всё о любом фильме:

Шпионский мост

Bridge of Spies
год
страна
слоган«Когда мир на грани войны, лишь честь одного человека может предотвратить катастрофу»
режиссерСтивен Спилберг
сценарийМэтт Чарман, Итан Коэн, Джоэл Коэн
продюсерКристи Макоско Кригер, Марк Э. Платт, Стивен Спилберг, ...
операторЯнуш Камински
композиторТомас Ньюман
художникАдам Штокхаузен, Марко Биттнер Россер, Скотт Дуган, ...
монтажМайкл Кан
жанр триллер, драма, история, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Россия  497.8 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG-13 детям до 13 лет просмотр не желателен
время142 мин. / 02:22
Номинации (5):
Действие фильма происходит на фоне серии реальных исторических событий и рассказывает о бруклинском адвокате Джеймсе Доноване, который оказывается в эпицентре холодной войны, когда ЦРУ отправляет его на практически невозможное задание — договориться об освобождении захваченного в СССР американского пилота самолета-разведчика U2.
Рейтинг фильма
IMDb: 7.60 (210 263)
ожидание: 93% (10 518)
Рейтинг кинокритиков
в мире
91%
243 + 23 = 266
7.8
в России
90%
19 + 2 = 21
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Знаете ли вы, что...
    • В одном эпизоде показано строительство в Восточном Берлине знаменитой стены. По сюжету, стоит зима. На самом деле стену возвели чуть ли не за одну ночь в августе 1961 года.
    • К тому времени как Восточная Германия возвела стену, контроль правительства и служб правопорядка над населением был уже полным. О том, что кто-то мог ходить вдоль стены в поисках лазейки на ту сторону, не могло быть и речи.
    • Как заявил Стивен Спилберг на пресс-конференции, посвящённой выходу фильма в свет, Грегори Пек изъявил желание сняться в фильме ещё в 1965 году. Роль Абеля должен был играть Алек Гиннесс, Пек должен был сыграть Донована, а автором сценария был выбран Стирлинг Силифант. Однако компания MGM идею фильма отвергла. Шёл 1965 год, «холодная война» была в самом разгаре. Мир только что оправился от вооружённого конфликта в Заливе Свиней и кубинского ядерного кризиса, и в MGM посчитали, что сейчас не время лезть в политику.
    • Согласно заявлению Тома Хэнкса на пресс-конференции, речь Донована в фильме на заседании Верховного Суда точь-в-точь повторяла слова, в действительности сказанные в защиту Абеля в Верховном Суде много лет назад.
    • В фильме Абель говорит с акцентом, который кажется не вполне уместным. В действительности он родился в русской семье в городе Ньюкасл-апон-Тайн в Великобритании и несколько лет посещал школу в Шотландии. Юношей Абель вернулся в Москву, но до конца своих дней говорил по-английски с заметным акцентом.
    • Стивен Спилберг решил пригласить на одну из ролей Марка Райлэнса, увидев его игру в «Двенадцатой ночи», за которую актёр получил свою третью премию «Тони» (ежегодно присуждается за достижения в области американского театра).
    • В начале фильма Рудольф Абель пишет автопортрет, и эта сцена явно навеяна «Тройным автопортретом» Нормана Роквелла. Стивен Спилберг и Джордж Лукас являются давними поклонниками художника и коллекционируют его работы.
    • Парижская премьера фильма была назначена на 15 ноября 2015 года, но была отменена в свете серии терактов в столице Франции, которые унесли жизни свыше 120 человек.
    • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • На обеденном столе у Донованов стоит керамическая посуда со стилизованным изображением подсолнухов. Такая посуда появилась только в 1958 году, то есть через год после начала описываемых в фильме событий. (С другой стороны, не совсем понятно, когда именно в сюжетной канве повествования этот ужин имеет место.)
    • Фильм изображает Фрэнсиса Гэри Пауэрса действующим военнослужащим ВВС США в звании лейтенанта. На самом деле Пауэрс в 1956 году уволился из армии в капитанском звании. После этого он уже в роли гражданского лица стал участником программы ЦРУ «U-2» и продолжал работать на это ведомство вплоть до 1 мая 1960 года, когда его самолёт сбили над территорией Советского Союза.
    • Миссис Донован знала, где работает её муж, ещё до того, как услышала это по телевизору после его возвращения.
    • Полковник Абель подарил Доновану морской пейзаж, а не портрет.
    • В фильме показано, что советский разведчик Рудольф Абель получает от своих кураторов из КГБ шифровки, спрятанные в десятицентовые монетки. Впервые ФБР обратило на Абеля внимание в 1953 году, когда один из советских агентов по ошибке расплатился такой монеткой при покупке газеты. Разносчику газет монетка показалась подозрительно лёгкой. Он бросил её на асфальт, и монетка развалилась на две части, а из неё выпала микроплёнка. Шифровальщики ФБР безуспешно бились над шифром вплоть до 1957 года, когда на Запад из СССР бежал Рейно Хейханен с ключом к шифру. Он же и выдал американцам Абеля. Эпизод с пустой монеткой обыгрывается в фильме «История агента ФБР» (1959) с Джеймсом Стюартом в главной роли.
    • Отец Спилберга, инженер по профессии, какое-то время в разгар «холодной войны» провёл в Советском Союзе в рамках программы обмена. Это произошло вскоре после того, как был сбит самолёт-шпион Пауэрса, когда отношения между США и СССР сводились к взаимным подозрениям и страху. Отец Спилберга впоследствии вспоминал, как жители СССР выстраивались в очередь, чтобы взглянуть на обломки самолёта Пауэрса. При виде американских инженеров некоторые из них говорили: «Смотрите, что вытворяет ваша страна». Это служило прекрасной иллюстрацией тех чувств, которые народы двух стран испытывали друг к другу.
    • Съёмки фильма «Шпионский мост» начались в сентябре 2014 года и длились 12 недель. Съёмки проходили в Нью-Йорке, а также в Германии и Польше, в тех самых местах, где и происходили положенные в основу фильма события. Обмен Паэурса на Абеля снимали в Берлине, где он и произошёл много лет назад. Берлин 1961 года снимали в польском Вроцлаве. Этот город походит на Берлин середины 20-го века больше, чем даже сам Берлин.
    • Сначала фотографам возле зала суда было велено убирать использованные фотовспышки в карманы. Один из актёров массовки оказался членом Нью-Йоркской ассоциации фотокорреспондентов. Он и сообщил продюсеру и ассистенту режиссёра Адаму Сомнеру, что фотографы в те годы просто бросали использованные фотовспышки на пол. Так и было сделано. После нескольких дублей Стивен Спилберг распорядился изменить угол камеры и снять пол, буквально заваленный отработанными фотовспышками.
    • Последние кадры фильма, где происходит обмен Рудольфа Абеля на Фрэнсиса Гэри Пауэрса, снимали на Глиникском мосту в Берлине. Именно там в 1962 году и произошёл обмен Абеля на Пауэрса. Обмен многих других советских и американских разведчиков в годы «холодной войны» происходил как раз на этом мосту, за что в прессе его окрестили «шпионским».
    • По окончании фильма зритель узнаёт из титров, что Донован сыграл важную роль в переговорах, последовавших за инцидентом в Заливе Свиней, случившимся вскоре после описываемых в фильме событий. К Доновану обратились с просьбой провести переговоры об освобождении кубинцев и американцев, взятых в плен во время неудавшегося вторжения на Кубу в 1961 году. За несколько поездок на остров Донован завоевал доверие лидера кубинской революции Фиделя Кастро. Его усилиями были в конце концов освобождены свыше 1100 человек, участвовавших во вторжении, и 8500 политических заключённых.
    • На кадрах, предшествующих взлёту U-2, видно, как от его правого крыла отходит вспомогательная стойка шасси. U-2 был специально сделан предельно лёгким, чтобы увеличить его дальность и повысить потолок полёта. Отсоединение вспомогательных стоек шасси было необходимо, чтобы снизить вес самолёта. При посадке лётчик сажал самолёт на носовую и хвостовую стойки одновременно и балансировал рулями крена до полной потери скорости. Самолёт ложился на консоль крыла, концовка которого представляла собой небольшой титановый полоз — т. н. «лыжу».
    • При первом разговоре Донована с Фоггелем второй предлагает обмен Абеля на американского студента Прайера, задержанного войсками ГДР и даёт фотокарточку, на обороте которой ясно виден штамп британской разведки МИ-5. Дипломатические отношения между ГДР и Великобританией начались только в 1973 году.
    • еще 17 фактов
    Ошибки в фильме
    • Внимание! Список ошибок в фильме может содержать спойлеры. Будьте осторожны.
    • В одном из эпизодов фильма выключают телевизор, и картинка на экране пропадает мгновенно. В действительности же при выключении телевизоров той эпохи картинка сжималась в белую точку, которая оставалась на экране ещё несколько минут.
    • У входа в подземку в начале фильма показан зелёный шар. Цветные шары начали устанавливать только в 1982 году. Шар зелёного цвета обозначал, что станция работает круглосуточно, красного — что она в определённые часы закрыта. До 1982 года все шары без исключения были белыми. Эту же самую ошибку Хэнкс и Спилберг сделали в другом своём совместном проекте — в детективной трагикомедии «Поймай меня, если сможешь».
    • В сценах суда, который происходит в 1957 году, рядом с местом судьи установлены флаги США, но эту практику ввели только в 1960 году. В те годы США включали в себя только 48 штатов, но на флагах 50 звёздочек.
    • Донован звонит жене из телефонной будки в Западном Берлине. Он опускает в монетоприёмник несколько монет, и сразу устанавливается соединение. И то, и другое в 1960-е годы было практически невозможно. Установление соединения занимало несколько часов, а стоимость звонка из США в Европу была 10 долларов за 3 минуты. Звонки из Европы в США были, по-видимому, ещё дороже.
    • В сценах, снятых в Бруклине, видны современные телевизионные распределительные устройства.
    • Когда Донован едет в подземке, на крышах проносящихся мимо домов можно увидеть спутниковые антенны.
    • На лобовом стекле чёрного автомобиля в Бруклине, за которым прячется Донован, виден современный талон техосмотра.
    • Когда Донован приезжает в Берлин для обмена пленными, видно, что стоит холодное время года. Когда же он возвращается домой и встречает на крыльце дома жену, деревья покрыты листвой, а на дворе стоит лето.
    • Доновану предложили в Восточной Германии выпить и дали бутылку с алюминиевой крышечкой на резьбе. В 1960 году такие бутылки закрывались пробками.
    • Когда U-2 Паэурса падает, слышен звук пропеллера, тогда как U-2 был реактивным самолётом.
    • Справа от Бруклинского моста в одном из начальных кадров фильма, действие которого происходит в 1957 году, отчётливо просматривается здание по адресу Уолл-Стрит, 60, построенное в 1989 году.
    • На здании кинотеатра за спинами Донована и Хоффмана видна реклама фильма «Один, два, три» (режиссёр Билли Уайлдер, 1961). Как и персонажи фильма «Шпионский мост», герои фильма Уайлдера неоднократно перемещаются из Восточного Берлина в Западный и обратно.
    • еще 9 ошибок
    Редакционные материалы
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 570 постов в Блогосфере>
    сортировать:
    по рейтингу
    по дате
    по имени пользователя

    Первая мировая — Гражданская — Холодная. Если коротко говорить о последних картинах Стивена Спилберга, можно так и сказать. Со времён «Рядового Райана» режиссёр к военной теме не возвращался, но, похоже, в преклонном возрасте он решил раскрыть её максимально полно. С другой стороны, все три киноленты существенно отличаются друг от друга историями и повествованием, ведь если «Боевой конь» лиричен своей атмосферой, а «Линкольн» чуть ли не идеализирован, то «Шпионский мост» — фильм напряжённый и местами даже трогательный. В эпицентре истории политического противостояния США и СССР, основанной на реальных событиях, как ни странно, оказывается обычный бруклинский адвокат Джеймс Донован, которому приходится исполнять свой служебный долг, защищая советского шпиона Рудольфа Абеля. Русские, в свою очередь, берут в плен американского пилота, впоследствии чего образуется шаткий роковой мост, который в любую минуту может разрушиться из-за неправильных ходов обоих сторон.

    Выстраивая нестабильную конструкцию, Спилберг, конечно, в первую очередь снимает патриотическое кино, но игру ведёт честную, не бросаясь в крайности а-ля плохие русские и хорошие американцы. Избегая всяческих клише, связанных с противниками, а так же избавляясь от раздражающей клюквы, постановщик отказывается и от навязчивого морализаторства: его одинаково интересуют обе стороны. Картина Спилберга начинается со знакомства с Абелем, показывая мир конца 50-х его глазами. После того, как американский адвокат упорно начинает защищать врага государства, то режиссёр поражает зрителя, заставляя сопереживать советскому шпиону, который на деле оказывается чувствительным и сентиментальным человеком, произносящим с грустной улыбкой пару русских слов — «Стойкий мужик!», что, кстати, весьма неплохо получается у британского актёра Марка Райлэнса. Впрочем, главным воздействующим рычагом в механизме постановщика является замечательный Том Хэнкс. Его персонаж олицетворяет закон и справедливость, что включает в себя честность и сострадание к различным людям, неважно, друг ли это, сосед или враждебное лицо. Из-за этого многие не понимают американского адвоката и открыто проявляют свою неприязнь к нему.

    Начав с американо-советского противостояния, режиссёр всё больше отдаляется от него и фокусируется на конфликте внутри своего отечества. И здесь Джеймс Донован — жертва обстоятельств: теперь вся Америка против него. Постепенно проклёвываются и более глубокие смыслы, словно бы иллюстрируя высказывание Махатмы Ганди: «Скверная привычка утверждать, что другие мыслят неправильно, а мы — правильно и что те, кто придерживается иных с нами взглядов, — враги отечества». Игра по-честному по обе стороны означает абсолютное равноправие, поэтому постановщик вместе с братьями Коэн и Мэттом Чарманом вскрывают изъяны и недостатки своей страны. «Военизирована» даже система образования, и ещё в школе детей приучают к военной хронике, возможно, тем самым закладывая в них агрессию и враждебность, которые затем прорастают во взрослых американцах. Но раз уж режиссёр решил обойтись без нравоучений, он даёт лишь факты из реальной истории, а внутренние разногласия попросту растворяются на фоне беды, пришедшей извне.

    Параллельно отчаянной борьбе в судах американские улицы и кварталы перерастают в военные территории Берлина, а там уже недалеко и до острого политического столкновения двух могущественных стран с целью вернуть своих соотечественников. Герой Хэнкса усердно старается преодолевать все трудности на его пути, доказывая окружающим, что в этой бесконечной войне никак не одержать победу силой, а только умом и сообразительностью. Даже не предполагая, с чем ему придётся столкнуться, отважный и храбрый адвокат Джеймс Донован прибывает в Германию с надеждой на благополучный исход. И, словно Леопольд Кесслер из Триеровской «Европы», попадает во враждебный мир, в котором недоброжелатель может прятаться в любом тёмном переулке. Политические мотивы образуют хитроумную игру в шахматы, где каждый ход на вес золота, а простые слова ценнее смертельного оружия. Воссоздавая напряжённую обстановку Холодной войны, Стивен Спилберг показывает не кто могущественнее или правильнее, а то, что пешки в нескончаемой игре порой могут изменить ход истории. Истинной силой владеют не лидеры влиятельных стран, а маленькие люди, которые своими делами возводят мосты, дающие людям надежду.

    25 октября 2015 | 06:22

    «Безумие… безумие», — такими словами заканчивается фильм «Мост через реку Квай» великого Дэвида Лина (невольно вспоминается и «Ужас… ужас» «Апокалипсиса сегодня», который более известен широкому зрителю). Одним из немногих достойных наследников Лина в современном кино я считаю Стивена Спилберга, который, как известно, пересматривает «Лоуренса Аравийского» перед съемками каждой новой картины. Фильм Лина был о безумии войны, о том, что в разгар мирового вооруженного конфликта любое здравомыслие и любая, с трудом достигнутая договоренность, цель которой — спасение нескольких жизней, практически неизбежно падет жертвой этой войны. Мировые войны заканчиваются только безоговорочной капитуляцией, «винтики» противоборствующих сторон не способны что-либо противопоставить ее стихии, не способны возвести мост, который бы не рухнул.

    Однако Стивен Спилберг, которого в каждой второй рецензии именуют «великим гуманистом» (совершенно, впрочем, справедливо), верит в человека: мальчик Джейми Грэм из «Империи солнца» преодолевает себя, чтобы выжить в незнакомой, оккупированной врагом стране, Оскару Шиндлеру в государстве, организовавшем промышленное истребление целого народа, удается спасти несколько тысяч его представителей, Джон Миллер и его отряд все-таки вызволяет из пекла войны рядового Райана, а президент Линкольн проводит через Конгресс тринадцатую поправку к конституции… Каждая война имеет своих героев, но в центр своих исторических картин Спилберг ставит не просто героев, а героев-гуманистов — людей, благодаря которым войны оканчиваются. Примечательно, что в фильме «Мюнхен» таких героев нет, как нет и конца конфликта, который картина рассматривает.

    В центре «Шпионского моста» личность еще одного героя-гуманиста — бруклинского адвоката Джеймса Донована, который приложил немало усилий для того, чтобы один из последних мостов между двумя сверхдержавами (в данном случае — Глиникский) не был сожжен, чтобы пламя, уничтожившее последние мосты между двумя соперниками, не превратило Холодную войну в горячую. Исполняет роль Донована (причем довольно мастерски, особенно если следить за мимикой и интонациями) один из претендентов на совесть американской нации Том Хэнкс. Некогда Хэнкс уже исполнил принесшую ему «Оскар» роль адвоката («Филадельфия»), но, в отличие от Эндрю Беккета, Донован борется за правосудие не для себя, а для всех, как об этом и сказано в присяге американскому флагу (… and justice for all). Но может ли на правосудие рассчитывать человек, подозреваемый в шпионаже, личность, которую все считают врагом, действия которого угрожают миру и существованию твоего государства? Герой Хэнкса считает, что может, и относится к делу своего подзащитного Рудольфа Абеля (изумительная роль Марка Райлэнса, которому можно выдать «Оскар» за одну лишь его реплику «Would it help?») в высшей степени добросовестно и профессионально, заслуживая, увы, порицание своих сограждан в условиях нагнетаемой в Америке военной истерии и тревогу у собственных жены и детей.

    Но в основе действий Донована, как и действий Оскара Шиндлера, поначалу спасавшего евреев для собственной выгоды, лежит глубоко рациональное обоснование. Как опытный страховой юрист, он предвидит все риски углубления конфликта между США и Советским Союзом и возможные выгоды «наведения мостов», которые могут связать две сверхдержавы. Прозорливость юриста по достоинству оценивают прагматики (и, конечно, циники) из ЦРУ, которые решили привлечь Донована в качестве переговорщика для обмена агентами между двумя сторонами в восточном секторе германской столицы, по ту сторону берлинской стены, тонкой линии на карте Европы, грозящей превратиться в фитиль новой мировой войны…

    Стивену Спилбергу вместе со съемочной группой удалось создать шедевр, который не всеми будет сейчас оценен по достоинству. Американским «патриотам» после хрестоматийного портрета Линкольна будет не по душе критика США времен Эйзенхауэра, в России же со времен «Списка Шиндлера» есть немало желающих поучить Спилберга, как и о чем нужно снимать историческое кино. Однако акценты в отношении двух сверхдержав расставлены верно: за фасадом привлекательных лозунгов обоих лагерей, их красивых деклараций и красноречивых (впрочем, не всегда) оправданий сомнительных с точки зрения закона действий кроется стремление перехитрить, перемочь противника, агрессия по отношению ко внешнему и внутреннему врагу, равнодушия к «маленьким» (а иногда и достаточно значимым) людям. С глубоким уважением Марк Райлэнс подошел к созданию образа разведчика Рудольфа Абеля, наделив его не только стойкостью и мужеством, но и тонким британским юмором (ведь Вилли Фишер был все-таки уроженцем Великобритании!). Одну из лучших ролей в своей карьере сыграл Том Хэнкс, а из всех его работ со Спилбергом эта — пожалуй, самая интересная. Запоминающиеся образы у С. Шеперда (агент ЦРУ Хоффман), С. Коха (адвокат из ГДР Фогель), М. Горевого (резидент КГБ в Восточной Германии Шишкин). Все остальные герои тоже на своих местах. Следует, разумеется, отметить работу сценаристов — Мэтта Чармэна и, разумеется, Джоэла и Итана Коэнов, почерк которых чувствуется в остроумных репликах и трагикомичных положениях, в которых оказываются герои (не забудем, что от великого до смешного один шаг). Блистательная работа была проведена над костюмами и декорациями. Картина виртуозно снята Янушем Каминскими смонтирована Майклом Каном. Очень удачной кажется и музыка Томаса Ньюмана, которая, правда, временами напоминает работы Джона Уильямса — постоянного композитора Спилберга.

    Разумеется, в фильме присутствуют определенные исторические неточности, а мотивы действий героев, да и вопрос о том, каковы собственно, были их действия, остаются дискуссионными. Некоторой драматизацией отличается изображение репрессивного аппарата и реалий жизни в ГДР (хотя это государство и не отличалось большой любовью к правам человека, а по уровню своего развития неизменно отставало от западного соседа). Мы знаем, например, что берлинская стена была возведена не зимой, а летом. Наконец, Джеймс Донован, действительно порядочно и профессионально исполняя роль защитника Абеля, за много лет до этого был связан с американской разведкой. Вопрос же о том, был ли героем Пауэрс, по утверждению наших спецслужб, позорно «расколовшийся» на первом же допросе, остается открытым (в то же время стоит отметить, что в Штатах Пауэрс считается героем, доблестно исполнившим свой долг, и у Спилберга нет причин придерживаться неамериканской точки зрения). Важно другое: в картине показано, что даже в условиях открытой конфронтации, беспрестанной «охоты на ведьм» по обе стороны баррикад остается место для уважения человеческих прав, поисков компромисса, для здравого смысла, наконец. Если же простые человеческие ценности обесцениваются, если стороны конфликта ими поступаются, они скармливают их богу войны, мгновенно пробуждая ее дьявольский аппетит. Войны, которая превратит хрупкий мир Холодной войны в воплощение безумной мечты доктора Стрейнджлава.

    10 декабря 2015 | 23:31

    Шпионская тема была особенно популярна в 2015 году. Уже прошли в прокате задорный «Кингсман», унылые «Агенты АНКЛ» и очередная серия бондианы. На сей раз картина Спилберга «Шпионский мост», снятая по всем канонам голливудского мэтра, повествует об известном обмене шпионами между СССР и США во времена холодной войны, где каждая сторона пытается извлечь максимум выгоды.

    Спилберг будто невзначай противопоставляет два взгляда в целом на политические отношения между сверхдержавами, оба находят отражение в двух сюжетных линиях. Первая — это советский шпион у американцев, где центральные роли занимают бруклинский адвокат Джеймс Донован (Том Хэнкс) и, собственно, его клиент, Рудольф Абель (Марк Райлэнс), пойманный на шпионаже. Вторая — это захваченный американский пилот, обустраивающийся в советской тюрьме и постигающий особенности ведения советской дипломатии. В первом случае, оба героя — это прежде всего люди, которые честно выполняют свою работу. Несмотря на то, что их правительства преследуют разные интересы, оба героя ставят на первый план гуманность и человечность, при этом оставаясь патриотами своих стран. Настолько проникшись идеей гуманизма, герой Хэнкса берет абсолютно проигрышное дело (которое могло и подмочить репутацию адвоката) и доводит его до победного конца. Что же мы видим во втором случае, здесь обе стороны изображены максимально карикатурно. Бравый американский пилот, провожаемый на спецоперацию пафосными возгласами и наставлениями о сверхсекретности, сверхважности и об избранности американского народа в свершении правосудия и с другой стороны жестокие советские варвары, ведущие нечеловечный допрос в прелестных декорациях советской тюрьмы. Думаю, почувствовали.

    В очередной раз Спилберг возносит значимость человеческой жизни — идею, которая берет начало еще в триумфальном «Списке Шиндлере» и продолжается в его недавнем «Линкольне». Как Оскар Шиндлер и Авраам Линкольн, так и Джеймс Донован понимает, что система системой, но человеческая жизнь бесценна. Преследуя именно такую бескорыстную цель, человек ставит себя выше системы и совершает великие дела. Человеческие отношения не должны устанавливаться рамками системы, которые берут в расчет расовую принадлежность, цвет кожи, приверженность социальному течению и прочие временные критерии. Ведь раньше было рабство, а сейчас его нет и идея владения человеком звучит дико в нынешнее время. Возможно спустя годы уже будущее поколение будет смотреть на нас как на варваров. Отношение человека к человеку всегда должно оставаться гуманным, ведь все ваши взгляды и устои — это временно.

    Великолепный актерский тандем получился у Тома Хэнкса и Марка Райлэнса. Если Хэнкс ожидаемо хорошо сыграл хорошего парня, борца за права человека (что поделать в этот образ он всегда идеально вписывался), то спокойный и сдержанный герой Райлэнса шикарен. Показав минимум эмоций и обмолвившись парой реплик, Райлэнс изобразил полное единение со своим героем, читающееся в его взгляде и глазах. Заслуженная номинация на Оскар, одним лишь «А это поможет?» актер перечеркивает все эмоциональные потуги своих коллег-номинантов.

    Отдельный плюс отличному сценарию, над которым поколдовали братья Коэн, что вкупе с режиссурой Спилберга дает в результате интересный фильм.

    8 из 10

    23 февраля 2016 | 00:30

    Великие Стивен Спилберг и Том Хэнкс снова в связке, их работа в тандеме предопределяет качественность и драматизм любой картины.

    Очередной их фильм «Шпионский мост» получился именно таким.

    Хочу отметить мужество страхового юриста Джеймса Донована в исполнении корифея актерской игры Тома Хэнкса, благодаря которому этот обычный американец смог противопоставить себя политическим играм двух сверхдержав.

    Да, многие пишут, что Джеймс Донован в реальности активно сотрудничал с ЦРУ, и его «назначили» на эту позицию для выполнения поставленной задачи. Но, согласитесь, что далеко не каждый человек способен принести себя и свою семью в жертву ради какой-то зримой и незримой борьбы двух миров. У каждого человека все-равно есть право выбора: уйти, отказаться, уволиться, сдаться либо остаться, принять вызов, работать, терпеть. Джеймс Донован прекрасно осознавал, что ему и его семье будет грозить реальная опасность, и, в первую очередь, от представителей своей же страны, так как он был вынужден защищать интересы коммуниста-разведчика. Это равносильно работе адвоката убийцы или насильника в обычной жизни, когда тебя все ненавидят и равняют с твоим же подзащитным, но Конституцией каждому полагается право на защиту, пускай, и в безнадежном деле. Ты становишься для общества чужим, изгоем, с тобой и твоей семьей перестают общаться, потому что Вас не понимают.

    А каково этому человеку было поехать в далекий и чуждый Берлин, где происходило активное противостояние капитализма и коммунизма. Отдавал ли он себе отчет, что он может не вернуться, и, что он может попасть под раздачу, стать разменной монетой. Думаю, что да.

    Ощущение отчужденности усиливается, когда само же государство говорит тебе, что официально оно тебя не признает, за тебя никто не заступиться в случае форс-мажорных обстоятельств, тебе не воздадут никаких почестей, официально ты сам по себе, ты — пешка в большой игре.

    Стивен Спилберг сумел передать реалистичную картинку той эпохи, а Том Хэнкс со своим исключительным обаянием максимально наполнил ее. 

    8 из 10

    4 марта 2016 | 02:34

    История взаимодействия стран нашей Цивилизаций была особенно напряжена в середине двадцатого века, когда весь мир ломился от тех кто стремился внести свои коррективы в Историю изменить её по своему усмотрению и эти войны надолго поссорили США и Советский Союз оставив весьма благодатное наследие для современной России в попытках улучшить отношения строит одну из ветвей своей внешней политики. Слышал в новостях, что Обаму скоро сместят и если следующим президентом станет Дональд Трамп, то, как он сам сказал, «попытается наладить отношения с Россией». Ведь у обеих стран есть один общий враг и его нужно победить иначе будет полных иншалах от ИГИЛа. Надеемся, что Трамп поступит правильно и народ американский сделает правильный выбор, а пока в преддверии всего этого посмотрел новый фильм Стивена Спилберга, не возвращавшегося к военной теме со времен «Спасти Рядового Райана». Но последнее время он зачастил в эту область кинематографа.

    В 2011 году вышел «Боевой конь», по своей атмосфере был более лиричным по своей атмосфере, последующий за ним «Линкольн» был едва ли не идеализированным, теперь же «Шпионский мост», получившийся напряженным триллером с элементами драмы и байопика. Этот фильм смотрится на одном дыхании, ибо события исторической важности здесь подаются через призму восприятия обыкновенного адвоката, вынужденного вести переговоры по обмену американского шпиона на советского. Эту историю можно было рассказать очень скудно и совершенно по-иному, но Спилберг как великолепный рассказчик, который даже в фильмах не предусматривающих блокбастерного лоска и как нацеленный на награды за лучший фильм режиссуру и сценарий ставит сильный посыл во главу угла. Удивило присутствие персонажа Михаила Горевого, который здесь смотрится как нельзя более уместно чем во многих наших картинах, внушительная фигура отвечающая за Советскую сторону обмена.

    Услышав фамилию русского шпиона, Абель, мне вспомнилась книга, которую я читал где-то с год назад и написала её шведская писательница Агнета Плейель, книга называлась «Наблюдающий ветер, или жизнь художника Абеля». Наблюдая за типажом и характером экранного Абеля я невольно вспомнил книжного героя, тоже являющегося реальным. Оба Абеля художники и оба когда-то жили на этой земле в сложное время, а одна из последних сцен где Донован находит картину, подаренную ему Абелем, манера исполнения рисунка сильно мне напомнил стилевые решения художника у Плейель. Возможно так думаю только я, но не настаиваю, ибо это моё соображение, которым я хочу с вами поделиться.

    Фильм мне понравился, понравился потому что сейчас когда в отношениях между странами напряжение плюс мигрантиский вопрос, плюс ИГИЛ, для нас важно наладить партнерские отношения с нашими противниками чтобы противостоять общему врагу и вести более полную экономическую политику и правильно поделить сферы влияния. Фильм о том что порой исход войн решает не только сила оружия, а ум и сообразительность. Герой Тома Хэнкса предсказал возможный обмен шпионов двух враждующих держав, но при этом показав что важно уметь оставаться человеком. Ведь действительно как бы его не били палками за уважение к старику Абелю, как бы ни заставляли исполнять прямой приказ правительства, он силой буквально нескольких слов поставил перед немцами ультиматум: либо студент, либо ничего не будет и я Донована по хорошему зауважал, ибо несмотря на то что он пошёл против системы, что его все оплевали и только паршивая дворняга разве что не проблеяла о защите врага народа, он пошёл на это по своим собственным убеждениям, а не по приказу. Как мне кажется этот фильм не столько об историческом, сколько о человеческом, о сильной личности в эпоху Великих Потрясений, именно этого нам все сейчас и не хватает.

    В фильме конечно же есть сценарные косяки и исторические ляпы вроде того что Пауэрс на самом деле сотрудничал с органами СССР, то есть его здесь обелили, исказили сам процесс суда над американским шпионом и вообще на дворе приближаются шестидесятые годы, а Берлин лежит в Руинах, да и выглядит как в сорок пятом, хотя я не совсем уверен в том что немцам удалось быстро оправится от фашистского ига, поэтому было ощущение двойственности, будто за пределами Германии приближаются шестидесятые и идет Холодная Война, а в Берлине как будто ничего и не завершалось, весь в руинах. Ну и куда же без русских, а соответственно и без клюквы, но я научился относится к этому спокойно, хотя так и хочется чтобы кто-нибудь из наших актеров дубляжа сделал бы ломанного немца, этакая маленькая месть.

    Это чисто диалоговое кино, и его все же интересно смотреть, потому что чувствуется что в этот фильм вкладывали человеческое отношение, сценаристы братья Коэны в тандеме с Мэттом Чарманом написали отличные диалоги, за которые было не стыдно, ибо в отсутствие экшн-составляющих они играли роль цепляющих элементов.

    Актерские работы достойны. Том Хэнкс хоть и не показал вершин актерского мастерства, да ему это и не требовалось, а голос Станислава Концевича как мне кажется в таких фильмах идеален для данного актера, буду счастлив увидеть и услышать их тандем в фильме «Инферно» о Роберте Ленгдоне, если конечно та же студия будет озвучивать фильм. Марк Райлэнс отлично вжился в образ Абеля, показав его очень спокойным и никогда не волнующимся человеком, несмотря на то что его здесь пытаются выставить в не очень приятным свете у меня он вызвал уважение и в некотором смысле симпатию своей стойкостью к обстоятельствам и стремлением вернуться к своей семье.

    В итоге мы получаем приятную хорошую картину, которую можно посмотреть чтобы прикоснуться к истории пусть и вывернутой немного наизнанку, но Спилберг умеет делать фильмы, были в его фильмографии и культовые удачи и не самые лучшие фильмы, но их всегда было приятно посмотреть, потому что за его плечами громадный опыт в киноиндустрии и потому мой кредит доверия к нему всегда будет высоким, осталось только оценит пропущенные мной фильмы — «Боевой конь» и «Линкольн», чтобы так сказать восполнить некоторые пробелы. Я поставлю фильму девять балов, советую посмотреть ибо есть на что. Смотрите только хорошее кино

    9 из 10

    16 февраля 2016 | 19:43

    Всем привет! Есть один класс фильмов, который можно смотреть с уверенностью и не боясь разочароваться в конечном результате. Общими словами эту группу фильмов можно назвать так: «Фильмы с Томом Хэнксом». Так уж сложилось, что этот прекрасный актер и его агенты имеют фантастическое чутье на проекты, роли в которых, как будто специально подготовлены для Хэнкса, а сюжет имеет некоторые похожие черты: неспешное развертывание истории, практически полное отсутствие экшен сцен и способность зацепить зрителя с первых минут, заставляя безотрывно наблюдать за происходящим на экране. Фильм «Шпионский мост» отлично вписывается в категорию «картин, в которых сыграл Том Хэнкс».

    Конечно, этот фильм не для всех, ведь «Шпионский мост» заставляет задуматься над историей, а события, лежащие в основе сценария, возможно, заставят зрителей хотя бы открыть «Википедию», дабы ознакомиться с реальной историей личностей, описанных в фильме. Конечно, высокое качество этого фильма определяется не только прекрасной игрой Тома Хэнкса, но и тем, что режиссером картины является Стивен Спилберг, а сценаристами — браться Коэны. А на четырех главных действующих лиц приходится 14 статуэток «Оскар». Так какие могут быть сомнения в высоком качестве их совместной работы?

    Одно лишь печалит. Спилберг радует своими работами все реже, и чаще всего выступает в качестве продюсера. С одной стороны мастера можно понять, ведь с его опытом работы и именем, которое стало уже нарицательным, продюсирование — легкие деньги. Но все же хотелось бы видеть и его собственные работы, а дождемся ли мы нового Индиану Джонс — большой вопрос, хотя фильм уже объявлен.

    Также в этом фильме мне понравилось то, что советских военных, да и в целом людей, живущих в восточном Берлине и СССР не стали показывать ни глупыми, ни идейными озлобленными фанатиками, а ведь подобное представление — излюбленное клише американского кинематографа. В картине «Шпионский мост» показана равная по мощи, людским затратам и моральным страданиям борьба двух равных сверхдержав, каждая из которых достойна как уважения, так и презрения.

    Несмотря на то, что фильм длится почти 2,5 часа, смотрится «Шпионский мост» на одном дыхании, и главная заслуга в этом братьев Коэнов, которые смогли написать сценарий без сюжетных провисаний, а само действо развивается крайне стремительно, несмотря на отсутствие экшн сцен и каких-либо элементов боевика, ведь шпионский фильм должен им и оставаться, а работа агентов в реальной жизни не похожа на то, что показывают, например, в фильмах про Джеймса Бонда.

    Если у вас будет свободный вечер, то советую посмотреть этот фильм на большом экране, дабы отблагодарить создателей и должным образом оценить их труд.

    14 декабря 2015 | 12:54

    Два с половиной часа от Спилберга. Первая мысль: хватит ли сил вытерпеть? Мысль напрасная от начала и до конца. Но в том главная заслуга не самого режиссёра, а его сценаристов, братанов Коэнов, вытащивших из архивного дела отнюдь не шпионскую суть, не оставив ни одной мёртвой точки и ни единой сюжетной паузы, при том что от участия в деле отлучены инопланетяне, кровожадные обитатели морей и близко нет батальных мясорубок с расчленением человеческой плоти, нет даже долгих судебных речей — всё слито в темпераментные беседы, заключающие в себе конкретику очевидной морали, против которой бессилен любой аргумент.

    Вся возможная и невозможная нелегальщина обрывается сразу, как его берут. А его берут сразу. Абеля. Его работа закончена и теперь очередь за другим. Профессионалом. Захотел бы, Спилберг мог и так назвать свой фильм. Ведь он отталкивается от эпизода, где ещё не оповещённый о своей участи, страховой адвокат Джеймс Донован извлекает из фактов доказательства, убеждающие оппонентов в его правоте. Донован — профессионал, и это — первое.

    Согласившись на предложение властей, юрист к их неудовольствию, находит способ совместить гражданский долг, совесть и профессиональные обязанности, опираясь на устойчивость права, гарантирующего права независимо от целесообразности, навязываемой должностными лицами и обстоятельствами, проявляя поразительную идеалистичность убеждений, ведь Донован, во вторых, — идеалист, что бесит суд и вызывает расположение его клиента, не имеющего, впрочем, никаких шансов на успех.

    Где-то там, как бы между делом, Советы сбивают разведывательный самолёт Пауэрса, также тупо судят и дают лётчику тюремный срок, а у Спилберга появляется повод оттоптаться на кровавой гэбне, проиллюстрировав пару страниц из романа Солженицына «Архипелаг Гулаг» с пыточной бессонницей заключённого в виде интерлюдии к переговорной симфонии, начинающейся с приездом Донована в Восточный Берлин, как раз к моменту укладки последнего кирпича в стену между двух миров, лишающую свободы никому неведомого студента Фредерика Прайора, в момент, когда адвокату нужно соединить их мостом.

    Коэны отжали актёров на второй план, написав афористичный текст и создав для него морально-психологическую драматургию, а Спилберг, как и положено профессионалу высшей пробы, превратил их пьесу в аналитический спектакль, где место и время почти хроникально совпадают с прошлым, внешне детализированным и внутренне обобщённым, а идея складывается в триаду «Ум, честь и совесть», и всё это — адвокат Донован, превращённый Коэнами в носителя принципов, и третьим, что олицетворяет собой Донован, является непоколебимый гуманизм, вдохновляющий его бороться за большого человека наравне с маленьким, не разделяя людей на важных и не важных персон.

    Ценностный подход Коэнов выбивает почву из-под ног любых критиков, которые, придираясь к формальным расхождениям с реальной историей, ничего не могут поделать с моральным совершенством идейной модели их нравственного кодекса, которым руководствуется гражданин Донован, идущий на любые переговоры, но не соглашающийся на компромисс с собственной совестью.

    На этом мощном фундаменте Спилберг возводит монолит неуязвимой конструкции, с присущим ему умением решая все формальные задачи воссоздания необходимой для этой картины временнОй среды, куда без труда вписываются Том Хэнкс и присоединённая к нему актёрская братия, где все её несомненные удачи без особого труда умаляет Марк Райлэнс в роли равного во всех отношениях противника и партнёра в деле защиты чести и достоинства существа под названием Человек.

    7 декабря 2015 | 15:14

    Вчера я дочитала книгу адвоката Джеймса Донована «Незнакомцы на мосту». А сегодня мы сходили на фильм, посвященный описанным событиям. И я со всей уверенностью могу сказать, что «Шпионский мост» из разряда тех фильмов, которые можно заносить в учебники классического кино.

    У Спилберга вышла образцовая драма даже без особого пафоса, академичная в вопросе мизансцен, камеры, визуальных деталей и — главное — сценария. Сценарий приукрасили ровно настолько, чтобы добавить перчинки в пресные адвокатские дела и при этом не навредить реальной истории. Неожиданно было видеть такое бережное отношение к событиям, и за это спасибо Коэнам. Да, в дом Донована никто не стрелял, банда неумытых берлинских гопников не стягивала с него пальто, но в общем-то это вопрос придирок, а придираться не хочется.

    Правда в том, что Джеймс Донован действительно провёл блестящую защиту полковника Абеля и обмен на Глиникском мосту. Тот факт, что за одного Абеля удалось выпросить Пауэрса и Прайора, он сам объяснял, что за двух ремесленников США отдают одного большого художника. И это тоже правда.

    Хочется отметить великолепный кастинг, но как в фильме Спилберга могло получиться иначе? Прекрасно подобран и сыгран Абель, великолепен в своей большой роли Хэнкс. И лишь одна небольшая ошибка — советский посол Шишкин. По книге это умнейший и говорящий без малейшего акцента специалист, к которому Донован испытывал нечто вроде осторожного уважения. Напоследок приведу цитату из «Незнакомцев на мосту» — их последний разговор накануне обмена:

    …Он налил нам обоим еще по рюмке коньяку, закрыл свой портфель и принял менее официальный вид. Я спросил его, на скольких языках он говорит, и он сказал: «Только на четырех» — русском, немецком, английском и шведском. Он сказал, что во время войны учился в Московском университете, за границей живет уже около десяти лет и теперь хотел бы попутешествовать по своей родной стране.

    Я рассказал ему, что в нашей стране очень мало лингвистов в силу нашей географической изоляции и широкого распространения английского языка. Я пояснил, что мы всячески стараемся исправить это положение, обучая детей в раннем возрасте иностранным языкам, в том числе и русскому.

    - Вам следовало бы изучать русский, — сказал он.
    - В моей стране, — ответил я, улыбаясь, — только оптимисты изучают русский язык. Пессимисты изучают китайский.


    8 из 10.

    4 декабря 2015 | 22:26

    Очередную работу великого режиссера Стивена Спилберга, по сценарию братьев Коэн и с Томом Хэнксом в главной роли, с которым Стивен уже давно сработался, ждали с нетерпением, и я в том числе. Неудивительно, ведь когда над созданием фильма работают такие люди, ожидания публики будут очень высоки.

    Спилберг взялся за весьма щекотливую историческую тему: «холодная война». И о чём стоило беспокоится, так это то, как режиссер изобразит стороны конфликта. Покажет нам СССР как «Империю зла», а Америку как бравую светлую державу, которая с этим злом сражается, соответственно пропитав весь фильм американским пафосом и патриотизмом, или же попытается выдать объективную картину? Но этого постановщика недаром прозвали великим, отнюдь, он не такой низменный, и можно было забыть о таком опасение. Но то, что я увидел, меня просто поразило. Спилберг, работая с такой щекотливой темой старается быть настолько объективным, насколько в его кресле вообще возможно, он всячески избегает предвзятого отношения, на удивление российскому зрителю нет абсолютно никаких идеологических выпадов в сторону СССР. Ведь смысл картины в другом: Стивен не осуждает ни одну из сторон, и пытается показать нам, что каждый выполняет свой долг, и правильно ли лишать человека свободы или жизни, только потому что он работая во имя своих убеждений попал в другую идеологическую среду? Вот только можно ли однозначно утверждать, что ваше представление о мире, за которое вы сражаетесь, правильно? «Мистер Донован, есть люди которые делают тоже самое для вашей страны, и если бы их арестовали, думаю вы бы хотели, что бы с ними обращались достойно», — выразился в фильме Рудольф Абель. Вообще создатели показывают Абеля так, словно проявляя дань уважения этому человеку, а ведь он для них формально всё же враг государства.

    На этом фоне особенно странно, нелепо и раздражающе выглядят отрицательные отзывы, авторы которых винят Спилберга в необъективном взгляде, предвзятости и искажении исторических фактов. Но эти люди сами склонны исторические факты отрицать: они не хотят признавать, что Абеля американцы не пытали и действительно давали возможность заниматься творчеством в тюрьме; в образе ГДР, которая в то время действительно была в плачевном состоянии и по сути являлась вассалом/буфером/марионеткой/свободной страной, называйте как хотите, но глупо отрицать, что находилась в сфере влияния Советского Союза, они видят намек Стивена Спилберга на аннексию Крыма (смешно, просто смешно); не хотят признавать, что наши тюрьмы никогда не славились комфортом (ох, сколько символизма бедолаги увидели в облезлых стенах в эпизодах заключения летчика Пауэрса, мол этим режиссер стремился подчеркнуть убогость России); непонятно почему и в чём видят образ «плохих русских». А видят они это потому, что в фильме нет никакого прямого текста, который должен воспеть зрителю величие русской страны, а если этого нет, то всё, кино плохое. Если бы в «Шпионском мосте» персонажи в каждом диалоге упоминали о могуществе и величии нашей родины матушки, при том неважно насколько это уместно и вообще кажется нелепым, то уверен, такая бы кинолента точно понравилась некоторым нашим критикам и зрителям с особенно ватным разумом.

    Если искать аналогичную работу в карьере Стивена, то более всего тематически подходит «Мюнхен», и хотя он драматичнее, в какой-то степени более захватывающий по сравнению с данной лентой и более наполнен действием, но «Шпионский мост» оказывается настолько плотно сшитым из хорошо продуманных диалогов, что следить за ними по-настоящему интересно, и отсутствие бурного действия в купе с длительностью в два с половиной часа, даже не замечается.

    Упомянув о «Мюнхене» хочется дополнить второй абзац. Если в той работе 2005 года Спилберг явно обозначил свою позицию в арабо-израильском конфликте (понятно с какой стороны показав, ведь по происхождению он еврей), выразив её через персонажа Эрика Баны (вспомните сцену разговора Авнера с палестинцем, когда последний не знал, что разговаривает с шпионом, думаю, что высказывания Авнера в той сцене отображают личное мнение режиссера) то сказать, что в этот раз он принял определенную позицию в «холодном» конфликте между блоком восточным и западным, будет не совсем верно. Персонаж Хэнкса тут защищает, по сути, врага государства, а не стреляет в него, как герой Баны, он стремится к сохранению мира и испытывает симпатию к своему подзащитному, а не вершит возмездие. Также как и в его высказываниях нет никаких выпадов и однозначных заявлений, в противовес помянутой мной сцены разговора двух врагов из «Мюнхена», сцена общения Донована с куратором КГБ Иваном Шишкиным протекает более мирно и имеет оттенок более нейтральный. В этой сцене видится не столько противостояние, сколько желание этого противостояния избежать.

    Так о какой же враждебной позиции авторов можно говорить? Если Спилберг с Коэнами и имеют какую-то антипатию к Советскому Союзу или нынешней России (в чём я сомневаюсь), то они явно оставили её при себе, стараясь работать максимально непредвзято и объективно.

    8 из 10

    13 января 2016 | 21:48

    Каждый год на широкие экраны выходит немалое количество достойных картин. Особенно в период наградного сезона и гонки за Оскар. Но далеко не каждый мы видим такое количество действительно достойных картин, как в этом году, которые бы были высоко оценены не только зрителями, но и критиками. При этом, плотно укрепившись в достаточно почетном списке лучших фильмов по версии «гнилых томатов» и данный фильм режиссера Стивена Спилберга не стал исключением. Более того, казалось бы научившись на своих же ошибках совершенных при съемках своего предыдущего фильма, маэстро Спилберг снял пожалуй одну из лучших картин во всем своем творчестве.

    Наверное весьма приличное количество людей скучает по тем временам, когда Стивен Спилберг снимал поистине масштабные и эпические блокбастеры, которые радовали бы размахом и зрелищностью. В том числе и я. Тем не менее, именно в свои нынешние годы Спилберг добился того, что его картины приобрели пожалуй самую необходимую для современного кинематографа черту — душевность. Что очень сильно ощущается именно в данной картине режиссера, который на протяжении всей ленты практически идентично воссоздаёт на экране атмосферу не только Америки, но и Берлина 60-ых годов. Когда обеда во Второй мировой войне образовала нехилую брезжь в отношениях могущественных сверхдержав США и СССР, которую заполнили лишь страх, ненависть и непонимание.

    Всё это и многое другое находит просто идеальное отражение на экране. Возможно порой ударяя самих же американцев ниже пояса, а порой даже создавая впечатление антиамериканщины на экране, Спилберг максимально точно и широко раскрыл на экране главную проблему того времени — стереотипы. Когда американцы видели в советах врага всего мира и готовы были даже «линчевать» обычного американца, который просто выполнял свою работу и следуя своей совести хотел поступить правильно. Именно в этом и достаточно не завуалированным образом отражается основная мораль картины, которая наиболее актуальна даже сейчас. Когда отношения между США и Россией на фоне событий последних лет заострились до былого предела.

    Фильм учит тому, что всегда и даже в самые накаленные до предела времена, можно и нужно мирно и спокойно договариваться о взаимопонимании, взаимоуважении и мире между двумя нациями. Что в совокупности и ставит данный фильм на парочку ступеней выше рядовых художественных фильмов на данную тему. Особенно учитывая тот факт, насколько захватывающими кажутся экранные события и насколько живыми воспринимаются экранные персонажи. Тем самым добиваясь того, что при внушительном хронометраже в два с половиной часа фильм просматривается за парочку мгновений.

    Режиссер картины Стивен Спилберг снова воссоединился в творчестве с одним из наиболее уважаемых американских актеров Томом Хэнксом и подарил ему еще одну великолепную роль в копилку. Сама личность Джеймса Донована с исторической точки зрения преисполнена уважением и благородством, которые Хэнкс передал в своей игре просто великолепно. Наблюдая за ним, ты видишь человека таким каким он должен быть. Поступающим по совести, пытающимся совершать правильно и как неоднократно говорит один из героев картины «стойким мужиком».

    Отдельного внимания заслуживает поистине великолепная игра Марка Райлэнса, который стал для меня настоящим открытием и приятным сюрпризом. Так как настолько мастерски и естественно играющего свою роль актера я еще не видел никогда. Мимика, манеры говора, жесты, язык жестов — всё это создаёт впечатление поистине натуральной и естественной игры, которая даже малость задвинула самого Тома Хэнкса на второй план. Тем самым, сделав главной жемчужиной картины именно Рудольфа Абеля.

    9 из 10

    Шпионский мост — это однозначно не только один из лучших фильмов ушедшего года, но и за всё творчество гениального режиссера Стивена Спилберга. Фильм преисполненный душевностью, который всем своим содержанием отражает одну из существенных «недоразумений» прошлого столетия. «Недоразумений», которое теми или иными причинами образовалась в отношениях двух сверхдержав сейчас. Что делает данный фильм не только достойным художественным фильмом, но и настоящим посланием всем и каждому.

    3 января 2016 | 17:44

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>