всё о любом фильме:

Мамочка

Mommy
год
страна
слоган«Мы с тобой ближе, чем мужчина и женщина»
режиссерКсавье Долан
сценарийКсавье Долан
продюсерКсавье Долан, Нэнси Грант, Сильвен Корбелл, ...
операторАндре Тюрпен
композиторНойя
художникКолумб Рэби, Ксавье Долан, Жан-Шарль Клаву
монтажКсавье Долан
жанр драма, ... слова
сборы в США
сборы в России
зрители
Нидерланды  29.9 тыс.,    Россия  22.6 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время138 мин. / 02:18
Номинации (2):
Яркая и взбалмошная вдова Диана забирает из интерната сына-подростка и полна решимости начать новую жизнь. Со Стивом они бы жили душа в душу, но вспышки гнева импульсивного сына то и дело подрывают шаткое равновесие в семье. На подмогу приходит скромная заикающаяся соседка Кайла, и в доме на время воцаряется идиллия, но как долго это продлится?
Рейтинг фильма
IMDb: 8.10 (27 173)
ожидание: 99% (1214)
Рейтинг кинокритиков
в мире
89%
102 + 12 = 114
7.9
в России
95%
19 + 1 = 20
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 4337 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    На самом деле, уже не удивительно. То, что каждый новый фильм Долана — маленький праздник. Все как я люблю. И спасибо ему за еще один. Хоть и не веселый.

    Широко раскрытые глаза, приоткрытый рот — хорошо, что в зале темно — и так 2 часа 19 минут. Тот, кто смотрел его фильмы, не сможет поспорить с тем, что последнее его творение — не только шаг вперед, но и скачок вверх. Глубокомысленное, точное, многогранное произведение зрелого режиссера.

    «Мамочка» — это сильнейшая драма, как многие уже знают, посвященная взаимоотношениям матери и сына. У матери сложная жизнь, сын — сложный сам по себе. И собственно, все экранное время мы наблюдаем за тем, как они пытаются сосуществовать вместе. Их отношения включают в себя сильнейшую привязанность друг к другу, на грани, постоянную бурю эмоций, бешеный темперамент обоих — со всем этим очень сложно жить, но как-то надо. И они живут. Вдвоем они представляют собой горючую смесь, поэтому каким-то волшебным образом ее разбавляет соседка, живущая напротив — и вот мы наблюдаем уже за тремя действующими лицами.

    То, что мы видим — шокирует, забавляет, приводит в восторг, снова шокирует и т. д. Герои фантастически эмоциональны, харизматичны, темпераментны, они то купаются в лучах счастья, но тонут в водоворотах неудач. Никаких полумер: либо кричать от счастья, либо рыдать от горя.

    Актеры. Великолепны. Энни Дорвал — любимица Долана, здесь в очередной раз демонстрирует свой незаурядный талант, необыкновенно хороша Сюзанн Клеман, которая также была замечена в его предыдущих работах, но главное открытие и шок — это Антуан-Оливье Пилон, сыгравший Стива — удивительный человек-оркестр, если можно так охарактеризовать актера. Он исполнил сложнейшую роль с такой виртуозностью, что остается только присвистнуть. Эта троица и их взаимоотношения не дают зрителю покоя не только во время фильма, но и после него…

    Эта история, страшная, нежная, красивая, полная любви и ненависти, совершенно настоящая, несмотря на заявленный 2018 год.

    От картинки, как обычно, не оторвать глаз — окно инстаграмма, волшебный квадрат, который расширяется по необходимости, а в нем… ну, сами увидите.

    Фантастическая музыка, которую тут же хочется заполучить себе в наушники, всю и сразу…

    В общем, что тут рассуждать — все равно не хватает слов, чтобы выразить полученные впечатления… давно меня ничего так не пробирало. Так что посмотрите — не пожалеете. Настоятельно рекомендую.

    16 ноября 2014 | 01:02

    Как удачно подметила одна из героинь «Секса в большом городе»,всего в это мире по трое. Это действительно какой-то неписаный закон природы, к которому стремится всё,что ни есть, особенно живое. И я только сейчас заметила, что у Ксавье Долана,так или иначе, в его картинах этот закон соблюдается. В «Я убил свою маму» центральными героями выступают главный герой, его мать и его бойфренд;в «Воображаемой любви» любовный треугольник;в «И всё же Лоранс» действующими лицами выступают жена, муж и его вторая «женская» сущность;в «Томе на ферме», казалось бы очень интимно рассказана история насильника и его жертвы, однако и там не последнюю роль играет мать насильника. И наконец в «Мамочке» опять троица — мать-вдова Диана, её сын-подросток Стив и их соседка Кайла, которая становится Стиву репетитором, первой любовью и второй матерью.

    «Мамочка» развивает тему дебютной картины Долана «Я убил свою маму»,которая сама является больше анекдотичной драмой, чем социально-бытовой, выходящей на более серьёзные уровни. Сам режиссёр отмечает, что за 5 лет, что прошли с выхода того фильма, его отношение поменялось, а скорее даже просто ушло в другое русло. Усложняет драматический конфликт СДВГ (синдром дефицита внимания и гиперактивности),которым страдает 15-летний Стив. Мальчика просто невозможно удержать на месте, он агрессивен и порой даже опасен. А у Дианы нет достаточно средств и нервных клеток(женщина вступает в фазу экзистенциального кризиса),чтобы хоть как-то помочь сыну. Порой действительно любви недостаточно. Кроме того, у Кайлы, их соседки, тоже проблемы. Если верить многочисленным намёкам, женщина потеряла сына, и вследствие этих потрясений у неё появилась проблема с речью. Все эти обстоятельства ставят довольно серьёзную проблему, особенно для работ Долана, многие из которых были местами очень шутливыми(ладно, первые две). И очерченная проблематика ещё,что немаловажно, очищена на этот раз от гендерной самоидентификации. С чем мы и поздравляем Ксавье. Это его первая работа, в которой ЛГБТ никак не фигурирует. И все эти шуточки, витающие над его именем, мол, что он снимает кино о геях, себе как гее, и для геев, нынче могут уйти в небытие.

    Помимо проблематики зрелость проявляется также в изобразительном решении. В определенном смысле оно революционно:Долан снимает в квадратно-вертикальном формате 1:1,как будто вгоняя зрителя в кадрик айфона или инстаграма. Это создает эффект клаустрофобии, не позволяя никаких отвлекающих маневров. Тройка главных героев всегда остается в центре композиции, трется в тесном пространстве, в поле зрения не попадает ничего лишнего, в кадре, который едва ли занимает половину экрана, не хватает воздуха. И вот, когда напряжение накапливается, а герои — реально или в мечтах — вырываются к моментам счастья, — экран раздвигается, становится широким. Это неимоверно красиво.

    Не будем также забывать, что любая картина Ксавье Долана — это всегда мозаика из кинематографических цитат. И если раньше он обращался больше к французской «новой волне»,то в «Мамочке» абсолютно все способны узнать знаменитые моменты из сверхпопулярного фильма «Один дома»:это момент, где Стив стоит перед зеркалом в ванной и изображает Кевина, прикладывая ладони к якобы небритому лицу, и момент, где Диана идёт по улице с пакетом продуктов, а он рвётся. На вопрос, почему Долан дважды цитирует этот фильм, любимый тысячами и тысячами людьми моего поколения, у меня только один ответ. Просто в «Один дома» прослеживается не только очень сильная семейная идейная составляющая, но и в частности, прописана очень нежная, жертвенная и трогательная сыновне-материнская любовь. Всё это нужно, чтобы связать(хотя весьма завуалированно) тех героев с нашими, и оправдать поступок матери. Очевидно, что сам режиссёр нежно любит своих героев, чтобы кого-то осуждать.

    Этой картине аплодировали 5 минут кряду на Каннском кинофестивале. А 5 минут — это огромное количество времени, экстраординарный успех, уж точно. Что лично до меня, я, горячо возлюбив Долана после «Тома на ферме»,пришла в некоторое замешательство. Я могу понять, чтобы аплодировали 5 минут абсолютно любому долановскому фильму, но только не «Мамочке».«Мамочка» отличается фрагментарностью и нецельностью. Фильм просто теряется в оковах своей «клиповости»,к которой опять вернулся Долан (та, что так восхищала в «Воображаемой любви»). Особенно эта «клиповость» показательна в финале, где на сюжетно эффектном моменте в самом конце под титры громко включается песня Lana Del Rey «Born to die» вместо тысячи объяснений на вопрос «Что это было?». И текст песни ну невозможно увязать с историей.«Мы рождены умереть»?Что хочет сказать нам Ксавье, у которого ни одна песня не попадает в саундтрек случайно?

    Кстати о саундтреке.Никак уж не ожидала от того, что услышу в кадре канадского инди-режиссёра топовые песни американского Billboard. Кроме того он насыщает саундтрек картины ностальгической музыкой десятилетней давности и больше:Селин Дион, Oasis, Андреа Бочелли, Дайдо, Сара Маклохлан, Counting crows.Все эти товарищи, разве что кроме Oasis,разумеется, звучат пошло и для моего музыкального вкуса довольно жестоко. Я понимаю, что это индикатор какого-то определённого времени, попытка пробудить в зрителе какую-то ностальгию, связанную с тем временем, когда эти песни крутили по радио с утра до ночи, когда эти песни «мешали» им жить и невольно становились свидетелями важных отрезков их жизни. Но лично у меня с этими песнями ничего не связано кроме раздражения. И даже симпатичная мне Лана здесь звучит крайне неуместно.

    Актёрская игра — то, что здесь наоборот абсолютно потрясающе со всех сторон. Удивительно, насколько разносторонне раскрывает своих любимых актрис Долан — Сюзанн Клеман и Энни Дорвал.Дорвал уже сыграла мать в «Я убил свою маму»,но насколько же эти героини разные!Невероятно колоритная женщина, сексуальная, смелая, несчастная, но сильная, против забитой, клеркообразной, консервативной, той матери, из первого фильма. А вот Сюзанн Клеман, которую мы ещё помним как эффектную и любящую открыто, экспрессивно, женщину по «Всё же Лоранс»- здесь крайне застенчива, скромна и не уверенна в себе. Актрис сложно узнать и это настоящее мастерство. И Долан был бы не Доланом, если бы не открывал в своих фильмах новые молодые талантливые лица.Антуан-Оливье Пилон,мальчик 16 лет на момент съёмок, самобытен и невероятно точен. Детская растерянность и гневные безумные вспышки удались ему на славу.

    Подводя итог, нельзя сказать, что в «Мамочке» Ксавье Долан с отступлением от гомосексуальной темы отступился от самого себя. Его картины всё также эстетически завораживают, а герои всё так же интересны и противоречивы. В «Мамочке» герои живые и им невозможно не симпатизировать, но что с ними в этот раз делает Долан — жестоко. Жестоко и странно. К примеру, зачем весь фильм утверждать каждой сценой, что фильм о жертвенной любви, когда на деле же любовь здесь не такая уж и жертвенная, а наоборот, довольно жестокая. И вообще поступки героев — всех троих — в развязке непонятны. Оттого и не нравится, что их ждёт дальше. Ставится большой вопрос, а хотелось бы закончить как-то более определённо, эти персонажи заслуживают некоторой определённости и кусочка счастья, раз они есть друг у друга. Зачем сбивать весь этот милый сентиментализм, хочется вдохновляющей победы над человеческим духом, раз в первых минутах произноситься фраза «Скептики будут посрамлены». Но как бы то ни было, в целом, Долан опять побуждает на горы размышлений и дискуссий.

    7 из 10

    17 ноября 2014 | 01:41

    Фильмы о социальных проблемах снимать непросто: требуется либо личный опыт, либо особая деликатность. А в центре внимания «Мамочки» — социально неблагополучная семья. Так это принято называть. Но за каждым упоминанием словосочетания «неблагополучная семья» всегда стоят живые люди с их чувствами и эмоциями, даже если это персонажи фильма. В данном случае, трудный подросток Стив (Антуан-Оливье Пилон), склонный к насилию, приступам бешенства, асоциальный и, несомненно, с психиатрическим диагнозом. И его мать Диана (Энни Дорвал), которая не выпускает изо рта сигарету, злоупотребляет алкоголем и не контролирует ни себя, ни ситуацию в целом. Между ними любовь, которая, связывая их, душит обоих.

    «Мамочка» не столько поднимает социальную проблему, сколько затрагивает вопрос детско-родительских отношений, т. е. тему интимную и камерную в первую очередь, и касающуюся общества в целом — лишь во вторую. Даже закон, позволяющий родителям беспрепятственно помещать своих детей в психиатрическую клинику, который фигурирует в фильме, не существует в Канаде: Ксавье Долан позволил себе добавить в эту предельно реалистичную картину свой футурологический прогноз на 2018 год.

    И не смотря на эту цифру, обозначенную в начале фильма, складывается ощущение, что действие, наоборот, разворачивается в начале 2000-х: так одеваются главные герои, так выглядят их телефоны и весь городок в целом. И даже ультрасовременный квадратный формат фильма скорее напоминает о полароиде, чем об инстаграме.

    Это история о семье. В ней есть несчастная женщина, оставшаяся после смерти мужа один на один с сыном, которого не может контролировать. И есть психически больной подросток, который ищет принятия и не может его найти. Всю жизнь он борется за любовь своей матери, он так жадно ищет эту любовь, что она переходит границы отношений между матерью и ребенком. Всю жизнь Диана пытается принять сына, но не может. Не нужно показывать ранние годы жизни Стива, чтобы нам это было понятно. В этой истории обязательно нужен был кто-то третий, иначе зрители задохнулись бы от удушающей атмосферы, окутывающей отношения героев. Этим третьим становится соседка (Сюзанн Клеман), которая внезапно оказывается вовлеченной в судьбу матери и сына. Встреча с ними позволяют ей эвакуироваться из собственной стремительно рушащейся жизни: в ее прошлом тоже произошло событие, которое она не может пережить.

    Одно из основных чувств, которые испытываешь при просмотре «Мамочки» — это неловкость. Очень уж хочется вырваться из этого неблагополучного, неправильного мира Дианы и Стива и вернуться в свою зону комфорта. Но Ксавье Долан не даёт этого сделать: мучительно и долго, больше двух часов, он заставляет нас сопереживать героям. «Мамочка» дергается от умиротворяющих кадров покоя до бешенства, от затишья к безумию. Весь фильм можно нарисовать в виде графика: вот Стив, счастливый и спокойный, несется на лонгборде в сопровождении матери и соседки на велосипедах, а уже через мгновение мы видим осколки стекла на полу и слышим все жуткие слова, которые выкрикивают друг другу Стив и Диана, затем — снова утешительное примирение и горячие слова любви, и снова — разрыв. В конце графика следует поставить знак вопроса, потому что финал Ксавье Долан оставляет открытым. По крайней мере, мне так думается.

    7 из 10

    13 ноября 2014 | 22:22

    Я не очень люблю делиться своими впечатлениями о фильмах, потому что кинематограф для меня как любовник: очень интимно, сокровенно и только мое.

    Но, тут такой взрыв чувств, что очень захотелось. Я не навязываю свое мнение, я им делюсь.

    О картинах Долана можно говорить многое и советовать как качественное кино (если вам не чуждо то, что режиссер гомосексуалист, а гендерные темы не вызывают у вас желание показать всю «красоту» великого и могучего русского языка). В его картинах гармоничен каждый кадр, каждый герой, каждая прозвучавшая песня (тут надо отдать должное невероятной способности подбирать саундтреки так, что даже давно забытое старое приобретает новые звуки).

    Фильм «Мамочка», пожалуй, самая сильная его картина, которую обязательно стоит посмотреть, чтобы получить дозу эстетического удовлетворения, которое не покинет вас еще примерно парочку дней, а также пищу для размышлений, причем сытную порцию. Сам Долан в своих интервью не раз говорил, что все его фильмы — о безумной любви (не важно, между любовниками или же любви детей к родителям и наоборот, а о любви в целом). И тут любовь представляется не во всей этой милой мишуре, от которой уже тошнит, а во всех ее крайностях. Да, это стоящая драма, но не та, над которой надо реветь каждую минуту, ведь режиссер дает зрителю порцию и грусти и умиротворения, все как в наших реалиях. Картина снята в формате 1:1, что отгораживает зрителя от ненужного и помогает сконцентрироваться на главном. Режиссер исследует любовь матери к своему ребенку, и делает это через красивые формы не лишенные смысла.

    И, не менее важное достоинство — детали. Черт возьми, как продуманы все детали кадра, мизансцены и свет! Что тут разглагольствовать, это надо просто видеть.

    17 июля 2015 | 16:30

    После «Тома на ферме», поставленного по одноименной пьесе Мишеля Марка Бушара, Ксавье Долан возвращается к собственной авторской мысли и обращается к теме, заданной им в дебютном фильме «Я убил свою маму». Результатом автобиографической откровенности стала картина, чей замысел для массового зрителя оказался неочевиден. Во-первых, из-за абсолютизации эстетической стороны, обернувшейся на этот раз не экстазом, а своеобразным китчем; а во-вторых — по причине того, что Долан не смог до конца абстрагироваться от пережитой им ситуации (когда схема «мать-сын» далека от традиционного понимания) и четко артикулировать основную мысль своей работы.

    История о блондине Стиве, переживающем трудный период между детством и юностью, и его неуравновешенной матерью Дианой разворачивается где-то в Канаде будущего, когда законодательство решило проблему дисфункциональных родителей, позволив им избавляться от детей не только в срок до 3-го месяца беременности, но и вплоть до самого совершеннолетия, сделав процедуру передачи ребенка под надзор государства лишенной любых моментов этического толка. Но не стоит рассматривать «Мамочку» как антиутопию — ставший частью обыденности отказ от родительских прав служит здесь лишь для подчеркивания отрицания естественной необходимости быть матерью для собственного сына, из которого берут свое начало совершенно извращенные отношения, описанные в известном романе Роберта Блоха.

    В «Мамочке» Долан почти полностью исключает всякую образность. Метафоры здесь заменяются бытовыми сценами, полными криков сына и матери и демонстрации той специфической «любви» (внезапные порывы и баловство), что извращает и ломает психику юноши, превращая его либо в героя пьесы Гийома Гальена «Мальчики и Гийом, к столу!» либо в своеобразное подобие Нормана Бейтса в различных его вариациях. Пространство существования главного героя ограничивается душными комнатами, где мать «заботится» о подростке, относясь к нему как к вещи, не проявляя ни родительской мудрости, ни наставничества, лишь иногда позволяя вседозволенность, которая затем быстро сменяется репрессиями со стороны родительницы.

    Ксавье идеализирует (и в кино, и в жизни; особенно близкие отношения у него сложились с Клемен) центральных актрис «Мамочки» — Сюзанну Клемен и Анну Дорваль. И если первая в роли соседской учительницы символизирует доброту, ее персонаж призван оттенить всю ненормальность мамочки Стива, то вот любование режиссером Дорваль может запутать зрителя, несклонного к размышлениям и поиску глубинных смыслов. Красота героини Дианы мнимая. Безусловно, она внешне привлекательна, а все комические вставки сюжета, можно воспринять как своеобразную «крутость» и отношение к сыну как к взрослому, тогда как это лишь инфантилизм мамочки и ее неудовлетворенность жизнью, имитация традиционных отношений, которая быстро нивелируется, когда Диана вторгается в личное пространство ребенка, не смущаясь ничего.

    Весь фильм выстроен на контрастах, каким представляется и привязанность ребенка (и кинематографического Стива, и реального Ксавье) к своей матери. Любовь сына априорна, он прощает и терпит, пытается подстраиваться под капризы родительницы, и мирится с тем, что он лишился статуса субъекта и стал объектом. Стив пытается применить разные стратегии — от заботы до почти инцеста, только бы удовлетворить Диану в порывах ее социопатии. Но наш герой ребенок, и он не способен справиться с неадекватностью взрослой женщины, как бы не было сильно его желание.

    Дважды копируя сцены из культового фильма «Один дома», Долан как и всегда уделяет большое внимание интерьерам и одежде героев. Весь гардероб выглядит испиленным в стиле того времени, когда комедия с Маколеем Калкиным штурмовала большой экран, а действующие лица «Мамочки» хотя живут где-то в будущем времени, но оно будто замерло, из динамиков звучит Dido, а сама мамочка Диана есть апофеоз всей пошлости и китча моды 90-х. И мода эта, что сегодня кажется дурновкусием, как нельзя лучше передает характер главной героини — неуравновешенный, безответственный, бесчувственный и в тоже время кажущийся (на первый взгляд) таким манящим (ультракороткие юбки, тяжелые из-за обилия макияжа ресницы и провокационные декольте).

    «Мамочка» в некотором роде заимствует форму «В любом случае Лоранс» и доводит ее до абсурда. Если в истории о вечной любви Лоранса Алия, Долан использовал разрешение 3:4 не урезав, а дополнив соответствующую сторону 16:9, то в «Мамочке» он не расширяет границы привычного широкоэкранного формата, а обрезает. Дважды на протяжении фильма, зрителю будет раскрыто, по какой причине Долан заставляет публику на протяжении 2-х часов смотреть на условный экран смартфона — извращенность бытия героев должна быть прочувствована в виде дискомфорта от наблюдения этого «урезанного» мира.

    Простая при поверхностном прочтении история о взбалмошности дамы зрелого возраста оказывается мрачной новеллой о психологическом сломе, изоляции и ненависти к собственному сыну, проистекающей из собственной несостоятельности. То, что стало привычным, не означает что это нормально — превращение мамочками (не случайно режиссер выбирает это фамильярно-презрительное обращение) своих сыновей в инвалидов с дефективным поведением. И Долан предельно аккуратно и точно анализирует и описывает эту ситуацию.

    К сожалению, популярность среди массового зрителя, в подавляющем большинстве не знакомого ни с одной из картин канадского гения кроме «Мамочки», вкупе с отсутствием у данной публики критического мышления, приводит к тому, что история о юноше Стиве и его матери Диане рассматривается ими как рассказ о «невероятной любви» с некоторыми препятствиями, порожденными исключительно темпераментом главных героев. Обилие мнений подобного толка поражает, даже не смотря на отсутствие каких-либо иллюзий у здравомыслящего человека на счет субъектов, чье мнение формируется исключительно массовой культурой, репертуаром кинотеатров.

    В любом случае, за всей шумихой и мишурой, скрывается трагедия почти античного толка, пусть и выполненная иносказательно. Фильм, при всей кажущейся легкости, повествует об ужасе, сто крат превосходящем в своей чудовищности произошедшее с Томом на ферме. Утонченный Том подвергался прямому физическому насилию, мерзость была очевиден, также как и ее преодоление — бежать, оставить гнетущее позади. А вот что делать Стиву с его мамочкой?

    На примере Нормана Бейтса можно проследить, что есть понятие «маменькин сынок» без прикрас, а Гийом Гальен в своем произведении показал как мальчик может лишиться гендерной идентичности, из-за диктуемых мамочкой стандартов «люби только меня, никаких женщин». И Долан, если и не знаком с этими литературными героями, то определенно понимает предложенную логику. Во второй половине фильма он прямо покажет, что Диана не даст, ни при каких обстоятельствах, Стиву жить: представив его будущее (любовь к девушке, а затем создание собственной семьи), она окончательно утвердится в своем маниакальном желании свести статус своего сына с человека до вещи, даже если для этого это придется полностью морально и психологически уничтожить Стива. Ксавье Долан, не отрицая волшебной, всепрощающей силы любви сына к матери, призывает всех условных Стивов спасаться, так как это единственный способ уйти от того кромешного ада, что происходит за закрытыми дверями, где матери «любят» своих сыновей.

    28 марта 2015 | 22:56

    Откуда такой высокий рейтинг удивляется среднестатистический зритель? «Ну драма, ну ничего там такого нет» — пишет и возмущается знаток. «Я потратил целых 15 минут на перемотку, как так? Удовольствия не получил. Где монстры, инопланетные захватчики и супергерои?!» — думает он. «Скучное кинцо». Что можно сказать мужчине? Да ничего. Нужно хотя бы чуть-чуть интересоваться тем, что смотришь, а не тупо брать то, что есть в сети. Для каждого есть определённое кино. Например, есть кто-то, кому нравятся гамбургеры, кто-то смотрит только супергеройские фильмы компании Марвел, кто-то не читает вовсе, ну на подъезде разве только, кто-то слушает шансон и песни про тяжёлую судьбу заключённых. Так вот, надо уметь выбирать для себя то, что ближе, а не то, что имеет где-то высокую оценку и т. д. Мне вот малоинтересна средневековая литература, но я при этом не заявляю, что такая литература не имеет права на существование. Однако, могу заявить, что такая литература есть и есть знатоки, которым она интересна. Наверное, быть толерантным иногда и деликатным, вот чему учит высшее образование. Ладно, для тех, кому фильм понравился.

    Импульсивная Диана забирает из интерната сына-подростка. У него диагностирован СДВГ (синдром дефицита внимания и гиперреактивности). Она полна решимости начать новую жизнь. Вспышки гнева импульсивного сына то и дело нарушают эмоциональное равновесие в семье. Случайно, на помощь приходит скромная соседка Кайла. Теперь семья в состоянии ожидания. Или мать с сыном сможет найти общий язык или …?

    Надо сказать, что юноша доставляет матери немало проблем, его поведение порывисто, часто непредсказуемо, иногда агрессивно. На этом фоне женщина пытается не только создать для него нормальную жизнь, но и хоть как-то сводить концы с концами.

    Этот фильм стал одним из призёров Каннского фестиваля… Победители — это картины с социальной проблематикой и не для всех. Последние слова — это не то, что кино потрясающее и с таким смыслом, что не все способны понять, а нечто другое. Каннский фестиваль — это то, где дают премии маргинальным фильмам и очень претенциозным. Например, если главного героя изнасилуют в конце — это жёсткая социальная драма, если описают — то это шокирующая драма, а если герой к тому же из гетто или еврей к тому же голубой художник, то это вообще шедевр! Со временем, моё отношение к тому, что выдаёт Каннский фестиваль изменилось и те фильмы, которые стали лауреатами, зачастую просто были ярче других на конкурсе. Смотрят члены жюри несколько фильмов в день и большинство из них настолько скучны, что просто не могут вытащить зрителей из состояния анабиоза, в который они же и вводят. Те ленты, которые хотя бы немного любопытней и интересней других, получают призы. Вот и простая формула того, кто становится и почему победителем данного фестиваля. Киноманы, которые пробовали смотреть все картины лауреаты фестиваля с середины 20 века, меня во многом поймут. Так вот, если бы это кино стало победителем фестиваля, я бы ни сказал ни одного негативного слова, а был бы согласен с выбором жюри.

    Слоган фильма «мы с тобой ближе, чем мужчина с женщиной» — такая связь между ребёнком и матерью. Ребёнок — проблема, которая всегда с матерью, у которой и без него хлопот хватает. Надо сказать, что в фильме достаточно много фраз, которые так или иначе характеризуют картину. Они слетают с уст главной героини, которая не вызывает особого спектра чувств у зрителя, но вполне понятна большинству с точки зрения элементарного осознания того, что героиня МАТЬ. То, какой выбор ей придётся совершить, становится понятно ещё в начале картины. Однако, в голове постоянно есть надежда на какое-то чудо или что-то подобное. То, что объединяет мать и ребёнка — это что-то такое, что может понять только тот, у кого уже есть дети. Незримо, надёжно и крепче-крепкого. Но когда видишь расставание матери с ребёнком, проникаешься историей, рассказанной Доланом. Кстати, есть момент удивления от того, что парень, которому всего 25 смог реализовать такую сложную историю на экране должным образом. Не у многих маститых авторов получается то, что вышло у него.

    Вообще, когда смотришь кино, всегда идёт сопоставление главных героев с собой. И когда в фильме есть такая тема… тема материнства, вспоминаешь свою маму. В самые разные моменты, когда тяжело или хорошо, тебя поддержит дорогой тебе человек. Мама. В моей семье не было того, что называют иногда телячьими нежностями, хотя я видел много раз такое и маменьких сынков, не лучшее, что может случится с сыном… Но иногда просто хочется сказать своему самому близкому человеку СПАСИБО за всё и сказать, что ЛЮБЛЮ. Фильм во многом заставляет вспомнить многое из семьи. Примечательно, что когда я досматривал кино, была сцена, где главная героиня думает и мечтает о светлом будущем. Мне позвонила МАМА. Особое чувство, когда думаешь вдалеке о ней и она видимо тоже, раз звонит. Вот и незримая связь…

    Признаюсь, что сначало я немного не понимал насчёт формата и сейчас считаю, что без него можно было обойтись. Правда фокус срабатывает под конец фильма. В определённый момент понимаешь, что это не просто дурость авторов. Не случайный приём. Только мечты и счастье сына — полная картина.

    Мечты матери о будущем сына — фееричны. Если бы этим и закончился фильм, я бы всё равно хлопал бы в ладоши и говорил, что фильм стоит того, чтобы его оценить!

    Отличное музыкальное оформление. Одна из сцен, когда главные герои танцуют вместе под одну музыку в первой трети фильма — просто очаровывает. Сколько фильмов смотрел, а такого шарма от не профессионального танца давно не ощущал… Музыка замечательна, я просто удивлялся, насколько хорош вкус у автора фильма.

    Актёры. Да чего говорить лишнее. Они сделали всё нужное, чтобы быть именно теми, кого мы видели: мать, сын, необычная соседка. Отличные актёрские работы.

    Кстати, сказать, здорово, что у режиссёра, принимая в расчёт его ориентацию, не было всякой дряни, которой заполнены работы маститых и знаменитых режиссёров с той же ориентацией. То есть не было извращений, которые нормальны! Не было голубизны! Не было инцеста!

    Фильм — более чем крепкая драма от удивительно молодого талантливого режиссёра.

    29 марта 2015 | 16:35

    Ксавье Долан. Если это имя вам ни о чём не говорит, то вы не становились свидетелем конфликтов сыновей и матерей, не пускались в приключение воображаемой любви, не волновались за приехавшего на ферму Тома и не меняли пол с Лорансом. Вы многое пропустили. И в своём пятом по счёту творении молодой режиссёр достигает уровня настоящего совершенства, представая во всём своём великолепии, не боясь продемонстрировать широкий размах своего таланта.

    По стилистике эта работа отличается от предыдущих большей интимностью, чему способствует отчасти разрешение кадра, как в Инстаграмме. Если это и дань моде, то очень удачная: благодаря ей вся история смотрится иначе, но «иначе» получается превосходным и приходится весьма к месту. Помимо операторской «фишки», фильм изобилует сценами настолько жизненными, достоверными, эмоциональными, что захватывает дух. От страшных нервных срывов до эпизодов безмерного счастья и свободы — всё здесь пропитано чрезвычайной близостью к зрителю, скреплено тесным контактом с чувствами. Каждый момент в картине — «крючок», за который с лёгкостью цепляешься и остаёшься на плаву повествования, впитывая в себя происходящее, как губка. Я не знаю, как Ксавье Долан достигает этого эффекта. И мне просто нравится влюбляться в его творчество всё больше и больше.

    Актёрская игра поразительно естественна: этим героям веришь до последнего слова, жеста, движения, эмоции. Их любишь и не можешь ненавидеть за какие-то поступки, потому что они неоднозначны, нелегки для быстрого понимания — как в жизни, как с реальными людьми. Если Долан взял из прошлых фильмов двух прекрасных актрис Энни Дорвал и Сюзанн Клеман, поставил их во главу истории и женским дуэтом по-прежнему восхищаешься, то новое лицо в фильмографии канадца (не считая эпизодического появления в «И всё же Лоранс») — Антуан-Оливье Пилон, этот чудесный паренёк, является более чем любопытным открытием для меня и многих других. Все персонажи живые, искренние, неравнодушные. Каждый раз думаешь, что конфликт достигает своего апогея, но за поворотом всегда ожидает сюрприз — новый пик конфликта, новое «вжимание» в кресло, новая продолжительная задержка дыхания… Оттенки напряжения и ситуации в фильме чередуются хаотичным образом, но большинство из них — сильные, отчаянно знакомые и отлично вплетённые в нить повествования. Долан удивляет и поражает самыми действенными способами — и сопротивляться бесполезно.

    Ближе к концу происходит один неожиданный поворот, который может либо всё разрушить, либо вывести на оптимистичную колею, но даже здесь Ксавье Долан умудряется не уйти в штамп «нам же было так хорошо, а теперь всё тленно», а оставляет место надежде и свободе, ради обретения которых каждый теряет что-то своё, прощаясь навек с лучшими моментами прошлого.

    СПАСИБО моему теперь точно любимому режиссёру за такое щемящее и смелое откровение. Я очень полюбил этот фильм. Он достоин не только наград, которые уже есть и ещё наверняка будут. Он достоин быть в числе картин, которые должен посмотреть если не каждый, то хотя бы любой тот, для кого кинематограф — это не только горка поп-корна и расслабление. Это искусство.

    9 из 10

    18 ноября 2014 | 20:40

    Кладя руку на сердце, могу сказать, что это первый в моей жизни фильм, просмотр которого на большом экране сделал меня до слёз счастливой. И я не думаю, что дело лишь в том, что я действительно ждала этого показа. Было видно, что восторг захватил большую часть аудитории.

    Это тот случай, когда я не хочу анализировать и расставлять в моей голове по полочкам привычные детали: о чём фильм, зачем фильм, что дал, что отнял.

    Единственное, о чём хочется думать и вспоминать, — красоту и свободу, которые подарил мне Долан.

    Когда квадратный экран раздвигался и дарил зрителям сказочные грёзы, было чувство, что ты можешь взлететь. Когда играли знакомые и родные мелодии, хотелось тихонько подпевать. Когда герои вновь «взрывались» после мгновений затишья, непонятная боль начинала сверлить голову. Будто не они, а ты на грани.

    Открывшись зрителю без всякой мишуры, наигранности и скованности, герои раскрыли и меня. Мы были равно искренни друг перед другом. Что могло быть ценнее?

    10 из 10

    2 октября 2014 | 23:15

    Гений, вундеркинд, самородок, и другие подобные эпитеты липнут к Ксавье Долану со всех сторон, что будет происходить в мире кино с режиссером, покажет только время, лишь бы не растерял талант. Особый стиль у него есть, специфическая постройка драматического сюжета, ментальная красота каждого кадра, а также музыкальное сопровождение, которое выстраивает яркую и радужную картинку в подсознании, когда того требует происходящее, либо угнетает и повергает в тоску, опять же, когда действие стремится к этому. Многоликость драмы Долана поражает, у него находится 50, а то и больше оттенков боли и грусти, огромная палитра переживаний, терзаний, сомнений, также ловко режиссер оперирует пространственными понятиями, делая из них фетиш, которым поглощены герои картины. Речь о любви, счастье, свободе, все представлено в изумительно ярком свете и исключительно работает в «Мамочке» при чудаковатом варьировании этих безграничных ресурсов. Любовь здесь далеко не воображаемая, она очень осязаемая, топорная, вынужденная, жертвенная. Счастье искреннее, легкое, воздушное, но, увы, практически моментальное, а свобода тут везде, в каждом кадре, и после титров даже, ведь концовка лихо выражает этот душевный посыл.

    Как же приятно копаться в персонажах Долана, подобно как в фильмах Франсуа Озона, в каждом герое можно рассмотреть гору психопатических подтекстов, каждый характер, каждое действие, каждое слово, есть симптом к изучению. А как представленные контрасты взаимодействуют, отдельная тема, это не голливудская изъезженная шаблонность драматических героев, где даже харизма актеров не спорит с прописанным сюжетом. Актеры «Мамочки» раскрепощаются в кадре полностью, откровенность предельная, что не может не подкупить зрителя. Явный плюс работы с постоянным коллективом, люди, путешествующие с Доланом из проекта в проект уже наверняка стали его семьей, безумной семьей, которую тот направляет и раскрывает на съемочной площадке.

    «Мамочка» — пик режиссера, но не его потолок, возможности творить в жанре, не имеющем рамок, и создавать искусство, не терпящее классификации и категоричности, абсолютно безграничны. Долан создает «семейные антиутопии» если в роли мира представлять отдельно взятую ячейку общества. После просмотра непринужденно начинается смакования продукта, режиссер дарит не только эмоции, эти жалобные щемящие чувства, относительно каждого героя, но и массу размышлений на темы. Его взгляд на бытовую среду сложных безумных семей с одной стороны зрелый, расставляющий акценты и приоритеты, но с другой, даже несколько инфантилен, это и оставляет приятное послевкусие и отличает молодого режиссера от подобного материала. А подумать и порассуждать стоит под прекрасно подобранный саундтрек из картины.

    8 из 10

    27 марта 2015 | 12:33

    Материнская любовь к сыну бывает разной: слепой, строгой, милосердной, доброй, сильной и слабой, но всегда неизменной и ни в коем случае не безразличной. И любовь Дианы Депре к своему Стиву кажется ей всемогущей, способной исправить все зло, какое бы он ни натворил, но сколько еще испытаний придется выдержать ей и ему, любви матери и любви сына, чтобы наконец начать новую жизнь, где они оба смогут быть счастливыми?

    Свою пятую кинокартину канадец Ксавье Долан посвятил сложным отношениям матери и сына, но, в отличие от своего дебютного фильма «Я убил свою мать», он дистанцировался от автобиографичности и создал совершенно другую историю о силе материнской любви к единственному сыну.

    Мать и сын. Диана и Стив. Только они есть друг и друга, будто одни на всей планете, а вокруг них мир, где они никак не могут найти свое место. Они просто пытаются выжить и свести концы с концами. Любопытно было бы взглянуть на отношения матери и сына до смерти отца, когда их семья была крепкой и возможно даже счастливой. Но теперь они живут вдвоем, и их совместная и личная боль, накапливаясь, вырывается наружу пугающими срывами и жестокими выходками сына. Но действительно ли он монстр, которого уже нельзя вернуть? Так могут считать многие окружающие, но только не Диана. Только не его любимая Мамочка.

    Уже не первый раз Энни Дорвал играет у Долана мать, но эта ее Диана оказывается гораздо более интересной героиней с характером, хотя в первые минуты фильма кажется, что она — потерянный случай. Но потом актриса раз за разом открывает новую сторону мадам Депре, показывая настоящую сильную женщину, которой досталось от жизни, но она все еще не потеряла надежду. И к концу просмотра начинаешь восхищаться ее силой духа. А юный Антуан-Оливье Пилон, в чьих глазах здесь частенько появляются не просто чертики, а настоящие черти, и вовсе стал на экране воплощением чистой боли, трансформирующейся в жестокость и злость. Вот это настоящий трудный подросток. Его Стива легко возненавидеть, но когда смотришь на него глазами его матери, когда узнаешь, что он пережил, приходит понимание того, почему он временами превращается в неконтролируемый ураган, готовый смести всех на своим пути. И в финале, пережив с Дианой и Стивом целую историю, не остается к сыну ничего, кроме сочувствия и какой-то призрачной надежды на то, что когда-то ему станет лучше; что он, не такой уж и плохой человек, сможет преодолеть все это с поддержкой своей матери.

    Вдруг неожиданная помощь семейству Депре приходит в виде застенчивой соседки Кайлы. О себе она мало что рассказывает, о многом нам остается лишь догадываться, но ее доброта и дружба оказывается бесценным подарком судьбы для всех троих. Ведь Кайле тоже трудно и одиноко. Мне нравилась игра Сюзанн Клеман и раньше, но, как и Энни Дорвал, она смогла впечатлить сильнее всего именно в этом фильме. Вместе они превосходно показали простую и настоящую женскую дружбу таких разных героинь.

    Кинокартина является воплощением чистой материнской любви к сыну. И любовь матери здесь не всепрощающая и притворяющаяся, что ее сын — самый лучший, каким бы он ни был, нет, любовь ее здесь сильна как раз тем, что мать видит, каким может стать ее сын, во что он превращает себя и свою жизнь, и она всеми способами готова бороться за него, за то, чтобы все исправить, за них двоих. Долан снова сумел мгновенно захватить таким правдоподобным, острым, ярким изображением обычной повседневной жизни на экране. Его Диана и Стив будто живут с вами по соседству, но люди просто привыкли не замечать таких, как они.

    Погружаясь более глубоко в отношения главных героев, режиссер вновь намекает на тему Эдипова комплекса на примере некоторых моментов, созданных Стивом, но тут все либо гораздо проще, либо гораздо сложнее, уже сами для себя выбирайте и делайте выводы. Мать — это все, что у него осталось после смерти отца, он отчаянно, до грани, боится ее потерять и то с искренней детской наивностью, то с пугающей жестокостью старается показать ей, как много она для него значит. Концовка фильма показалась немного затянутой, тут есть несколько сцен, когда думаешь: «Вот и финал», но потом следует еще одна сцена и еще одна. Будто Долан все никак не мог попрощаться с этой историей и ее героями, ведь кажется, что сами они с трудом справятся. Но потом смотришь самую последнюю сцену и понимаешь, что так и должна закончиться на экране история Дианы и Стива, но в своем мире они все еще продолжают жить и продолжают бороться. По крайней мере, в это хочется верить.

    Когда с сыном творится нечто ужасное, его любимая Мамочка никогда не поставит на нем крест и сделает все ради его блага, ведь она так сильно его любит.

    19 января 2015 | 19:53

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>