всё о любом фильме:

Вторжение похитителей тел

Invasion of the Body Snatchers
год
страна
слоган«The original Black & White classic»
режиссерДон Сигел
сценарийДэниэл Мэйнуоринг, Джек Финни, Ричард Коллинз
продюсерУолтер Мириш
операторЭллсворт Фредерикс
композиторКармен Драгон
художникТед Хаворт, Джозеф Киш
монтажРоберт С. Эйзен
жанр ужасы, фантастика, ... слова
бюджет
$417 000
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время80 мин. / 01:20
Врач из маленького калифорнийского городка обеспокоен растущим количеством пациентов, утверждающих, что перестали узнавать своих близких: люди становятся равнодушными, бесчувственными.

Начав расследование, он обнаруживает, что речь идет о двойниках, создаваемых загадочными космическими пришельцами, планирующими завоевание Земли. Спасётся ли врач, помешает ли методичной поступи невидимых и неуязвимых захватчиков — зрители не узнают до самой последней минуты.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
98%
47 + 1 = 48
9.0
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм снят по мотивам романа Джека Финни «Похитители тел» (The Body Snatchers, 1955).
    Трейлер 02:19

    файл добавилIrishkaZotova

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 1 пост в Блогосфере>

    ещё случайные

    Однажды, врач из маленького американского городка начинает замечать, что люди вокруг него начинают вести себя странно — они стали безэмоциональными, хладнокровными. Опасения подтверждаются в тот момент, когда герой находит в своём дворе странное растение, в котором начинает расти что то, что с точностью копирует человека. Спустя какое то время, герой понимает — начинается инопланетное вторжение.

    Что понравилось, так это то, что кино, не имея при себе каких либо экшн-сцен, играет на напряжении и чувства неизвестности, которые растут с каждой минутой. Всё начинается вроде бы довольно просто и обыденно, но постепенно мы, как и герой, начинаем замечать странное поведение людей вокруг него. Страх нарастает с каждой минутой, а вскоре и вовсе начинается игра на выживание, и тут ты начинаешь искреннее переживать за героя — сумеет ли он спастись из осаждённого неизвестными существами городка?

    Что ещё понравилось, так это то, как нам показали этих самых пришельцев. Здесь нет кожеголовых гуманоидов с большими пальцами, здесь нет никаких щупалец и космических кораблей. Есть только растения, откуда инопланетные существа воруют человеческий разум, и превращая их в себе подобных. Ещё вчера радостный человек сегодня станет безэмоциональным существом. И что самое страшное то, что на этом существа не останавливаются — герой с ужасом наблюдает за тем, как жители развозят эти растения в другие города, заражая своих родственников и знакомых. Несомненно, в такие моменты становится довольно жутко, потому за считанные часы Земля может стать планетой, населённой бездушными существами, которыми проще всего управлять извне. И само по себе наблюдать за тем, как дети, как любящий тебя человек превращается в машину.

    Фильм мрачен, этим и привлекает. К тому же история, рассказанная в фильме, может стать отправной точкой в дальнейшем существовании планеты, ведь финал сей истории открыт, и оставляет после себя вопрос: что будет дальше? Победит ли человек бездушных существ, или они возьмут вверх? Увы, ответы мы не знаем, но мы можем надеется на лучшее. Собственно говоря, такой финал подходит фильму больше всего.

    То, что кино входит в 10-ку лучших фантастических фильмов вполне заслуженно. Это кино, которое не только рассказывает о катастрофе в маленьком городке, оно ещё показывает два образа человека: «живой», и бездушная машина. Кто возьмёт вверх в нашей реальности, ведь проблема эта актуальна и до сих пор. А может, вторжение и правда уже произошло, а мы этого не замечаем?

    8 из 10

    20 июля 2014 | 14:08

    Фильм получился шикарный! До последнего момента держит в напряжении.

    Очень интересная задумка, потрясающий звук и игра актеров. В этом фильме все превосходно, даже спецэффекты (хотя их и мало, да они и не нужны)…

    Как и следовало ожидать, фильм очень антикоммунистический, и вообще против тоталитаризма, конечно, не так сильно сделано, как у Ланга, но фильм безусловно великолепный!

    9 из 10

    21 августа 2009 | 18:48

    Вторая мировая война в истории фильмов ужасов стала этаким водоразделом, полностью и окончательно сформировав уже привычный облик хорроров 30-ых, во главе с Дракулой, Франкенштейном, Мумией и другими монстрами и в то же время, открыв после себя новую страницу в истории этого жанра. Послевоенное настроение и новые интересы рождали новые страхи и новых монстров. Никто уже не ждал антропоморфную тварь из болот или леса, происходящую из легенд и рассказов старшего поколения. Нет, новые монисты рождались в лабораториях, мутировали в гигантов под воздействием радиации или прилетали из открытого космоса. Действительно, 50-ые можно считать золотым веком научной фантастики в целом и в хорроре в частности.

    «Вторжение похитителей тел» является одним из самых ярких и подходящих примеров для вышеописанных слов. Выпущенный в середине десятилетия, фильм имел уже подготовленную почву для своего успеха, оставалось лишь не испортить все дело и грамотно подойти к созданию ленты. Так, к примеру, очень весомую долю в успех картины внес сложный, продуманный и запутанный сюжет, который на несколько голов превосходит своих предшественников из предыдущих десятилетий, особенно в жанре ужаса. Творческая команда поработала очень грамотно, вписав в 80-минутный фильм большое количество персонажей, динамично развивающихся действий и не забыв при этом о деталях. Так фильм обзавелся классическими, проверенными годами голливудскими диалогами и юмором, который сейчас вызывает определенные ностальгические нотки.

    Стоит отметить и выбор актера на главную, первостепенную роль, вокруг которой на каждом участке повествования строился сюжет. Кевин МакКарти отлично подходит на роль этакого роль красавца-мужчины, наделенного и привлекательностью, и сообразительностью. Но наиболее располагающей его чертой является полная вменяемость и последовательность в своих действиях. Персонаж Беннета этим и подкупает, сближаясь с большинством зрителей и заставляя их примерять его шкуру на себя. В подруги ему была определена невероятно привлекательная Дана Уинтер, в тандеме с которой они составляют идеальную экранную пару беспечных 50-ых.

    Но все же, главным в фильме Дона Сигела является создаваемое режиссером настроение недоверия, напряженного ожидания, неопределенности и, уже позже, безумия. Угроза вторжения извне, столь ярко завуалированная и подготовленная, предстает реальной, пугающей опасностью, когда подмене может подвергнуться даже самый близкий человек. Через главного героя проходят нити тонкого понимания происходящего и возникающие в то же время конфликты, точно отображающие общую атмосферу фильма. Так конфликт отдельного человека и окружающего сообщества, а так же восприятия и точки зрения по развитию фильма раскрывают сюжет в полной мере и предоставляют зрителю всю эту ситуацию на осмысление. Странные события назывались по-разному: невроз, истерия, болезнь — но каждый раз эти был ещё один шаг в неизвестное, пугающее и затягивающее действие.

    Примечателен и главный отрицательный образ фильма. Нет титульного монстра как такового, нет яркого, сконцентрированного облика. Вместо одного вызывающего образа, который собирал бы на себе весь страх ленты, есть безграничная толпа, как раковая опухоль разрастающаяся по всему городу. Собственные ценности инопланетян броско контрастируют с людскими: безразличие и спокойствие против чувств и любви. А то, каким образом происходит вторжение, через заготовки человека, похожие на личинки, называемые стручками, определяет ещё большее различие между людьми и оккупантами из космоса, заменяющих людей на их копию с пустотой внутри. Особенно порадовало кассовое «It’s alive!», сопровождающее любое внезапное экранное оживление уже на протяжении сотни лет.

    Ближе к концу пазлы складываются, а возрастающее напряжение достигает своего апогея, как в лучших образцах саспенса. Поиски происхождения и различные версии, будь то радиация или генная мутация, сменяются бегством, паникой и западней. Оставшиеся вдвоем, против всего чужеродного города — в этом есть определенная романтическая, хоть и фатальная, составляющая. И когда кажется, что выхода уже нет — внезапный флэшбек словно возвращает в реальную жизнь и подвергает недавние, столь реальные события ещё одному сомнению. Недаром это клише про психов столь популярно и по наши дни.

    Финал картины мог бы быть очень запоминающимся и ярким, если бы не последние 2 минуты. Но в 1956 году был расцвет студийного производства, главенства продюсера над режиссером и полного контроля студии. Да и слишком мрачная развязка могла бы отпугнуть весомую часть кассовых сборов. Так что нет ничего удивительного, что Allied Artists Pictures настояло на таком неуместном, кажущимся инородном, конце.

    21 июня 2013 | 12:05

    Представьте мир, в котором нет войн, убийств, насилия, где все живут в гармонии и благополучии. Идеальная утопия, привлекательная с одной стороны и пугающая до дрожи с другой. Но именно такой могла стать наша планета в картине Дона Сигела.

    1956 год. Где-то в Америке. Небольшой городок. Всё идет своим чередом. Однако то там, то здесь люди начинают воспринимать своих близких, как чужих, постоянно повторяя, что при идеальном внешнем сходстве это абсолютно другие люди. Но что еще более странно — спустя несколько дней о данной проблеме никто не вспоминает, а жители начинают вести себя, словно один больший единый организм…

    В год выхода на экраны многие критики и зрители незамедлительно рассмотрели завуалированный подтекст, где под инопланетным вторжением подразумевалась красная угроза. Единая система (читай, партия). Подавление любых эмоций, свобод, отсутствие выбора, неуклонное подчинение, фанатичная преданность системе и полное потеря человеческой индивидуальности. Именно здесь все страхи капиталистического запада нашли свое воплощение, продемонстрировав, что через фантастику можно рассуждать о современных проблемах.

    Конечно, в двадцать первом веке о подобном контексте мало кто вспомнит, а он сам — лишь малая составляющая фильма. Потратив всего лишь три процента бюджета на спецэффекты, Дон Сигел сделал единственно правильный выбор, полностью сфокусировавшись на истории, персонажах, атмосфере и саспенсе.

    Майлс Беннелл (Кевин МакКарти) — это герой, которому хочется подражать и сопереживать. Он не идиот, по поводу которых мы сокрушаемся во множестве современных блокбастеров, но и не гений, решающий любую проблему по щелчку пальцев. Он — обычный человек, который, прежде чем принять решение, сначала проанализирует и обдумает ситуацию. Режиссер умело играет со зрителем через своего главного героя, оставляя нас в неведении происходящего ровно настолько, насколько знает об этом Майлс. Остальные герои ведут себя на удивление разумно, каждый раз стараясь либо избежать неприятностей, либо обойти их логичным путем. А уж экранная пара из Беннелла и Беки Дрисколл (Дана Винтер) вышла практически идеальной: то, что мы называем экранной химией, здесь бурлит и фонтанирует обильными потоками.

    Выстроив картину, как один большой флэшбек, режиссер медленно нагнетает атмосферу надвигающегося апокалипсиса. И чем ближе финал, тем всё более расплывчатой становится концовка: смогут ли люди остановить катастрофу, или наши дни уже сочтены? Дон Сигел хотел закончить фильм сценой на шоссе с почти обезумевшим Майлсом. Даже в наше время подобный финал сочли бы слишком мрачным, поэтому не удивительно, что студия захотела хэппи-энда. Однако и здесь режиссеру удалось оставить сомнения в сердцах зрителей: а не слишком ли поздно принимать ответные меры, может быть, заражению подверглись другие города?

    В середине прошлого столетия в кинематографе инопланетяне и гигантские монстры атаковали нашу планету еще чаще, чем сейчас беснуются герои комиксов, но «Вторжение похитителей тел» перенесло явную и очевидную угрозу на более опасную территорию, где враг не виден и скрытен. Страх вторжения изнутри до сих пор с успехом эксплуатируется в кинематографе: намного страшнее любых монстров осознание факта, что плохим парнем может оказаться любой из ваших близких и друзей, да и сам ты можешь завтра проснуться совсем другим.

    За полувековую историю, спустя несколько прямых и множество косвенных римейков, оригинальное «Вторжение похитителей тел» ничуть не утратило своего шарма. Кино по-прежнему смотрится на одном дыхании, лишний раз подтверждая, что для отличного фантастического фильма вовсе необязательны масштабные спецэффекты, а нужно всего лишь хороший сценарий, обаятельные герои и не отпускающая ни на минуту атмосфера.

    19 марта 2009 | 10:30

    Выйдя во второй половине 50-х годов прошлого столетия «Вторжение похитителей тел» не на шутку пугал зрителей. Сегодня конечно история о том, как инопланетные клоны замещают людей из маленького и уютного городка, не пугает и может даже вызвать улыбку. Зрителя сейчас трудно вообще чем-то удивить. Да и сюжетом знаком каждый второй киноман — несколько римейков, заимствование сюжетных ходов и приемов оригинала, куча пародий и цитирования — сделали свое дело. Но если абстрагироваться от римейков и прочего и взглянуть на фильм, как будто вы никогда не видели подобные фильмы, то перед зрителем предстанет отличный триллер в жанре научной фантастики. Умелое нагнетания саспенса без использования спецэффектов — самое главное достоинство фильма. Даже если не брать идеологическую подоплеку, которая без труда угадывается в фильме — явные намеки на «красную угрозу», то зритель получит отличное кино. Единственный минус (и то это минус придирчивого любителя блокбастеров со звездами) — отсутствие знаменитых актеров в кадре, хотя главные исполнители очень харизматичные и очень естественно вписываются в полотно фильма.

    По правде очень тяжело, что-либо писать про фильм, о котором написано куча критических статей, каждый кадр которого давно проанализирован с анатомической точностью, поэтому лишь добавлю — это действительно классика жанра.

    Ну и напоследок отмечу, что фильм входит в 10-ку лучших научно-фантастических фильмов, составленных американским киноинститутом AFI(9 место) и в сотню лучших американских триллеров (47 место).

    8 из 10

    8 апреля 2009 | 17:47

    Роман Похитители тел Джека Финнея был опубликован в 1955 году, и уже через год был экранизирован Доном Сигелом (тема лишенных эмоций дубликатов людей оказалась настолько популярной, что в течении последующих 50 лет последовало еще три версии этой истории). После выхода, фильм был хорошо встречен критиками и зрителями, стал культовым и оказал огромное влияние на развитие фантастики…

    Но все это было тогда. Казалось бы, сейчас, в век современных технологий, когда бюджеты фильмов сравнимы с бюджетами небольших стран и мы видели уже все возможные сюжеты и их вариации на любой лад, данное кино может показаться интересным лишь с исторической точки зрения — ибо бюджет 380 000 долларов, из которых на спецэффекты ушло всего 15 000 по нынешним меркам выглядят просто смехотворно, да и подобной историей современного зрителя не удивишь.

    Но поверьте, кино полностью оправдывает свою репутацию, начав смотреть его, уже невозможно оторваться от просмотра. Хоть фильм и построен в виде одного флэшбека, рассказываемого главным героем психиатрам, не верящим ни одному его слову, и мы знаем, что в конце концов герою удастся каким-то образом вырваться из города, следить за развитием сюжета крайне интересно.

    Во-первых, сценарий фильма весьма хорош — он неторопливо запрягает, но затем наращивает обороты, а финальная треть представляет собой практически непрерывную погоню, когда главные герои изо всех сил пытаются выбраться из города, преследуемые всеми остальными жителями города. Есть и достаточно страшные моменты, когда оставленный на две минуты без присмотра персонаж уже оказывается не тем, кем был раньше, есть и знаменитая финальная сцена, когда сходящий с ума герой ломает четвертую стену и обращается к зрителям с криком «Они уже здесь! Вы следующие!».

    Во-вторых, преступным было бы не упомянуть про исполнителей двух главных ролей — Кевина МакКарти и Дану Уинтер. Они обычные люди, жители маленького городка который ничем не выделяется среди других, и который пришельцы избрали начальным пунктом своего вторжения. Они не могут спасти мир, они могут лишь попытаться предупредить его о грозящей опасности, пока еще не стало слишком поздно. Актеры сыграли просто отлично, их любви веришь, их героям сопереживаешь и желаешь им выбраться из этой переделки.

    В-третьих, кино еще и интересно воспринимать с точки зрения того времени когда оно вышло — в США только-только пошла на спад антикоммунистическая истерия (т. н. Маккартизм), потому многие зрители сразу же увидели в этом фильме достаточно очевидные политические аллюзии. Кто-то говорил, что фильм о коммунистической опасности и тоталитаризме, другие — что он наоборот об опасности Маккартизма, режиссер же и исполнитель главной роли всегда утверждали что снимали простой триллер, без всякого «двойного дна».

    Стоит отметить, что первоначально фильм предполагалось закончить на более мрачной ноте. Но студия решила не рисковать, и приказала режиссеру добавить в фильм пролог и эпилог, построив его в форме флэшбека. Кроме того, в фильм был добавлен закадровый голос (знакомая история, не правда ли?). Однако даже в таком варианте, концовка оставляет за зрителем право выбирать, как все же завершилась данная история.

    Итого: Захватывающий научно-фантастический триллер, одна из вех жанра. Могут пройти десятилетия, спецэффекты безнадежно устареть, кино стать трехмерным — но сама рассказанная история, персонажи, актерская игра — никогда не устареют. Такие фильмы принято называть классикой, и Вторжению похитителей тел именно ей и является, причем в ее самом лучшем проявлении.

    11 декабря 2010 | 01:09

    Настоящая классика фантастических триллеров, про вторжение инопланетян! Оригинальность фильма состоит в том, что он снят без каких-либо спецэффектов. Хотя какие спецэффекты в 1956 году?

    Сценарий делает этот фильм интересным для просмотра спустя даже 50 лет. Описывать отдельные аспекты фильма, как игра актеров, режиссура, работа оператора не имеет смысла, так этот фильм уже стал учебником для каждого, кто хочет снять фильм в таком жанре.

    9 из 10

    25 апреля 2006 | 04:16

    Эта картина, ставшая культовой в свое время, и признанная классикой в наше, внесенная в национальный американский реестр фильмов, с огромным удовольствием и интересом смотрится и сегодня. Хотя с момента её выхода на экраны прошло 56 лет. В ней почти нет спецэффектов, нет звезд первой величины. Даже красок нет в черно-белой ленте. Но есть главное — крепкий сценарий, грамотная режиссура и хорошая актерская игра основного ансамбля. Очень харизматичны исполнители главных ролей — Кевин МакКарти, (знакомый нам по фильмам «Пираньи», «Вой», «Байки из склепа») в роли доктора Майлса Беннела и Дана Уинтер в роли его подруги Бекки Дрискол, которая до этого уже играла с Кевином МакКарти в нескольких сериалах. Например «Час Альфреда Хичкока», «Отряд 5-О» и других.

    «Вторжение похитителей тел» — это, безусловно, большая режиссерская удача. Да и в списке «100 лучших американских триллеров» по версии американской киноакадемии у него 47-я позиция, а в аналогичном списке «100 величайших научно — фантастических фильмов» — 56-я. Что уже говорит само за себя. Это была первая экранизация одноименного романа Джека Финни. В 1978 году был снят одноименный римейк Филипа Кауфмана с Дональдом Сазерлендом в главной роли, и «Похитители тел» Абеля Феррары в 1993 году. Последняя экранизация — «Вторжение» (2007), поставленная скорее по мотивам, так как первоисточник был переработан почти до неузнаваемости, в прокате провалился, в отличие от первых трех успешных экранизаций.

    В сравнении с романом сценарий тут значительно переработали Дэниэл Мэйнуоринг и Сэм Пекинпа. Последний внес много изменений в сюжет, и даже снялся в эпизоде на бензоколонке в конце картины. Для режиссера Дона Сигела это был первый и единственный фантастический фильм в его обширнейшей фильмографии, если не считать работы в сериале «Сумеречная зона» (1963 — 1964). Позже Сигел называл его одной из любимых своих работ, хотя в копилке у него были такие кино — хиты, как «Грязный Гарри», «Блеф Кугана», «Два мула для сестры Сары» с Клинтом Иствудом, считавшего Дона Сигела своим учителем в профессии режиссера. Как и положено настоящей классике, этот фильм — вне времени. Ведь проблема равнодушия людей друг к другу, в социуме, остра как в прошлом, так и в настоящем.

    В городок Санта-Мира, после нескольких недель отсутствия, возвращается врач — психиатр Майлс Беннел. Кажется, ничего не изменилось. Но в городке происходят странные вещи… Некоторые жители утверждают, что их близкие — это не они, а их точные двойники. Мальчик плача кричит, что мать — это не его мать и просит не отдавать его ей. Племянница не узнает своего дядю, хотя он похож на него, как две капли воды. Но это — не он! И такие случаи множатся, странная эпидемия началась в Санта-Мира. А через пару дней вдруг все исцелились чудесным образом, родственников воспринимают адекватно, спокойно. Хотя никто их не лечил. Казалось бы, все прекрасно… А вскоре доктор с друзьями находят необычные трупы, без всяких повреждений, в отличном состоянии и, самое главное, имевших облик… их самих. Вырастали эти тела из странных стручков, спрятанных в подвалах домов. А сформировавшись окончательно — заменяли собой живых людей, хозяев этих домов, пока те спали.

    Клоны ничем не отличались от оригинала, копируя их до мельчайших подробностей, дублируя даже порезы и ссадины. Вот только они были лишены человеческих чувств — никаких эмоций. Ведь без них жить намного удобнее. Нет ненависти, злобы, зависти — значит, нет войн и ссор, просто тишь да гладь. Но ведь также нет и любви, дружбы, сострадания и сопереживания чужой беде и чужой боли. Именно эти чувства, движения души, делают человека — человеком, а раз их нет, значит, нет и самой души? Все спокойны, все довольны и все — равнодушны. В таком мире не нужно искусство, ведь оно — лишь способ выражения чувств. В картинах, поэзии, прозе, музыке, танцах, песнях… Какая драма, если нет страстей? Какая лирика, если не существует любви?

    Холодный мир бесчувственных нелюдей — как результат инопланетного вторжения. Такое будущее ожидает Землю, и такая жизнь — всех людей на Земле. Мир, где человек — человеку даже не волк, а чурбан бесчувственный! Где каждому своя рубашка ближе к телу, не говоря уже о собственной шкуре. Мир, где никому никого не жалко, никто никому не дорог, никто никому не нужен. Где все — одинаковые. И нет ни мечты, ни веры, ни печали, ни горя. Ни своего, ни чужого. Нет понятия красоты. Есть только инстинкты. Как у животных. Как просто, оказывается, потерять человеческий облик — достаточно стать равнодушным.

    - Все мы постепенно черствеем сердцем, грубеем… И только когда нам приходится бороться за то, чтобы остаться людьми, мы понимаем, насколько это важно для нас, насколько дорого.

    И Майлс Беннел борется, вместе с Бекки. Они любят друг друга, а значит, они еще люди. Главное — не заснуть. Но это так сложно — не спать сутками напролет. И даже таблетки уже не помогают…

    Очень сильна сцена в финале, когда Майлс Беннел мечется по шоссе между машинами, прося помочь ему уехать из города, и кричит об опасности, ожидающей всех людей на земле, а в ответ слышит лишь: «придурок», «недоумок», «пьянь», «пошел вон!». Или же водители молча объезжают его, как пустое место. Никому нет дела до человека, молящего о помощи. Он либо пьян, либо сумасшедший для всех. Эта сцена ставит очень острый вопрос перед зрителем:

    «А может и в самом деле нас всех уже заменили на бесчувственные клоны, а люди этого даже не заметили?»

    9 из 10

    27 мая 2014 | 15:45

    Да, да, похитили словно героев фильма, причём безвозвратно.

    Приступая к просмотру этого более чем полувекового творения, ожидал чего угодно, но уж никак не мог предположить, что оно меня буквально засосёт в себя, похитит мой разум и пригвоздит тело к экрану.

    Выстроенный в виде единого флешбека, рассказанного почти отчаявшимся главным героем психиатрам, фильм Дона Сигела обладает целой россыпью достоинств. Это увлекательный динамичный сценарий, актуальный и в наши дни, история, породившая ещё несколько версий. Это великолепно нагнетаемая атмосфера, и саспенс, возникающий буквально из воздуха. Это чудесная музыка, удивительно искусно вживлённая в экранное действо, и работающая неразрывно с картинкой. Это практическое отсутствие каких-либо спецэффектов, идущее лишь в плюс. Это отсутствие именитых звёзд в кадре, и, соответственно, великолепный тандем главных героев, простых людей, отчаянно борющихся за любовь и спасение человечества. В аховой ситуации герои сохраняют свою разумность и человечность, а замечательно прописанные диалоги добавляют цельности их характерам и общей живости фильму.

    А минусов здесь просто нет, их и искать не хочется в этой жемчужине кинематографа. Есть некоторые политические и идеологические отсылки, но это говорит лишь о многослойности этого на вид простого шедевра.

    Браво!

    8 из 10

    11 января 2012 | 11:23

    Кажется, маленькие американские городки, не попавшие в паутину скоростных шоссе, были придуманы писателями специально, как идеальные декорации для фантастических романов. Задолго до того, как Стивен Кинг начал заселять Касл-Рок, Честерз-милл и прочие салемы всякой нечистью, где-то в Аризонской пустыне приземлялись корабли на лицо ужасных, но добрых внутри инопланетян, в Айове падали тарелки с жестокими захватчиками-кукловодами, а в Калифорнии доктор Майлз Беннел пытался объяснить своим скептически настроенным коллегам, что промедление подобно смерти, ведь неведомые создания уже захватили его родной город. Впрочем, «объяснить» — слишком сильное слово для того бессвязного бреда, которым поначалу кажется монолог Майлза. Мальчик, в панике бегущий то ли от перспективы пойти в ненавистную школу, то ли от собственной матери, массовая паранойя жителей Санта-Мира, косяком потянувшихся на приём к врачу и на полпути передумавших, какие-то гигантские стручки, какой-то недотруп без отпечатков пальцев… Неудивительно, что Беннела ласково провожают в комнату с мягкими стенами. До прибытия психиатра и выяснения обстоятельств.

    Устное народное творчество и классическая литература, помноженные на религию, много столетий рассказывали о перспективах торгово-денежных отношений с собственной душой в качестве валюты. Результат всегда выходил не очень, но несчастный по крайней мере получал хоть какую-то, пусть сиюминутную выгоду. Да и с дьяволом, при желании, можно было взаимодействовать и добиться своего — хитростью или разговорами по душам. В двадцатом веке контракты с нечистым начали уступать место контактам третьего рода, и с инопланетянами, как выяснилось, построить диалог оказалось существенно сложнее, да и бессмысленное это дело. Если пришельцы настроены благожелательно, то пусть летят своей дорогой, оставив жалких людишек выяснять отношения друг с другом, если гости из космоса — злобные захватчики, то тратить время на болтовню и вовсе пустое — давить их, гадов, чтоб впредь неповадно было. Осознав всю невзаимность чувств братьев по разуму, Джек Финни лишает землян какого бы то ни было шанса — таинственные создания, упавшие прямо с неба, нападают подло, высасывая из людей их привычки, воспоминания и безжалостно удаляя всё, что кажется ненужным: черты характера, эмоции, чувства.

    Вдохновившись апокалиптической историей Финни, Дон Сигел сделал всё, чтобы на экране «Вторжение» производило не меньший эффект, чем на бумаге. Плоский мир печатных знаков ожил, замелькав чёрно-белыми кадрами погони за затаившими дыхание Майлзом и Бекки, заскрипев половицами, завизжав тормозами новенького форда, зазвучав песней, которую теперь можно услышать только по радио, и холодными пустыми голосами новообращённых жителей Санта-Мира. Режиссёр не прогадал, превратив звуковое сопровождение в третьего, но едва ли не главного героя ленты — музыка здесь не иллюстративна, она живёт внутри доктора Беннела, ведущего свой эмоциональный рассказ, отвечая каждому его слову, каждому шагу, каждому вздоху. Она не даёт перевести дух, отвлечься, отвести взгляд, и тем громче и чётче во внезапно наступающей тишине слышны молчаливые понимающие кивки, шелест шин по асфальту, тихий треск вскрывающегося стручка, обнажающего новое, ещё не оформленное в определённого человека, тело. Скоро оно откроет глаза, встанет на ноги, послушно пойдёт туда, куда захочется его новому обладателю, умеющему слышать, но не желающему слушать.

    Сконцентрировав внимание на оболочке, Сигел, кажется, предоставил фильму возможность вылупляться из неё самостоятельно, но именно это нарочитое невнимание и создаёт ту атмосферу ужаса, которую не смогли повторить сиквелы. Страшнее неизвестности только мрачная определённость, и режиссёр умело пользуется этим козырем, мостя дорогу в ад неважными, на первый взгляд, деталями. Странно-стеклянный взгляд любимого дяди или кукольно-глупую улыбку знакомого полисмена легко и приятно списать на дурное настроение или собственные капризы, но постепенно этих досадных мелочей становится слишком много, и вот уже человекоподобные болванчики не вздрогнут, услышав визг сбитой на дороге собаки, недрогнувшей рукой убьют ребёнка, и послушно, как муравьи, соберутся на зов, чтобы загрузить в багажники побольше зародышей и отправиться распространять свой вид за пределы Санта-Мара. А глухое молчание телефонов в соседних городах вкупе с исчезновением лучшего друга окутает парами душного ужаса и опутает липким страхом, предлагая забиться в угол, закрыть глаза и сдаться, поддавшись минутной слабости, и уснуть, чтобы проснуться обновлённым и пустотелым.

    Конечно, во «Вторжении» можно было бы, не особенно стараясь, увидеть политический подтекст и связать зомбиподобных новообращенцев с тоталитарным коммунистическим обществом, этой заокеанской угрозой для США, но вряд ли фильм заслуживает такой однобокой интерпретации. Пришельцы — лишь повод, в центре внимания Сигела не результат в виде эмоционально стерилизованных землян, а сердечная недостаточность детей и взрослых, позволившая насаждаемому равнодушию так быстро пустить в них корни. Невнимание, нежелание выползать из своего привычного уютного мирка, стремление махнуть на всё рукой очерствляет души задолго до вторжения инопланетян, и именно поэтому Майлз мечется в своём полубезумии на оживлённом шоссе между проносящихся мимо грузовиков и легковушек, вместо помощи получая лишь ругань и угрозы. Наспех прилепленный к фильму открытый финал не в силах стереть осознание всей никчёмности и беззащитности, возможно, единственного оставшегося живого человека в водовороте мутной, бессмысленной толпы. И в голове бьётся только одна мысль.

    Скоро и мы.

    27 апреля 2015 | 19:54

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>