всё о любом фильме:

Мамочка

Mommy
год
страна
слоган«Мы с тобой ближе, чем мужчина и женщина»
режиссерКсавье Долан
сценарийКсавье Долан
продюсерКсавье Долан, Нэнси Грант, Сильвен Корбелл, ...
операторАндре Тюрпен
композиторНойя
художникКолумб Рэби, Ксавье Долан, Жан-Шарль Клаву
монтажКсавье Долан
жанр драма, ... слова
сборы в США
сборы в России
зрители
Нидерланды  29.9 тыс.,    Россия  22.6 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время138 мин. / 02:18
Номинации (2):
Яркая и взбалмошная вдова Диана забирает из интерната сына-подростка и полна решимости начать новую жизнь. Со Стивом они бы жили душа в душу, но вспышки гнева импульсивного сына то и дело подрывают шаткое равновесие в семье. На подмогу приходит скромная заикающаяся соседка Кайла, и в доме на время воцаряется идиллия, но как долго это продлится?
Рейтинг фильма
IMDb: 8.10 (27 173)
ожидание: 99% (1214)
Рейтинг кинокритиков
в мире
89%
102 + 12 = 114
7.9
в России
95%
19 + 1 = 20
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 4337 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Фильм выдержан том же стиле, что и первая картина Долана ("Я убил свою маму»). В таком сравнительно раннем возрасте он смог сформировать черты, которые выделяют его фильмы из других подобных, а именно: экспрессия (крики, ругань, нежность, чувства на грани безумия), интимность (создается ощущение, что подглядываешь за чужой жизнью в замочную скважину), сложные отношения с родственниками (как в первом, так и в этом фильме сюжет крутится вокруг взаимоотношений сына с матерью) и крайности, вроде специфических семейных отношений. Мать с сыном настолько близки, что от этого становится немного неловко. Будь то ссоры или преувеличенная нежность, это вызывает смешанные эмоции.

    Главная героиня забирает сына из интерната в связи с неким инцидентом, повлиявшим позже на сюжет фильма. Гиперактивность и вспышки ярости пугают мать, но гораздо сильнее желание спасти сына от окружающего мира и просто быть с ним.

    Интересен так же формат кадра 4:3, меняющийся на полноценный только в те моменты, когда в жизни главных героев наступает «белая полоса». Однако, формат становится прежним, как только появляется обстоятельство, негативно влияющее на их взаимоотношения.

    Игра актеров на высоте. Они переживают историю вместе со своими персонажами, даже не пытаясь лгать зрителю, показывают все. Страх, радость, любовь, боль — это даже не кажется фальшивым.

    С уверенностью можно сказать, что Долан умеет показывать сложные ситуации в жизни близких друг другу людей. Первый фильм, снятый как автобиография, задал тон всему остальному его творчеству.

    Замечательное музыкальное сопровождение, красивые кадры, интересный сюжет, показывающий все грани мира главных героев, все это позволяет погрузиться в действие, происходящее на экране.

    Не рекомендуется людям с консервативной жизненной позицией, в связи со спорными сценами, коих в фильмах Долана хватает.

    Данная картина — доказательство того, что кино развивается. Появляются новые талантливые режиссеры, рождаются интересные идеи. Людям еще есть что сказать, показать и донести до зрителя. Кино еще не скоро замолчит.

    8 из 10

    27 ноября 2015 | 14:29

    Коллеги по режиссёрскому цеху называют его наглым выскочкой, ведь что режиссёрского, что жизненного опыта у двадцатишестилетнего канадского режиссёра и сценариста Ксавье Долана, признаться, маловато, а члены жюри фестивалей неигрового кино своим любимцем и гением. Эти диаметрально противоположные мнения о его карьере не мешают его картинам быть отмеченными престижным Каннским кинофестивалем, а его последней работе, психологической драме о сложных взаимоотношениях матери и сына, «Мамочка», получить один из престижных призов Канн.

    Безработная вдова Диана Дюпре решается, пожалуй, на самый отчаянный шаг в своей жизни- она забирает из интерната для трудновоспитуемых подростков сына Стива, исключённого оттуда за устроенный в интернате пожар. Несмотря на увещевания всех окружающих, что вопреки внешней миловидности и заботе, Стив социально опасен, Диана берётся доказать, что мальчик способен измениться к лучшему. Помочь Диане берётся её соседка Кайла- вечно заикающаяся женщина на грани нервного срыва…

    Сказать, что смотреть «Мамочку» невероятно трудно-значит не сказать ничего, ведь стотридцатиминутное погружение Долана в психологию взаимоотношения его героев- иначе, как пыткой, не назовёшь. Постоянными ссорами и примирениями Стива и Дианы, вечными срывами Стива и следующими за ними дебошами и драками, Долан раскаляет атмосферу фильма до предела, обостряет конфликт до ощущения пореза от бритвы. « Я понял в чём проблема-ты меня не любишь» констатирует однажды Стив, пытающийся найти истоки их проблем с матерью. Пожалуй, он прав- Диану сложно назвать идеальной матерью- по-эгоцентристски сосредоточенная исключительно на материальных благах, она пропускает синдром гиперреактивности сына, ведущего к его асоциальному поведению, а потом вообще помещает «неудобного» сына в клинику для душевнобольных. Долан всеми силами пытается реанимировать Диану в глазах зрителя её фразой «Единственное, что может случиться в жизни матери, любящей своего сына-то, что её сын перестанет её любить…», стабилизацией атмосферы в доме Дюпре с появлением Кайлы, позволяющей увидеть мать и сына Дюпре с их лучшей стороны и оценить их, как homo sapiens, а не как вечно орущих и ненавидящих друг друга неандертальцев, но поступок Дианы в конце фильма показывает, что тот штиль был лишь затишьем перед разразившимся десятибалльным штормом. Оригинальное операторское решение, представляющее все события фильма в вертикальном формате 1:1, словно суживающем картинку до видео в мобильном телефоне, заставляет зрителя еще пристальнее всматриваться в многочисленные крупные планы героев, ещё больше усиливает эффект воздействия долановского творения на зрителя.

    Повторюсь ещё раз-вынести этот эффект будет под силу не всем. Но если вы любите артхаусные драмы, пристально вглядывающиеся в души своих персонажей и выворачивающие их наизнанку, которые больше грузят, нежели развлекают зрителя- «Мамочку» я вам настоятельно рекомендую, не пожалеете. И напоследок- любите своих детей и будьте внимательны к ним…

    7 из 10

    30 марта 2015 | 08:33

    К пятому фильму Долана хочется придираться меньше всего. Но это не значит, что он стал зрелым режиссёром. Он снял лёгкое и светлое кино, которое хочет понравиться зрителю. Фильм — драматичный, местами смешной и колкий. Настроение фильма — часто солнечное, летнее и тёплое.

    Кастинг — незамыленные лица актёров заставляют поверить в историю быстро. Творящиеся переживания внутри персонажей играются ярко и сочно. В результате люди и события пленяют зрителя.

    Саундтрек — популярная музыка, играющая в плей-листах у миллионов людей. Её крутит ваша сестра, друг и все холодильники с утюгами.

    Камера — фильм словно снят на мобильный телефон. Однажды такой приём подарит чувство освобождение, поэтому этот приё м оправдывает себя на все сто.

    Несмотря на то, что Долан уже рассказал о проблемах во взаимоотношениях между матерью и ребеноком, фильм не является самоповтором. В «Мамочке» повествуется необычном заболевании, об отношении к нему в Канаде. Показывается, как болезнь лечат.

    Но история не о тяжести, не о страданиях, а о пьянящем чувстве свободы, об огромной силе преодолевать невзгоды, которая заключена в человеке.

    Приятного просмотра.

    13 февраля 2016 | 00:33

    Кладя руку на сердце, могу сказать, что это первый в моей жизни фильм, просмотр которого на большом экране сделал меня до слёз счастливой. И я не думаю, что дело лишь в том, что я действительно ждала этого показа. Было видно, что восторг захватил большую часть аудитории.

    Это тот случай, когда я не хочу анализировать и расставлять в моей голове по полочкам привычные детали: о чём фильм, зачем фильм, что дал, что отнял.

    Единственное, о чём хочется думать и вспоминать, — красоту и свободу, которые подарил мне Долан.

    Когда квадратный экран раздвигался и дарил зрителям сказочные грёзы, было чувство, что ты можешь взлететь. Когда играли знакомые и родные мелодии, хотелось тихонько подпевать. Когда герои вновь «взрывались» после мгновений затишья, непонятная боль начинала сверлить голову. Будто не они, а ты на грани.

    Открывшись зрителю без всякой мишуры, наигранности и скованности, герои раскрыли и меня. Мы были равно искренни друг перед другом. Что могло быть ценнее?

    10 из 10

    2 октября 2014 | 23:15

    Диана никогда не была безутешна и, даже овдовев, приняла случившееся как привычную неизбежность, рутинную данность, сознательный рок, противиться которому она не в силах. Впрочем, и желания такого у Дианы не возникало, ибо смерть для нее вторична, а жизнь, пускай и замкнутая в пределах заброшенного во вневременьи родимого особняка, — первична. Все в ней всегда кипело, искрилось, безумствовало. Всю ее яркую, броскую, карнавальную жизнь нельзя уместить в несколько фраз, невозможно охватить одним кадром. И в этот суматошный и странный мир Дианы после длительного отсутствия, связанного с пребыванием в психиатрической лечебнице(на дворе, между тем, течет и плавится воском на солнце 2015 год, когда можно свободно отправить в лепрозорий ненужных детей своих), врывается ее сын Стив — не уступающий в своей неземной делирийности матери. Копившаяся годами злость стремится вылиться океаном слез, многократным эхом истерик в пустоте, невысказанной и невыстраданной еще болью в то время, когда в несуществующей по сути своей семье появляется третий, который на сей раз не будет лишним.

    Главный каннский фаворит последнего времени, канадский вундеркинд Ксавье Долан, все фильмы которого являются удивительно созвучными актуальному времени, при этом оставаясь и сугубо универсальными высказываниями о разрушенном гуманизме и тлетворности ханжества, таки снял свою собственную «Медею»(первая принадлежит, естественно, Фон Триеру) и «Мою мать»(Оноре, впрочем, превзойдя по всем основным параметрам), зарифмовав оба эти фильма на тему рокового материнства в своей пятой по счету крупной режиссерской работе — фильме «Мамочка» 2014 года, открывавшем, естественно, нынешний Каннский кинофестиваль, забрав с него двойной приз жюри. Впрочем, «Мамочка» стремится и закольцевать до основания весь творческий путь молодого да борзого канадского дарования, связав картину единым узлом в теме взаимоотношений между детьми и родителями, узже — между матерью и сыном, с дебютом Долана — картиной пятилетней давности и фертильной культовости «Я убил свою мать».

    Именно последнее — желание принизить, уничтожить, убить родное естество, мать свою, подарившую жизнь своему ребенку, который вышел из-под всякого контроля, и не нашел ни усмирения, ни успокоения, будучи недолюбленным — ощутимо звучит в «Мамочке» тревожными набатами, стучит барабанами пульса в ушах, звенит многочисленными ссорами и фонит кошмарными снами(тогда как «Я убил мою маму» лежало в пределах гротеска, магического и физиологического реализма, годаровского экспериментаторства, ненарочитого ученического синефильства, и поиска авторского стиля, обретения собственного голоса и кинематографического языка), делая личную драму Стива и Дианы — меж тем, явно носящую рясу автобиографичности ввиду повторного обращения Долана к теме Медеи на современный лад — трагедией, нерв которой вот-вот порвется на наших глазах. «Мамочка» — это уже совершенно зрелое и болезненное кино, не ставящее перед собой целей шокировать, но — осознать, разобраться, постичь и отпустить. Впрочем, отпустить своего искрометного светловолосого дитяти, так смутно похожего на самого Долана, свою плоть от плоти, заточенную в клетку по своей же воле, убить в нем право на юношеский бунт, на экспрессию максимализма, на первую любовь и первую кровь, дать ему вольницу и горницу среди бесконечных просторов Канады недалекого будущего, Диане не дано. Она держится за своего сына хваткой Цербера, выдавливая в нем остатки непосредственности, лепя его по своей кальке, творя из него личность, рядом с которой ей будет удобно, но не ему. Подобные садистические отношения, построенные по гегелевскому принципу или даже по заветам Де Сада, уже звучали у Долана ранее в его обманчиво притворявшемся триллером «Томе на ферме», где во главу угла была вновь поставлена тема любовных конфликтов, возникших на почве трагической гибели и взаимных обвинений, осознания собственной вины и тяжкого наказания за ту случайно причиненную боль.

    Но любовный треугольник из сына-матери-любовника брата в «Томе на ферме» обернулся авторским высказыванием о любви как игре с неожиданным результатом, о похоти и власти с хичкоковско-ханекевскими полутонами. В конце концов, в «Томе на ферме» отсутствовала всякая гетеросексуальность, а привычный долановский поиск своего Я, своей гендерной принадлежности был уже завершен. «Мамочка» уже кино совершенно иного, именно что гетеросексуального рода, разыгранное в неслучайных социополитических условиях 2015 года. На будущности действия Долан будто специально слишком заостряет внимание, чтобы придать картине флер актуального комментария, но вскоре, увлекшись фрустрационной рефлексией собственных героев, где на одного М целых две Ж самого стервозного типа, Долан делает картину и вовсе вневременной, ломая к тому же привычную для себя глянцевую стилистику, а в многочисленных музыкальных фразах, синонимичных фразам монтажным, с плавной поступью синематического перехода, пряча рисунок нетривиальной метафоричности. Собственно, каждый из персонажей здесь словно пришел не из мира реального, а из пространства мифического, надреального, преисполненного фантомных болей и просто фантомов. Эротизм обрывается в картине экзистенциальной неопределенностью, вместо бурного тройственного секса, отягощенного инцестом и неизлечимой уже социопатией, близкой к психопатии, у Долана выходит фильм не о Сыне, проживающем свои лучшие года в кризисе, в изломе физическом и надломе психическом, а о Матери, Мамочке, Маман в альмодоварском смысле(тема Альмодовара в контексте всего творчества Долана достойна отдельного разговора; «Я убил свою мать» созвучно «Все о моей матери», тогда как «Мамочка», естественно, синонимизирует «Возвращению», причем тема возвращения имеется и у Долана).

    27 июня 2015 | 14:08

    Предлагая нам, казалось бы, обыденную обстановку, не отличающуюся грандиозным размахом, предлагая семейную трагедию матери и сына, причём в довольно замкнутом разрезе, фильм в то же время достигает масштаба, в свете которого раскрывается уже не частная проблема нескольких отдельных человек, но всеобщая экзистенциальная ситуация человека. В данном случае эта ситуация выражена поисками взаимопонимания между людьми, даже столь близкими, как мать и сын. Второй экзистенциальной проблемы, не менее острой, я коснусь позднее.

    При всей тяжеловесности поднимаемых в ней вопросов, картина тем не менее излучает удивительную лёгкость, какое-то запредельное отпущение. Каждый кадр веет тончайшей эстетикой, например: ненавязчивой детализацией, приятным освещением и тёплой цветовой гаммой. Кроме того, фильм представлен в интересном формате квадратных экранных пропорций, что на первый взгляд кажется, быть может, неоправданным, однако затем становится не только приглядным за счёт лучшей фокусировки, но и великолепным по своему дальнейшему значению, о котором я, дабы не портить ваши впечатления, считаю нужным промолчать. Отдельной симпатии заслуживает музыка, усиливающая колорит и динамизм картины. За живое берёт и эмоциональная насыщенность, порой столь яркая, что людям не слишком чувствительным она будет, возможно, малопонятна и даже диковинна. Действительно, иногда эмоции выходят через край, но, проникаясь чувствами персонажей, пытаясь их по-человечески понять, всё-таки находишь точки соприкосновения и откликаешься на эти чувства, переживаешь их. И если всё же картина будет смотреться отстранённо, душа ищущая, открытая новому, не останется совершенно безучастной.

    И напоследок, я затрону главный, по крайней мере для меня, экзистенциальный пункт картины, который более всего раскрылся в заключительной сцене. Конкретно в фильме дело касается человека, на котором болезненно отразилась утрата отца. Лишившись важной опоры, сын ощущает свою потерянность, одинокое противостояние миру. Хотя он получает некоторую свободу, но не знает, что с ней делать. В нём прорывается отчаянная тревога существования, бросающая его в крайности. Его положение не так специфично, как кажется. Люди экзистенциального закала, не обольщающиеся мифами о небесном Отце и загробном мире, живущие каждым мгновением с острым предчувствием неизбежности смерти, — такие люди связаны кровными узами с главным героем данного фильма. Именно через такие настроения концовка фильма представляется единственным возможным выходом из описанной экзистенциальной ситуации. Это страстное утверждение безрассудной свободы, непримиримый бунт, как рывок за пределы жизни и смерти.

    1 апреля 2016 | 00:14

    Все мы часто встречаемся с эмоциями из-под палки. Когда люди показывают не то, что чувствуют, а то, что хотят чувстовать.

    Если серьезно оценивать фильм (с учетом ужасного русского дубляжа, право же, лучше весь фильм отвлекаться на титры, чем обращать все свое внимание на этот похмельный плоский бред), то он такой средненький. Ну правда, что с сюжетом, с логикой? Идея необычной семьи бесспорно хороша, но общий посыл непонятен. По выходу из кинозала, эта картина вряд ли будет часто приходить на ум.

    Лучше вообще ничего не ждать от этого фильма. И не оценивать его.

    Лучше забыться и наслаждаться калейдоскопом картинок под очаровательную музыку. Танцевать вместе с персонажами. Для таких фильмов нужны кинозалы с танцполом, а фильм следует проецировать на десятки экранов вокруг. И танцевать-танцевать… раскрываться. Главный облом — когда калейдоскоп обрывается. И главный кайф — в эту паузу замереть и гадать: чего ждать от следующего трека?

    В этом фильме нет настоящей пошлости, нет настоящего насилия, нет настоящей ругани. Это не слабость режиссера, это — мастерское укрывание дьявольского отродья мягким пледом.

    Он подоткнул края, выключил свет и тихонько вышел.

    8 декабря 2014 | 13:10

    Это его пока лучшая картина. Особо радостно, что «пока». У молодого человека всё впереди. После «Мамочки» можно смело говорить, что в нашем поколении появился большой режиссёр. Как только он избавился от себя любимого на экране и — главное — темы лгбт — сразу вышел на новый уровень серьёзного и вдумчивого кино. Он пока не может избавиться от «красивостей», но при этом ему удаётся снимать настоящие драматические фильмы. Долан пока не умеет вовремя остановиться и у него сразу 2-3 хороших финала. Но всё придёт. Уже пришло — в свои 25 лет этот человек умеет писать сценарии.

    Любопытные работы канадских артистов. Долан достал их откуда-то из Канады и можно отдохнуть от знакомых и затёртых до дыр западных «звёзд». Их канадским коллегам не мешает слава, они настоящие.

    24 января 2015 | 11:48

    Однажды увидев одно из творений молодого канадского режиссера, либо влюбляешься в его творчество, либо начинаешь недолюбливать, считая себя выше этого. Не будучи снобом, скажу одно, Долан талантлив и кино у него выходит таким же — лишенным жизненного опыта, слегка наивным, но невероятно красивым и полным энергии и экспрессии. Он словно вобрал в себя по частицам от мировых легенд, усопших и ныне здравствующих. И находился до недавних пор в творческом поиске, пока не появились «Том на ферме» и «Мамочка». О «Мамочке» и пойдет речь.

    Словно потерявшая себя, но яркая и взбалмошная Диана забирает из интерната сына Стива, устроившего поджог и опалившего ребенка. Стив не в ладах с психикой, на него временами находят приступы гнева и неадекватного поведения, одним словом — жить с таким очень непросто. Но Диана, заручившись победной фразой «Скептики будут посрамлены», забирает Стива к себе.

    Далее — фирменная экспрессия, памятная еще по «Я убил свою маму». Мама и сын скандалят, бьют мебель, посуду — несовместимость знаков зодиака на лицо. Затем появляется застенчивая соседка Кайла и, казалось бы, идиллия в доме восстановлена. И вот здесь Долан преподносит сюрприз, все глубже и глубже изучая своих персонажей и поддаваясь хитросплетениям истинной жизненной драмы. Он словно ставит фильм на самотек, предоставляя своим героям самим выбрать для себя будущее, затем, однако, безжалостно обрубая выбор в пользу правды.

    Настолько живой сценарий встречается крайне редко. Сформировавшийся режиссер научился полностью манипулировать кадром. В момент истинного счастья или горести, он то сужает, то расширяет кадр, как бы показывая, что фильм выходит за него, в реальную жизнь, разделяя счастье со зрителями, и оставляя горести в квадрате (то бишь в рамках). Здесь Долан признался в любви не только кино, но и своим зрителям.

    Это пятый фильм режиссера, вполне заслуженно вознагражденный призом жюри Каннского фестиваля. «Мамочка» уникальна, от экрана не отрываешься до самого конца, впитывая в себя потрясающие диалоги, актерскую игру, музыку и шикарные сцены. Самый живой, проникновенный в самое сердце, захватывающий воображение фильм.

    27 марта 2015 | 22:24

    Фильм «Мамочка» я ждала долго, но никак не могла попасть на показ по бесчисленным обстоятельствам. Про него много говорили, да и мне самой хотелось посмотреть на на то, что натворил Долан после нашумевшей «И все же Лоранс» и абсолютно провального «Тома на ферме». Я ждала фильм, который соединит зрелость и бунтарство режиссера, волнующие его проблемы с его видением, вкусные кадры и, конечно же, ту музыку, которую выбирает только Долан. И о, да! Я дождалась.

    Долан сумел создать то, что трогает сердца, свое, бесконечно авторское кино. Раскусить фильм так сразу не предоставляется возможным, в нем много всего, начиная от основной темы сына-бунтаря Стива и его матери, до тем, скользящих между строк. Это и заполнение дыры умершего отца заикающейся Кайлой с вопросом, может ли кто-то заменить полную семью (если вдруг кто не в курсе, Долан является гомосексуалистом, и возможно, подтекст в картине все же имеется), и тема все лучшее было раньше, выраженная посредством музыки. Эта лента не оставила равнодушных, одни были возмущены безобразием происходящего, другие говорили, что это картина «для поехавших про поехавших», кто-то настолько сильно вживался в роль главных героев, что будто проживал в себе те чувства, то ли своего непрожитого бунтарства, то ли безысходности происходящего.

    Нельзя не сказать и про инстаграммный формат кино, привыкший к экспериментам Долан, не боится того, что кадр будет неполным в обычном понимании. Наоборот, он умудряется поместить туда жизнь этих людей без лишнего пространства, подчеркивая их заточенность в рамки действительности. Неудобный кадр отражает и сказанную главным героем фразу: «Я неудобный». И как восхищает момент, когда Стив увеличивает кадр — мы начинаем чувствовать воздух фильма без каких-либо ограничений.

    На протяжении всей драмы ты постоянно сидишь с вопросом: «Почему?» Почему все это происходит с ними? Почему Кайла оказалась здесь, в этой семье? Очевидно, режиссер дал нам возможность самим порассуждать над данными вопросами, самим додумать происходящее, и эффектная концовка — каждый ведь придумал ее свою, собственную.

    10 из 10

    16 июля 2015 | 10:40

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>