всё о любом фильме:

Синдром Петрушки

год
страна
слоган-
режиссерЕлена Хазанова
сценарийАлена Алова, Дина Рубина
продюсерЕвгений Миронов, Дмитрий Аронин, Александр Новин, ...
операторАзиз Жамбакиев
композиторЕлена Хазанова
художникНаталья Навоенко, Галина Николаева, Дмитрий Татарников
монтажДаниэль Жибель, Сергей Иванов, Александр Смирнов
жанр драма
бюджет
€2 000 000
сборы в России
зрители
Россия  50.5 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время101 мин. / 01:41
Петр страстно любит свою жену Лизу и фанатично предан своей работе. Он создает марионеток. Главным его шедевром становится точная копия Лизы. Он одержим своим творением, грань между вымыслом и реальностью, куклой и живой женщиной стирается в его воображении. Ведь самая увлекательная игрушка — это чужая жизнь…
Рейтинг фильма
IMDb: 6.30 (92)
ожидание: 92% (1427)
Рейтинг кинокритиков
в России
100%
5 + 0 = 5
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 75 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Фильм, в котором большую часть времени на экране парят Евгений Миронов и Чулпан Хаматова, был бы достоин внимания даже в том случае, если б сценарий писали по мотивам расписания электричек. А когда вместо электричек — достойнейшая проза Дины Рубиной, то становится ещё любопытнее.

    Книгу «Синдром Петрушки» я, признаюсь, пролистал по диагонали, что, разумеется, существенно снижает ценность суждения о фильме. Тем не менее, стилистическая разница между кино и породившей его литературой заметна даже при поверхностном сравнении: книга в меру «земная», даже разговорно-бытовая, а фильм получился нарочито-притчеобразным, Гофмано-андерсеновским. И это само по себе не говорит о плюсах или минусах картины, но в то же время — многое о ней объясняет.

    Ещё больше объясняет строчка в титрах «художественный руководитель -Евгений Миронов». Когда аналогичным образом, допустим, именует себя Никита Сергеевич Михалков (щас все встали по стойке «смирно»! как во время гимна!) — см. «Статский советник» и «Легенду 17» — все понимают, что таки да, руководил, вот тут, тут и ещё тут его отпечатки пальцев. С Мироновым в «Петрушке» ровно та же история — титр про худруководство не врет: Миронова здесь много и непосредственно в кадре, и в атмосфере, причем Миронова именно как идеолога Театр Наций. Притчеобразность и условность как основная интонация диктуют подчеркнутую театральность визуального ряда и актерской игры — или наоборот, кто -яйцо, кто -курица, в данном случае не так уж важно.

    Все эти рассуждения вокруг да около пусть не смутят не видевшего фильм любознательного зрителя, потому что приличествующий любой рецензии краткий спойлер, которого все уже заждались, выглядел бы крайне скупо. Например, так: «Мальчик любил играть куклами, а потом встретил девочку, похожую на куклу, и стал играть ею». Дело не в сюжете — тема кукольничества, оживления игрушки и в противовес — марионеточности живого, потоптана в искусстве многажды. В чем тогда ценность «Петрушки»- спросите вы? Наверное, как обычно — в деталях. Оранжевые волосы Чулпан и её же совершенно стеклянные, ничего не выражающие глаза-пуговицы — лучшая роль Хаматовой со времён «Страны глухих». Завораживающий танец кукольника и куклы — их коронный номер на корпоративах и гастролях. Попадание в десятку даже с третьестепенными персонажами, которые типажно и представляют собой разнообразных кукол. И, что самое важное, — отсутствие морализаторства, несмотря на общий пафос и серьез картины. Даже главный герой, кукольник, доводящий бедную Лизу-Чулпан до исступления сначала дрессировкой в роли куклы, а потом созданием её силиконового двойника-Элис (она лучше гнётся, голова не болит и пр. — идеальная партнерша для выступлений)- вовсе не выглядит однозначно-монструозным Карабасом: ну да, неадекват, так ведь художник, как без этого, копнуть реального Коляду — там, поди, все ещё запущеннее. И Лиза — не такая уж бедная овечка, ибо роль куклы освоена ею блестяще, и выйти за рамки амплуа она уже и не может — ей страшнее не продолжение марионеточного бытия, а то, что муж-кукловод выбросит её на помойку, предпочтя менее депрессивную и лишь чуть менее живую конкурентку. Элис, кстати, во всей картине выглядит едва ли единственным персонажем, к которому никак не подкопаешься — функцию свою выполняет исправно, не ноет, сознательно никому зла не делает. Что ещё раз наталкивает нас на вывод, возможно, и не предусмотренный создателями фильма — от живых людей вечно одни проблемы.

    8 из 10

    12 декабря 2015 | 13:51

    Снимать психологическое кино очень сложно. Особенно если это экранизация хорошего произведения. Берясь за такой материал, режиссёр не может, не имеет морального права быть неточным. Не имеет права халтурить. Не имеет права быть невнятным и неискренним. Только тогда получается достойный фильм. В советском кинематографе это довольно часто удавалось. Сегодня, похоже, это искусство утрачено…

    Для меня «Синдром Петрушки» — это в первую очередь роман о предельной творческой одарённости, которая настолько наполняет человека, что другому сколько-нибудь одарённому существу просто нет места рядом. Рядом с таким человеком может существовать только совершенно комплементарная личность — своего рода tabula rasa, талант которой будет заключаться в предельной открытости для воздействия, в полной восприимчивости. Она должна быть способна всё принимать и наполняться за счёт талантливого партнёра по принципу сообщающегося сосуда. На этих основаниях кукольник Петя выбрал свою Лизу. Но — вот беда! — Лизе захотелось собственного «творчества», пусть даже такого заурядно женского, как рождение ребёнка. А когда эта радость оказалась для неё недоступной, Лиза затосковала и впала в депрессию.

    Это если совсем кратко. И в фильме, в принципе, эта генеральная линия присутствует — если знать, куда смотреть. Только вот Петины таланты на экране выглядят скучно и даже топорно. Попытка показать настоящую работу с куклой оказалась вялой и неубедительной, представляя собой по сути убогую пародию на Пьеро гениального Филиппа Жанти. Вообще одержимость Пети работой (доминантная его черта) представлена как-то вяло, неочевидно, что делает образ плоским и непривлекательным, лишённым обаяния — и прекрасный актёр Евгений Миронов положения не спасает.

    То же можно сказать и о работе Чулпан Хаматовой: всё было бы хорошо и к месту, не будь такой бездарной сама постановка. А что касается третьего участника этой истории Бориса (в исполнении Мераба Нинидзе), то здесь и вовсе сплошное недоумение: спрашивается, отчего у героя в процессе многолетней жизни в Петербурге сформировался грузинский акцент, которого с очевидностью не было в юности?

    В психологическом кино трудно скрыться за популярной в художественной среде аксиомой «я так вижу». Тут не столь важно, что там себе видит режиссёр, сколь то, что в результате переживает зритель. Зритель же (в данном случае — я) при просмотре картины ощущает себя ребёнком, который, улёгшись в постель, чтобы послушать перед сном увлекательную историю, обнаружил хлебные крошки на простыне. Досадные мелочи, недоработки и нестыковки портят общее впечатление, отвлекают от сути происходящего на экране, да и попросту раздражают.

    Сильных сторон у фильма я насчитала две. Первая — музыкальное оформление и, главным образом, безжалостно эксплуатируемое «Танго в сумасшедшем доме» Альфреда Шнитке, под которое танцуют главные герои. Действительно прекрасное произведение, от многократного повторения которого на протяжении фильма даже не начинает тошнить.

    Второй момент — выбор актёров, исполняющих Петю и Лизу в юности. Они действительно похожи на Миронова и Хаматову, что, на мой взгляд, немаловажно. В остальном — совершенно средненькое кинцо.

    5 из 10

    16 ноября 2015 | 23:03

    Не поленилась, прочла Дину Рубину еще раз. Несмотря на неряшливый текст, попадаются там пронзительные, обжигающие душу куски. Сюжет сводится к тому, что никак не получается служить двум богам сразу — искусству и живой женщине. Как говорила безупречная Татьяна Лаврова в Девяти днях: Работа у него (мужа) — на первом месте, но если бы я еще была на втором… Так и наш герой — одарен феноменально, он кукольник от Бога, это уже другое измерение, и для житейских забот у него времени нет… С младенческих неосознанных лет он любит Лизу и реализует ее затем в своем лучшем творении — кукле Эллис, забыв вернуть ей, живой женщине, душу…

    Ко всему присоединяется фамильное несчастье — из-за плохой генетики мальчики рождаются с синдромом Петрушки — вечной улыбкой, и долго они не живут. Несчастная Лиза ищет опору в муже, ревнует его к кукле…

    И вот экранизация романа, в исполнении Чулпан Хаматовой (Лиза), Евгения Миронова (Петр) и Мераба Нинидзе (друг Петра Борис). (Кстати, это единственный реальный персонаж в фильме.) По-моему, здесь произошла утрата того, что составляет самую суть книги. Мы должны поверить в гениальность кукловода, не имея на то никаких оснований… Вот, продаю бесплатную идею — хорошо бы это поставить в театре — половину сцены отдать настоящему гениальному Кукольнику типа Образцова, а на второй пусть играет кто угодно, хотя бы прелестная Чулпан. Почему бы не пофантазировать? Ведь в фильме-то видно, что это — живая женщина…

    Вспоминаются аналогичные персонажи — с другим, правда, сюжетом. Олимпия в Сказках Гофмана — ее представляет декольтированная роскошная дама, грудь и лицо покрыты лаком, да еще поет при этом, голосом передает «кукольность». Иллюзия куклы безупречна! Или вот персонаж из Казановы Феллини — возлюбленная великого волокиты, которую он обрел наконец после всех неудач с женщинами и пытался полюбить…

    Поверить в то, что именно Петр является гениальным кукольником, невозможно, и наверно в связи с этим ключевая, наиболее захватывающая сцена романа инвертирована. Ведь Лиза выслеживает мужа, подозревая, что он где-то работает с куклой-соперницей, и когда это подтверждается, она крадет куклу и рвет ее на куски, после чего жизнь более или менее налаживается. В фильме все не так… Зато в финале — фарфоровый младенец на руках у Лизы, личико в обрамлении темнорыжих кудрей.

    Еще одна фигура — Корчмарь, старинная кукла, призванная обеспечить рождение девочки, которой синдром Петрушки не грозит. Кукла не простая, а так называемая «укладка», внутри которой — тайник. В фильме этого Корчмаря почему-то изготавливает сам Миронов (кукольник) — ну как тут не поскорбеть об утрате аутентичности? Ведь эту старинную куклу герои обнаруживают случайно…

    В общем, читайте и сравнивайте сами. Даже великолепные сами по себе актеры не помогли. Но попытка засчитана…

    6 из 10

    24 ноября 2015 | 17:14

    Безумие, безумие правит людьми!!! Сегодня так редко можно встретить действительно безумного человека вне четырёх стен, вне психиатрической лечебницы, а просто так — на улице или дома…

    После — да и во время — просмотра фильма, невольно начинаешь задумываться над смыслом своего бытия, над тем, не проживаешь ли ты жизнь попусту, не являешься ли марионеткой в чужих руках, не будешь ли жалеть о том, ка живёшь сейчас, через несколько месяцев, а может быть и лет. Существуют ли вообще какие-либо чувства, и испытываем ли мы их на самом деле, в живую: как полоснуть ножом по сердцу? Будешь ли ты счастлив через мгновение или свернёшься клубком у двери и будешь рыдать?..

    Иногда даже хочется чего-то необычного, но необъяснимого: одновременно нужен человек, который поймет, но и причинит какую-то внутреннюю боль, от которой сможешь ощутить себя живым: вдыхать мир, ощущать, чувствовать, страдать. И вообще, как выглядит человек, который полностью разделяет твои интересы и в тот же момент может показать мир иначе, с совершенно другого ракурса? Существуют ли они?..

    Так вот… Два в одном, пожалуй, не бывает…

    15 декабря 2015 | 01:56

    Фильм снят по одноимённому роману Дины Рубиной.

    На мой взгляд, Дина Рубина — одна из лучших авторов прошлого и нынешнего веков. У неё великолепный стиль письма, всегда очень яркие образы людей, городов, много чудеснейших описаний. Она прекрасно складывает слова в предложения, а предложения — в главы.»… слова и их мотив, местоимений сплав…» — это про её произведения. Я с трудом представляю, как можно экранизировать такие книги — очень много описаний, эмоций, пересекающихся сюжетных линий, и всё это захватывающе интересно.

    «Синдром Петрушки» — очень мистический роман про любовь, творчество, отношения родителей и детей, дружбу, неслучайные совпадения… Книга очень светлая, воздушная, хрустальная, она вся пронизана волшебством кукольного театра, магией городов — Иерусалима, Праги и Львова. И лейтмотивом — «Минорный свинг» Джанго Рейнхартда, сладко-печальный, щемяще-задорный, летящий над всем произведением.

    Фильм же получился совершенно другой: трагичный, надрывный, сумбурный, у него совершенно противоположные краски. Основная мелодия — тоскливо-трагичное танго. И действие происходит далеко не в Праге и Иерусалиме, а в Питере. Прекрасный город, но у него — совершенно иная атмосфера…

    Очень много надёргано, некоторые важные эпизоды полностью переделаны. Человеку, не читавшему книгу — часто непонятно, о чём вообще идёт речь, и к чему тот или иной эпизод.

    Вспоминается автобиографическая повесть той же Дины Рубиной «Камера наезжает», где она описывает мытарства и творческие муки автора, которому предложили написать сценарий по собственному рассказу. Во время просмотра фильма я очень живо представляла, как Рубина переживает, переделывая сценарий и главную идею романа под бюджет и тайминг фильма.

    Актёры великолепные, я очень люблю и Миронова, и Хаматову. Они с Маковецким прекрасно прочитали одноимённую аудиокнигу. Но здесь у меня сложилось впечатление, что они сами не очень понимают, что делают и для чего.

    Впечатление от фильма — какой-то нарванный кусками, скомканный, тезисный, куцые диалоги, от книги остался только пустой каркас. Я не в восторге

    14 ноября 2015 | 14:54

    Странно, что фильм по роману одного из лучших писателей современности Дины Рубиной, к тому же с замечательными актерами: Мироновым и Халматовой, прошел совсем незаметно. Именно этот роман Рубиной был мною не прочитан, что, в принципе, хорошо, поскольку у меня не сложилось впечатления и не осталось послевкусия от произведения, с которым фильм мог бы вступить в противоречие. Я просто смотрела фильм, и он меня покорил.

    Не буду пересказывать сюжет, все воспринимают его по-своему. И это хорошо Великие мастера создают произведения, а мы пытаемся найти в них ответы на свои вопросы. Ситуации у нас разные — поэтому и воспринимаем мы увиденное по-разному, а искусство — своеобразное волшебное зеркало нашей жизни.

    Куклы, собранные в картине, прекрасны. Хотелось бы побывать на выставке таких кукол, узнать авторство.

    Фильм эстетичен, красив, создаёт свою неповторимую атмосферу, на мой взгляд, очень созвучную Петербургу, набережные которого служат прекрасным фоном для действия

    Актерская игра безукоризненна, ей просто наслаждаешься. (В последнее время большинство актеров ограничиваются просто чтением текста или вообще не способны жить в образе) Здесь актеры живут. Только на этом фильме я поняла, что Миронов — уникальный актер.

    Кукольник не показался мне мрачным узурпатором. Наоборот, это светлый, добрый, любящий человек. Дело в том, что жить с гением, это совсем не то, что жить с обычным человеком. Жить с гением сложно, он погружен в свой мир. Гению необходимо служить, что, собственно, и делали исинные жены гениев во все времена.

    Если бы у героини не было психических отклонений, она бы не воспринимала куклу-двойника столь трагически непримиримо. Да ещё эта семейная легенда… Да ещё наследственность. Да ещё страшные и странные события детства (мы ведь все — родом из детства, детство нас формирует) Неслучайно первая сцена фильма — это сцена самоубийства матери героини, с которой её связывает не только внешнее сходство, но и, очевидно столь же эмоциональный, импульсивный, истерический характер. Да и отец, любящий смотреть на обнаженную дочь в ванной, а потом проклинающий, когда она уходит с любимым парнем из его дома, тоже психического здоровья не прибавит.

    Детство героя также не безоблачно и тоже его в определенной степени сформировало.

    Фильм, конечно, нужно смотреть и стоит обсуждать с друзьями, открывая в нем новые и новые грани.

    9 из 10

    23 мая 2016 | 22:23

    «Синдром Петрушки» — слабенькая, нелогичная картина Елены Хазановой, в которой сумбурность повествования лишь изредка компенсируется визуальным своеобразием (оператором выступил Азиз Жамбакиев, снявший «Метаморфозис»). Причина такого противоречия, скорее всего, — в монтаже, который осуществлялся неумелой рукой дилетанта, опуская необходимые логические связки, путая зрителя ложными нарративными ходами, увязая в фантазийной природе романа Дины Рубиной, экранизацией которого фильм и является. Единственное, к чему нельзя придраться, — это игра актеров, которые на таком неблагодарном, путанном материале создают чудо актерского перевоплощения.

    Нервом фильма становится фактически иллюстрация к тексту Фрейда «Жуткое», в котором он утверждает, что ужас у нас вызывает зыбкость границы между живым и мертвым (куклы, марионетки, покойники), в данной картине показаны механизмы мужского желания, которые осуществляются через насилие и уродуют женскую природу, потому, «Синдром Петрушки», как и «Кэрол» — о мачистском насилии, насилии кукловода. Лакан утверждал, что мы влюбляемся в тот образ, который сами создаем, конструируем искусственно, достраивая другого человека до идеального образа. Любой человек есть нехватка, потому что он смертен, мы же жаждем бессмертия в любви, той, полноты, которой достигнуть невозможно, отсюда — трагизм любви по Лакану.

    В «Синдроме Петрушки» путем излишне нарочитых фрейдистских символов показано, как мужчина превращает женщину в марионетку, попадая в зависимость от того искусственного образа, который он сам создал. Одержимость героя куклами есть выражение его жажды властвовать над другими, стремление бесповоротно и всецело доминировать — бич любого мужчины. Но героиня не случайно носит рыжие волосы — символ непокорности и огня, он сопротивляется этому мачистскому давлению, впадая в истерию и психоз.

    Мужское доминирование выражает у мужчины неверно понятые отцовские функции, тиранический склад характера, унаследованный от отца, что приводит к невротизации характера, инфантилизации поведения. Герой «Синдрома Петрушки» инфантилен, именно поэтому зациклен на куклах, играет с ними, последствиями этой инфантильности становятся психозы жены. Однако, у героини был шанс порвать эту болезненную зависимость от своего кукловода, если бы она ушла к своему психиатру, который понимал необходимость для нее свободы воли, но она этим шансом не воспользовалась, приговорив себя к продолжению психологической войны со своим насильником. Потому она копирует механизмы его поведения на отношения со своим новорожденным ребенком, начиная относится к нему как к кукле. Это настоящий жизненный крах для нее, конец всех усилий изменить свои отношения с мужчинами.

    Фильм Хазановой излишне перегружен символами и в то же время в нем не хватает психологической достоверности мотивировок поведения и поступков персонажей, именно это и делает ленту слабой, лучшее, что в ней есть — романная основа произведения Дины Рубиной, которая только и придает ему глубину, позволяя анализировать его психоаналитически. Во всем же остальном это очень слабая работа, в которой дряблая режиссура и неумелый монтаж лишает зрителя чувства целого. Посмотреть ее стоит лишь тем, кто интересуется психоаналитическими интерпретациями кинематографических произведений.

    25 февраля 2016 | 11:39

    После просмотра «Синдрома Петрушки» режиссуры Елены Хазановой начинаешь как никогда более ясно понимать, что главная составляющая хорошего фильма — не только симбиоз актерской и режиссерской работы, но и грамотный, отшлифованный сценарий. Казалось бы, что может быть проще, чем это, имея на руках близкий к гениальности роман Дины Рубиной? Оказалось, что в написании сценария и заключается наиболее трудоемкий процесс, который создатели фильма, к сожалению, не довели до соответствующего литературному первоисточнику и задействованных актеров уровня.

    С самых первых эпизодов картины события начинают сменять друг-друга с напрягающей зрителя скоростью — едва рыжеволосая женщина в небесно-голубом платье падает из окна, уже мальчик, одержимый кукольным театром, знакомится с ее годовалой дочерью, а через пару минут уже кружит ее, совсем взрослую, в странном, но захватывающем танце. Исходя из всего этого, видимо, создатели фильма либо заведомо рассчитывали на публику, знакомую с романом, либо не обратили на логические связки в сюжете никакого внимания. Из-за попытки уложить многоплановую историю Рубиной в девяносто минут экранного времени, к сожалению, добрые три четверти сюжетных линий, диалогов и иных значимых деталей романа просто были забыты.

    Но все недостатки работы сценариста с лихвой перечеркивает тот колоссальный труд Евгения Миронова и Чулпан Хаматовой, роли которых, пожалуй, можно воспринимать и как исповедь самих артистов. Еще задолго до премьеры Евгений Миронов неоднократно говорил, что история о «мальчике, созданном из воздуха» перекликается с его собственными вопросами о сущности актерской профессии, которые он не в силах разрешить. Пронзительный монолог Миронова, к счастью, сохранен в экранизации и, как мне кажется, является центральным звеном фильма, отвечающим на все вопросы «почему?». Совершенно потрясающая Чулпан Хаматова, невероятно пластичная в танце, абсолютно идеально проживающая на экране судьбу героини, добавила в свою фильмографию еще одну гениально исполненную роль.

    Те несколько фрагментов с танцем Пети и Лизы, еще сидя в зале кинотеатра, хочется вырезать из фильма и пересмотреть не один десяток раз, вчитываясь в каждое изменение мимики Миронова и Хаматовой, в каждый, говорящий погранично многое, жест.

    За прекрасную операторскую работу и труд актеров, но безжалостно загубленный сценарий — 

    9 из 10

    5 ноября 2015 | 12:57

    Появление Евгения Миронова на киноэкране — это всегда праздник, если не считать «Вычислитель», который я до сих пор боюсь смотреть:) Ну а уж появление его в дуэте с Чулпан Хаматовой — это тот козырь, который любителю кино игнорировать просто невозможно.

    Отличное кино, просто классное — скажу вам я, и пусть вас не пугает достаточно слабый рейтинг картины…

    Во-первых, есть интересная, необычная, цепляющая история, за которую, видимо стоит сказать спасибо писательнице Дине Рубиной, экранизацией работы которой и является этот фильм. Давно я не припоминаю в кино столь оригинального сюжета, в котором нашлось место как драме человеческих отношений, так и некоторой толике фантастичности…

    Во-вторых, поставлено это дело здорово, так, что не хочется отрываться от экрана.

    Ну и в-третьих, актёрская игра. Я считаю Евгения Миронова одним из лучших российских актёров, и здесь он вновь доказывает делом, что я не зря вознёс его на пьедестал… Миронов прекрасен в этой роли и достоин всяческих похвал. Однако не менее прекрасна и Чулпан Хаматова, озаряющая каждый кадр огнём своих ярко-рыжих волос… ну и что совсем уж приятно, более чем достойно выступают оба аккомпаниатора. Особенно я хотел бы выделить Зураба Кипшидзе, который в роли строгого папаши просто блистателен!

    Вдобавок я бы отвесил пару приятных слов композитору фильма, ибо музыка вплетается в общую канву повествования просто замечательно.

    Мне очень понравилось это кино.

    21 июля 2016 | 17:16

    Я не читал первоисточник и наверное это и к лучшему, так уж издавна повелось в кинематографе.

    Фильм раскрывает две немаловажные темы, одна из которых злободневна, это тирания в семье, в данном случае носящая психологическую основу подавления личности. Вторая более развлекательная, даже философская — показывает весьма наглядно, что невозможно ужиться с творческой натурой не поступившись не только своими какими-либо интересами, а даже своей жизнью.

    Возможно в романе всё вышло более складно, но здесь были сплошные скачки, я не говорю о временных перемещениях, они сценарно оправданы, просто в целом не ощущалось целостности повествования. Сюжетно картина напоминает рваное полотно, где эмоции вроде как зашкаливают, но вот только начинаешь проникаться, всё утихает, берёт паузу и давай по новой то самое уже пройденное. Мне катастрофически не хватило сопереживательного элемента, от чего временами становилось скучно, что не могу простить картине, ожидания были обмануты.

    В корне не понравилась мистическая ниточка повествования, которая не добавила остроты происходящему, не стала каким-то поворотным пунктом, а просто была темой некоторых диалогов под рюмаху. Уверен, что в книжном варианте она несла смысловую нагрузку и добавляла безуминки, но здесь была явно лишней.

    Что касается актёрских талантов, то проявлены они были не в полную силу, а если учесть, что только ради них я сидел у голубого экрана, разочарованию моему не было предела.

    Фильм можно порекомендовать к просмотру, но явно на любителя, мне он показался простоватым, задействованные актёры могли донести до зрителя куда более сложный материал, а так получилась практически рядовая история любви, где один партнёр «съел» другого. Пускай местами всё вышло жутковато, но прозаичность всё губит на корню.

    5 из 10.

    Кому-нибудь да пожелаю приятного просмотра!!!

    20 декабря 2015 | 17:47

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>