всё о любом фильме:

Пикник у Висячей скалы

Picnic at Hanging Rock
год
страна
слоган«Australia's First International Hit!»
режиссерПитер Уир
сценарийКлифф Грин, Джоан Линдсей
продюсерХэл МакЭлрой, Джим МакЭлрой, А. Джон Грейвз, ...
операторРассел Бойд
композитор-
художникДэвид Коппинг, Джудит Дорсман
монтажМакс Лемон
жанр драма, детектив, ... слова
бюджет
сборы в США
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG рекомендуется присутствие родителей
время115 мин. / 01:55
В 1900 году, в День Святого Валентина, группа австралийских школьниц во главе с учительницей отправляются на пикник в район Висячей скалы, местной достопримечательности, и бесследно исчезают…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
94%
33 + 2 = 35
8.5
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм снят по мотивам романа Джоан Линдсей «Пикник у Висячей скалы» (Picnic at Hanging Rock, 1967).
    • В 1998 году режиссёр Питер Уир выпустил свою версию фильма, которая имеет меньший хронометраж — 107 минут.
    • Рейчел Робертс роль хозяйки Эпплъярда досталась случайно. Ее должна была сыграть Вивьен Мерчант, однако по дороге в Австралию, во время остановки в Гонконге, актриса тяжело заболела, и Робертс заменила ее буквально за несколько дней до съемок.
    • У всех членов съемочной группы на Висячей скале начинали спешить часы.
    • И книга Джоан Линдсей, и фильм Питера Уира начинаются 14 февраля 1900 года, т. е. в День Святого Валентина.
    • еще 2 факта
    Ошибки в фильме
    • Внимание! Список ошибок в фильме может содержать спойлеры. Будьте осторожны.
    • Сказано, что 14 февраля 1900 года — суббота, что не соответствует истине — это была среда.
    Трейлер 04:53

    файл добавилLargePicture

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 10.0/10
    Этот ранний фильм всего лишь 30-летнего австралийца Питера Уира (потом, как и многие соотечественники, работающие в кино, он перебрался в США) относится к числу самых загадочных и невероятно красивых произведений мирового кино, выражая на интуитивном, чуть ли не на подсознательном уровне то, что действительно следовало бы считать одновременно натуральной и магической природой кинематографа. Конечно, можно воспринимать ленту Уира как таинственный интеллектуальный детектив, чрезвычайно деликатный по атмосфере, изящный по художественному исполнению. К тому же в основе повествования — парадоксальный случай, который будто бы произошёл на пятом континенте за 75 лет до его воплощения на экране, но так и остался необъяснённым, более того — порождающим множество подчас взаимоисключающих интерпретаций. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 33 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    «Пикник..» воздушен и кажется магически совершенным. Он выдержан в неспешном пульсе, безукоризненном темпе оператора в сочетании с прекрасной закадровым ритмом музыки, и соблюденном балансе между классическим детективом, драмой. Этот фильм чудесен самым интересным — стремлением понять значение произошедшего на скале, человеку недостижимого как-будто бы… Малость старомоден, но совсем не устарел.

    Заговорив же о глубине, можно выискивать смысл и значение случившегося, например, сопоставляя связи сказанных слов и случившихся событий (и даже сделать выводы, не знаю уж насколько правильные). У меня лично появились мысли именно о непознаваемости — хотя человек умом достиг звания венца природы, всегда останется неизвестное ему и неподвластное. То, с чем ему придется смириться. Для чего он даже со всей своей долгой историей еще слишком мал.

    Эстетам можно просто наслаждаться неторопливым визуальным рядом, глядя на который вспоминается, как Терренс Малик требовал снимать свои «Дни жатвы» лишь в определенные часы дня и все больше кажется, что и Уир по близким канонам идейного перфекционизма складывал свой фильм. Чего стоит показанный дважды эпизод, изображающий Миранду (кстати, поразительно похожую на юную Маргариту Терехову:)) облетающей вокруг ее головы камерой. Можно и вправду подумать, что ее судьба правильна, потому что такому созданию не место в нашем обычном мире, что она «вознеслась куда-то в эмпиреи, лучшие миры» как бы глупо и наивно это ни прозвучало.

    Нa моей памяти лишь Тарковскому, отчасти тому же Малику удавалось наполнить обычный вроде кадр не просто вкусом, а невесомой красотой и символизмом, такой одухотворенностью сложенной из показанных мелочей мысли, душой непонятной, но ярко выраженной свободы (хотя не думаю, что именно потерянные ученицы ее олицетворяли — уж совсем банальной выглядит идея о смысле фильма, как о противостоянии их внутренней свободы со строгим нравом, замкнутостью, скованностью колледжа), гармонией. Короче говоря, глупо говорить словами, которые всегда только эвфемизмы для киноязыка. Лучше посмотреть..

    Это шедевральный фильм уже из-за одной непохожей ни на что другое атмосферы, пусть даже меня забросают помидорами за столь категоричное определение. В нет ни остросюжетности, напротив, история развивается совсем неторопливо, нет однозначной морали, нет нарочито яркой развязки (излишнее стремление к которым сгубило очень многие фильмы), масштабов шекспировской драмы, глубин жизненной философии, зато есть изрядная доля загадочности (хм, думается, что и Линч наверняка вдохновлялся духом этого фильма в своем творчестве) и завязанная на том странная, очень притягательная красота.

    И неважно, что многие зрители не найдут в нем ничего особенного. Его надо прочувствовать.

    10 из 10

    19 декабря 2011 | 12:31

    Если есть стадо — есть пастух,
    Если есть тело — должен быть дух,
    Если есть шаг — должен быть след,
    Если есть тьма — должен быть свет. (с) В. Цой


    Удивительно, как классику Питеру Уиру удается создавать в своих картинах просторные, детализированные, свободные и, одновременно с тем, герметичные и абсолютно самодостаточные экранные миры, которые кажутся как бы вырезанными из действительности. В свою этапную работу «Пикник у Висячей скалы» австралиец заманивает зрителя уже с первых кадров, медлительная завораживающая режиссура цепляет и затем, вместе с неспешно разворачивающимся действием, монотонно погружает смотрящего в глубокий и, как потом оказывается, притчевый омут размышлений, чтобы в конце концов он увидел сквозь линзу фильма трагическую двойственность бытия и неумолимость экзистенциальных проблем человека.

    Двойственность, как известно, это — свойство всего сущего. Всего. Количество парных символов здесь огромно. Но главные — образы света и тьмы — материализованы, олицетворены именно в героинях этой картины. И в итоге, контрастность, доходящая до апогея в самой концовке, бьет по представлению всей картины в целом. И надо сказать, что только затем становится ясным, что нечто неповерхностное, скрытое в человеке, — его личностное естество и психология (что в данной интерпретации приобретают мистические формы) — несомненно, сила, которая может уничтожить все, кроме самой себя.

    Неотвратимость того, что героиням нужно идти по уже кем-то выбранным путям — вот один из самых страшных посылов картины. Будучи заложником своей внутренней силы человек теряет самое чистое и праведное, что было в нем: оно не способно вырваться из предложенных судьбой рамок, в результате чего просто уходит — безвозвратно и бесследно. Бесследно настолько, что может показаться, что этого и вовсе не существовало.

    Иносказательность этой истории, конечно же, бросается в глаза. Но это свойство здесь не ярко и не броско, а наоборот, величественно тонко, убаюкивающее правдиво и от этого пугающе. Причем тихий, немного застенчиво-заигрывающий стиль Уира способен пугать без всякой художественности: все кажется абсурдно реальным, действительным и — до поры — материальным. Не зря две трети фильма кажется: несмотря ни на что загадка еще может быть раскрыта.

    Но нет. Нет ответов. Не было загадки. Все произошедшее было только средством — нужным, чтобы показать неновую проблему, обобщающую, на самом деле, очень многое, что связано с человеком, но главное — бессмысленность его существования вопреки предназначению и своему естеству; проблему, застывшую во времени и месте: где-то на стыке веков, смыслов, а может, реальности и невозможности.

    Впоследствии еще не раз похожие или вовсе те же экзистенциальные мотивы возникали в других работах Уира. Однако по истечении сорока лет можно сказать, что именно картина 1975 года является вершиной творчества режиссера — подобно одной из вершин тех манящих и пугающих скал, так кажущихся живыми: в начале они были таинственны, величественны, но пусты, а спустя некоторое время — наполнены чем-то неосязаемым, что скрылось за ними в никуда от судьбы, неотвратимости, несоответствия с действительностью, разрушающей все на своем почти бессмысленном пути.

    10 из 10

    25 января 2015 | 23:41

    14 февраля 1900 года, в последнее австралийское лето ХIХ века, учащиеся викторианской школы для девочек из аристократических семейств (расположенной в окрестностях Мельбурна) отправляются на пикник по случаю дня Святого Валентина. Во время прогулки к Висячей скале бесследно исчезают три ученицы и их наставница. Троих из них уже никогда больше никто не увидит.

    Данное происшествие еще многие годы будет заставлять биться в догадках австралийских обывателей, которым так и не удастся разгадать тайну этого странного исчезновения. В основу фильма положен роман Джоан Линдсей, в подробностях описывающий данные события. Питер Уир снял по нему фильм, ставший провозвестников специфического направления под названием «магический реализм» и предвосхитивший появление целой серии так называемых «печальных псевдодетективов».

    Романтические юношеские порывы, сентиментальные беседы заполночь, чтение любовной лирики — такова жизнь рафинированного мирка — оазиса европейской культуры, притаившегося посреди враждебной девственной природы Австралии — как бы на грани сна и яви. Проходные вроде бы события — до и во время поездки — постепенно наполняются подтекстами, усиливая ощущение надвигающейся угрозы. Атмосфера как бы исподволь наполняется иррациональным чувством тревоги, неуверенности, страха и приближения чего-то таинственного, постепенно охватывающих не только персонажей, но и зрителей.

    Нагнетание ужаса без каких-либо мистических вторжений в повседневность утверждает в мысли не только о зловещей загадочности природы, но и о метафизической непостижимости мира вообще. Природный ландшафт, показанный с высочайшим искусством, выглядит столь же девственно, как и пропавшие школьницы. Непроизвольно возникает смысловая метафора: чистота и красота предпочитают покинуть мир незамаранными — растворившись в небытие, возможно, спасаясь таким образом от наступления страшного нового века.

    «Пикник…", ставший визиткой австралийского кино, до сих пор остается лучшей лентой Питера Уира, его подлинным прорывом, до уровня которого ему так и не суждено будет подняться в своих последующих работах, часто собиравших куда больше наград и денег. Фильм не дает объяснения случившегося, ограничиваясь, в лучшем случае, намеками, вроде «черной дыры», в которую могли попасть девушки. Эта туманная история позволила Уиру сыграть в увлекательную игру: провести зрителя вроде бы по самому простому пути, но при этом превратила прямую дорогу в бесконечный петляющий лабиринт.

    Что случилось у Висячей скалы — неважно, хотя бы потому, что непостижимость истины будоражит сознание куда сильнее. Так, например, садовник объясняет своему помощнику, увлеченно разгадывающему эту головоломку, что природа преподносит сюрпризы на каждом шагу, сталкивая с такими формами жизни, о которых мы даже не догадываемся. И если иные растения способны двигаться, то почему это не могут сделать камни…

    Что если Висячая скала причудливо и незаметно перестроила саму себя, раз и навсегда заключив в объятиях юные создания? И если в природе существует незримое перемещение неживых форм, то кому, как ни кино, предписано максимально зримо отражать это ускользающее от обычного взора движение…

    10 августа 2012 | 18:28

    Очень занимательная картина. Ей характерна своя неведомая сознанию волна, которая проникает в тебя и держит на протяжении всего фильма.

    Никак не могу понять как Уир смог при такой аппатичности происходящего на протяжении всего фильма держать меня в напряжении. Думаю дядя Хичкок, любитель саспенса, очень бы порадовался за данную картину.

    Сюжет в фильме отличный, и дай его голливуду, так у нас получится «прекрасный» триллер с неожиданными поворотами и абсолютно неожиданной развязкой, в которой обязательно нашелся бы убийца или душегуб. По другому голливуд не работает, потому что это деньги и успех. Уир же решил не делать себе имя на мешке с деньгами, а создать прекрасную поэтичсекую оду загадочности нашему миру, в котором вот так запросто могут бесследно пропасть две молодые девушки и взрослый преподаватель. Можно много кричать и вырывать себе волосы из-за того, что режиссер не сказал в чем же причина пропажи этих девушек. Он просто дал нам самим поразмыслить и додумать каждому в меру своей распушенности. И что вы вообе хотите от него, если люди в свое время по горячим следам не смогли ничего обнаружить.

    Музыка в фильме бесподобна. Конечно песподобна ведь это Моцарт, Бетховен и Бах. Это тоже самое елси сесть решать задачку по физике с Эйнштейном, Ньютоном и Архимедом. Музыка создает особое настроение, настроение покоя и безметежности несмотря на такое проишествие, только моментами Уир применяет грубую музыку «напряжения». Музыка как бы вторит фильму, показывая безмятежность и покой, который хранит висячая скала. Она говорит нам, что скала знает тайну, но никогда ее не раскроет, а будет хранить следующие миллион лет.

    Актерская игра нареканий не вызывает. Отличившихся нет, но и отстающих или выбивающихся из общей струи не заметил.

    Уир прекрасно воссоздал антураж уходящего 19 века. Все эти манеры, правила поведения, этикет, мораль того времени и общества абсолютно убедительны и по-моему диллетантскому взгляду правдоподобны.

    Еще хочется сказать вот по какому поводу. По своей идеи и конструкции напоминает фильм Дэвида Финчера «Зодиак». Но «Пикнику висячей скалы» произведение гораздо мощнее и по художественному правильнее. Финчер тоже пытался воссоздать антураж времени в котором происходили его события, но мне кажется это ему не сильно удалось, а вот Уир прекрасно справился. А центральная идея Уира лучше тем, что он не пытался давать намеки на, то кто же все-таки виноват, как это пытается сделать Финчер. Уир просто сделал из этого поэму, а Финчер простое документальное расследование, которые в большинстве случаев заканчиваются догадками и домыслами, а не конкретными ответами. Вот в этом и их отличие и этому Финчеру стоит поучиться у Уира.

    7 из 10

    7 ноября 2010 | 21:30

    Странная попытка поэтизирования страшной трагедии. Нужна она была, или это очередное безвкусное заигрывание с низменными человеческими чувствами, облаченное в довольно милую форму невинной поэмы? Каждый, пожалуй, решит для себя сам и навязывать свое мнение тут мало кто в праве — разве что сами авторы.

    Все что случилось — случилось и, пройдя через призму человеческого восприятия, склонного к трактованиям и разночтениям, обрело форму романа, а затем и фильма.

    Мистическая связь всего, что безвременно уходит, с юностью видна довольно отчетливо и извечная, но все же столь молодая скала рядом с еще более юными девочками кажется невообразимо старой. Аллегория, метафора, размышлять о которой можно бесконечно и вся сила которой раскрывается еще и в конце, когда время оказывается ни на чье стороне и без колебаний поглощает мир, который стоит перед нашими глазами в течении фильма.

    Достаточно грубый и одновременно тонкий фильм о времени, о трагедии и ни о чем.

    Слишком поэтична здесь трагедия, смерть. Слишком плохо соотносится это с нашим нынешним миром и много может показаться глупым.

    30 июля 2009 | 21:34

    1900 год. День святого Валентина. В Австралии в английском пансионе девушки собираются поехать на пикник к висящей скале. Сару, как всегда, наказывают и не отпускают. Остальные едут. После города девушкам разрешают снять перчатки. На пикнике они читают Шекспира и смотрят репродукции. Но внезапно три девушки решают прогуляться на скалу. За ними увязывается еще Эдит. Когда они поднимаются наверх, девушками овладевает невероятные ощущения. Они снимают чулки и туфли и наслаждаются свободой. Кажется, будто они приносят жертву. Или приносят себя в жертву. Все вокруг Висячей скалы засыпают. А когда просыпаются девушки исчезли. Их так и не нашли.

    Это фильм путешествие.

    Одновременно физическое и метафорическое, к собственной сексуальности, к чувству себя, ощущению себя, как чему-то большему, чем система воспитания, норм и правил. Это история Ирмы, Сары, Воодушевленного мальчика.

    Физическое перемещение в магическое место, в котором останавливается время, все засыпают, случаются странные вещи. Предчувствия, внезапные порывы, прощания.

    Ирма это спящая красавица. Висячая скала — ее замок. Миранда — фея крестная. Мир погрузился в сон и только прекрасные принц и его верный помощник смогли отыскать ее. И после этой инициации произошла разительная перемена. Ирма стала женщиной в ярко красном наряде. Другие девочки не смогли понять, что случилось и начали нападать на нее. Они изгнали ее из своего общества одинаковых белых платьиц.

    Много недосказанного. Об отношениях. О событиях. О их причинах и следствиях. И это приближает фильм к реальной жизни. Лично мне показалось, что две пары отражают друг друга. Альберт с Воодушевленном мальчиком и Сара с Мирандой. Они связаны не только местом, родством, но и мистически. Поэтому мальчик ищет ее на скале, а потом видит лебедя Миранду. Миранда и Альберт это сильная, уверенная, часть, которая знает, чем все закончится. А мальчик и Сара это трепетная, яростная, ущемляемая часть. Это отчасти похоже на внутренние конфликты, присущие, как мужчинам, так и женщинам. Так как все вертится вокруг тщательно скрываемого сексуального влечения, нельзя не заметить его и тут.

    На самом деле, фильм действительно многослойный. Можно брать одну нитки сюжета и вести ее от начала и до конца. Очень много мотивов. Время, сексуальность, наказание, социальные слои, жертвоприношения, мистика, сверхъестественное, самоубийства, долг и честь, юность, девственность, природа, птицы, как отражения перемен в жизни. Обо всем этом можно написать. Но больше всего задевает то, что на главный вопрос так и нет ответа. Что случилось с девушками? Почему они пропали? Что было с Ирмой и Мальчиком, когда они находились в трансе на скале? Конечно, есть несколько очевидных ответов, но ни один из них не объясняет всего. И это цепляет. Очень сильно цепляет.

    8 из 10

    13 января 2016 | 11:59

    Лебеди, они плавают по пруду, просто плавают, а вокруг умиротворяющая картина. Стрекочут кузнечики, щебечут птички и ветер тихонько колышет траву. Разве что-то говорит о трагедии, о том что может хоть что-то случиться? Остановилось время, разве время чему-то подвластно, неужели скала так сильна. Ровно 12 часов, полдень. К чему бы это, что означает это число? В целом всё как обычно, так просто, но вот…

    Стайка лебедей решила отплыть подальше, к висячей скале. Их тянет любопытство, они весело щебечут, так беззаботно, но они ещё не знают… И всё дальше и дальше они плыли. Скала манила их к себе, они плыли к ней навстречу, в её крепкие объятия. Но их всё ещё видят, им ничто не угрожает. Но вот лишь миг, стоит на секунду отвернуться… и они вспорхнули, бесшумно улетели. Куда, зачем, вернуться ли?

    Их будут искать, рыскать с собаками, но они улетели, стайка белых молодых лебедей. Таких глупых и юных, ничего не подозревающих, но быть может это обман? Может та прекрасная светлая лебёдушка действительно знала больше, знала что будет? Зачем она оглядывалась и поворачивала сою прелестную головку навстречу ветру? Почему все шли, а она стояла? И почему та лебёдушка, что не разделяла веселья подруг, не поддалась мрачному очарованию скалы?

    Но всё неважно, их надо найти, собаки, полицейские и просто люди. Все рыщут по скале. И музыка, откуда спрашивается в лесу музыка? Она раздаётся из пещер, из самых недр скалы, манит, зовёт к себе и приводит в такой трепет, что ты уже не можешь двигаться дальше. Ужас, он обнимает тебя, заключает в свои коварные объятия и вместе с музыкой берёт в плен.

    Но тебе кажется — вот они! Прямо на уступе, прекрасные белые лебёдушки, но их уже не поймать. Скала, она забрала их себе. И мы будто во сне, всё так туманно и неясно. Но видим их, это всего лишь мираж и их нет на том уступе. «Есть только сон. Сон внутри другого сна.»

    Они упорхнули, они не вернутся. Скала никогда не расскажет вам, а посмеете спросить… Уж поверьте, вам не надо этого делать. Скала беспощадна, загадочна и кто знает что там внутри, что губит людей. Скала — это тайна, небезопасно пытаться разгадать эту тайну. Скала забирает, но может возвращать, только кого и почему? Скала задаёт вопросы, но она никогда не ответит тебе на них.

    «Поразительно, сколько же людей живёт без всякой цели. Хотя может быть они выполняют какую-то неведомую функцию, сами об этом не зная.»

    24 апреля 2010 | 22:08

    Старая добрая Австралия, «милостью» королевы Виктории. В ясный летний(февральский!) денёк группа воспитанниц колледжа для девочек, отправляется на празднование «дня всех влюблённых» к каменному массиву горы Диоген, а по сути вулкану замолчавшему миллион лет назад. Трапезное вкушение торта, для одних- становится пиком веселья загородной прогулки, для других же- последней усладой в жизни земной.

    «Что видим мы и что видят в нас, есть только сон и сон внутри другого сна», Уир за 35 лет до Нолана, ставит эпиграфом строчки Эдгара Аллана По и демонстрирует зрителю относительную реальность, как зеркальную иллюзорность- преломлённую в множестве параллельных измерений.

    Вывернув наизнанку стилистику викторианской эпохи, австралиец создал фильм в антиготическом антураже, остающийся при этом внутренне достаточно мрачным. С одной стороны- это английская женская литература в своей экранной первозданности, с другой же- минорная «вещь в себе», отсылающая к мистической традиции «Пражской школы» во главе с Майринком и Перуцем.

    На самом деле, вся эзотерика ленты в общем-то укладывается во «временной раскол». На дворе 1900 год- момент перехода из 19-го века в век 20-ый. Часы всех героев остановят стрелки ровно на 12-ти по полудню, так ещё и февраль месяц- последний в условно общепринятом зодиакальном круге. Полный цикл- завершается, изменение пространства- как приход новой эпохи. Временной портал на мгновение приоткроется и поглотит притянутых магнитным полем прелестных созданий. Словно спасая от наступающего кровавого века, с его Мировыми войнами и многочисленными природными и социальными катаклизмами.

    Висячая скала в этом смысле, здесь предстаёт, кубриковским монолитом из «Космической одиссеи», символом вечности, начала и конца, а по существу даже метафорой Бога. Красота становится непостижимой, как и смерть- быть может пропавшие девочки уже были ангелами и прибывали на земле заведомо отведённый им срок, чтобы потом поддавшись таинственному гипнозу, или же всё-таки режиссёрской воле- уйти в иную реальность.

    Запечатлённая расфокусированной рябью истменколора девственная природа «зелёного материка», явственно рифмуется с чистотой девушек. Но что это… режиссёр не даёт нам её услышать, мы не улавливаем щебета птиц, шелеста листьев или журчание ручья. Вместо этого Уир затянул свой визуально безупречный фильм «в корсет» классический произведений Моцата, Бетховена, Баха и флейты Георге Замфира.

    Этот иррациональный детектив-драма до сих пор завораживает критиков и зрителей, пытающихся в своих многочисленных разгадках, бесконечно интерпретировать символические полунамёки картины. Но финал остаётся открытым и по сей день. Зато влияние которое оказала австралийская лента на кино, например 90-х(от «Твин Пикса» Дэвида Линча до антитриллеров Финчера и «Девственниц-самоубийц» Софии Копполы), сложно переоценить.

    8 из 10

    27 июня 2011 | 00:52

    Стильный фильм, импрессионистичный по кадру и настроению. Сюжет значения не имеет, точнее имеет, конечно, но не в том смысле, в каком мы понимаем захватывающий развёртывающийся сюжет.

    «Пикник у Висячей скалы» не о таинственной истории исчезновения людей, это лишь внешний фон. А смысл фильма в самом настроении недосказанности: она любит маргаритки, она ангел Ботичелли, она знает, что «всё начинается и заканчивается в надлежащее время и в надлежайшем месте»… А дальше? А деталей множество, их можно перечислять до бесконечности. Это праздник мгновения. И если вам кажется, что жизнь состоит из готовых вопросов и ответов типа: они пропали на скале потому что то-то и то-то, то вам не стоит смотреть «Пикник у Висячей скалы». Вы будете разочарованы.

    Мгновение многогранно, более того — неисчерпаемо. В этом его бесконечная таинственность и недосказанность. Этим и привлекательна Миранда. Когда наблюдаешь за её мимикой, жестами, игрой света на её волосах, то как-то не задумываешься о том, что будет с ней через двадцать лет. Сейчас это не имеет значения, в пространстве мгновения есть свет, линии, цвета, настроение, тональность, движение, воздух, звук. Присутствие таинственной силы Висячей скалы придаёт элемент фантастики. В сюжете фильма это часть образа сладкого наваждения момента. Спасённая девочка провела неделю на скале! Но никаких признаков истощения, она вполне здорова, только синяки да ссадины на руках. Для неё это словно сладкий, но забытый сон. Все другие, не понимая произошедшего, не зная, не испытав этого, домысливают историю в плоскость ужасного. А как иначе? Мы всегда на все непонятное нам приклеиваем ярлыки типа «бред», «ерунда», «бессмыслица», «сумасшествие»… Ситуация типичная. Апогей этого стадного чувства выражен особо в сцене в танцклассе. Безумные вопли вызваны страхом перед неизвестностью. Именно поэтому, на фоне фантастики и реальности, в картине так ярко выделяются образы Mrs. Appleyard и Сары, они вне действия, наедине со своей личной, ничем не заглушаемой болью.

    10 из 10

    29 мая 2010 | 22:52

    Эта мистическая история вызвала у меня ассоциацию с древней и не менее загадочной средневековой немецкой легендой о гамельнском крысолове и его дудочке. Согласно ей, музыкант, обманутый магистратом города Гамельна, отказавшимся выплатить вознаграждение за избавление города от крыс, с помощью колдовства увёл за собой городских детей, сгинувших затем безвозвратно. Позже нашли только одного мальчика, который рассказал, что дети вошли в скалу и скрылись в ней. Он же, будучи хромым, не успел за всеми и остался. В попытках войти туда же, где скрылись другие дети, он содрал ногти о камни и неожиданно ослеп. Вот такая печальная и страшная история, события которой слегка перекликаются с сюжетом нашего фильма.

    «Пикник у Висячей скалы» — это кино- метафора, который нельзя трактовать буквально. Его каждый увидит и поймёт по — своему. Кто — то увидит преступление и наказание, кто — то — пугающую сказку.

    Возможно, это кино может даже напугать и оттолкнуть неискушённого зрителя своей непонятностью и некоторой сюрреалистичностью. Но нужно учиться смотреть не только глазами, а и сердцем. Как вы думаете, почему одних загадочная скала приняла, а других отвергла?

    Нам никогда не узнать тайну Висячей скалы точно так же, как и то, куда же увёл детей дудочник…

    10 из 10

    26 ноября 2010 | 13:30

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>