Это же черный юмор! Подумаешь!». Как-бы не так! То, что снял Верховен, не походит ни на один классический стеб, это нечто совершенно новое, по крайней в моей копилке кинолюбителя это первый подобный образец: нечто на стыке классического триллера, стильного подтрунивания над его законами, тонкой изящной иронии и острой психологической драмы. Вроде бы сплошь знакомые составляющие, но их сплав у голландского постановщика дал абсолютно нетривиальный результат.

    Углубление в сюжетные детали чревато искушением проспойлерить самые вкусные моменты и сюжетные повороты, а это по отношению к зрителю и самому фильму будет неслыханным свинством. Поэтому на этом месте умолкаю и лишь подчеркну, что во время просмотра скучать точно не придется, потому что все банальности, штампы и клише изгнаны из картины сразу и навсегда вместе с нерушимостью законов жанра.

    Ну и конечно, Изабель Юппер! Безошибочный выбор! Представить на ее месте кого-то другого невозможно, хотя на недостаток хороших актрис Франции редко когда приходилось жаловаться, хватает их там и сейчас. Однако при всем уважении к другим занятым в проекте актерам (из которых, справедливости ради, не схалтурил никто) фильм удался исключительно присутствию Изабель и сюжетным новациям Верховена. Героиня Юппер сама по себе столь же непредсказуема, как и весь фильм в целом. Там и гордость, и ирония после жизненных разочарований, и комплексы, которые подпитывает пережитая в детстве психологическая травма, и непростые отношения с людьми, включая мать и сына, и необходимость быть сильной в силу своего начальственного статуса, и незащищенность, и потребность во внимании и любви, и редкостная женственность с обаянием в одном флаконе… В общем, в Мишель намешано всего и помногу, так что предсказать ее действия в следующий момент и на перспективу — дело тоже почти безнадежное. Каждый эпизод Юппер отыгрывает так сильно, реалистично и убедительно, что даже если следующая сцена происходит без ее участия, ты еще минуту-другую словно ощущаешь ее незримое присутствие в кадре, настолько сильный отголосок оставляет ее игра. Что называется, роль нашла актрису, а актриса прочувствовала роль.

    На этом уже точно все. Для меня «Она», несомненно, станет не только одним из лучших фильмов не только года, но и последних десяти-пятнадцати лет.

    10 из 10

    23 октября 2016 | 02:10

    Изображение отсутствует, словно кто-то закрыл глаза от страха. Темнота наполняется шумом борьбы, звоном разбившейся посуды и истошным женским криком, переходящим в дикие стенания, которые, сливаясь с приглушенными мужскими стонами, отчетливо передают ритмику жесткого соития и становятся его музыкальным сопровождением. Произошло изнасилование. Тьма исчезла и на экране показался единственный свидетель — зеленоглазый кот. Человек в черной лыжной маске слез с распластавшейся на полу женщины (Мишель) и ушел прочь… Так началась «Она».

    Дальнейшие действия Мишель заставляют зрителя удивиться. Казалось бы после пережитого она должна замкнуться, обратиться в полицию или затаив злобу, разыскать злодея и отомстить ему в лучших традициях триллера. Однако главная героиня продолжает жить как ни в чем не бывало, словно изнасилование — обыденное занятие сродни чаепитию. Она не придает большого значения такой мелочи, ведь в жизни и без того полно забот. Пол Верховен смещает акцент повествования на повседневную жизнь Мишель, включающую в себя работу, отношения с сыном, бывшим мужем, любовником, родителями и прочее. Таким образом, создается целый ряд сюжетных нитей, которые сплетаются в одну тягучую паутину. А щекотливая тема повисает в воздухе, иногда давая о себе знать, словно паук, выползающий в поисках добычи. От каждого кадра веет холодом и отстраненностью, что создает гнетущую и психологически дискомфортную атмосферу, в которой «варятся» непривлекательные персонажи. В картине действительно нет героя, который бы нравился или пробуждал сочувствие, даже пострадавшая Мишель, прекрасно воплощенная Изабель Юппер, не вызывает особых эмоций. Ее можно назвать Снежной королевой или хладнокровной, равнодушной сучкой, что несомненно отталкивает, хотя ее мужественность и сила духа заслуживают уважения.

    Удивительно, но в картине про сильную женщину, которую изнасиловали, Верховен умудрился поиронизировать и высмеять подгнившее современное общество, сделав это с феминистическим уклоном, и пусть даже получилось не смешно, но зато актуально. Взрослые мужчины уходят от своих жен к молоденьким девушкам и быстро разочаровываются в них, женщины спят с мужьями подруг, некоторые мужчины предпочитают встречаться со старухами за деньги, молодые парни зачастую оказываются бесхребетными инфантилами, а по соседству спокойно живут волки в овечьей шкуре. А фоном этому служит всеобщая неискренность и пофигизм. Особое внимание уделяется мнимому дружелюбию, выражающемуся в расцеловывании друг друга. В фильме сие происходит настолько часто, да еще с таким смачным звуком, что в итоге приветственно-прощальные чмоки, начинают ассоциироваться с чавкающим болотом, то есть это действие стало ритуально-рефлекторным, неся в себе лишь внешнее радушие, под маской которого скрывается пустота. К тому же, «Она» показывает, что нравственность в современном мире обесценилась, а мораль приняла сомнительные очертания.

    В целом, новая картина Пола Верховена получилась весьма неоднозначной. Сложно четко определить жанровые границы, так как «Она» вобрала в себя триллер, драму, сатиру на общество, личностную историю, легкую эротику и частично детектив. Это авторское, элитарное кино, которое придется по вкусу далеко не всем. В первую очередь потому, что в нем присутствует сомнительный посыл, связанный с попустительством насилию и закрыванием на это глаз. Плюс ко всему с экрана транслируется спокойное отношение к измене и предательству, то есть женщина может полгода спать с мужем подруги, затем рассказать об этом и их дружба не угаснет, а даже перейдет на новый уровень (намек на лесбийские отношения). Вдобавок не совсем понятны мотивы Мишель. То ли ее на подсознательном уровне влечет к опасным мужчинам, похожим на ее отца, что напоминает самоубийственное сгорание мотылька в огне, то ли из-за нехватки настоящих сильных мужчин, которые могли бы с ней совладать, ей хочется быть обузданной и слабой, а может все дело в мазохизме, или же в своеобразном сочувствии насильнику. В общем фильм любопытный, но на любителя.

    25 сентября 2016 | 08:27

    Синопсис: женщину насилуют в собственном доме. Она встает, прибирается. Затем решает найти насильника, но в мыслях у нее нет мести. Тогда что?

    Мнение: Это мой фаворит. Безоговорочная высшая строчка. Во-первых, это стиль. Неповторимый, приглушенно-изящный, настоящий французский стиль, без которого этот фильм выглядел, откровенно говоря, грязно. Во-вторых, это бесподобный сюжет и игра Изабель Юппер (я ее запомнила, как героиню перевоплощений из фильма «Восемь женщин»). Сюжет мог придумать и закрутить, и раскрутить, и не потерять интерес зрителей, только гений. Запутанно, но по-другому не скажешь. А Изабель Юппер! Это же неповторимо. Ее выражения, ее взгляд, ее чуть выступающая верхняя губа — кто бы мог вообще подумать, что этой Женщине 63 года! Опять же, французский шарм и стиль. И снова, как и в «Детстве лидера» — драма, темное прошлое, не дающее нормально существовать в настоящем. Тайные пороки, страсти, ненависть и желание. Что может быть интереснее? Фильм очень современный, очень открытый, если смотреть внимательно. Он снят в светлых тонах, в которых встречаются темные люди. И это завораживает.

    Вердикт: к просмотру обязателен. Томным барышням не беспокоиться — фильм не для слабонервных. Кто сказал, что шедевры должны быть сладкими?

    6 ноября 2016 | 00:29

    Изабель Юппер одна из моих самых, самых любимых французских актрис кино и театра. Она гениальная актриса и настоящих мастер своего дела. Мне не сложно похвалить ее лишний раз, ведь я обожаю ее и люблю смотреть, как она играет. Юппер актриса самых сложных, противоречивых ролей. Она играет чаще всего в авторском кино, и в блокбастерах Вы ее не увидите. Для меня мадам Изабель Юппер входит в список пяти самых лучших актрис всех времен и народов.

    Пол Верховен подарил мне с детства фильмы которые я люблю. Такие например, как «Вспомнить все», «Невидимка» и «Звездный десант». Нельзя забывать про его культовый фильм «Основной инстинкт». Верховен замечательный режиссер, и я его ценю и уважаю.

    Когда я узнал о создании данного, нового фильма, то с большим предвкушением ждал его выхода. Те, кто ценят Юппер и восхищаются ее игрой в «Пианистке», те кто ценят «Основной инстинкт» Верховена, уже знают, чего ожидать от фильма «Она». Красивый постер, интригующий трейлер, загадочная история. Очень хотелось посмотреть скорее этот фильм, и я с большим удовольствием сходил на его премьеру 22 сентября у нас в России.

    Встречайте Мишель. Она обеспеченная, респектабельная женщина, вполне успешна и владеет компании по разработке разнообразных видеоигр. Героиня в разводе, и у нее есть взрослый сын. Она любовница мужа своей лучшей подруги. Однажды, Мишель избивает и насилует незнакомец в маске в ее собственном доме. Это событие переворачивает ее жизнь сверх на голову, и начинается череда событий. Изнасилование пробуждает тайные мысли о ее ненавистном отце (серийном убийце), который сидит пожизненно в тюрьме. Мишель начинает видеть насильника в каждом мужчине, с кем сталкивается, в ней просыпаются опасные желания…

    Потрясающий фильм. В нем все и жутко психологично, и напряженно, и драматично, и есть привкус комедии, и эротики, и взрыва эмоций, скелетов в шкафу. Зритель переживает самую разнообразную волну эмоций, смотря этот фильм. Досматривая его до конца, понимаешь, что со временем его можно оценить снова. Это заслуга Верховена. Его «Она» получилась одним из лучших и ярких фильмов ни только этого года, но и всего десятилетия.

    Смотря эту картину, мне не приходила ни одна актриса в голову кроме Юппер, кто могла так шикарно и провокационно сыграть эту роль. Эта была исключительно роль Изабель Юппер, как будто для нее и писался сценарий. Весь остальной актерский состав был весьма удачным, и каждый был на своем месте. Было здорово! Признаться честно, давно не было такого интересного и непростого фильма. Пол Верховен вернулся в большое кино и сделал это эффектно.

    Данная кинокартина не для большого зрителя, ее смогут до конца оценить не все. Она интеллектуальна и горяча, с двойным дном и хорошим вкусом на кино, с потрясающей актерской игрой и дальновидной рукой режиссера. Перед нами «хорошее кино» действительно отличное, и я получил удовольствие от просмотра. Спасибо.

    «Она» — волнующий, драматический триллер 2016 года и подарок от талантливого режиссера Верховена. Его кино окутывает темными тайнами, ставит в неловкость, гипнотизирует, как будто бы открывает шкатулку с секретами и пороками внутри нас. Кинокартина очень многогранна, и зрителям с хорошим вкусом на кино к просмотру рекомендую.

    «Стыд — недостаточно сильное чувство, чтобы хоть от чего-то нас удержать, поверь мне.»(с) Мишель. (Изабель Юппер).

    Приятного просмотра!

    9 из 10

    27 октября 2016 | 17:30

    Не так страшен чёрт, как его малютка

    Состоятельная парижанка Мишель Леблан владеет крупной компанией по разработке видеоигр для взрослых. После развода с мужем и женитьбы сына она живёт одна в большом доме, который в её отсутствии охраняет ленивый домашний кот. Но охранник из кота, как вы наверно догадываетесь, не самый лучший. Вот почему однажды в дом Мишель вламывается непрошенный гость в маске, который бесцеремонно насилует хозяйку и вдобавок оставляет многочисленные следы побоев на теле. Однако это надругательство вроде как не оставляет глубокого следа в душе жертвы.

    Припудрив носик, Мишель уже на следующий день отправляется, как ни в чем не бывало, на службу — руководить производством своей адской кухни, обслуживающей зависимость многочисленных геймеров, как раз ожидающих выпуска очередной брутально-порнографической игрушки. И всё же секс по принуждению пробуждает в Мишель давнюю психотравму, связанную с её детством и отцом — серийным убийцей, отбывающим пожизненное заключение. И кроме того теперь в каждом знакомом мужчине Мишель начинает видеть своего недавнего насильника. Она надеется вычислить его, но совсем не для того, чтобы отправить за решетку…

    Эта кичево-трэшевая история после реализации вполне могла обернуться полным провалом для 78-летнего Верхувена, который после долгого периода простоя рисковал впасть в характерный старческий маразм, накрывающий в этом возрасте даже очень хороших в прошлом режиссёров, вдруг будто теряющих связь с реальностью. Однако голландец, несмотря на десятилетие полузабвения, восстал, аки Феникс из пепла. Как Бунюэль, он снял в преклонном возрасте не просто бодрое и искрометное, но ещё и по-хорошему злое кино — бескомпромиссную сатиру на нравы, царящие в современном обществе.

    Многим казалось, что Верхувен уже давно исчерпал потенциал той творческой ярости, которая некогда вывела его в число лидеров мировой режиссуры. Он и так пребывал на авансцене достаточно долго, шумно заявив о себе страстными и безрассудными «Турецкими сладостями» ещё в 1973-м году, а затем, перебравшись в Голливуд, ещё два десятка лет наводил шорох на фабрике Грёз, заставляя тамошних толстосумов раскошеливаться на его всё более дорогие и амбициозные проекты. Пока не обжёгся на «Шоу-гёлз»…

    Изабель Юппер в то же самое время стабильно гнула свою линию, оставаясь на виду в образе ведущей актрисы французского кино, которой лучше всего удавались роли девиантного характера. Чётко обозначив вектор своих творческих пристрастий в «Пианистке» Михаэля Ханеке, она одновременно сделала ту роль своей визитной карточкой, хотя не раз после этого пыталась либо кардинально поменять амплуа («8 женщин»), либо ещё более усилить парафилическую деструктивность своих героинь («Моя мать»).

    Её труды не пропали напрасно: спустя 15 лет после роли преподавательницы музыки Венской консерватории заезжий голландец завлёк 63-летнюю француженку в проект, в котором талант актрисы заиграл новыми красками и неожиданными оттенками. Больше того, именно за эту роль Юппер получила едва ли не рекордное для себя количество призов и номинаций. Её Мишель (не побоюсь оккультного пафоса) — это посланница Ада. Она обслуживает потребности геймеров — анонимной массы потребителей, что предпочитают виртуальный мир миру реальному.

    Сама она пребывает в мире, избавленном от стыда. В мире, где все молодятся, даже на пороге смерти, как, например, мать Мишель, собравшаяся замуж за любовника, вполне годящегося ей во внуки. В этой насквозь циничной среде, изнасилование предстаёт не патологией и извращением, а скорее приключением сексуального характера, которое Мишель не прочь продолжить. Главная геймерша относится ко всему происходящему с ней, как к подобию виртуальной игры, и пытается постичь правила этой игры, чтобы сделать её управляемой.

    В этой истории, замаскированной под пошловатый детектив, как в хорошем пироге обнаруживаешь по мере разжёвывания несколько содержательных слоёв, пропитанных чувственной влагой исполнительницы и интеллектуальным жаром постановщика. Всякий раз Юппер ухитряется передать не конкретную эмоцию, а «амбивалентную двусмысленность» реакций героини. И здесь это доведено до абсолюта. Поэтому всё время пребываешь в некотором недоумении относительно главного персонажа, силясь понять, что же с ней происходит на самом деле.

    Характерный для Юппер «минималисткий стиль» исполнения, когда физиономия актрисы вроде бы мало что выражает, перефокусирует всё внимание на внутреннее проживание, которое в данном случае призвано отразить кардинальное преображение Мишель — из жертвы в чудовище. Эта метаморфоза триумфально отыграна актрисой, которая вряд ли бы вытащила все эти нюансы без помощи режиссёра, неожиданно представшего здесь не склонным к эпатажу парвеню, а мудрецом, уже узнавшим про наш мир нечто такое, о чём мы ещё даже не догадываемся…

    19 марта 2017 | 13:22

    Заголовок: Текст: