всё о любом фильме:

Землетрясение

год
страна
слоган«Трагедия, объединившая мир»
режиссерСарик Андреасян
сценарийСергей Юдаков, Алексей Гравицкий, Арсен Даниелян, ...
продюсерРубен Дишдишян, Арам Мовсесян, Сарик Андреасян, ...
операторЮрий Коробейников
композиторАйко
художникДавид Дадунашвили, Гульнара Шахмилова
монтажГеоргий Исаакян, Елена Денисевич, Ольга Гриншпун
жанр драма, ... слова
бюджет
200 000 000 руб.
сборы в России
зрители
Россия  896.8 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
время102 мин. / 01:42
7 декабря 1988 года в Армении произошло землетрясение, охватившее почти половину территории республики. Были разрушены города Спитак, Ленинакан, Кировакан, Степанаван и ещё более 300 населённых пунктов. 25 тысяч человек погибли, 19 тысяч стали инвалидами, больше полумиллиона остались без крыши над головой.

На фоне природной катастрофы разворачивается история двух героев — 45-летнего Константина Бережного и 20-летнего Роберта Мелконяна. Судьба сталкивает их не впервые — много лет назад в автокатастрофе по вине Бережного погибли родители Роберта. Константин провел несколько лет в тюрьме, а маленького Роберта приютили родственники. По странному стечению обстоятельств Бережной возвращается к своей семье в день страшного землетрясения: его ждут жена, дочь, сын… и Роберт, который так и не простил ему гибели своих родителей. По иронии судьбы, герои оказываются в одном спасательном отряде, но узнают друг друга не сразу.
Рейтинг фильма
IMDb: 6.90 (709)
ожидание: 79% (5405)
Рейтинг кинокритиков
в России
82%
9 + 2 = 11
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Продюсер фильма Рубен Дишдишян и исполнитель одной из главных ролей Грант Тохатян в декабре 1988 года принимали участие в спасательных операциях в Ленинакане.
    • Площадь декорации разрушенного после землетрясения города — 10 000 кв метров. Декорация с практически документальной точностью воссоздала улицы и дома реального Ленинакана. Она была построена за полтора месяца на территории заброшенного московского завода. На строительстве работала тяжелая техника — краны, бульдозеры, экскаваторы. Было завезено 8 тысяч тонн строительного материала: дерево, пенопласт, бетонные блоки, асфальт.
    • Фильм основан на реальных событиях и рассказывает о землетрясении в Армении 7 декабря 1988 года.
    • Съемки фильма длились 42 дня и проходили в Москве и Гюмри. В России снимались сцены после землетрясения, в Армении — мирной жизни до трагедии.
    • В кастинге приняли участие 500 актеров из Армении и России.
    • В съемках, проходивших в Армении, в массовке участвовали жители Гюмри (бывший Ленинакан), большинство из которых пережили и помнят землетрясение 1988 года. В массовых сценах приняли участие 150 человек.
    • 5 грузовиков реквизита было привезено для «наполнения» квартир: стенки, стеллажи, столы, стулья, ковры, люстры, посуда, игрушки, книги.
    • Работа над сценарием длилась 4 года. В его основу легли документальные хроники и истории, рассказанные свидетелями землетрясения: медиками и сотрудниками МЧС; руководителями бригад, разбиравшими завалы; выжившими, которых спасли из-под завалов.
    • На московском блоке съемок было использовано 4 тонны цементного порошка, который распыляли на площадке для создания нужных визуальных эффектов. Для съемочной группы было куплено 1500 респираторов.
    • Каждый съемочный день завершался минутой молчания — в память о жертвах землетрясения.
    • После землетрясения 1988 года ни один ребенок не оказался в детском доме — каждая армянская семья считала своим долгом усыновить сироту. Семья Андреасянов стояла в очереди на усыновление четырех детей.
    • еще 8 фактов
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Опросы пользователей >
    • 595 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Странно было смотреть фильм о такой страшной катастрофе в первый день 2017 года, однако, захотелось чего-то отечественного, чего-то свежего. «Землетрясение» как раз оказалось под рукой.

    Писал уже отзывы на фильмы Андреасяна и вот, еще один. На этот раз положительный. Совместный фильм армяно-российского производства рассказывает об ужаснейшей трагедии, произошедшей в 1988 году в армянской ССР. За 30 секунд землетрясения (вдумайтесь — 30 СЕКУНД) был разрушен город Спитак и еще несколько населенных пунктов. Полминуты — это так ничтожно мало, это — ничто. За это время люди, наверняка, и сообразить-то толком не сумели, что им необходимо делать и что вообще происходит. 30 секунд, которые навсегда изменили жизнь сотен тысяч мирных граждан, чье существование вверглось в хаос в декабре 1988-го. Это просто ужас. Остается только вопрошать: за что на СССР в 80-е обрушилось так много бед — спустя пару лет после печальных событий в Чернобыле, произошло еще и это.

    Что касается фильма. Соглашусь с некоторыми рецензентами — его стоит посмотреть. Хотя бы для того, чтобы знать и свою историю, и что раньше люди были добрее по отношению друг к другу. Да, горе объединяет, но тогда, несмотря на времена трудных взаимоотношений между СССР и США, а также СССР и остальным миром, на фоне войны в Афганистане, советский народ не был брошен и помощь прибывала из разных стран, включая Америку и страны Европы. Это говорит о том, что вот в таких сложных ситуациях можно как минимум рассчитывать на то, что один не останешься.

    Сам процесс землетрясения и разрушения города Ленинакан занимает немного экранного времени (сложно представить, что эти 30 секунд режиссер будет растягивать на полчаса, согласитесь), бОльшую часть занимает процесс разбора завалов в одном месте, которое и становится ареной главных событий. Здесь, на коротком промежутке одной из ленинаканских улочек Андреасян рассказывает о судьбах нескольких жителей городка, в мгновение потерявших родных и близких, свои семьи.

    Порадовал тот факт, что к этой ленте режиссер подошел ответственно. Сложилось ощущение, что вот таким проектом ему было интересно заниматься, а все эти «Мафии. Игры на выживание» и «Ограбления по-американски» были для него непривлекательны. «Землетрясение» же поражает своей масштабностью. Прочтите о том, как проходили съемки, какое количество декораций было завезено, какую площадь они занимали и в каких условиях работали актеры и представители съемочной группы — все они проделали по-настоящему большой объем работы. Плюс ко всему в фильме присутствуют эпизоды, отражающие документально зафиксировавшие те ужасные дни фотографии: два ребенка в гробиках в салоне машины, старенькая женщина с детьми у костра на фоне развалин, дети, оставшиеся без родителей… Это все вызывает сильное эмоциональное потрясение, ведь такое и врагу не пожелаешь. Здорово, что к проекту были подключены рядовые жители, те, кто на самом деле оказался в эпицентре тех событий почти 30-летней давности. В кадре часто мелькают актеры массовки в годах, явно те, кто пережил ту трагедию.

    Но. «Землетрясение» не лишено минусов. Одним из главных можно назвать линию героев Лавроненко и Степаняна. Она, в общем-то, резко начавшись, к концу фильма зашла в тупик. Поэтому, может и не стоило об этих персонажах рассказывать? Хотя здесь Андреасян наверное хотел показать разные судьбы (это наглядно демонстрируют и истории других героев), сплотившиеся перед лицом общей беды. Плюс ко всему слишком много в кадре мелькает одного и того же. Например одного из горожан, стаскивавшего тела, запрягшись в повозку. Этого персонажа вот в такой «позе» очень много.

    Если подводить итог, то можно отметить, что «Землетрясение» — это неплохой фильм-катастрофа и, будучи одним из немногочисленных произведений подобного жанра в последние годы, его можно расценивать как вполне положительный опыт. Есть над чем работать, но масштаб и подход к делу заслуживают плюсика.

    Впрочем, смотреть Вам. Свое мнение никому не навязываю.

    Приятного просмотра.

    8 из 10

    2 января 2017 | 14:20

    Фильм, рассказывающий с высокой точностью о событиях, которые произошли в 1988 году, и посвященный жуткой трагедии, которая произошла в результате землетрясения, фильм, который напоминает о дружбе народов, взаимовыручке перед лицом разворачиваюшейся драмы вызывает у людей… отторжение.

    Современные люди настолько зачерствели, что ничто человеческое им неведомо?

    Айподы заменили людям сердца?

    На кинопоиске люди с высоким процентным близким к моему статусом ставят фильму единицы. Единица — это значит, что фильм — не фильм.

    Кто-то удивляется, что режиссер фильма (видимо, прославленный плохими фильмами) снял кино с высоким рейтингом.

    Я этого режиссера не знаю и никаких его фильмов не смотрел. Мне проще. Я за рамками предрассудков здесь.

    Кто-то бравирует тем, что армяне могут. Ну я этот фильм не оценивал с точки зрения «армяне могут». Я кино смотрел. Фильм очень тяжелый. Где-то, наверное, слишком тяжелый. Но он о драме жизни. Там нет ничего веселого в такой ситуации. Это трагедия. Уж, извините, люди с попкорном в мозгах — землетрясение в городе — это ужасно. Попробуйте что-то почувстовать. Если не получается, тренируйтесь. Вдруг оживете.

    Некоторые злословят о том, что пока были в мировой истории драматические события, люди будут на них зарабатывать.

    Я, опять же, о деньгах во время просмотра не думал. Я кино смотрел. Мыслей о том, что на фильме кто-то пытается заработать у меня не было. Были мысли о том, что фильм напоминает людям о том времени, когда не было разницы между тем, армянин ты, азербайджанец или киргиз. Все люди были братьями. И мне нравится такой подход. Также в фильме много сюжетных линий и переплетений. Это, в общем, то хорошая работа сценариста.

    Что касается денег, то фильм, насколько позволяет судить статистика Кинопоиска, пока в убытке. Люди, которые критикуют фильм за желание заработать, хотя бы, обратили на это внимание?

    Мне, честно, даже немного страшно и берет оторопь от того, какие люди сейчас. И как они смело и свободно позволяют себе высказывать такие пустые, страшные, циничные и отвратительные мысли.

    8 из 10

    23 декабря 2016 | 14:17

    Небольшое лирическое отступление.

    Я слышала о трагедии, описанной в данном фильме, достаточно давно.

    Буквально несколько дней назад, достав публицистическую книгу Давида Гая «Унесу боль твою…», написанную по горячим следам декабря 1988, прониклась событиями, произошедшими в Армении в том году, когда меня еще на свете не было.

    Вспомнив, что о ней снят фильм, решила рискнуть и посмотреть. Я не позиционирую себя экспертом по землетрясениям, но я…

    Просто потеряла зря время

    Итак, у этого «шедевра» есть только два плюса.

    1) Музыка. Спасибо, что достаточно наполненная и красивая.

    2) Репортажные фотографии в конце.

    И это — всё.

    Остальное просто вызывало недоумение. Кадр за кадром, минута за минутой было только ощущение «Что я смотрю и зачем?»

    Полная неубедительность:

    1) Декораций. Как уже было отмечено в других рецензиях, декорации как будто были перевезены из студии, где снимали какой-то из приевшихся современных фильмов о войне. Мне в жизни повезло, я никогда не была в эпицентре такого землетрясения, и я не знаю, как обязаны выглядеть обломки домов при подобном, НО вот давайте посмотрим репортажные фотографии Спитака, да той же Италии, достаточно свежая катастрофа, август 2016, сколько дней с экранов телевидения в новостях не сходили новости про пострадавший Аматриче! И вы все еще верите в «землетрясенские» завалы камней?

    2) Самого землетрясения. Просто не верю, не верю сменяющимся кадрам — а это реально землетрясение или просто бомбежка камнями с неба, стараясь не повредить актёров? Вы вот серьёзно сейчас? Единственное, что пыталось вытянуть недолгий момент землетрясения это паника людей, бежавших с рынка, но и та не удалась целиком. Про приземление ребёнка в слоу-мо повторяться не буду — уже описано выше.

    3) Персонажей и эмоций. Вот произошла катастрофа. Люди гибнут под завалами, придавленные камнями (и никакого, кстати, отражения одной из главных проблем Спитакского землетрясения — синдром сдавления, от которого погибло столько человек).

    Что мы видим? Натянутость, фальшивость и сладкоречивый пафос. Не верилось почти ни одной линии, ни одной эмоции, ни одному действию. Даже мародёры были неубедительны до ужаса — просто роботы, пытающиеся сыграть образы антагонистов истории.

    4) Изображения самой катастрофы. Во-первых, создалось впечатление, что бедный разрушенный Ленинакан, в котором происходило действие фильма — это горстка людей в виде главных действующих персонажей (жителей) и пары иностранцев, пришедших на помощь. Что говорить про главного героя Роберта и про всё, чем он, собственно, в течение фильма занимается. Где жители Ленинакана, которые пытались разгрести завалы при свете газовых горелок? Где какая-никакая постановка спасательных работ? Где техника (в фильме видим один кран)? Где прилетевшие из других концов огромного СССР медики, спасатели, их машины, техника, слаженная работа по спасению людей? Где армия, наводившая в городе порядок? Где иностранные спасатели из Германии, Франции, Англии, США? Где? Это вот так вот проходят страшнейшие природные катастрофы? И спасательные работы — вот такие? Да ладно?

    Мне вот интересно, в фактах указано, что в массовке присутствовали жители бывшего Ленинакана, ныне — Гюмри, которые ПОМНЯТ землетрясение 1988 года. Почему их не возмутило происходящее?

    Драма-пафос-драма-пафос — 80% этого фильма. Хоть как-то убедительно, но даже диссонирующе на этом фоне выглядели проглядывающие сквозь всё это реальные факты, которых было небольшое количество — например, плиты, которые нельзя было сдвигать без крана.

    Было чувство, что меня обманули, а фильм просто поспекулировал на боли целого народа и продемонстрировал экшн-картинку.

    6 января 2017 | 15:36

    Человек предполагает, а Бог располагает. Можно быть самым скептически настроенным агностиком, даже атеистом, не верить в высшие силы, рок и фатум, но иногда жизнь преподносит такой урок, что невольно начинаешь задумываться.

    Утро 7 декабря 1988 года. Этот день начался так же, как и многие другие до этого, с обычных проблем, забот, радостей и печалей, к которым люди давно привыкли. Никто из них не знал, что их планы не стоят и гроша перед силой, которая через несколько часов сровняет с землей дома, вырвет с корнем деревья и обратит в пыль несколько городов и поселков. Землетрясение, ставшее крупнейшим истории Армении, ударило по всем вместе и по каждому из них в отдельности, жестоко перемешав их судьбы друг с другом и удивительным образом расставив все на свои места.

    Зритель, знакомый с предыдущими работами Сарика Андреасяна, привык к легким комедиям и не слишком изысканному юмору, но в этот раз все иначе. Эта картина действительно много значит как для самого режиссера, так и для всей российско-армянской съемочной группы. В буднях Ленинакана столько света и человеческого тепла, что невольно проникаешься каждым мгновением жизни этих людей, так быстро ставших тебе родными. За них болит сердце, и это, пожалуй, главное в этой истории.

    Возможно, в наши дни стоит присмотреться к идее, проходящей тонкой нитью через судьбы героев Константина Лавроненко, Марии Мироновой, Виктора Степаняна и многих других. К идее того, как сплоченно и без колебаний объединились все выжившие в тот день, как на трагедию откликнулись люди из самых разных стран, как не важно было в те дни то, кто ты и откуда. Это не занудное морализаторство, а простая и понятная человечность, цену которой особенно остро понимаешь в такие моменты. Жизнь и смерть куда могущественнее, чем месть или решетки тюрьмы. Этому придется научиться и юноше и мужчине.

    Бетонная пыль осядет очень скоро, но ничего уже не будет прежним. Жизнь продолжится. Построят новые дома и родятся новые люди. И им нужно будет рассказать об этом, передать память о тех удивительных поступках, которые когда-то совершались на руинах спокойной жизни. И, как сказала одна мудрая молодая женщина, ничто не умрет и не будет забыто, пока оно живет в нашем сердце.

    22 ноября 2016 | 14:51

    В киноцентре «Октябрь», при большом стечении очень известного, малоизвестного и совсем неизвестного народа, хотя таких было мало, состоялся первый показ фильма Сарика Андреасяна «Землетрясение», посвященный ужасной природной катастрофе в Армении в декабре 1988 года. Перед мероприятием я подготовился и изучил документальные материалы про армянскую трагедию: я просмотрел сотни фото, на которые до сих пор нельзя взглянуть без содрогания. Гробы, сотни, тысячи гробов на фоне тотально разрушенного Ленинакана: города, в котором происходит действие фильма. Вот проезжает старая копейка, а у неё на крыше закреплены два трупа, вот в пикап ставят два гроба, а в них — близнецы. Вот по улице, на которой греются у костров чёрные от пережитого кошмара и копоти люди, идёт мужчина, а в руках у него — маленький детский гробик.

    Это реальные фото, которые Сарик Андреасян — хочется сказать, оживил — но в контексте оглушающей смерти, которая является основным и определяющим фактором фильма, я выражусь иначе: показал. Наверное, я впервые уйду от каких-либо художественных оценок работы режиссера, потому что на эмоциональном уровне фильм Андреасяна, при всём мелодраматизме большинства сюжетных линий и местами откровенно грубой работы съёмочной группы, заставил меня плакать, как это ни странно. Фильм, вызывающий катарсис, даже самыми простыми вещами — сиротством, неприкаянностью, старыми счётами, которые вдруг переворачиваются — это всё равно событие. Сарика и без меня будут ругать, причем разные люди: профессиональные циники, высоколобые критики, давно называющие Андреасяна «армянским Уве Боллом» и в целом наше расчеловеченное общество, не способное на подлинное сочувствие и сострадание, показанные в полной мере в «Землетрясении».

    Я не верю в дружбу народов, но почти шекспировский мотив, по которому так страшно и навсегда переплелись судьбы русской и армянской семей в фильме, вполне кинематографичен и держит фильм в смысловом плане. «Землетрясение» — это точно не фильм-катастрофа, хотя кое-где в панорамных видах заметно влияние такого мощного пеплума, как «Помпеи»: складываются, как спичечные коробки, бетонные дома Ленинакана, погребая под завалами тысячи людей. Как и в жизни, в фильме на помощь маленькому армянскому городу приходит весь тогдашний Союз и цивилизованный мир: французские спасатели отвлекают детей-сирот, а крановщик из-под Ростова помогает вытащить из-под бетонных блоков армянскую девушку.

    Главных героев, ещё за 8 лет до уничтожения города, соединила смерть: каждый из двоих, прежде всего, герой Константина Лавроненко, прошёл свой путь к покаянию, но, снова обращаясь к Шекспиру, убийство можно смыть только кровью. Важно сказать, что у каждого режиссера, на мой взгляд, должен быть его личный, особенный фильм: эта теория появилась после неожиданного фурора «Списка Шиндлера». Безусловно, наш Сарик — далеко не Спилберг, не Вайда с его «Катынью» памяти отца и даже не Атом Эгоян — потомок армянских беженцев от резни 1915 года, снявший не самый удачный свой фильм «Арарат». Но, скажите, разве красное пальтишко еврейской девочки из краковского гетто стоит меньше, чем разбитая кукла на руинах Ленинакана?

    Почему мне должна быть близка только моя собственная боль: я — человек, тонко воспринимающий мир и похожие на апокалиптические видения развалины армянского города вызывают у меня те же чувства, что и дымящееся еврейское гетто. Один образ, далеко не главный в ходе фильма, но, очевидно, важный для режиссера, точно не забудется: это сошедший с ума директор городского кладбища Ленинакана. В первых кадрах это успешный советский человек, в дубленке и норковой шапке: кавказский шик человека с большими деньгами. После катастрофы он находит где-то на остатках улиц города разбитый тарантас, впрягается в него вместо лошади и возит, возит, возит в нем мертвецов, как обезумевший Харон.

    На мой взгляд, это очень сильная и точная метафора того, что делает с человеком смерть: он директор кладбища, чужая смерть — это его профессия, но одномоментная, массовая гибель сводит с ума сразу… Несмотря на масштабы и бюджет, «Землетрясение» не коммерческий хит, а сугубо авторское, в смысле — личное кино для Андреасяна и его продюсеров. Они хотели сказать то, что, вероятно, давно жгло их изнутри и я благодарен всей команде фильма за их высказывание: к слову, я регулярно плачу только на Спилберге и — это большой секрет! — на «Привидении» Джерри Цукера..

    Недурная компания у Сарика, да?

    18 ноября 2016 | 20:34

    Увидел трейлер к этому фильму уже давно и даже поставил себе напоминание на премьеру.

    Мой интерес был вызван тем, что застал время этой катастрофы учась в школе в Тбилиси, то есть в 150км от места трагедии. Меня, 12-летнего мальчика сильно потрясло тогда это явление, ощущался панический ужас и оцепенение от осознания того, что в одно мгновение любое здание может превратиться в руины. Наша школа, несмотря на возраст, устояла, но плиты над головой ходили ходуном и это зрелище до сих пор перед глазами. Если сила землетрясения была бы хоть на балл выше в Тбилиси, то вряд ли сейчас писал этот текст.

    Вряд ли этот фильм претендует на Оскара в игре актеров, но он максимально верно отражает то время и колорит местных нравов. Абсолютно обыденная жизнь советской республики в одно мгновение превратившейся в сущий ад. В фильме показаны все грани этой трагедии, и безмерное горе по погибшим родственникам, и огромное желание помочь совершенно далеких от произошедшего людей, и даже деятельность мародёров.

    Лично я с головой окунулся в сюжет, вспоминая то время и сопереживая героям. Всё описанное вполне могло произойти в реальности и скорее всего происходило. Это не выдуманная история, поэтому пробирает до глубины души вызывая просто бурю эмоций. Начинаешь понимать насколько хрупка человеческая жизнь, особенно перед лицом Природы.

    В общем, настоятельно рекомендую к просмотру, особенно тем, кто так или иначе был связан с событиями 07 декабря 1988г в Армении, это однозначно вызовет эмоции и грустные воспоминания.

    10 из 10

    3 декабря 2016 | 18:05

    Я редко зависаю в ступоре над киноотзывом, потому что нелепость я стебу, добротность одобряю, шедевральность восхваляю, а директивную игру на чувствах людей валю из пушки словесного возмущения. Но когда валить надо то, что базируется на реальной трагедии, которую я из детства детсадовского запомнила рифмованным новостным речитативом диктора из программы «Время» как «Землетрясение в Армении», — я в ступоре и недоумении. Ведь даже «Фонд кино» снова поддержал новое российское, а восхититься опять не получилось.

    Казалось бы, повторяя классическую экипажную сценарную схему, не сделать шедевр-катастрофу невозможно. Однако, талант, он, как вы знаете, штука особая. Если помните, в классической версии «Экипажа» Митты, вы, зритель, целую серию, полтора часа, знакомитесь с героями, вживаетесь в их быт, их характеры, влюбляетесь в них или испытываете смешанные, но глубинные чувства.

    А когда во второй серии герои, получившие от вас заряд характеристик и симпатий, попадают в экстремальную ситуацию, вы не просто болеете за них, действо на экране выворачивает из вас душу, и за этим вы пересматриваете «Экипаж» раз в 10 лет, чтобы напомнить себе… о многом, о своем, о важном. Но не о том, как страшно оказаться в железяке на высоте 10 000 м.

    Армянская трагедия, которая была и моей, потому что тогда армянский народ еще был единым с моим, сейчас, в кино, изображается настолько далекой и чужой, поверхностной и лоскутной, что даже странно. Потому что я умею чуять кино, но от этого фильма мне глухо.

    И мне странно оттого, что даже фильм Фатиха Акина «Шрам» про еще одну армянскую трагедию затащил меня в свой сюжет и не отпускал несколько недель. В том числе музыкой и сюжетом, от которого и дух сперало, и сочувствовалось вволю не потому, что каждые 3-5 минут на экране — страдания, трагедии, потери и боль. Там была история — глубокая история одного героя.

    И я не знаю, как оценивать полуторачасовой фильм «Землетрясение», сценарий к которому писали 4 года и, либо из-за скудного финансирования урезали до поверхностных намеков на глубинные темы, либо не поняли фишки, как раскрывается катастрофа через историю, пусть одной семьи, но глубинно, либо первый катастрофичный блин у практиков иных жанров прошел соответственно поговорке, несмотря на кажущийся беспроигрышным исторический материал.

    Я вижу на экране игру своих современников в те времена, когда отец не принимал своей беременной вне брака дочери, горячие юнцы жаждали кровной мести во что бы то ни стало, а матери с детьми толпились на базаре, закупая провизию изо дня в день. И вот, через 15 минут созерцания этого, мне показывают, как этот мирок рушится, и наступает череда нарезанных на порции страданий людей, смотреть на которые без эмоций невозможно. Потому что это базовые страхи, цепляющие любого! Здесь невозможно проиграть — зритель гарантированно заерзает в кресле, когда показывают страдания людей, потерявших близких из-за природного катаклизма.

    Ну, правда, многие ли из вас не всплакнут, глядя на отца, откапывающего из-под завалов ребенка, которого не видел 8 лет, или на мальчика, принесшего похлебку умершей от ранения матери? А такими кадрами вас бомбят регулярно с перерывами. И все художественное киноосмысление трагедии в Армении становится некоей цветной кинохроникой людских потерь. Но, ребята, кино, да еще и художественное, да еще и масскультное, оно не про это. Кино вообще про метафору какую-то, про образ, про идею. А фильм-катастрофа тем более. Вспомните шедевральный (в моем личном кинорейтинге) «Послезавтра» — там не про календарь и не про список дел на послезавтра, да и в «Экипаже» не то чтобы про экипаж — там история, сквозь людей, а не нанизанные друг на друга корчи страдающих в аварийном самолете пассажиров, боящихся умереть. Хотя по сути кино про это — сотни людей боятся умереть на высоте 10 000 м в железном цилиндре с крыльями.

    Здесь же — какое-то нагромождение всего: несвоевременный жених кидается спасать из рушащейся больницы ребенка, а не свою беременную возлюбленную, раненая мать отправляет сына домой, чтоб не видел, как она умирает, под могильной плитой-столешницей, которую подарил назойливый ухажер, спасается молодая женщина, ушлый цирюльник не упускает возможности стырить дорогие часы с почившего клиента, которому уже нет надобности в стрижке под супермэна, одни просветляются, другие побираются, третьи жертвуют собой ради других, четвертые чудом выживают.

    Возможно, этим пытались создать эффект чудовищной каши, чтобы зритель погрузился в смятение и тем прочувствовал настроения людей, у которых земля ушла из-под ног во всех возможных смыслах и значениях, но у киноискушенного зрителя от такого художественного киноосмысления трагедии в Армении весьма смешанные чувства. Я не знаю, как это оценивать, потому что от фильмов-катастроф я жду чего угодно, но не рефлекторных реакций на базовые страхи. А вы?

    4 декабря 2016 | 01:32

    «Землетрясение» одного из самых популярных людей в российском кино подхватило эстафетную палочку у других кинопроектов, занимающих эту жанровую нишу, фильмов «Экипаж» и «Ледокол», и не стоит сомневаться, что имея такой сюжетный и зрелищный потенциал, «Землетрясение» сможет снискать популярность за пределами России и убедить остальной мир в возможности и желании снимать хорошее качественное кино параллельно с пустыми квн-проектами, рассчитанными на снятие небольшого, но стабильного куша.

    Сам фильм рассказывает об одной из самых страшных трагедий на советском и постсоветском пространстве, сравнимым разве что с трагедией на ЧАЭС, которая повлекла гибель не менее 25000 человек. Андреасян, имея в наличии внушительный бюджет, показывает нам историю с двух сторон, проводя зрителя по двум параллелям. С одной стороны, это рассказ о крупнейшем в Армении землетрясении, показанном эффектно и визуально красиво, но без лишнего лоска и пафоса, так, чтобы не складывалось впечатление о намеренной постановочности и наигранности событий.

    С другой стороны, что уже стало закономерно в фильмах-катастрофах, идет рассказ о личной драме нескольких ключевых персонажей, которые оказались в эпицентре событий. И отдельное спасибо хочется сказать за выбор очень талантливого драматического актера Константина Лавроненко, который как никто другой (даже Безруков — спасибо и за его отсутствие в фильме) может показать самые трагичные и глубокие эмоции персонажей в любом фильме. Да, собственно, и не нашлось актеров, о которых можно было сказать, что они были не к месту или играли слабо. Многих мы и не знаем, т. к. это армянские актеры, и это идет на пользу фильму, не набивая оскомину на затертых лицах.

    Андреасян, забыл о странном Карлсоне, о позаимствованном у Шварценеггера Беременном и снял настоящее кино, профессионально играющее на настроениях и чувствах зрителей, заставляя прочувствовать эмоции персонажей фильма, вышибая слезу у впечатлительного зрителя и вызывая уважение за сам продукт. Думаю, что никто не ожидал от любителя комедий с набившими руку квнщиками столь серьезного фильма, который хоть и нацелен на коммерческий успех, все же содержит в себе много личного и авторского. Поэтому так легко поверить в реальность происходящего на экране и неподдельно переживать за жизнь героев.

    Конечно, это далеко не идеальное кино, имеющее нотки претенциозности, излишнюю драматичность местами, зацикливание фильма на отдельных людях, а не на всеобщей беде. Но все это можно понять, потому что в итоге зритель остается доволен и в зависимости от вовлеченности в эту трагедию, решает сам как с этим жить. Забыть и пережить или вспоминать и чувствовать то, что увидел.

    Так что, в преддверии последних кинохитов уходящего года можно выделить время и просто посмотреть хорошее кино. Благодаря таким фильмам можно считать 2016 год успешным для русского кинопрома. Приятного просмотра.

    8 из 10

    9 декабря 2016 | 19:22

    То, что крутят в кинотеатрах, чаще всего проходит по разряду аттракционов. Причём всё больше импортных. Такие фильмы как «28 панфиловцев» — редкие гости. Тем радостнее, когда спустя всего неделю после премьеры панфиловцев на экраны вышел фильм «Землетрясение». Может быть что то меняется.. Фильмы эти во многом сходные. Например, нет главного героя. Кому то внимания уделяется меньше, кому то больше, но таких, на ком свет клином сошёлся — нет. Но главное сходство — они сняты с любовью к своей истории, признательностью и уважением к своим предкам. Понятно, кое-кого это бесит.

    Землетрясение 1988 охватило значительную часть Армянской ССР, было разрушено несколько городов и сотни населённых пунктов по-меньше. Десятки тысяч людей погибло или стало инвалидами. Для кого то из выживших это стало жестоким уроком, в максимально наглядной форме указавшим на то, что далеко не всё из того, что казалось таким важным является таковым на деле, а некоторые другие вещи бывшие в тени наносного, наоборот заслуживают куда большего внимания. Для других это стало отличным поводом окончательно опуститься. Катастрофа таких масштабов — оглушающее горе. Но и возможность узнать, что вокруг куда больше хороших людей, чем кажется обычно. В сущности вся страна, весь мир.

    Тем, кто ходит в кино, чтобы пожрать, огромная просьба. Сделайте над собой усилие. Или выберете другой аккомпанемент. Шуршание обёрток, хруст и чавканье — мешают до крайности.

    31 декабря 2016 | 19:16

    Начну с того, что перенесу себя в 1988 год. Москва. Зима. Ко мне на какой-то из перемен подходит учительница по «Английскому языку» и спрашивает, всё ли хорошо у наших родственников в Армении. Оказалось, произошло землетрясение — много погибших, раненных, школа собирает гуманитарную помощь пострадавшим — теплые вещи…

    И вот, проходит почти 30 лет, и на экраны выходит фильм, посвященный этой трагедии. Трейлер пробирал до мурашек — казалось, что вот он — бриллиант! Следила за судьбой пост-продакшена как никогда. Ждала 1 декабря с нетерпением. Хотела чуть ли не с самолета сразу в кинотеатр — только бы поскорее увидеть этот шедевр, расхваленный очень многими, уже посмотревшими фильм на пред-показах. Слегка пугало известие о том, что большинство зрителей на «Землетрясении» рыдает; кто не рыдает, тот давится слезами; кто и этого не делает, тот героически пялится в экран, глотая комок в горле. Ну, думаю, ладно — не нового же «Хатико» снимали.

    Прошло некоторое время и я в кинотеатре! Удобно уселась, народу мало — предвкушаю приятный камерный просмотр, но… Почему-то большинство народу вокруг первые минут 20 болтает о том о сем, не обращая внимание на замечания. В напряге жду, когда ж начнутся душещипательные моменты, чтобы окружающие умолкли… И тут, как из рога изобилия, посыпалось ОНО — слёзы, слезы, слезы. Их из зрителя выматывают самыми разнообразными способами, не жалея на это экранного времени и картонной игры актеров.

    Раз уж зашла речь про актеров, то могу сообщить о них следующее — ужас, не припомню, где в последний раз похожее убожество видела. А за отдельные фразы героев, их хочется закопать прямо там же — пожалуй, самая мерзкая «Он же на кладбище работает, а я жить хочу!», хотя, конечно, не обошлось и без бриллиантовой фразы «Понял я, понял, бог! Только зачем ты так больно объясняешь?!». А так, конечно, что ни фраза, что ни поступок — рука/лицо. То архитектор, даже не проверив, есть ли в машине другие живые, выносит паренька; то не пойми зачем появляются мародеры; то здоровый крепкий парень проводит в нытье и слезах три дня и три ночи возле плиты с девушкой, вместо того, чтобы помогать разбирать завалы; то папаша, резко меняющий мнение о зяте, как только узнает о его смерти, кстати, тупой и неправдоподобной… и т. д. 

    И вот всё это снабжено лишь единственным приятным делом в данном кино — музыкой, которая, пожалуй, единственная не фальшивит в фильме. Всё и все остальные — фальшивки; в целом мерзкое слезодавительное убожество, которое досматриваешь больше в память о трагедии, чем из каких-либо других соображений. Все без исключения актеры — деревяшки, все спецэффекты — картонные и пенопластовые блоки в компьютерной обработке.

    В связи с этим плакать, пожалуй, хотелось лишь от злости, что кому-то пришло в голову монетизировать трагедию, срубив на ней бабла и наград, потому что, наверное, нет людей, не заплачущих, когда мальчик-картонка кричит маме-картонке «Не умирай!». И как раз после просмотра я поняла, почему в кинотеатре в центре Москвы, а даже не где-то на районе, я оказалась в такой болтливой компании — все просто прослышали, что вышел фильм про какую-то там трагедию, произошедшую 100 лет назад, на котором все рыдают — надо сходить, тоже порыдать что-ль. На этот фильм в тот день пошли любители забавных зверюшек, замученных нацистами детей и умирающих онкобольных — поплакать немножко в темноте. Серьезных людей, хоть что-то знающих/помнящих о трагедии у аудитории этого фильма не наберется и 20-30% кмк — большинству охота просто пощекотать себе нервы, хлюпая носом.

    В общем, к чему я это всё. Друзья, ваши слезы используют как метод продажи этого кина тем, кому вы о нем расскажете в духе «Ходил на фильм, все глаза проплакал». Я желаю этому фильму провалиться в прокате, чтобы у создателей рука не замахнулась на нечто еще более тяжелое и страшное из истории Армении — геноцид армян в Османской империи, ныне также ставший фишкой в политических играх.

    И да… самая главная мысль, которая меня не покидала — господин режиссер применил на всех своих зрителях те же приемы, что в своем социальном ролике «Мамы», который не в состоянии без слез посмотреть ни одни человек, у которого есть мама. Только, простите, «Землетрясение» — это не социалочка на 3:40 (кто не знает, тот ищет в youtube по запросу «мама социальный ролик») товарища Сарика Андреасяна. Он вам продал эмоции про ваших мам, он вам же теперь продает чужую трагедию теми же методами… Тьфу!

    6 из 10

    7 декабря 2016 | 22:21

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>