всё о любом фильме:

Мамочка

Mommy
год
страна
слоган«Мы с тобой ближе, чем мужчина и женщина»
режиссерКсавье Долан
сценарийКсавье Долан
продюсерКсавье Долан, Нэнси Грант, Сильвен Корбелл, ...
операторАндре Тюрпен
композиторНойя
художникКолумб Рэби, Ксавье Долан, Жан-Шарль Клаву
монтажКсавье Долан
жанр драма, ... слова
сборы в США
сборы в России
зрители
Нидерланды  29.9 тыс.,    Россия  22.6 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время138 мин. / 02:18
Номинации (2):
Яркая и взбалмошная вдова Диана забирает из интерната сына-подростка и полна решимости начать новую жизнь. Со Стивом они бы жили душа в душу, но вспышки гнева импульсивного сына то и дело подрывают шаткое равновесие в семье. На подмогу приходит скромная заикающаяся соседка Кайла, и в доме на время воцаряется идиллия, но как долго это продлится?
Рейтинг фильма
IMDb: 8.10 (27 173)
ожидание: 99% (1214)
Рейтинг кинокритиков
в мире
89%
102 + 12 = 114
7.9
в России
95%
19 + 1 = 20
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 4338 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Мне посчастливилось побывать на одном из предпремьерных показов фильма в Санкт-Петербурге. Ни проволочки с организацией форума (благодаря которому филь и удалось посмотреть так рано), ни невнятное вводное слово малоизвестной персоны перед самим сеансом не могли испортить предвкушения. «Мамочка» здесь, и Долан снова готов нас удивить.

    Удивить ли? Если всмотреться, то в сюжете «Мамочки» сложно найти что-то новое как для мирового кинематографа, так и для кинографии канадца в частности. И я говорю не о противостоянии «мать — сын», с которого Долан начал свой путь к вершинам. Я имею в виду излюбленную Доланом тему, поднимаемую им в каждом своём фильме: тему невозможной любви.

    В «Я убил свою маму» сын не может полюбить свою мать, в «Воображаемой любви» натурал не может полюбить ни гея, ни девушку (а могли ли они его любить?). В «И всё же Лоуранс» ни главный персонаж не может полюбить себя, ни окружающие не могут полюбить его. В «Томе на ферме», сценарий которого основан на пьесе, понравившейся Долану в Париже, невозможная любовь тоже есть — как и жертвы к грозящему ему смертью доминанту, так и vice versa. Здесь же Дюрвал, вот уже в третьей раз будучи матерью у Долана, никак не может полюбить своего сына — и он отвечает ей взаимностью.

    «Инстаграмный» формат (1:1), выбранный Доланом для этого фильма, символизирует такую же однобокость и ограниченность персонажей. Боясь сделать, сказать или даже подумать что-то не то, они предпочли ограничить себя рамками фальшивого спокойствия и сиюминутного перемирия. Квадрат сдерживает героев: они бы и рады сбежать от проблем, одна за одной падающих на них с небес, но деваться им некуда. Ни Стив, не выдерживающий отчаявшейся матери, ни Диана, прячущаяся от Стива в шкафу, ни их соседка, не могущая выдержать Диану-предательницу больше десяти минут, не могут посмотреть на реальность и принять всю её жестокость. Они мечутся, кричат, закрывают глаза: делают всё, чтобы беспроблемно жить в мирке иллюзий, в которых, хоть и изредка, но бывает тепло и спокойно.

    Вырос ли Долан? Очевидно. Приятно, что он не отошёл от «любительского», порой излишне очевидного киноязыка: цветотоны, размытие изображения как размытие мыслей, слайд-шоу на ярких деталях — именно за него его и полюбили в Каннах пять лет назад. Изменений, правда, ещё больше: повествование сложнее, детальнее, живее.

    Смотрю «Мамочку» и жду следующего фильма.

    2 октября 2014 | 20:20

    Фильм «Мамочка» я ждала долго, но никак не могла попасть на показ по бесчисленным обстоятельствам. Про него много говорили, да и мне самой хотелось посмотреть на на то, что натворил Долан после нашумевшей «И все же Лоранс» и абсолютно провального «Тома на ферме». Я ждала фильм, который соединит зрелость и бунтарство режиссера, волнующие его проблемы с его видением, вкусные кадры и, конечно же, ту музыку, которую выбирает только Долан. И о, да! Я дождалась.

    Долан сумел создать то, что трогает сердца, свое, бесконечно авторское кино. Раскусить фильм так сразу не предоставляется возможным, в нем много всего, начиная от основной темы сына-бунтаря Стива и его матери, до тем, скользящих между строк. Это и заполнение дыры умершего отца заикающейся Кайлой с вопросом, может ли кто-то заменить полную семью (если вдруг кто не в курсе, Долан является гомосексуалистом, и возможно, подтекст в картине все же имеется), и тема все лучшее было раньше, выраженная посредством музыки. Эта лента не оставила равнодушных, одни были возмущены безобразием происходящего, другие говорили, что это картина «для поехавших про поехавших», кто-то настолько сильно вживался в роль главных героев, что будто проживал в себе те чувства, то ли своего непрожитого бунтарства, то ли безысходности происходящего.

    Нельзя не сказать и про инстаграммный формат кино, привыкший к экспериментам Долан, не боится того, что кадр будет неполным в обычном понимании. Наоборот, он умудряется поместить туда жизнь этих людей без лишнего пространства, подчеркивая их заточенность в рамки действительности. Неудобный кадр отражает и сказанную главным героем фразу: «Я неудобный». И как восхищает момент, когда Стив увеличивает кадр — мы начинаем чувствовать воздух фильма без каких-либо ограничений.

    На протяжении всей драмы ты постоянно сидишь с вопросом: «Почему?» Почему все это происходит с ними? Почему Кайла оказалась здесь, в этой семье? Очевидно, режиссер дал нам возможность самим порассуждать над данными вопросами, самим додумать происходящее, и эффектная концовка — каждый ведь придумал ее свою, собственную.

    10 из 10

    16 июля 2015 | 10:40

    К пятому фильму Долана хочется придираться меньше всего. Но это не значит, что он стал зрелым режиссёром. Он снял лёгкое и светлое кино, которое хочет понравиться зрителю. Фильм — драматичный, местами смешной и колкий. Настроение фильма — часто солнечное, летнее и тёплое.

    Кастинг — незамыленные лица актёров заставляют поверить в историю быстро. Творящиеся переживания внутри персонажей играются ярко и сочно. В результате люди и события пленяют зрителя.

    Саундтрек — популярная музыка, играющая в плей-листах у миллионов людей. Её крутит ваша сестра, друг и все холодильники с утюгами.

    Камера — фильм словно снят на мобильный телефон. Однажды такой приём подарит чувство освобождение, поэтому этот приё м оправдывает себя на все сто.

    Несмотря на то, что Долан уже рассказал о проблемах во взаимоотношениях между матерью и ребеноком, фильм не является самоповтором. В «Мамочке» повествуется необычном заболевании, об отношении к нему в Канаде. Показывается, как болезнь лечат.

    Но история не о тяжести, не о страданиях, а о пьянящем чувстве свободы, об огромной силе преодолевать невзгоды, которая заключена в человеке.

    Приятного просмотра.

    13 февраля 2016 | 00:33

    На самом деле, уже не удивительно. То, что каждый новый фильм Долана — маленький праздник. Все как я люблю. И спасибо ему за еще один. Хоть и не веселый.

    Широко раскрытые глаза, приоткрытый рот — хорошо, что в зале темно — и так 2 часа 19 минут. Тот, кто смотрел его фильмы, не сможет поспорить с тем, что последнее его творение — не только шаг вперед, но и скачок вверх. Глубокомысленное, точное, многогранное произведение зрелого режиссера.

    «Мамочка» — это сильнейшая драма, как многие уже знают, посвященная взаимоотношениям матери и сына. У матери сложная жизнь, сын — сложный сам по себе. И собственно, все экранное время мы наблюдаем за тем, как они пытаются сосуществовать вместе. Их отношения включают в себя сильнейшую привязанность друг к другу, на грани, постоянную бурю эмоций, бешеный темперамент обоих — со всем этим очень сложно жить, но как-то надо. И они живут. Вдвоем они представляют собой горючую смесь, поэтому каким-то волшебным образом ее разбавляет соседка, живущая напротив — и вот мы наблюдаем уже за тремя действующими лицами.

    То, что мы видим — шокирует, забавляет, приводит в восторг, снова шокирует и т. д. Герои фантастически эмоциональны, харизматичны, темпераментны, они то купаются в лучах счастья, но тонут в водоворотах неудач. Никаких полумер: либо кричать от счастья, либо рыдать от горя.

    Актеры. Великолепны. Энни Дорвал — любимица Долана, здесь в очередной раз демонстрирует свой незаурядный талант, необыкновенно хороша Сюзанн Клеман, которая также была замечена в его предыдущих работах, но главное открытие и шок — это Антуан-Оливье Пилон, сыгравший Стива — удивительный человек-оркестр, если можно так охарактеризовать актера. Он исполнил сложнейшую роль с такой виртуозностью, что остается только присвистнуть. Эта троица и их взаимоотношения не дают зрителю покоя не только во время фильма, но и после него…

    Эта история, страшная, нежная, красивая, полная любви и ненависти, совершенно настоящая, несмотря на заявленный 2018 год.

    От картинки, как обычно, не оторвать глаз — окно инстаграмма, волшебный квадрат, который расширяется по необходимости, а в нем… ну, сами увидите.

    Фантастическая музыка, которую тут же хочется заполучить себе в наушники, всю и сразу…

    В общем, что тут рассуждать — все равно не хватает слов, чтобы выразить полученные впечатления… давно меня ничего так не пробирало. Так что посмотрите — не пожалеете. Настоятельно рекомендую.

    16 ноября 2014 | 01:02

    После «Тома на ферме», поставленного по одноименной пьесе Мишеля Марка Бушара, Ксавье Долан возвращается к собственной авторской мысли и обращается к теме, заданной им в дебютном фильме «Я убил свою маму». Результатом автобиографической откровенности стала картина, чей замысел для массового зрителя оказался неочевиден. Во-первых, из-за абсолютизации эстетической стороны, обернувшейся на этот раз не экстазом, а своеобразным китчем; а во-вторых — по причине того, что Долан не смог до конца абстрагироваться от пережитой им ситуации (когда схема «мать-сын» далека от традиционного понимания) и четко артикулировать основную мысль своей работы.

    История о блондине Стиве, переживающем трудный период между детством и юностью, и его неуравновешенной матерью Дианой разворачивается где-то в Канаде будущего, когда законодательство решило проблему дисфункциональных родителей, позволив им избавляться от детей не только в срок до 3-го месяца беременности, но и вплоть до самого совершеннолетия, сделав процедуру передачи ребенка под надзор государства лишенной любых моментов этического толка. Но не стоит рассматривать «Мамочку» как антиутопию — ставший частью обыденности отказ от родительских прав служит здесь лишь для подчеркивания отрицания естественной необходимости быть матерью для собственного сына, из которого берут свое начало совершенно извращенные отношения, описанные в известном романе Роберта Блоха.

    В «Мамочке» Долан почти полностью исключает всякую образность. Метафоры здесь заменяются бытовыми сценами, полными криков сына и матери и демонстрации той специфической «любви» (внезапные порывы и баловство), что извращает и ломает психику юноши, превращая его либо в героя пьесы Гийома Гальена «Мальчики и Гийом, к столу!» либо в своеобразное подобие Нормана Бейтса в различных его вариациях. Пространство существования главного героя ограничивается душными комнатами, где мать «заботится» о подростке, относясь к нему как к вещи, не проявляя ни родительской мудрости, ни наставничества, лишь иногда позволяя вседозволенность, которая затем быстро сменяется репрессиями со стороны родительницы.

    Ксавье идеализирует (и в кино, и в жизни; особенно близкие отношения у него сложились с Клемен) центральных актрис «Мамочки» — Сюзанну Клемен и Анну Дорваль. И если первая в роли соседской учительницы символизирует доброту, ее персонаж призван оттенить всю ненормальность мамочки Стива, то вот любование режиссером Дорваль может запутать зрителя, несклонного к размышлениям и поиску глубинных смыслов. Красота героини Дианы мнимая. Безусловно, она внешне привлекательна, а все комические вставки сюжета, можно воспринять как своеобразную «крутость» и отношение к сыну как к взрослому, тогда как это лишь инфантилизм мамочки и ее неудовлетворенность жизнью, имитация традиционных отношений, которая быстро нивелируется, когда Диана вторгается в личное пространство ребенка, не смущаясь ничего.

    Весь фильм выстроен на контрастах, каким представляется и привязанность ребенка (и кинематографического Стива, и реального Ксавье) к своей матери. Любовь сына априорна, он прощает и терпит, пытается подстраиваться под капризы родительницы, и мирится с тем, что он лишился статуса субъекта и стал объектом. Стив пытается применить разные стратегии — от заботы до почти инцеста, только бы удовлетворить Диану в порывах ее социопатии. Но наш герой ребенок, и он не способен справиться с неадекватностью взрослой женщины, как бы не было сильно его желание.

    Дважды копируя сцены из культового фильма «Один дома», Долан как и всегда уделяет большое внимание интерьерам и одежде героев. Весь гардероб выглядит испиленным в стиле того времени, когда комедия с Маколеем Калкиным штурмовала большой экран, а действующие лица «Мамочки» хотя живут где-то в будущем времени, но оно будто замерло, из динамиков звучит Dido, а сама мамочка Диана есть апофеоз всей пошлости и китча моды 90-х. И мода эта, что сегодня кажется дурновкусием, как нельзя лучше передает характер главной героини — неуравновешенный, безответственный, бесчувственный и в тоже время кажущийся (на первый взгляд) таким манящим (ультракороткие юбки, тяжелые из-за обилия макияжа ресницы и провокационные декольте).

    «Мамочка» в некотором роде заимствует форму «В любом случае Лоранс» и доводит ее до абсурда. Если в истории о вечной любви Лоранса Алия, Долан использовал разрешение 3:4 не урезав, а дополнив соответствующую сторону 16:9, то в «Мамочке» он не расширяет границы привычного широкоэкранного формата, а обрезает. Дважды на протяжении фильма, зрителю будет раскрыто, по какой причине Долан заставляет публику на протяжении 2-х часов смотреть на условный экран смартфона — извращенность бытия героев должна быть прочувствована в виде дискомфорта от наблюдения этого «урезанного» мира.

    Простая при поверхностном прочтении история о взбалмошности дамы зрелого возраста оказывается мрачной новеллой о психологическом сломе, изоляции и ненависти к собственному сыну, проистекающей из собственной несостоятельности. То, что стало привычным, не означает что это нормально — превращение мамочками (не случайно режиссер выбирает это фамильярно-презрительное обращение) своих сыновей в инвалидов с дефективным поведением. И Долан предельно аккуратно и точно анализирует и описывает эту ситуацию.

    К сожалению, популярность среди массового зрителя, в подавляющем большинстве не знакомого ни с одной из картин канадского гения кроме «Мамочки», вкупе с отсутствием у данной публики критического мышления, приводит к тому, что история о юноше Стиве и его матери Диане рассматривается ими как рассказ о «невероятной любви» с некоторыми препятствиями, порожденными исключительно темпераментом главных героев. Обилие мнений подобного толка поражает, даже не смотря на отсутствие каких-либо иллюзий у здравомыслящего человека на счет субъектов, чье мнение формируется исключительно массовой культурой, репертуаром кинотеатров.

    В любом случае, за всей шумихой и мишурой, скрывается трагедия почти античного толка, пусть и выполненная иносказательно. Фильм, при всей кажущейся легкости, повествует об ужасе, сто крат превосходящем в своей чудовищности произошедшее с Томом на ферме. Утонченный Том подвергался прямому физическому насилию, мерзость была очевиден, также как и ее преодоление — бежать, оставить гнетущее позади. А вот что делать Стиву с его мамочкой?

    На примере Нормана Бейтса можно проследить, что есть понятие «маменькин сынок» без прикрас, а Гийом Гальен в своем произведении показал как мальчик может лишиться гендерной идентичности, из-за диктуемых мамочкой стандартов «люби только меня, никаких женщин». И Долан, если и не знаком с этими литературными героями, то определенно понимает предложенную логику. Во второй половине фильма он прямо покажет, что Диана не даст, ни при каких обстоятельствах, Стиву жить: представив его будущее (любовь к девушке, а затем создание собственной семьи), она окончательно утвердится в своем маниакальном желании свести статус своего сына с человека до вещи, даже если для этого это придется полностью морально и психологически уничтожить Стива. Ксавье Долан, не отрицая волшебной, всепрощающей силы любви сына к матери, призывает всех условных Стивов спасаться, так как это единственный способ уйти от того кромешного ада, что происходит за закрытыми дверями, где матери «любят» своих сыновей.

    28 марта 2015 | 22:56

    26-летний режиссер из Канады Ксавье Долан в прошлом году выпустил свою пятую полнометражную ленту «Mommy», которая значительно подняла его планку популярности. Его имя стало известно широкой публике в 2009, когда ему было всего 20 лет. Тогда он впервые смог помахать пальмовой ветвью в Каннах, при том, что до этого он так же успешно помахал своему аттестату, попросту бросив школу и подавшись в мир кино.«Мамочка» в 2014 принесла Долану еще одну почетную часть ривьерской пальмы и шумно отправилась в мировой прокат.

    За основу исследования беспристрастным объективом камеры Ксавье берет свою раннюю успешную работу «Я убил свою маму», немного перерабатывает и меняет тематику, сохранив интерес к препарированию нетипичных, изломленных отношений матери и сына, но при этом отказавшись от вопросов гендерного самоопределения, и в этот раз занимает исключительно режиссерское кресло.

    В центре отношения Дианы, матери, особы импульсивной и эмоциональной, ее сына Стива, проблемного подростка с нестабильной психикой, и их соседки Кайлы, знакомство с которой перерастает в дружбу. Эпицентр всех событий фильма это Стив, и он же разгоняющий сюжет главный двигатель. Жизнь со Стивом как стремительный тайфун, герой далеко не всегда контролирует свои действия и слова, из-за чего отношения этих людей нельзя назвать простыми. Долан позволяет увидеть происходящее между ними без ретуши, не смягчая и не гиперболизируя. У него получилось раскрыть разные стороны личности, страдающей психическим заболеванием, и переменчивую атмосферу, в которой существует герой и связанные с ним люди. Гнев и ярость сменяет любовь и надежда, беззаботность уступает место бессильному унынию — бесконечная карусель эмоций, крутящаяся все быстрее, но очевидно, что это не может продолжаться бесконечно.

    Взаимоотношения персонажей — остроугольный треугольник, и каждый угол в нем занимает герой, находящийся как бы вне общественной среды: социофоб Кайла, чье пространство ограничено стенами дома, бунтующий Стив, не способный к созданию полноценных социальных контактов, и безответственная взбалмошная Диана. Герои отличаются восприятием окружающей действительности, но объединившая их причина — именно объединившая, а не сблизивший внешний фактор как соседство или домашнее обучение — это их психологическая увечность. Стив, Дина и Кайла это группа членов, неспособных индивидуально функционировать, и они исполняют роль костылей друг для друга. Мир, в котором они существуют, замкнут, практически обособлен от внешнего, это их условные границы, каждый выход за которые подчеркивает их отчуждение от социума.

    Место действия тоже автономно — вариация будущей Канады, от настоящей отличающейся разве что юридически. Необычно и решение Долана показать свою историю на нестандартном квадратном экране, окончательно отойдя от традиционных устоев, но такой формат позволяет проникнуться обрезанностью и ограниченностью мира, где теснятся герои. Это не просто отзвук модной инстаграмности, это предложение почти на уровне физиологии почувствовать напряженность и стиснутость воссоздаваемой действительности. При этом можно отметить, что такой кадр и цвета пленки удивительно сочетаются, придавая работе особый стиль. Долана отличает чувство вкуса, причем не тошнотворно-глянцевое, и он обходится без клише и штампов, позволяя отдать дань своей индивидуальности.

    В своем же желании обратить внимание на сложные психологические аспекты жизни он не уподобляется, например, Ларсу фон Триеру, который открывает коробку Пандоры, швыряется ей, а потом тащит всех на дно безысходности, Долан делает это более проникновенно и тонко, умудряясь затронуть и отразить и лиричную сторону.

    Однако, проведя зрителя по психологическим терниям сюжетной канвы, беззастенчиво, но твердо, надавливая на нерв, режиссер подводит к пессимистичному итогу. Созданный мирок рушится Дианой, чья искалеченность — инфантильность и эгоизм — заглушает в ней способность любить, и обломки этой искусственно созданной реальности для троих погребают их отношения, возвращая героям ощущение холодного болезненного одиночества. Фильм скуп на выразительные средства, но обладает зашкаливающим уровнем экспрессии, с силой и остротой скальпеля вскрывая беспокоящую тему, поэтому на выходе мы имеем настоящую анатомию трагедии человеческих душ.

    31 августа 2015 | 00:33

    Со смешанными чувствами Стив (Антуан-Оливье Пилон) выходил из интерната. С аналогичными ощущениями мама, Диана (Энн Довраль), забирала его. В этом большом мире тяжело обходиться без родных сердцу существ, каждому необходимо во времена самой страшной потерянности и смятения прижаться к человеку, почувствовать его тепло, запах, и понять, что вы ближе, чем мужчина и женщина, черт возьми! Ксавье Долан своей очередной работой, еще даже не подобравшись к 30 годам, завершает определенный этап авторского творчества, доказав, что он способен создавать вещи, выдержанные в уже давно узнаваемом стиле, но одновременно и взрослея, демонстрируя, что готов немного отходить в сторону от излюбленных тематик.

    И если во всех творениях канадского вундеркинда, так или иначе, рефреном отдавалась однополая любовь, апогей которой яркой вспышкой был достигнут в картине «И все же Лоранс», уже более взрослой, весомой, где герой значительно перерос своего создателя, то в ленте «Мамочка» Ксавье целиком и полностью окунается в ледяной прорубь семейных отношений. Здесь ни для кого не будет новостью, что актуальность освещения такой проблемы не сникнет и через сотню лет, ибо нет ничего естественнее, чем столкновение различных характеров и индивидуумов диаметральных поколений. А в рассматриваемом фильме Долан еще и добавляет дополнительный нерв в виде прогрессирующей психической травмы Стива, взращённой кончиной отца.

    С надеждой на светлое будущее повзрослевший сын любовно и играючи клянчит сигаретку у своей красивой матери, с каждой затяжкой сигаретного дыма снижая тахикардию нервных суток. Кто мы друг другу? И раз ближе никого быть не может, то почему же ты меня так ненавидишь? Субъективизм любого человека рано или поздно перерастает в самый настоящий эгоизм, питающийся истериками, капризами, травмами, будто бы монументальными семенами раздора. Гиперактивность Стива и полная разочарованность разрушенной жизнью его матери, Дианы, — это как два важнейших организующих компонента единой композиции, где в качестве вспомогательного дополнения еще приписывается заикающаяся милая учительница-соседка по имени Кайла (Сюзанн Клеман), призванная внести немного оттеняющей скромности и доброты в эту круговерть нервозности.

    После выхода рассматриваемой работы в 2014 году многие критиковали Ксавье Долана за то, что он, видите ли, вернулся к истокам, продолжая дебют 2009 года выпуска «Я убил свою маму», но стоит отметить, что это совсем не так. Критики либо ориентировались лишь на названия фильмов, не смотря их вовсе, либо у них просто плохо со зрением, иначе все это дело объяснить не представляется возможным. «Mommy» по прошествии многих лет будет выглядеть главенствующей (наравне с «Laurence Anyways») и знаковой в раннем творчестве талантливого режиссера из Квебека. Что же касается «J`ai tue ma mere», то он в большей степени полон юношеского максимализма, бунта с преобладанием стильной, оригинальной оболочки.

    В «Мамочке» Долан мастерски погружает своего зрителя в повествовательную часть, грамотно совмещая форму и содержание. Мы буквально проживаем в этом давящем на плечи квадрате Малевича, в этих инстаграммных рамках, вынуждающих сосредоточиться на всем, что изображается, и лишь иногда, во время полной идиллии, когда проблемы отходят на второй план, Стив, мчась на скейте, подхватив на мгновение волну ветра беспечности, легким движением рук раздвигает эти границы, маняще давая взглянуть немного за, как бы нашептывая, что не все еще потеряно, все возможно.

    Feet don’t fail me now, take me to the finish line, — мы все пытаемся убежать от проблем, но они то и дело напоминают о себе в виде ям, пробоин и лежачих полицейских на дорогах, как только возьмешь спасительный и такой будоражащий разгон. Я люблю тебя, как ты не видишь, не предавай меня! Мы всегда будем вместе, я с тобой. Мать с сыном каждый раз вынуждены начинать все с самого начала, нужно подстраиваться под этот поток событий, которые без внимательного рассмотрения едва заметны. Долан предоставляет возможность прочувствовать каждую деталь, примерить на себя шкуру Стива, Дианы или Кайлы, используя перфомансы обозначенных актеров, музыку, операторскую работу. I am color blind… pull me out from inside, — любовь всегда будет некоей пеленой на глазах, а в особенности, если ты родитель.

    2 апреля 2016 | 15:49

    Коллеги по режиссёрскому цеху называют его наглым выскочкой, ведь что режиссёрского, что жизненного опыта у двадцатишестилетнего канадского режиссёра и сценариста Ксавье Долана, признаться, маловато, а члены жюри фестивалей неигрового кино своим любимцем и гением. Эти диаметрально противоположные мнения о его карьере не мешают его картинам быть отмеченными престижным Каннским кинофестивалем, а его последней работе, психологической драме о сложных взаимоотношениях матери и сына, «Мамочка», получить один из престижных призов Канн.

    Безработная вдова Диана Дюпре решается, пожалуй, на самый отчаянный шаг в своей жизни- она забирает из интерната для трудновоспитуемых подростков сына Стива, исключённого оттуда за устроенный в интернате пожар. Несмотря на увещевания всех окружающих, что вопреки внешней миловидности и заботе, Стив социально опасен, Диана берётся доказать, что мальчик способен измениться к лучшему. Помочь Диане берётся её соседка Кайла- вечно заикающаяся женщина на грани нервного срыва…

    Сказать, что смотреть «Мамочку» невероятно трудно-значит не сказать ничего, ведь стотридцатиминутное погружение Долана в психологию взаимоотношения его героев- иначе, как пыткой, не назовёшь. Постоянными ссорами и примирениями Стива и Дианы, вечными срывами Стива и следующими за ними дебошами и драками, Долан раскаляет атмосферу фильма до предела, обостряет конфликт до ощущения пореза от бритвы. « Я понял в чём проблема-ты меня не любишь» констатирует однажды Стив, пытающийся найти истоки их проблем с матерью. Пожалуй, он прав- Диану сложно назвать идеальной матерью- по-эгоцентристски сосредоточенная исключительно на материальных благах, она пропускает синдром гиперреактивности сына, ведущего к его асоциальному поведению, а потом вообще помещает «неудобного» сына в клинику для душевнобольных. Долан всеми силами пытается реанимировать Диану в глазах зрителя её фразой «Единственное, что может случиться в жизни матери, любящей своего сына-то, что её сын перестанет её любить…», стабилизацией атмосферы в доме Дюпре с появлением Кайлы, позволяющей увидеть мать и сына Дюпре с их лучшей стороны и оценить их, как homo sapiens, а не как вечно орущих и ненавидящих друг друга неандертальцев, но поступок Дианы в конце фильма показывает, что тот штиль был лишь затишьем перед разразившимся десятибалльным штормом. Оригинальное операторское решение, представляющее все события фильма в вертикальном формате 1:1, словно суживающем картинку до видео в мобильном телефоне, заставляет зрителя еще пристальнее всматриваться в многочисленные крупные планы героев, ещё больше усиливает эффект воздействия долановского творения на зрителя.

    Повторюсь ещё раз-вынести этот эффект будет под силу не всем. Но если вы любите артхаусные драмы, пристально вглядывающиеся в души своих персонажей и выворачивающие их наизнанку, которые больше грузят, нежели развлекают зрителя- «Мамочку» я вам настоятельно рекомендую, не пожалеете. И напоследок- любите своих детей и будьте внимательны к ним…

    7 из 10

    30 марта 2015 | 08:33

    Мы с тобой ближе, чем мужчина и женщина, которые ближе других мужчины и женщины.

    Странные, дикие, необъяснимые, не пытающиеся быть объяснимыми, — сердцелюдые! Человек как явление всегда представлялся мне самым неизученным предметом. Но, право, отношения между людьми, их любовь и их ненависть — разве они должны быть логичными и понятными? Этот спутанный комок нервов и тяжб души — разве я, или ты, разве мы сможем объяснить другому человеку, где начало этой нити, а где — конец? И почему всё именно так, — по-бокононистски, — а не иначе? Разумеется, однозначно, несомненно, нет.

    А в таком случае — что такое есть невозможная любовь? Если это любовь с её бессмысленностью, то где «смысленность» в вашей любви?

    Даже неспособность любви что-то изменить в течении жизни, из-за чего недосягаемым становится и обладание подлинной свободой, синонимичной счастью, не делает её, любовь, ненужной, лишней, избыточной, плохой. В конце концов, люди в нашей жизни и сопричастность их чувствам и судьбам — не самое ль это автентичное, непредсказуемое, безумное, непостижимое и оттого чудеснейшее из всех чудес?

    «Страшнейшая из амортизаций -
    Амортизация сердца и души».

    И напоследок: столь жутко выбирать между разумным и мертвенно спокойным принятием своей уготованной кем-то жестоким участи, когда мечты остаются лишь на своей законной полочке в воображении, — и бескомпромиссным порывистым пылающим протестом вплоть до самоуничтожения.

    31 марта 2015 | 02:36

    Насилие над эмоциями.

    Я не ожидал, что этот фильм настолько сильный. Серьёзно. Это настолько потрясающе, настолько и ужасно.

    Фильму хватило пять минут для того чтобы украсть моё самообладание и эмоциональную неуязвимость. Через час я уже был эмпатом, а ближе к концу фильма мне нужна была сигарета или успокоительное. Я не неженка, просто это до безумия сильный и эмоциональный фильм. Эмоциональную часть тебя бьют и насилуют, затем жалеют и вдохновляют, бьют и насилуют, затем снова жалеют и радуют, издеваются и насилуют, а затем любят и делают счастливым. Ты сидишь весь такой в образе циничного и бесчувственного сухаря и больше не можешь справиться с таким количеством переживаний. И вот снова момент… ты кусаешь со всей силы свои губы и сжимаешь зубы чтобы не начать реветь, но уже поздно и глаза мокрые.

    Сверхэмоциональный фильм.

    10 из 10

    1 августа 2016 | 23:57

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>