всё о любом фильме:

Шпионский мост

Bridge of Spies
год
страна
слоган«Когда мир на грани войны, лишь честь одного человека может предотвратить катастрофу»
режиссерСтивен Спилберг
сценарийМэтт Чарман, Итан Коэн, Джоэл Коэн
продюсерКристи Макоско Кригер, Марк Э. Платт, Стивен Спилберг, ...
операторЯнуш Камински
композиторТомас Ньюман
художникАдам Штокхаузен, Марко Биттнер Россер, Скотт Дуган, ...
монтажМайкл Кан
жанр триллер, драма, история, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Россия  497.8 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG-13 детям до 13 лет просмотр не желателен
время142 мин. / 02:22
Номинации (5):
Действие фильма происходит на фоне серии реальных исторических событий и рассказывает о бруклинском адвокате Джеймсе Доноване, который оказывается в эпицентре холодной войны, когда ЦРУ отправляет его на практически невозможное задание — договориться об освобождении захваченного в СССР американского пилота самолета-разведчика U2.
Рейтинг фильма
IMDb: 7.60 (175 830)
ожидание: 93% (7093)
Рейтинг кинокритиков
в мире
91%
233 + 22 = 255
7.8
в России
90%
19 + 2 = 21
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • На здании кинотеатра за спинами Донована и Хоффмана видна реклама фильма «Один, два, три» (режиссёр Билли Уайлдер, 1961). Как и персонажи фильма «Шпионский мост», герои фильма Уайлдера неоднократно перемещаются из Восточного Берлина в Западный и обратно.
    • Согласно заявлению Тома Хэнкса на пресс-конференции, речь Донована в фильме на заседании Верховного Суда точь-в-точь повторяла слова, в действительности сказанные в защиту Абеля в Верховном Суде много лет назад.
    • К тому времени как Восточная Германия возвела стену, контроль правительства и служб правопорядка над населением был уже полным. О том, что кто-то мог ходить вдоль стены в поисках лазейки на ту сторону, не могло быть и речи.
    • В одном эпизоде показано строительство в Восточном Берлине знаменитой стены. По сюжету, стоит зима. На самом деле стену возвели чуть ли не за одну ночь в августе 1961 года.
    • Как заявил Стивен Спилберг на пресс-конференции, посвящённой выходу фильма в свет, Грегори Пек изъявил желание сняться в фильме ещё в 1965 году. Роль Абеля должен был играть Алек Гиннесс, Пек должен был сыграть Донована, а автором сценария был выбран Стирлинг Силифант. Однако компания MGM идею фильма отвергла. Шёл 1965 год, «холодная война» была в самом разгаре. Мир только что оправился от вооружённого конфликта в Заливе Свиней и кубинского ядерного кризиса, и в MGM посчитали, что сейчас не время лезть в политику.
    • В фильме Абель говорит с акцентом, который кажется не вполне уместным. В действительности он родился в русской семье в городе Ньюкасл-апон-Тайн в Великобритании и несколько лет посещал школу в Шотландии. Юношей Абель вернулся в Москву, но до конца своих дней говорил по-английски с заметным акцентом.
    • Стивен Спилберг решил пригласить на одну из ролей Марка Райлэнса, увидев его игру в «Двенадцатой ночи», за которую актёр получил свою третью премию «Тони» (ежегодно присуждается за достижения в области американского театра).
    • В начале фильма Рудольф Абель пишет автопортрет, и эта сцена явно навеяна «Тройным автопортретом» Нормана Роквелла. Стивен Спилберг и Джордж Лукас являются давними поклонниками художника и коллекционируют его работы.
    • Парижская премьера фильма была назначена на 15 ноября 2015 года, но была отменена в свете серии терактов в столице Франции, которые унесли жизни свыше 120 человек.
    • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • На обеденном столе у Донованов стоит керамическая посуда со стилизованным изображением подсолнухов. Такая посуда появилась только в 1958 году, то есть через год после начала описываемых в фильме событий. (С другой стороны, не совсем понятно, когда именно в сюжетной канве повествования этот ужин имеет место.)
    • Фильм изображает Фрэнсиса Гэри Пауэрса действующим военнослужащим ВВС США в звании лейтенанта. На самом деле Пауэрс в 1956 году уволился из армии в капитанском звании. После этого он уже в роли гражданского лица стал участником программы ЦРУ «U-2» и продолжал работать на это ведомство вплоть до 1 мая 1960 года, когда его самолёт сбили над территорией Советского Союза.
    • Миссис Донован знала, где работает её муж, ещё до того, как услышала это по телевизору после его возвращения.
    • Полковник Абель подарил Доновану морской пейзаж, а не портрет.
    • В фильме показано, что советский разведчик Рудольф Абель получает от своих кураторов из КГБ шифровки, спрятанные в десятицентовые монетки. Впервые ФБР обратило на Абеля внимание в 1953 году, когда один из советских агентов по ошибке расплатился такой монеткой при покупке газеты. Разносчику газет монетка показалась подозрительно лёгкой. Он бросил её на асфальт, и монетка развалилась на две части, а из неё выпала микроплёнка. Шифровальщики ФБР безуспешно бились над шифром вплоть до 1957 года, когда на Запад из СССР бежал Рейно Хейханен с ключом к шифру. Он же и выдал американцам Абеля. Эпизод с пустой монеткой обыгрывается в фильме «История агента ФБР» (1959) с Джеймсом Стюартом в главной роли.
    • Джеймс Б. Донован, адвокат, специализирующийся на делах о страховке, берётся защищать Абеля, подозреваемого в шпионаже, что явно выходит за рамки его обычной практики и от чего он чувствует себя не в своей тарелке. В фильме об этом не сказано ни слова, однако в действительности Донован когда-то работал в Управлении стратегических служб. Созданное Франклином Рузвельтом и Уильямом Джозефом Донованом в годы Второй мировой войны, УСС стало предшественником Центрального разведывательного управления США. Таким образом, не может быть никаких сомнений в том, что Донован был хорошо известен в разведывательном сообществе и имел там обширные связи.
    • Отец Спилберга, инженер по профессии, какое-то время в разгар «холодной войны» провёл в Советском Союзе в рамках программы обмена. Это произошло вскоре после того, как был сбит самолёт-шпион Пауэрса, когда отношения между США и СССР сводились к взаимным подозрениям и страху. Отец Спилберга впоследствии вспоминал, как жители СССР выстраивались в очередь, чтобы взглянуть на обломки самолёта Пауэрса. При виде американских инженеров некоторые из них говорили: «Смотрите, что вытворяет ваша страна». Это служило прекрасной иллюстрацией тех чувств, которые народы двух стран испытывали друг к другу.
    • Съёмки фильма «Шпионский мост» начались в сентябре 2014 года и длились 12 недель. Съёмки проходили в Нью-Йорке, а также в Германии и Польше, в тех самых местах, где и происходили положенные в основу фильма события. Обмен Паэурса на Абеля снимали в Берлине, где он и произошёл много лет назад. Берлин 1961 года снимали в польском Вроцлаве. Этот город походит на Берлин середины 20-го века больше, чем даже сам Берлин.
    • Сначала фотографам возле зала суда было велено убирать использованные фотовспышки в карманы. Один из актёров массовки оказался членом Нью-Йоркской ассоциации фотокорреспондентов. Он и сообщил продюсеру и ассистенту режиссёра Адаму Сомнеру, что фотографы в те годы просто бросали использованные фотовспышки на пол. Так и было сделано. После нескольких дублей Стивен Спилберг распорядился изменить угол камеры и снять пол, буквально заваленный отработанными фотовспышками.
    • Последние кадры фильма, где происходит обмен Рудольфа Абеля на Фрэнсиса Гэри Пауэрса, снимали на Глиникском мосту в Берлине. Именно там в 1962 году и произошёл обмен Абеля на Пауэрса. Обмен многих других советских и американских разведчиков в годы «холодной войны» происходил как раз на этом мосту, за что в прессе его окрестили «шпионским».
    • По окончании фильма зритель узнаёт из титров, что Донован сыграл важную роль в переговорах, последовавших за инцидентом в Заливе Свиней, случившимся вскоре после описываемых в фильме событий. К Доновану обратились с просьбой провести переговоры об освобождении кубинцев и американцев, взятых в плен во время неудавшегося вторжения на Кубу в 1961 году. За несколько поездок на остров Донован завоевал доверие лидера кубинской революции Фиделя Кастро. Его усилиями были в конце концов освобождены свыше 1100 человек, участвовавших во вторжении, и 8500 политических заключённых.
    • На кадрах, предшествующих взлёту U-2, видно, как от его правого крыла отходит вспомогательная стойка шасси. U-2 был специально сделан предельно лёгким, чтобы увеличить его дальность и повысить потолок полёта. Отсоединение вспомогательных стоек шасси было необходимо, чтобы снизить вес самолёта. При посадке лётчик сажал самолёт на носовую и хвостовую стойки одновременно и балансировал рулями крена до полной потери скорости. Самолёт ложился на консоль крыла, концовка которого представляла собой небольшой титановый полоз — т. н. «лыжу».
    • еще 18 фактов
    Ошибки в фильме
    • Внимание! Список ошибок в фильме может содержать спойлеры. Будьте осторожны.
    • На лобовом стекле чёрного автомобиля в Бруклине, за которым прячется Донован, виден современный талон техосмотра.
    • Донован звонит жене из телефонной будки в Западном Берлине. Он опускает в монетоприёмник несколько монет, и сразу устанавливается соединение. И то, и другое в 1960-е годы было практически невозможно. Установление соединения занимало несколько часов, а стоимость звонка из США в Европу была 10 долларов за 3 минуты. Звонки из Европы в США были, по-видимому, ещё дороже.
    • У входа в подземку в начале фильма показан зелёный шар. Цветные шары начали устанавливать только в 1982 году. Шар зелёного цвета обозначал, что станция работает круглосуточно, красного — что она в определённые часы закрыта. До 1982 года все шары без исключения были белыми. Эту же самую ошибку Хэнкс и Спилберг сделали в другом своём совместном проекте — в детективной трагикомедии «Поймай меня, если сможешь».
    • В одном из эпизодов фильма выключают телевизор, и картинка на экране пропадает мгновенно. В действительности же при выключении телевизоров той эпохи картинка сжималась в белую точку, которая оставалась на экране ещё несколько минут.
    • В сценах суда, который происходит в 1957 году, рядом с местом судьи установлены флаги США, но эту практику ввели только в 1960 году. В те годы США включали в себя только 48 штатов, но на флагах 50 звёздочек.
    • В сценах, снятых в Бруклине, видны современные телевизионные распределительные устройства.
    • Когда Донован едет в подземке, на крышах проносящихся мимо домов можно увидеть спутниковые антенны.
    • Когда Донован приезжает в Берлин для обмена пленными, видно, что стоит холодное время года. Когда же он возвращается домой и встречает на крыльце дома жену, деревья покрыты листвой, а на дворе стоит лето.
    • Доновану предложили в Восточной Германии выпить и дали бутылку с алюминиевой крышечкой на резьбе. В 1960 году такие бутылки закрывались пробками.
    • Когда U-2 Паэурса падает, слышен звук пропеллера, тогда как U-2 был реактивным самолётом.
    • Справа от Бруклинского моста в одном из начальных кадров фильма, действие которого происходит в 1957 году, отчётливо просматривается здание по адресу Уолл-Стрит, 60, построенное в 1989 году.
    • еще 8 ошибок
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 573 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Два с половиной часа от Спилберга. Первая мысль: хватит ли сил вытерпеть? Мысль напрасная от начала и до конца. Но в том главная заслуга не самого режиссёра, а его сценаристов, братанов Коэнов, вытащивших из архивного дела отнюдь не шпионскую суть, не оставив ни одной мёртвой точки и ни единой сюжетной паузы, при том что от участия в деле отлучены инопланетяне, кровожадные обитатели морей и близко нет батальных мясорубок с расчленением человеческой плоти, нет даже долгих судебных речей — всё слито в темпераментные беседы, заключающие в себе конкретику очевидной морали, против которой бессилен любой аргумент.

    Вся возможная и невозможная нелегальщина обрывается сразу, как его берут. А его берут сразу. Абеля. Его работа закончена и теперь очередь за другим. Профессионалом. Захотел бы, Спилберг мог и так назвать свой фильм. Ведь он отталкивается от эпизода, где ещё не оповещённый о своей участи, страховой адвокат Джеймс Донован извлекает из фактов доказательства, убеждающие оппонентов в его правоте. Донован — профессионал, и это — первое.

    Согласившись на предложение властей, юрист к их неудовольствию, находит способ совместить гражданский долг, совесть и профессиональные обязанности, опираясь на устойчивость права, гарантирующего права независимо от целесообразности, навязываемой должностными лицами и обстоятельствами, проявляя поразительную идеалистичность убеждений, ведь Донован, во вторых, — идеалист, что бесит суд и вызывает расположение его клиента, не имеющего, впрочем, никаких шансов на успех.

    Где-то там, как бы между делом, Советы сбивают разведывательный самолёт Пауэрса, также тупо судят и дают лётчику тюремный срок, а у Спилберга появляется повод оттоптаться на кровавой гэбне, проиллюстрировав пару страниц из романа Солженицына «Архипелаг Гулаг» с пыточной бессонницей заключённого в виде интерлюдии к переговорной симфонии, начинающейся с приездом Донована в Восточный Берлин, как раз к моменту укладки последнего кирпича в стену между двух миров, лишающую свободы никому неведомого студента Фредерика Прайора, в момент, когда адвокату нужно соединить их мостом.

    Коэны отжали актёров на второй план, написав афористичный текст и создав для него морально-психологическую драматургию, а Спилберг, как и положено профессионалу высшей пробы, превратил их пьесу в аналитический спектакль, где место и время почти хроникально совпадают с прошлым, внешне детализированным и внутренне обобщённым, а идея складывается в триаду «Ум, честь и совесть», и всё это — адвокат Донован, превращённый Коэнами в носителя принципов, и третьим, что олицетворяет собой Донован, является непоколебимый гуманизм, вдохновляющий его бороться за большого человека наравне с маленьким, не разделяя людей на важных и не важных персон.

    Ценностный подход Коэнов выбивает почву из-под ног любых критиков, которые, придираясь к формальным расхождениям с реальной историей, ничего не могут поделать с моральным совершенством идейной модели их нравственного кодекса, которым руководствуется гражданин Донован, идущий на любые переговоры, но не соглашающийся на компромисс с собственной совестью.

    На этом мощном фундаменте Спилберг возводит монолит неуязвимой конструкции, с присущим ему умением решая все формальные задачи воссоздания необходимой для этой картины временнОй среды, куда без труда вписываются Том Хэнкс и присоединённая к нему актёрская братия, где все её несомненные удачи без особого труда умаляет Марк Райлэнс в роли равного во всех отношениях противника и партнёра в деле защиты чести и достоинства существа под названием Человек.

    7 декабря 2015 | 15:14

    Великолепный фильм, заставляющий зрителя задуматься над такими понятиями как долг, честь, патриотизм, равенство и гласность (в частности судебного процесса).

    На примере двух супердержав команда создателей фильма показывает различие двух миров: СССР И США.

    Стремление признать за своим подзащитным право на достойное судебное разбирательство, отвечающие принципам Конституции США, невзирая на противостояние всей страны (от простого трудяги до представителей высших эшелонов власти) приводит адвоката (Том Хэнкс) к национальному и международному успеху.

    Отличный фильм, мотивирующий соблюдать законность и правопорядок лиц, занятых в области государственной службы и права.

    10 из 10

    1 февраля 2016 | 01:02

    Стойкий мужик, так называет главного героя советский шпион попавший под суд в США. И наверное главная мораль фильма заключается именно в том, что чужое мнение совсем неважно, когда на кону твои принципы, моральные ценности и уважение к самому себе. О том как обычный страховой агент не побоялся встать между тремя враждующими странами, и начать диктовать свои условия следуя зову сердца и желанию спасти людей и своей гражданской позиции. Потому что нельзя отыграться на человеке спустив на него всех собак из-за личной неприязни, и просто потому что каждый человек должен иметь право на справедливый суд. Конечно это происходит не всегда, но именно к этому мы должны стремится, и именно в таком обществе я хочу чтобы жили мои дети. Любителям экшена и спецэффектов, коим являюсь и я в том числе, думаю посмотреть особенно здесь нечего, но фильм определенно стоит просмотра, он заставляет задуматься. Так что если хотите легкого фильма, что бы убить время то вам не сюда. Хотя и тяжелым или сложным фильм точно не назовешь!

    Еще одна замечательная роль в копилку Тома Хенкса, и еще одно общее детище их совместной работы со Стивеном Спилбергом.

    А самое ценное в этом фильме то, что основан он на реальных исторических событиях, и учит тому что герои бывают не только в сказках и не обязательно обладают сверхспособностями.

    Рекомендую фильм к просмотру.

    10 из 10

    13 февраля 2016 | 04:25

    «Шпионский мост» больше походит на хорошее семейное кино, чем на шпионскую драму. Такой добрый фильм про патриотизм, честность, принципиальность и альтруизм.

    Интересно, все ли российские фильмы про американцев кажутся самим американцам такими же банальными, как нам — голливудские фильмы про Россию/СССР? В этом плане больше всего позабавила сцена про советский суд — настолько все было карикатурно.

    Предсказуемый сюжет, набор клише про русских (- Что будешь делать, когда вернешься на Родину? — Выпью водки.) и самих американцев, сюжет комками — все это в фильме есть (ожидаемо).

    Что понравилось — игра Хэнкса (его-то и называют в фильме «стойким мужиком») и Райлэнса.

    Плохим это кино назвать нельзя. Скорее, это «очередной» фильм про шпионов. Если же интересует что-то получше, то стоит взглянуть на «Жизнь других» и «Шпион, выйди вон!».

    6 из 10

    30 января 2016 | 14:00

    «Я верю в Америку, я обязан ей всем» — эти слова, с которых начинается первая часть «Крестного отца», могли бы послужить эпиграфом к любому фильму Спилберга от «Списка Шиндлера» до «Мюнхена» исключая его приключенческие ленты, снятые для кассы. Даная картина, защищающая достоинство отдельного человека в борьбе противоположных политических систем, оппонирует им обоим, показывая, что для идеологии не важен отдельный человек, она всегда увлечена шахматной партией на великой геополитической доске, пешки ее не волнуют. В фильме рассказывается история Рудольфа Абеля, советского шпиона, которого защищает в суде американский юрист и именно этот самый юрист — мишень для нападок у себя в стране, руководит впоследствии обменом этого шпиона на американского летчика в переговорах с Советским Союзом.

    Запутанная в пересказе история раскручена Спилбергом увлекательно, без штампов шпионского кино, то есть без постельных сцен, трюков и взрывов с перестрелками. Фильм представляет собой в основном беседы персонажей, каждый из которых отстаивает свою правду. Помнится, лет этак пять — шесть назад я впервые открыл книгу Патрика Дж. Бьюкенена «Смерть Запада», в которой он противопоставлял две Америки — традиционную, христианскую страну, созданную отцами-основателями Вашингтоном, Франклином на законности и уважением к убеждениям каждого человека и Америку, рожденную контркультурой, шестидесятыми, гедонистическую и развращенную.

    Я сам люблю традиционную Америку — Америку Натаниэля Готорна и Германа Мелвилла, Америку «библейского пояса», и по сей день сопротивляющуюся растлевающему законодательству власть придержащих, для этой Америки свобода личности и вероисповедания — святыня, которую нельзя безнаказанно оплевывать. Главный герой фильма — адвокат Донован, выступивший в защиту Конституции против антикоммунистической истерии и потом ставший героем страны, чрезвычайно интересный персонаж. Не случайно его играет Том Хэнкс, известный своими православными убеждениями.

    Именно христианство становится альтернативой как коммунистической тирании, так и американскому либерализму, который тоже блюдет интересы государства, попирая права личности, как и коммунизм, это либерализм только на словах, он отстаивает интересы бизнеса, но не как не отдельного человека. Именно христианство на страже личности и ее свобод, потому фильм Спилберга получился очень христианским по духу как и «Список Шиндлера». «Каждый человек важен» — это девиз Донована и самого фильма. Донован идет на риск, пытаясь обменять Абеля сразу на двух американцев — военного летчика и аспиранта-экономиста. И Спилберг без страха показывает, насколько Америка заблудилась в своих милитаристских амбициях, насколько ей не важен этот несчастный экономист. Но Донован защищает и того, и другого, блюдет интересы страны наперекор воле правительства — в этом заслуга Спилберга, он показывает, что можно служить стране вопреки воле правящих кругов.

    Конечно, в фильме есть и клюква (сцена с участием якобы семьи Абеля), но она минимальна, это не «Красная жара», описание так называемой «карусели допросов» в ГДРовских тюрьмах будто взято из «Архипелага Гулаг», что хорошо, Спилберг показывает этим, что берет информацию из первых рук. Конечно, кто-то может упрекнуть фильм в идеологических клише, в апологии системы американского правосудия, но суть его не в этом, а противопоставлении христианства альтернативным идеологическим системам.

    Христианство как тот самый мост сострадания, протянутый между двумя безднами, коммунизма и либерализма. Потому нам впору считать «Шпионский мост» родственным нам фильмом по духу, фильмом в защиту традиционной Америки, что очень важно сегодня, когда она все больше кажется нам монстром из-за океана. Эта другая Америка, сопротивляющаяся Америке милитаристской истерии и гедонистической вседозволенности, и она жива. Я верю в это.

    1 января 2016 | 12:18

    Новый фильм современного классика американского кинематографа Стивена Спилберга основан на реальных событиях, которые произошли в самый разгар Холодной войны между США и СССР. Джеймс Донован — известный нью-йоркский страховой адвокат, в исполнении Тома Хэнкса, получает задание защитить советского шпиона Рудольфа Абеля в суде. Работа по сути формальная, и Доновану сразу дают понять, что он должен лишь изображать бурную деятельность. Такова завязка ленты и в общем-то уже в ней Спилберг чётко очерчивает темы, о которых хочет поговорить.

    Главная мысль в «Шпионском мосту» — это, в общем-то, противопоставление не даже идеологий сверхдержав, а противопоставление ценностей гражданского общества и национальных, государственных ценностей. Потрясающе, что у Спилберга получается показывать и США, и СССР настолько нейтрально, насколько это возможно для американского режиссёра. Спилберг по большей части говорит, что внешнеполитические цели США не имеют никакого смысла, если не соблюдать ценности, заложенные в Конституции, внутри страны. Так дела обстоят, по крайней мере, в первой половине картины. Потом, действие перемещается в Берлин и вновь герою Хэнкса приходится бороться за гуманистические ценности, но уже на территории ГДР.

    И вот этот резкий перелёт из одной страны в другую очень круто сказывается на повествовании. Создаётся ощущение, будто смотришь два разных фильма. Первый — это такая судебная драма, о борьбе за общечеловеческие ценности и так далее. А второй — это уже лёгкий психологический триллер про интригу между правительствами ГДР и СССР, и о том, как герою Хэнкса приходится между ними лавировать, чтобы выбить для себя более выгодные условия обмена.

    Ещё большему расщеплению фильма на две отдельные части способствует довольно большой хронометраж в два с половиной часа.

    И хотя, кто-кто, а Спилберг может себе позволить снять такое довольно неспешное (особенно в первой половине) кино, причём у него это получается, но всё-таки ощущения какие-то не те. Донован, попадая в ГДР, видит много разных ужасных вещей: начиная от обоев в отеле, заканчивая расстрелами перебежчиков через Берлинскую стену. Но откровенно говоря, всё это не наводит какой-то ужас.

    Вообще, «Шпионский мост» — больше похож на какую-то историю доброго дедушки, который рассказывает её своим внукам интересно и довольно правдоподобно, но совсем без всякой похабщины и «жести», чтоб не травмировать детей. Вот так и ощущаешь себя во время просмотра новой ленты Спилберга.

    Шпионский мост — это, конечно, не великая лента и точно не самая лучшая у Стивена Спилберга, но это хорошее и главное качественное кино, которое вполне может конкурировать с блокбастерами. Тут достаточно интересные и остроумные диалоги (ещё бы, сценарий то братья Коэны помогали писать!), хорошая фирменная спилберговская картинка, добротная игра актёров, вдохновляющий саундтрек — нет, пожалуй, ни одной детали, которая бы испортила фильм, разве что кроме хронометража. Урезать бы первую «американскую» часть, и фильм смотрелся бы куда бодрее.

    Тем не менее Шпионский мост однозначно актуальный фильм и Спилберг, как никто другой улавливает геополитическую обстановку в мире. И подобно доброму дедушке, пытается с помощью своей истории показать, какая же глупость все эти геополитические интриги и конфликты. И больше всего радует в Шпионском мосте идея о том, что говорить и договориться можно практически в любой ситуации, главное — чтобы обе стороны конфликта были открыты друг для друга. И тогда возможно не только такое маленькое чудо, как спасение нескольких человеческих жизней, но нечто гораздо более масштабное.

    Поэтому, пусть «Шпионский мост» и неидеален, но посмотреть его однозначно стоит, ибо Спилберг один из немногих, кто может говорить о столь простых и одновременно сложных вещах вроде свободы и справедливости немудрёным и доступным каждому зрителю языком.

    7,5 из 10

    20 декабря 2015 | 16:03

    Как и всегда в американских фильмах СССР и соц. страны — империя зла, тюрьма народов, а они — силы Добра, враги Америки как всегда с мерзкими рожами, а они — конечно добрые и всепонимающие интеллигенты, все как один.

    А кто заметил, что Хэнкс едет в вагоне только с белыми в обоих эпизодах, хотя зная историю США, вероятно и в рестораны ходит только для белых.

    Недавно узнал историю о Бостонском марафоне и женщинах, происходившую примерно в те же годы.

    Лицемерие бесит.

    Ну и как всегда приятно смотреть на Хэнкса — отличный актер.

    За него 7 из 10.

    За лицемерие — минус 500

    22 января 2016 | 22:34

    Увидев ещё летом первый трейлер фильма «Шпионский мост», я думал, что получиться очередная картина, наполненная тоннами клюквы и бессмысленного пафоса. Но я всё же её ждал, ждал и продолжал верить в свои убеждения насчёт этой киноленты. Оправдались ли все эти, скорее, пессимистичные ожидания? — Отвечу сразу: нет.

    Итак, сюжет: он переносит нас в 1957 год. Соперничество Советского Союза и Соединённых Штатов Америки, носящее название «Холодная война» и грозящее перерасти в полномасштабный ядерный конфликт, вынудило обе страны прибегнуть к практике тайных разведывательных операций. В Нью-Йорке команда агентов Федерального Бюро Расследований ловит советского шпиона, Рудольфа Ивановича Абеля. Чтобы показать миру справедливость американского судопроизводства, коллегия адвокатов поручает защиту агента внешней разведки СССР страховому юристу, протагонисту ленты — Джеймсу Доновану. Несмотря на неоднозначную ситуацию, главный герой решительно и ответственно подходит к делу, отстаивая принципы верховенства закона. Но на этом причастность Джеймса Донована к процессам холодной войны не заканчивается. В 1960-м году над территорией Советского Союза сбивают разведывательный самолёт. Пилот, Гэри Пауэрс выживает и попадает в советскую тюрьму. В то же время в Восточном Берлине американский студент Фредерик Прайор попадает под арест, которого Штази обвиняет в шпионаже. ЦРУ обращается за помощью к Джеймсу Доновану, чтобы тот вёл переговоры об обмене советского шпиона на американского лётчика. В ходе пребывания в разделённом Берлине, главному герою предстоит своими глазами увидеть Берлинскую стену и бесчинство в Восточном Берлине, провести сложные переговоры с советской и восточногерманской сторонами, чтобы в итоге стать непосредственным участником первого обмена шпионами на Глиникском мосту.

    Теперь перейдём к плюсам картины. Первый из них, это диалоги. Именно на них, как мне кажется, построен весь фильм. Разговоры, наполненные, как юридическими и политическими терминами, так и обычными житейскими темами, которые ведёт Джеймс Донован со своими подзащитными, коллегами и иностранными агентами, являются неотразимой чертой этой киноленты. Можно сказать, что «Шпионский мост» скорее не о тайных агентах и шпионской деятельности, а о дипломатии и способности людей выстраивать диалог, порой даже в самые трудные времена.

    Далее, это общая атмосфера картины. Машины, мебель, одежда — всё выполнено в соответствии с периодом конца 50-х начала 60-х годов. В американском обществе чувствуется напряжение, боязнь перед глобальной атомной катастрофой: здесь вам и учебные мультфильмы о правилах поведения в случае ядерной войны для школьных учреждений, и ненависть американских граждан к Джеймсу Доновану в первой половине фильма, поскольку он защищает коммуниста, советского шпиона.

    Ну и конечно же нельзя отметить достойную игру актёров. Том Хэнкс сыграл более чем хорошо, роль ему подошла, но больше всего хотелось бы отметить Марка Райлэнса, который сыграл Рудольфа Абеля, поскольку он был просто великолепен в этом образе. Ещё одним плюсом можно назвать какую-никакую объективность и гуманистический посыл киноленты. Советский шпион, Рудольф Абель, представлен стойким, смелым и спокойным человеком, который с достоинством проходит весь путь от задержания до обмена на мосту. Джеймс Донован показан человеком, который стремиться следовать закону и принципам справедливости, который готов защищать человека, несмотря на то, что он шпион иностранного государства. «Стойкий мужик», как опишет его Рудольф Абель. Соединённые Штаты или же, точнее, американский суд показан с негативной стороны: коллегия адвокатов и суд поручают Джеймсу Доновану по-сути только сделать вид, что судопроизводство справедливо и объективно. Когда же он всерьёз начинает защищать Рудольфа Абеля, приводя факты пренебрежения американскими властями законом, его пытаются поставить на место, отклоняя любые доводы. Как я уже выше написал, американское общество показано в первой части фильма противником Джеймса Донована.

    С минусами всё гораздо сложнее. Фильм мне понравился и каких-то особенных изъянов я у него не видел. Разве что могу отметить вот что: диалоги. Да, я отметил их в качестве положительной стороны данной киноленты, но поясню, почему она может стать для неё и минусом. Кто-то явно захочет посмотреть «Шпионский мост», ожидая здесь увидеть постоянную борьбу шпионов, экшен-сцены, но всего этого здесь практически нет. Как я ранее сказал, фильм о дипломатии. Для тех, кто хотел от киноленты разговоров и переговоров на фоне холодной войны, этот пункт не является минусом. К отрицательным моментам фильма можно отнести только исторические и некоторые логические ошибки, но они не особо бросаются в глаз.

    Хотел бы ещё поднять тему клюквы. Как ни странно, её в этот картине довольно мало. Из выделяющегося можно отметить монументальный советский суд, которому бы позавидовал бы Галактический Сенат и древнеримский суд. Причём, что интересно, основной негатив направлен в сторону Германской Демократической Республики: тут вам и расстрелы, и постоянная хмурая погода, и серые, бросающие в дрожь от одного своего вида, солдаты Национальной Народной Армии. Но главное, что всё это не возведено в абсолют. Конечно, есть моменты и с Советским Союзом, где явно противопоставляются допросы американского пилота и советского шпиона в советской и американской тюрьмах соответственно. Но главное, как я ранее сказал, что всё это не возведено в абсолют. До конца мы историю не знаем и в какой-то мере всё показанное фильме, наверное, имело место быть.

    Но давайте уже подводить итог. «Шпионский мост» — очень хороший, достойный фильм, который точно придётся по душе любителям диалогов, так или иначе касающихся тем юриспруденции, политики и всего прочего. Эта кинолента, пытаясь быть объективной (что ей в большинстве случаев удаётся), несёт зрителю главную и правильную мысль, которая очень важна в наше время: человек должен уважать человека.

    Я же остался в полном удовлетворении от увиденного мною фильма. «Шпионский мост» для меня больше, чем хороший фильм 2015-го года, который я обязательно будут пересматривать.

    ___
    - Вы не волнуетесь.
    - А это поможет?

    1 февраля 2016 | 02:17

    Вчера я дочитала книгу адвоката Джеймса Донована «Незнакомцы на мосту». А сегодня мы сходили на фильм, посвященный описанным событиям. И я со всей уверенностью могу сказать, что «Шпионский мост» из разряда тех фильмов, которые можно заносить в учебники классического кино.

    У Спилберга вышла образцовая драма даже без особого пафоса, академичная в вопросе мизансцен, камеры, визуальных деталей и — главное — сценария. Сценарий приукрасили ровно настолько, чтобы добавить перчинки в пресные адвокатские дела и при этом не навредить реальной истории. Неожиданно было видеть такое бережное отношение к событиям, и за это спасибо Коэнам. Да, в дом Донована никто не стрелял, банда неумытых берлинских гопников не стягивала с него пальто, но в общем-то это вопрос придирок, а придираться не хочется.

    Правда в том, что Джеймс Донован действительно провёл блестящую защиту полковника Абеля и обмен на Глиникском мосту. Тот факт, что за одного Абеля удалось выпросить Пауэрса и Прайора, он сам объяснял, что за двух ремесленников США отдают одного большого художника. И это тоже правда.

    Хочется отметить великолепный кастинг, но как в фильме Спилберга могло получиться иначе? Прекрасно подобран и сыгран Абель, великолепен в своей большой роли Хэнкс. И лишь одна небольшая ошибка — советский посол Шишкин. По книге это умнейший и говорящий без малейшего акцента специалист, к которому Донован испытывал нечто вроде осторожного уважения. Напоследок приведу цитату из «Незнакомцев на мосту» — их последний разговор накануне обмена:

    …Он налил нам обоим еще по рюмке коньяку, закрыл свой портфель и принял менее официальный вид. Я спросил его, на скольких языках он говорит, и он сказал: «Только на четырех» — русском, немецком, английском и шведском. Он сказал, что во время войны учился в Московском университете, за границей живет уже около десяти лет и теперь хотел бы попутешествовать по своей родной стране.

    Я рассказал ему, что в нашей стране очень мало лингвистов в силу нашей географической изоляции и широкого распространения английского языка. Я пояснил, что мы всячески стараемся исправить это положение, обучая детей в раннем возрасте иностранным языкам, в том числе и русскому.

    - Вам следовало бы изучать русский, — сказал он.
    - В моей стране, — ответил я, улыбаясь, — только оптимисты изучают русский язык. Пессимисты изучают китайский.


    8 из 10.

    4 декабря 2015 | 22:26

    Режиссер «Шпионского моста», один из «отцов массового кинематографа» Спилберг, с его «гуманизмом», вызывает у меня ассоциации с персонажем по имени Гумани из льюисовского «Блуждания паломника», пытавшегося вырастить плоды на голой скале, покрытой лишь «легким покровом мечты». А свойственные Спилбергу сентиментальность и «приятность» вызывают в памяти подозрения Юнга о скрывающихся за ними жестокосердии, бесчувственности и бездушии. Понятно, что фильмы такого режиссера меня особо не интересуют. С другой стороны, к сценарию причастны снобы Коэн, которые, с их ограниченностью, гротеском и вечным мизантропическим хихиканьем, также не вызывают особого энтузиазма. Но вот незадача, объединенные усилия создателя сентиментального ширпотреба и высокомерных карикатуристов дали вполне неплохой результат. «Шпионский мост», конечно, не лишен недостатков, свойственных картинам Спилберга и Коэн — от пафосных «слезовыдавливающих» эпизодов, до злобного бурлеска — но эти недостатки в определенной мере компенсируют друг друга и придают фильму неожиданную глубину.

    У пошляка и парочки снобов вышло преинтересное кино — местами довольно неровное, и как бы состоящее из двух отдельных фильмов (слабенькой судебной драмы и шпионского триллера), но держащее в напряжении почти все свои два с лишним часа. И все это, следует заметить, без любовно истории, голых женщин (лишь с легким намеком на романтическую линию студента, которую, к счастью, не стали развивать), перестрелок и погонь. Но зато с прекрасными диалогами, неплохим юмором и запоминающимися остроумными фразами ("А это поможет?») в стиле голливудских фильмов 80-х годов. Для меня, впрочем, «Шпионский мост», это прежде всего три эпизода — разговор в ресторане между Донованом и Хоффманом, выступление Донована в Верховном Суде и разговор Донована с Пауэрсом. Во всех эпизодах Донован высказывает банальные истины, которые, как известно, всегда наименее понятны и очевидны — в первом эпизоде он выражает столь неочевидную для большинства сущность правового государства, напоминая, что именно принятие и соблюдение общих правил (права) делает ирландца и немца американцами, во втором о том, что последовательное соблюдение этих правил дает американцам моральное превосходство, являющееся лучшим оружием против врага, а в третьем эпизоде Донован выражает пожалуй, главную мысль, отличающую христианскую цивилизацию, например, от азиатской с ее культурой стыда — не важно, что о тебе думают окружающие, важны твои поступки. Остальные зрители могут найти для себя в фильме «штучки» вроде «стойкого мужика» (хотя, конечно, упорствовать можно и в глупости и, как по мне, вовсе не обязательно человеку во всем копировать осла), повосхищаться Абелем (тем самым стойким ослом) и остроумными шпионскими играми.

    8 из 10

    10 января 2016 | 05:35

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>