всё о любом фильме:

Мамочка

Mommy
год
страна
слоган«Мы с тобой ближе, чем мужчина и женщина»
режиссерКсавье Долан
сценарийКсавье Долан
продюсерКсавье Долан, Нэнси Грант, Сильвен Корбелл, ...
операторАндре Тюрпен
композиторНойя
художникКолумб Рэби, Ксавье Долан, Жан-Шарль Клаву
монтажКсавье Долан
жанр драма, ... слова
сборы в США
сборы в России
зрители
Нидерланды  29.9 тыс.,    Россия  22.6 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время138 мин. / 02:18
Номинации (2):
Яркая и взбалмошная вдова Диана забирает из интерната сына-подростка и полна решимости начать новую жизнь. Со Стивом они бы жили душа в душу, но вспышки гнева импульсивного сына то и дело подрывают шаткое равновесие в семье. На подмогу приходит скромная заикающаяся соседка Кайла, и в доме на время воцаряется идиллия, но как долго это продлится?
Рейтинг фильма
IMDb: 8.10 (27 173)
ожидание: 99% (1214)
Рейтинг кинокритиков
в мире
89%
102 + 12 = 114
7.9
в России
95%
19 + 1 = 20
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 4338 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Канадский вундеркинд от кино выпустил свой уже пятый полнометражный фильм. Ксавье Долану на днях исполнилось всего лишь 26, а он уже успел поделить один из призов Каннского кинофестиваля 2014 с 83-летним французским мэтром Жаном-Люком Годаром. Это один из поводов того, чтобы посмотреть «Мамочку» — именно так называется работа Долана, и до этого уже прибегавшего к темам личностных драм внутри семей — как своих, так и других. К слову, предыдущий «Том на ферме» с самим режиссером в главной роли затрагивал нравы и тайны семьи близкого друга. В нынешней же ленте образуется четкая триада: 16-летний Стив с синдромом дефицита внимания и гиперактивности, его истеричная мама — Диана — которая забирает отпрыска из реабилитационного центра (в котором он уже успел «отличиться») и застенчивая учительница Кайлой — соседкой, живущей напротив. На протяжении почти 2-ух с половиной часов мы наблюдаем за развитием (или наоборот деградацией?) отношений героев. Но важно дать возможность им просто быть на экране — а значит и быть у зрителя. Любопытным и важным является размер кадра — 4:3. Словно этот фильм специально сделали чтобы его фрагменты тиражировались в «Instagram». Но будьте уверены, что взгляд можно и нужно раздвигать: в любых смыслах.

    На первый взгляд кажущейся тривиальной «эдиповая» история Стива, далее обрастает глубокими чувственными межличностными отношениями. Здесь злость соседствует с безусловной любовью, жуткое беспокойство с умиротворением и радостью под главный хит «Oasis» «Wonderwall», а трогательный подарок сына — подвеска с «Mommy» — с дракой её обладательницей. К этому добавляется соседка Кайла, которая со временем становится близким другом и для Дианы, и для Стива. Кайла — связующее звено между матерью с сыном, способствующая гармонизации жизни их троих. Каждый ищет своеобразное спасение: от пустоты, от бытовых проблем, от вопросов воспитания, от ограничений… Вопрос: если помощь придет вовремя, то на сколько долго будет их будет держать спасательная лодка?

    «Мамочка» отличается современностью и свежестью — в диалогах, саундтреке, занятными кинематографическими приемами — спокойно соседствующая с проблемами всегда актуальными, но которые далеко не всегда кинематограф преподносит разносторонне. Долан не позволяет своему фильму скатиться к безвкусице и однобокости, обходя морализаторство и «тяжеловесность», и даже если использует типичные «киношные» рычаги, то они выглядят явно ненавязчиво. Как и другой хороший фильм, «Мамочка» ставит вопрос, но ответов не дает. «Любовь между сыном и матерью сильнее чем любовь мужчины и женщины» — произносит одна из героинь. Но так ли это, можно порассуждать после просмотра нового фильма молодого канадского режиссера.

    10 из 10

    31 марта 2015 | 00:08

    Я всегда внимательно отношусь к режиссёрской точке зрения. И больше всего меня удивил «кровосмесительный подтекст» этого фильма. Вряд ли Ксавье это имел ввиду. В любом случае это трагедия. Трагедия ненужных, неудобных детей.

    «Бабушка всегда говорила, что я неудобный… Я неудобный!» В исправительной колонии мальчика калечат, переделывают по этот мир. А он не хочет быть здесь, не хочет жить так, он хочет уйти. И ему не важно как: под колёсами авто — его экстремальное катание на доске, истекая кровью — попытка самоубийства в торговом центре или через окно…

    А начиналось всё вполне понятно. Синдром дефицита внимания — пустяк, но со временем превращается в страшный диагноз, если его не лечить или лечить неправильно. У Стива самый запущенный случай из всех, что я когда либо видел в своей жизни. Пансион, из которого его забирает мама, нечто среднее между трудовым лагерем и больницей для умственно отсталых. Там нет ни должной охраны, чтобы защитить одних воспитанников от других, ни грамотного мед персонала. До сих пор синдром гиперактивности лечится одним способом — антидепрессантами. Механизм действия в том, чтобы дать больному передышку, снять панические атаки и позволить восстановиться. Если давать препарат ребёнку, он вызывает снижение интеллекта, депрессии — всё, что мы видим у Стива.

    Кроме того, такой он никому не нужен. В фильме есть 2 персонажа: Диана и Кайла. Мама и мамочка. Диана — это реальная мама, со всеми пороками, страстями, а Кайла — идеальная, заикающаяся, меланхоличная и бесконечно любящая. Кайла страдает от своего мужа, Патрика, она не реализована в семье, на работе боится своих учеников. Диана страдает сама от себя. Если результатом ухудшения состояния Стива является потеря отца и семьи, у Дианы все проблемы решаются одним способом — исключением из своей жизни. Это самый лёгкий способ — уйти, забыть, переехать. Научиться жить со своими проблемами она не в силах. И главная проблема — это Стив.

    «У меня работа, личная жизнь…» Нет и не было у Дианы ничего. Только видимость: не работа, а фрилансинг, не личная жизнь, а редкие свидания с соседом. Ничего серьёзного, того, что бы мог разрушить Стивен. Всё это фарс, попытка скрыть свою несостоятельность: «Ты как монгол, сжигаешь меня.» Она всю жизнь пряталась от воспитания сына.

    Мальчик до конца не верит, что мама не может предать. Он прощал её много раз, когда он сдавала его в пансионы и исправительные школы. Он до последнего не верит и надеется, что мама спасёт его. Когда его скручивают, он зовёт маму…

    «Ты меня разлюбила. Такое бывает!» Хорошая мама Кайла убеждает, что нет — мамы всегда любят своих детей. «Просто иногда страх выходит наружу.» Страх потерять привычный образ жизни, стать посмешищем в глазах общества — вот, что волнует Кайлу и Диану. Несмотря на то, что появления в жизни Стивена идеальной мамы Кайлы, у него наступает рецессия, Диана возвращает его в реальность очень скоро. Он не создан для этого мира и потому должен уйти.

    На прощание мамы устраивают мальчику шикарный подарок — поездка на берег моря. Они откупаются от него. На самом деле пытаются освободить свою совесть.

    Примечателен последний монолог Стивена на автоответчик. Он уже не может назвать Диану матерью. Он осознал предательство.

    «Я не могу отказаться от своей семьи… Прости, я другое хотела сказать» — так говорит Кайла перед отъездом, точнее у неё вырывается. Диана предала свою семью, своего сына. Много раз. Чтобы «получить передышку», чтобы её оставили в покое, чтобы уйти от проблем и не решать их.

    Пространство для зрителя не случайно довольно узкое, приземлённое, сосредоточенное на жизни реальных людей. В какой-то момент оно вдруг расширяется: вот так всё могло бы быть, если бы жизнь была идеальной. Эта ретроспектива в будущее, какофония звуков — всё то, от чего Диана отказалась. Она отдаёт себе отчёт в этом.

    А был ли мальчик?…

    10 из 10

    31 августа 2015 | 14:31

    Фильм «Мамочка» я ждала долго, но никак не могла попасть на показ по бесчисленным обстоятельствам. Про него много говорили, да и мне самой хотелось посмотреть на на то, что натворил Долан после нашумевшей «И все же Лоранс» и абсолютно провального «Тома на ферме». Я ждала фильм, который соединит зрелость и бунтарство режиссера, волнующие его проблемы с его видением, вкусные кадры и, конечно же, ту музыку, которую выбирает только Долан. И о, да! Я дождалась.

    Долан сумел создать то, что трогает сердца, свое, бесконечно авторское кино. Раскусить фильм так сразу не предоставляется возможным, в нем много всего, начиная от основной темы сына-бунтаря Стива и его матери, до тем, скользящих между строк. Это и заполнение дыры умершего отца заикающейся Кайлой с вопросом, может ли кто-то заменить полную семью (если вдруг кто не в курсе, Долан является гомосексуалистом, и возможно, подтекст в картине все же имеется), и тема все лучшее было раньше, выраженная посредством музыки. Эта лента не оставила равнодушных, одни были возмущены безобразием происходящего, другие говорили, что это картина «для поехавших про поехавших», кто-то настолько сильно вживался в роль главных героев, что будто проживал в себе те чувства, то ли своего непрожитого бунтарства, то ли безысходности происходящего.

    Нельзя не сказать и про инстаграммный формат кино, привыкший к экспериментам Долан, не боится того, что кадр будет неполным в обычном понимании. Наоборот, он умудряется поместить туда жизнь этих людей без лишнего пространства, подчеркивая их заточенность в рамки действительности. Неудобный кадр отражает и сказанную главным героем фразу: «Я неудобный». И как восхищает момент, когда Стив увеличивает кадр — мы начинаем чувствовать воздух фильма без каких-либо ограничений.

    На протяжении всей драмы ты постоянно сидишь с вопросом: «Почему?» Почему все это происходит с ними? Почему Кайла оказалась здесь, в этой семье? Очевидно, режиссер дал нам возможность самим порассуждать над данными вопросами, самим додумать происходящее, и эффектная концовка — каждый ведь придумал ее свою, собственную.

    10 из 10

    16 июля 2015 | 10:40

    Другое кино=хорошее кино

    Другое кино=хорошее кино

    Другое=хорошее

    Сегодня искушенному зрителю приходится очень тяжело. Он видел всё, удивить его крайне трудно. И вот он в поисках новых ощущений отправляется, к примеру, в кинотеатр им. Пушкина, на фильм, к примеру, опять же, «Мамочка». Он посмотрел трейлер, заметил пару драматических моментов, лавину эмоций. Решился, пошёл и увидел.

    Мать

    Сильная стойкая женщина пытается начать жизнь сначала вместе со своим сыном, забирая его интерната для людей с девиантным поведением. Она имеет свободные нравы и для своего ребёнка является более другом, приятелем, нежели матерью. Вместе они проводят абсолютно все время, они ругаются и мирятся, но в ссорах уже видна эта дружеская конкуренция. Мать, подняв сына на свою ступень, сложила с себя авторитет власти родителя и снизошла до советника. Усугубляет это положение психические расстройства юноши, которые переходят в агрессию и открытый бунт.

    Сын

    Юноша тринадцати лет, имеющий проблемы с психикой. Агрессивный, вспыльчивый и эмоциональный он не видит себя без матери, она для него все. Постоянно этот трудный ребенок ищет способ чем-либо угодить ей, требуя взамен благодарность и ласку. Не получая это, сын подозревает мать в нелюбви к себе, становясь неуправляемым.

    Случайный близкий

    Женщина, живущая напротив, спонтанно становиться полноправным членом этой необычной семьи. Являясь на вид кроткой и сдержанной, она находит способ справиться на некоторое время с агрессией сына, взяв на себя роль наставника и учителя, тем самым дополнив недостающий элемент в семье.

    Рок из прошлого в виде ущерба равного двумстам пятидесяти тысячам долларов лишает опоры этот союз. Сын, как неклассический трагический герой, бежит в руки судьбы с завязанными глазами. Для него проблемы не существует, ничего не произошло, а даже, если что-то произошло, то Deus ex machine а ля его Mommy решит её. «Ты сжигаешь меня! Я сгорела, как фитиль» — такие слова произносит мать ближе к концу. Финал очевиден.

    Стоит ли судить мать? Однозначно, нет. В течение всей картины она сделала все что должна и могла. Стоит ли судить сына? Однозначно, нет. Он имеет проблемы с психикой, он ребёнок. Кто виноват? Так вышло.

    Направление «Другое кино» не может стать массовым направлением, ибо оно не склонно к развлечению. Но в тоже время это не означает, что оно скучное. Другое кино оно и вправду другое. Его герои даже не герои в полном смысле слова, а обычные люди, наши с вами современники. Интерес к маленькому человеку это рефлексия к себе. Это сложно, а порой противно, но нужно.

    15 декабря 2014 | 16:45

    Пятую ленту в фильмографии Ксавье Долана, разделившего приз жюри на Каннском кинофестивале со впавшим в старческий киномаразм Годаром, можно решительно охарактеризовать как самую психологически продуманную и умственно взвешенную среди снятых ранее соплежуйских сумбурных свистоплясок.

    Если в своем первом, снятом в 19 лет фильме — отчасти байопике, Долан с пубертатной взрывоопасностью выражал отчаянный протест, нервозно чураясь собственного отвращения к родной матери (между прочим, всё той же Энн Дорвал) и испытывая умножающую злость астению, то в «Мамочке» режиссер пробудился от зашкаливающего эгоцентризма и подросткового ригоризма, перешагнул скользкую жижу дотошного самолюбования и созрел для освещения идентичных событий (разве что заменив проблему гендерной самоидентификации на весьма серьезную психическую аномалию), только теперь уже с материнского ракурса, переформатировав гейскую схоластическую вычурность в чувственно-эмоциональный скандал, больше рассказывая, нежели показывая; одновременно фиксируя, наблюдая и анализируя.

    46-летней бескомпромиссной Диане, вульгарно кидающей средний палец отнюдь не милосердной судьбе, приходится вспомнить про существование сына (страдающего СДВГ и частым его спутником — энурезом), от очередной эскапады которого пострадал, возможно, сопалатник. Чрезвычайно расторможенный, буйно настроенный и неспособный предвидеть результаты своих поступков, Стив — уже засветившийся однажды в снятом Доланом видеоклипе для группы Indochine — балансирует на грани кроткой нежности и спонтанной враждебности, а моментами, раздвигая руками сжатые инстаграмовские рамки под Oasis (спасибо, что не Radiohead), испытывает эйфорический оргазм. Не сильно отличающаяся уравновешенностью и адекватностью, эпатажная мамочка, впрочем, все-таки старается найти подход к импульсивному сыну, однако в силу перманентной раздражительности только разжигает его агрессию. По иронии судьбы в доме напротив обнаруживается незатейливая, глотающая слова учительница, явно норовящая разбавить критическим накалом чужих эмоций свою элегичную семейную жизнь, а заодно и дать частные уроки забросившему учёбу Стиву.

    В этом специфически напряженном интегральном треугольнике удушливый токсичный психоз конвертируется в торжество анархии, ненависть в любовь, насилие в нежность, слова в чувства; а разрушительные, почти инцестуальные компоненты одурманивающего эротизма — в безразличное отшучивание. По привычке соскальзывая на проторенную тропинку мелодраматизации, Долан не спекулирует на имманентном сочувствии зрителей к вечной «трагедии отцов и детей», он ожидает простого понимания истинных мотивов поведения неприспособленных к жизни своенравных людей, с безмолвной болью отдающихся во власть ледяному пламени отчаяния, моментально превращающему во прах всякую надежду. Он парализует дыхательные пути так, как неожиданное известие о смертельном диагнозе вонзается в сознание острыми осколками собственной слабости, заражает бесконечно терзаемой фрустрацией, ставит в эмоциональный тупик. Но даже несмотря на то, что маятник конфликта неизбежно возвратится в нижнюю мёртвую точку, смысл его раскачивать всё же есть.

    16 мая 2015 | 00:16

    После «Тома на ферме», поставленного по одноименной пьесе Мишеля Марка Бушара, Ксавье Долан возвращается к собственной авторской мысли и обращается к теме, заданной им в дебютном фильме «Я убил свою маму». Результатом автобиографической откровенности стала картина, чей замысел для массового зрителя оказался неочевиден. Во-первых, из-за абсолютизации эстетической стороны, обернувшейся на этот раз не экстазом, а своеобразным китчем; а во-вторых — по причине того, что Долан не смог до конца абстрагироваться от пережитой им ситуации (когда схема «мать-сын» далека от традиционного понимания) и четко артикулировать основную мысль своей работы.

    История о блондине Стиве, переживающем трудный период между детством и юностью, и его неуравновешенной матерью Дианой разворачивается где-то в Канаде будущего, когда законодательство решило проблему дисфункциональных родителей, позволив им избавляться от детей не только в срок до 3-го месяца беременности, но и вплоть до самого совершеннолетия, сделав процедуру передачи ребенка под надзор государства лишенной любых моментов этического толка. Но не стоит рассматривать «Мамочку» как антиутопию — ставший частью обыденности отказ от родительских прав служит здесь лишь для подчеркивания отрицания естественной необходимости быть матерью для собственного сына, из которого берут свое начало совершенно извращенные отношения, описанные в известном романе Роберта Блоха.

    В «Мамочке» Долан почти полностью исключает всякую образность. Метафоры здесь заменяются бытовыми сценами, полными криков сына и матери и демонстрации той специфической «любви» (внезапные порывы и баловство), что извращает и ломает психику юноши, превращая его либо в героя пьесы Гийома Гальена «Мальчики и Гийом, к столу!» либо в своеобразное подобие Нормана Бейтса в различных его вариациях. Пространство существования главного героя ограничивается душными комнатами, где мать «заботится» о подростке, относясь к нему как к вещи, не проявляя ни родительской мудрости, ни наставничества, лишь иногда позволяя вседозволенность, которая затем быстро сменяется репрессиями со стороны родительницы.

    Ксавье идеализирует (и в кино, и в жизни; особенно близкие отношения у него сложились с Клемен) центральных актрис «Мамочки» — Сюзанну Клемен и Анну Дорваль. И если первая в роли соседской учительницы символизирует доброту, ее персонаж призван оттенить всю ненормальность мамочки Стива, то вот любование режиссером Дорваль может запутать зрителя, несклонного к размышлениям и поиску глубинных смыслов. Красота героини Дианы мнимая. Безусловно, она внешне привлекательна, а все комические вставки сюжета, можно воспринять как своеобразную «крутость» и отношение к сыну как к взрослому, тогда как это лишь инфантилизм мамочки и ее неудовлетворенность жизнью, имитация традиционных отношений, которая быстро нивелируется, когда Диана вторгается в личное пространство ребенка, не смущаясь ничего.

    Весь фильм выстроен на контрастах, каким представляется и привязанность ребенка (и кинематографического Стива, и реального Ксавье) к своей матери. Любовь сына априорна, он прощает и терпит, пытается подстраиваться под капризы родительницы, и мирится с тем, что он лишился статуса субъекта и стал объектом. Стив пытается применить разные стратегии — от заботы до почти инцеста, только бы удовлетворить Диану в порывах ее социопатии. Но наш герой ребенок, и он не способен справиться с неадекватностью взрослой женщины, как бы не было сильно его желание.

    Дважды копируя сцены из культового фильма «Один дома», Долан как и всегда уделяет большое внимание интерьерам и одежде героев. Весь гардероб выглядит испиленным в стиле того времени, когда комедия с Маколеем Калкиным штурмовала большой экран, а действующие лица «Мамочки» хотя живут где-то в будущем времени, но оно будто замерло, из динамиков звучит Dido, а сама мамочка Диана есть апофеоз всей пошлости и китча моды 90-х. И мода эта, что сегодня кажется дурновкусием, как нельзя лучше передает характер главной героини — неуравновешенный, безответственный, бесчувственный и в тоже время кажущийся (на первый взгляд) таким манящим (ультракороткие юбки, тяжелые из-за обилия макияжа ресницы и провокационные декольте).

    «Мамочка» в некотором роде заимствует форму «В любом случае Лоранс» и доводит ее до абсурда. Если в истории о вечной любви Лоранса Алия, Долан использовал разрешение 3:4 не урезав, а дополнив соответствующую сторону 16:9, то в «Мамочке» он не расширяет границы привычного широкоэкранного формата, а обрезает. Дважды на протяжении фильма, зрителю будет раскрыто, по какой причине Долан заставляет публику на протяжении 2-х часов смотреть на условный экран смартфона — извращенность бытия героев должна быть прочувствована в виде дискомфорта от наблюдения этого «урезанного» мира.

    Простая при поверхностном прочтении история о взбалмошности дамы зрелого возраста оказывается мрачной новеллой о психологическом сломе, изоляции и ненависти к собственному сыну, проистекающей из собственной несостоятельности. То, что стало привычным, не означает что это нормально — превращение мамочками (не случайно режиссер выбирает это фамильярно-презрительное обращение) своих сыновей в инвалидов с дефективным поведением. И Долан предельно аккуратно и точно анализирует и описывает эту ситуацию.

    К сожалению, популярность среди массового зрителя, в подавляющем большинстве не знакомого ни с одной из картин канадского гения кроме «Мамочки», вкупе с отсутствием у данной публики критического мышления, приводит к тому, что история о юноше Стиве и его матери Диане рассматривается ими как рассказ о «невероятной любви» с некоторыми препятствиями, порожденными исключительно темпераментом главных героев. Обилие мнений подобного толка поражает, даже не смотря на отсутствие каких-либо иллюзий у здравомыслящего человека на счет субъектов, чье мнение формируется исключительно массовой культурой, репертуаром кинотеатров.

    В любом случае, за всей шумихой и мишурой, скрывается трагедия почти античного толка, пусть и выполненная иносказательно. Фильм, при всей кажущейся легкости, повествует об ужасе, сто крат превосходящем в своей чудовищности произошедшее с Томом на ферме. Утонченный Том подвергался прямому физическому насилию, мерзость была очевиден, также как и ее преодоление — бежать, оставить гнетущее позади. А вот что делать Стиву с его мамочкой?

    На примере Нормана Бейтса можно проследить, что есть понятие «маменькин сынок» без прикрас, а Гийом Гальен в своем произведении показал как мальчик может лишиться гендерной идентичности, из-за диктуемых мамочкой стандартов «люби только меня, никаких женщин». И Долан, если и не знаком с этими литературными героями, то определенно понимает предложенную логику. Во второй половине фильма он прямо покажет, что Диана не даст, ни при каких обстоятельствах, Стиву жить: представив его будущее (любовь к девушке, а затем создание собственной семьи), она окончательно утвердится в своем маниакальном желании свести статус своего сына с человека до вещи, даже если для этого это придется полностью морально и психологически уничтожить Стива. Ксавье Долан, не отрицая волшебной, всепрощающей силы любви сына к матери, призывает всех условных Стивов спасаться, так как это единственный способ уйти от того кромешного ада, что происходит за закрытыми дверями, где матери «любят» своих сыновей.

    28 марта 2015 | 22:56

    Гений, вундеркинд, самородок, и другие подобные эпитеты липнут к Ксавье Долану со всех сторон, что будет происходить в мире кино с режиссером, покажет только время, лишь бы не растерял талант. Особый стиль у него есть, специфическая постройка драматического сюжета, ментальная красота каждого кадра, а также музыкальное сопровождение, которое выстраивает яркую и радужную картинку в подсознании, когда того требует происходящее, либо угнетает и повергает в тоску, опять же, когда действие стремится к этому. Многоликость драмы Долана поражает, у него находится 50, а то и больше оттенков боли и грусти, огромная палитра переживаний, терзаний, сомнений, также ловко режиссер оперирует пространственными понятиями, делая из них фетиш, которым поглощены герои картины. Речь о любви, счастье, свободе, все представлено в изумительно ярком свете и исключительно работает в «Мамочке» при чудаковатом варьировании этих безграничных ресурсов. Любовь здесь далеко не воображаемая, она очень осязаемая, топорная, вынужденная, жертвенная. Счастье искреннее, легкое, воздушное, но, увы, практически моментальное, а свобода тут везде, в каждом кадре, и после титров даже, ведь концовка лихо выражает этот душевный посыл.

    Как же приятно копаться в персонажах Долана, подобно как в фильмах Франсуа Озона, в каждом герое можно рассмотреть гору психопатических подтекстов, каждый характер, каждое действие, каждое слово, есть симптом к изучению. А как представленные контрасты взаимодействуют, отдельная тема, это не голливудская изъезженная шаблонность драматических героев, где даже харизма актеров не спорит с прописанным сюжетом. Актеры «Мамочки» раскрепощаются в кадре полностью, откровенность предельная, что не может не подкупить зрителя. Явный плюс работы с постоянным коллективом, люди, путешествующие с Доланом из проекта в проект уже наверняка стали его семьей, безумной семьей, которую тот направляет и раскрывает на съемочной площадке.

    «Мамочка» — пик режиссера, но не его потолок, возможности творить в жанре, не имеющем рамок, и создавать искусство, не терпящее классификации и категоричности, абсолютно безграничны. Долан создает «семейные антиутопии» если в роли мира представлять отдельно взятую ячейку общества. После просмотра непринужденно начинается смакования продукта, режиссер дарит не только эмоции, эти жалобные щемящие чувства, относительно каждого героя, но и массу размышлений на темы. Его взгляд на бытовую среду сложных безумных семей с одной стороны зрелый, расставляющий акценты и приоритеты, но с другой, даже несколько инфантилен, это и оставляет приятное послевкусие и отличает молодого режиссера от подобного материала. А подумать и порассуждать стоит под прекрасно подобранный саундтрек из картины.

    8 из 10

    27 марта 2015 | 12:33

    Год ожидания, и я наконец-то увидела пятую картину уже нашумевшего, но такого любимого, Ксавье Долана. Идя на фильм, я была уверена, что в этот раз канадский режиссер сделал кино массовое, для большей публики, чем обычно. И, на самом деле, это не сильно радовало меня. Лучше пусть снимает для узкого круга людей, настоящих ценителей, а не для народа. Но сказать, что «Мамочка» выглядит как массовое кино — нельзя.

    Формат 1:1. Вызывает не довольствие у неподготовленного зрителя. Но, когда проходит более получаса фильма, мы уже не можем представить его в каком-то ином формате. Именно этот «квадрат» помог раскрыть образы Стива, Дайаны и Кайлы. Именно он заострил внимание на их эмоциях, переживаниях, а не на лишней мишуре, которые абсолютно не нужна в кадре.

    Актеры. Это отдельная тема. Каждый из них — алмаз. Если вы видели остальные фильмы Долана, то уже знакомы с Энни Дорвал и Сюзанн Клеман, две любимых женщины Ксавье, которые с каждым фильмы становятся только лучше, а их образы набирают силу, становясь более глубокими.

    Но особое внимание привлек Антуан-Оливье Пилон. Его герой — Стив — очень интересен. Он страшен, он гневен, но в то же время он так любит свою мать. Его жаль, ему сочувствуешь, его хочется обнять и успокоить. Именно вклад Антуана как актера привнес особую остроту в характер персонажа.

    Музыка. Здесь даже говорить не о чем. Долан имеет свойство выбирать лучшие саундтреки, вставлять их в самый нужный момент. Эта музыка трогает, вызывает слезы, мурашки, но именно в контексте происходящего.

    Цвета. Когда-нибудь я перестану настолько восхищаться палитрой цветов в фильмах Ксавье, но это невозможно. Основной цвет фильма — желтый. Теплый, но готовый вот-вот превратиться в страстный красный. Как и характер Стива.

    Сюжет. Возможно, в нем и присутствуют некоторые недоработки, нет таких хорошо прописанных диалогов, как в фильмах Годара, Трюффо или Бергмана, но, это уже второй фильм, раскрывающий тему взаимоотношений матери и сына. В «Я убил свою маму», как мне кажется, нет таких бурных, ярких моментов, как в «Мамочке». Здесь все словно кричит, вызывает на бой. Накаленная обстановка не сбавляет градуса до последних минут. Все происходящее на экране, словно, гипнотизирует зрителя.

    Отдельный огромный плюс Андре Тюрпену за его операторскую работу. В фильме присутствуют кадры, которые, наверное, никогда не уйдут из памяти.

    Хочется, чтобы таких режиссеров, как Ксавье, стало больше на нашей планете. Режиссеров, которые чувствуют цвет, чувствуют музыку, эмоции. Режиссеров, которые могут донести до зрителя свою мысль, затронуть его душу.

    10 из 10

    14 ноября 2014 | 15:00


    Посмотрел фильм на премьере в «Гоголь-центре».

    Ваша любовь не может его исцелить (с)

    Диана забирает своего сына из интерната и хочет начать с ним все заново. Но оба давно привыкли жить по собственным правилам, каждое их действие на встречу друг к другу сталкивается то с внешними факторами, то со вспышками гнева, одолевающими Стива. Все постепенно приходит в норму, когда к ним начинает заходить соседка Кайла, которая берет на себя домашнее обучение Стива.

    25 летний Ксавье Долан представляет на суд зрителей и критиков свой шестой фильм. «Мамочка» это скорее закрепление успеха, чем шаг назад или вперед. Режиссеру удается с легкостью представить публике героев, почти незаметными движениями. Долан безмерно любит своих героев, какими сумасшедшими бы они не казались на первый взгляд.

    Несмотря на то, что Ксавье в первую очередь важны эмоции, краски, картинка, актеры и музыка, у проекта получились прекрасные диалоги, продуманный и держащий до самого финала сюжет и умело прописанные герои.

    Оператор «Пожаров» и предыдущего проекта Долана «Том на ферме» создал завораживающий мир непохожий ни на что. Андре Тюрпен снял фильм в формате инстаграмма, то есть прямоугольной картинки. Позволив публике не отвлекаться на ненужную мишуру, а четко следовать за героями и только в моменты их выхода из своих ракушек, экран раздвигается, и зрители видят картинку целиком.

    Актерское трио сыграло на высочайшем уровне, пронзительно и ярко отыграв каждую сцену. Долан на этот раз решил не участвовать в фильме как актер, полностью отдав все силы режиссуре, что, несомненно, пошло картине на пользу.

    Проекты Долана всегда снабжены отменными саундтреками, дерзкими, хлесткими, усиливающими эмоциональную составляющую стократно.

    «Мамочка» чудесная работа Долана и его команды. Режиссер с каждой новой картиной приобретает опыт и понимание того, что он хочет показать и рассказать своему зрителю. Его фильмы затянуты из-за того, что Ксавье есть о чем говорить, и он каждый раз хочет вкладывать в них все, что накопилось в нем. В «Мамочке» ему спокойно можно было останавливаться на первом финале, и мыслей после него было бы больше, и картина в целом воспринималась органичнее. Но, таков уж Ксавье Долан, ему нужны эмоции, надежда и невероятная вера в своих героев.

    7 из 10

    16 октября 2014 | 01:25

    Насилие над эмоциями.

    Я не ожидал, что этот фильм настолько сильный. Серьёзно. Это настолько потрясающе, настолько и ужасно.

    Фильму хватило пять минут для того чтобы украсть моё самообладание и эмоциональную неуязвимость. Через час я уже был эмпатом, а ближе к концу фильма мне нужна была сигарета или успокоительное. Я не неженка, просто это до безумия сильный и эмоциональный фильм. Эмоциональную часть тебя бьют и насилуют, затем жалеют и вдохновляют, бьют и насилуют, затем снова жалеют и радуют, издеваются и насилуют, а затем любят и делают счастливым. Ты сидишь весь такой в образе циничного и бесчувственного сухаря и больше не можешь справиться с таким количеством переживаний. И вот снова момент… ты кусаешь со всей силы свои губы и сжимаешь зубы чтобы не начать реветь, но уже поздно и глаза мокрые.

    Сверхэмоциональный фильм.

    10 из 10

    1 августа 2016 | 23:57

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>