всё о любом фильме:

Пикник у Висячей скалы

Picnic at Hanging Rock
год
страна
слоган«Australia's First International Hit!»
режиссерПитер Уир
сценарийКлифф Грин, Джоан Линдсей
продюсерХэл МакЭлрой, Джим МакЭлрой, А. Джон Грейвз, ...
операторРассел Бойд
композитор-
художникДэвид Коппинг, Джудит Дорсман
монтажМакс Лемон
жанр драма, детектив, ... слова
бюджет
сборы в США
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG рекомендуется присутствие родителей
время115 мин. / 01:55
В 1900 году, в День Святого Валентина, группа австралийских школьниц во главе с учительницей отправляются на пикник в район Висячей скалы, местной достопримечательности, и бесследно исчезают…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
94%
33 + 2 = 35
8.5
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм снят по мотивам романа Джоан Линдсей «Пикник у Висячей скалы» (Picnic at Hanging Rock, 1967).
    • В 1998 году режиссёр Питер Уир выпустил свою версию фильма, которая имеет меньший хронометраж — 107 минут.
    • И книга Джоан Линдсей, и фильм Питера Уира начинаются 14 февраля 1900 года, т. е. в День Святого Валентина.
    • У всех членов съемочной группы на Висячей скале начинали спешить часы.
    • Рейчел Робертс роль хозяйки Эпплъярда досталась случайно. Ее должна была сыграть Вивьен Мерчант, однако по дороге в Австралию, во время остановки в Гонконге, актриса тяжело заболела, и Робертс заменила ее буквально за несколько дней до съемок.
    • еще 2 факта
    Ошибки в фильме
    • Внимание! Список ошибок в фильме может содержать спойлеры. Будьте осторожны.
    • Сказано, что 14 февраля 1900 года — суббота, что не соответствует истине — это была среда.
    Трейлер 04:53

    файл добавилLargePicture

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 10.0/10
    Этот ранний фильм всего лишь 30-летнего австралийца Питера Уира (потом, как и многие соотечественники, работающие в кино, он перебрался в США) относится к числу самых загадочных и невероятно красивых произведений мирового кино, выражая на интуитивном, чуть ли не на подсознательном уровне то, что действительно следовало бы считать одновременно натуральной и магической природой кинематографа. Конечно, можно воспринимать ленту Уира как таинственный интеллектуальный детектив, чрезвычайно деликатный по атмосфере, изящный по художественному исполнению. К тому же в основе повествования — парадоксальный случай, который будто бы произошёл на пятом континенте за 75 лет до его воплощения на экране, но так и остался необъяснённым, более того — порождающим множество подчас взаимоисключающих интерпретаций. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 33 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Прочитав об этом фильме, как о фактически первом в жанре «мистический триллер» и найдя его в списке «самый странных и непонятных фильмов всех времен», я была заинтригована. Люблю странные фильмы, а если посмотреть на год выпуска, тем более стало вдвойне интереснее.

    Включаю, наслаждаюсь приятными тонами, прекрасными и юными лицами девушек, красивой речью и атмосферой пансиона для девушек начала 20 века. Получаю эстетическое удовольствие, попутно досматривая до момента, где девушки приезжают на пикник, развлекаются соответственно нравам тех времен, мило беседуют и вдруг часть из них решают «прогуляться». И вот тут якобы наступает кульминация. Девушки поднимаются на скалу, лениво нежатся на солнце, общаются загадочными фразами и неожиданно куда-то исчезают, а вместе с ними престарелая преподаватель математики. А дальше происходит какой-то театр абсурда. Пытаются показать отчаяние оставшихся обитательниц пансиона, директора, учителей, местных жителей. Все ищут (или как мне показалось, фальшиво делают вид, что ищут) пропавших девушек, изобретают свои версии, двое несчастных молодых людей, заочно влюбившихся в потерянных девушек присоединяются к поискам, и что еще больше меня задело, находят одну из девушек. Во мне все больше начинает закипать злость, оказывается, по задумке режиссера (и писателя, насколько я понимаю) она ничего не помнит! Что же случилось, я умоляла и проклинала режиссера: дайте хоть какую-нибудь зацепку. Хоть какую-то версию сделайте по крайней мере обманной, но «официальной». Нет, я не открою тайну, если напишу, что все зря. Задумка «ни о чем» закончилась ничем. А финал вообще убил. На фоне этой непонятной и неразгаданной трагедии случилась еще одна непонятная трагедия. Черт бы побрал эти пансионы для благородных девиц с их секретами, которые так и остались секретами! И, несмотря на то, что фильм изобилует намеками, знаками и символикой, я считаю что он снят напрасно.

    5 из 10

    только за загадочную и невинную красоту блондинки, «главной героини» если ее можно так назвать, прекрасные пейзажи Австралии, атмосферность того времени.

    21 апреля 2014 | 17:21

    По не совсем понятным причинам великолепная картина режиссера Питера Уира «Пикник у Висячей скалы» осталась немного в тени его последующих работ, таких как «Шоу Трумана» и «Общество мертвых поэтов» и не получила должного зрительского внимания. А ведь именно эту ленту семьдесят пятого года стоит признать его лучшей работой, не отнимая гениальности остальных. Просто в основе этой ленты лежит якобы реальная история — пугающая, таинственная и непонятная — о том как юные девушки и их учительница без следа исчезли в камнях Висячей скалы. Так как писательница Джоан Линдси, чья книга и лежит в основе фильма Уира, заявила что сюжет основан на реальных событиях ее юности. Так или иначе, но австрийскому режиссеру Питеру Уиру удалось сделать то, что быть может не удалось писательнице — заставить зрителя поверить в эту историю, и проникнуться невероятной мистичностью происходящих событий.

    То с какой утонченностью и вниманием Уир создавал атмосферу картины вызывает лишь бесконечное уважение. В картине нет того занудного саспенса, которым пичкают каждый второй триллер. Здесь пугает непонимание, осознание того, что и ты сам можешь оказаться в схожей ситуации. Это завораживает! Если посмотреть на те великолепные ракурсы самой скалы, то большинство похожи на весьма недобрые очертания лиц. Режиссеру удалось оживить скалу, представить ее зрителю как живое существо. Ну а музыка, которая то достигала апогея, то мгновенно стихала, переходя в абсолютную тишину. К тому же Уир использовал смену кадровой частоты, как будто хотел донести до зрителя что-то как бы между строк.

    Любопытно понаблюдать за тем как меняется атмосфера в колледже для девочек — светлые добрые тона, сменяются страхом и отчаянием, ну а заканчивается все довольно трагично. Не малую роль сыграла линия отношений между сиротой Сарой и одной из пропавших девушек Мирандой, которая совмещала в себе и бесконечную любовь и преданность и невыносимость потери близкого человека.

    Актерская игра великолепна, здесь трудно найти слабое место. Естественность в игре каждого актера, отсутствие малейшей доли фальши позволило оказаться там, в 1900 году в окрестностях этой пугающей и манящей Висячей скалы, погрузится в завесу тайны. Осознать, что несмотря на то что у всего на свете есть объяснение, найти его не всегда так просто, а порой и практически невозможно.

    Фильм настолько тонок, что пожалуй одного просмотра недостаточно для осознания всего его великолепия. Одно можно сказать точно, что Питер Уир очень серьезно подошел к данной теме, и создал шедевр всех времен.

    И не важно произошла ли данная история в действительности или нет, оказавшись в окрестностях Мельбурна у этой скалы, вы может быть вспомните о тех пропавших девушках. И кто знает, что же с ними действительно случилось, и что же может случиться с вами…

    10 из 10

    2 февраля 2011 | 00:28

    Чем ребус отличается от загадки, а загадка — от тайны? Если ребус требует «головоломной» расшифровки, то загадка — это игра ума, которая помогаем открывать что-то еще, помимо разгадки. Но тайна прекрасна сама по себе, уже своим существованием она будоражит сознание, ей разгадки и ключи не нужны.

    Одним из самых блестящих примеров тайны как художественного образа стал фильм замечательного австралийского режиссера Питера Уира «Пикник у Висячей скалы» (1975). Сюжет этого кинополотна строится вокруг нескольких воспитанниц закрытой школы для девочек, время действия — начало ХХ века. В честь Дня Святого Валентина они выезжают на пикник к Висячей скале, и четверо из них исчезают, как и учительница, отправившаяся на их поиски. Нет, это не пересказ сюжета, а лишь обрисовка внешнего антуража. Потому что, после финальных титров складывается впечатление, что у режиссера нет цели превратить зрителя в следопыта. Правда, он допускает несколько ходов, чтобы придать остроту детективной стороне фабулы, однако это скорее напоминает игру, а не художественную задачу.

    Самое главное Питера Уира — это атмосфера, внутреннее напряжение, которое возрастает и на пике его фильм словно бы обрывается. Прекрасно ощущение присутствия непознанного и непознаваемого, незримой, но почти осязаемой близости тайны. Из каких микродвижений камеры, секретных приемов режиссера состоит это опутывание зрителя паутиной, сказать сложно — они не заметны, а препарирования такое переливающееся солнечными бликами и капельками росы произведение не допускает.

    Все же стоит отметить, что Питер Уир большой любитель гармонизации заэкранного пространства: с помощью великолепных декораций, художественного, а в данном случае, и живописного решения картины, детальной проработки стиля и направления актерской игры в необходимое ему русло. Нет ни одного взгляда, или поворота головы, или покачивания листвы в лесу, которое бы нарушило ритм фильма, и в этом большая заслуга оператора Рассела Бойда. Вспоминаются и великолепные съемки на натуре, пейзажи, панорамы, и интерьерные зарисовки — в обоих случаях пространство становится действующим лицом, художественным образом. Западают в душу и крупные планы: настолько изящно рисуют портреты девушек режиссер и оператор, что они вызывают яркие ассоциации с шедеврами живописи, прежде всего картинами Сандро Боттичелли. Эту академическую линию продолжает и саундтрек, в котором сочетаются произведения Баха, Моцарта и Бетховена, словно бы созданные для этого фильма.

    Насколько тщательной была подготовка съемок, понимаешь, анализируя подбор актеров: Уиру удалось найти лица, которые вписались в его художественную задумку, при этом чтобы эти лица принадлежат талантливым актерам: в таком бесплотном, кружевном полотне любое фальшивое движение или слово были бы слишком очевидны и непростительны. Удивительно красивые Энн-Луиз Лэмберт (Миранда), Кристин Шулер (Эдит), Карен Робсон (Ирма), рядом с характерными Маргарет Нельсон (Сара) или Рейчел Робертс (миссис Эпплярд) заполняют кадр своим дыхание, ароматом своей пудры, угадывающимся звуком шагов.

    Питер Уир создал целый мир, в котором его фантазия превратилась в наваждение, в сладкую истому, в томительное ожидание. Тайна красоты, тайна жизни, тайна любви и тайна самой тайны не отпускает еще много дней и недель, возвращает мысленно в этот крепкий плен тонкой паутинки недомолвок. Но режиссеру бесследное исчезновение девушек в полуденной жаре кажется не большей тайной, чем чудо пробивающихся сквозь тонкую занавеску утренних лучей, или сияние волос Миранды, или прохладное журчание ручьи, или тяга человека к разгадыванию тайны — того, что прекрасно потому, что никаких разгадок не имеет.

    28 ноября 2013 | 01:03

    14 февраля 1900 года небольшая группа австралийских школьниц вместе с учительницей отправляются на прогулку к Висячей скале, местной достопримечательности. Там они устраивают пикник, приуроченный ко дню святого Валентина. Девушки весело и беззаботно проводят время, но совсем скоро им станет не до веселья: три их подруги бесследно исчезли.

    В 1975 году режиссер Питер Уир обратился к одному из самых странных и загадочных происшествий и снял фильм «Пикник у Висячей скалы». Картина Питера Уира — это гимн необъяснимости. Зрителя намеренно погружают в атмосферу неясности, необъяснимости, почти что безумия. Куда же подевались девушки? Что с ними произошло? Если они мертвы, то где же тела? На эти и другие, возникшие по ходу фильма, вопросы даже не надейтесь получить внятные ответы. Как объяснял сам Уир, он хотел добиться эффекта непонятности, странности, недоступности происходящего на экране, тем самым гипнотизируя зрителя. Весь фильм мы будем теряться в догадках: девушки похищены нло, дело рук маньяка, может быть все-таки розыгрыш?

    Замечательно снятая картина стоит особняком в творчестве режиссера: даже не верится, что этот фильм и «Общество мертвых поэтов» сделал один и тот же человек.

    В общем, «Пикник у Висячей скалы» — кино, посвященное целиком и полностью тайне как таковой. А еще здесь можно усмотреть тонкий намек на ускользающую юность, на превращение из девушек в женщин.

    «Пикник» — весьма необычная, отлично поставленная лента. Лента, которая не дает ответов, а предлагает зрителю самому разобраться в таинственном происшествии у Висячей скалы.

    9 из 10

    5 декабря 2009 | 21:39

    Над темной громадой скал по девственно-чистому небу плывут облака, еле слышно перешептываются листья деревьев, юные школьницы дремлют под лучами летнего солнца. Мир полон покоем. Но это спокойствие нарушает необъяснимое событие: во время пикника бесследно исчезают три ученицы и учительница.

    Такова завязка «Пикника у Висячей скалы» — истории с десятком вопросов без единого ответа. Таинственно исчезновение происходит 14 февраля 1900 года, в самом начале нового, XX века, когда первобытный страх перед всем мистическим отступал в прошлое, но человек еще не мог дать объяснение многим явлениям. Именно таковым становится исчезновение у Висячей скалы, которое одновременно поражает и пугает. Но несмотря на загадочность, это событие мало связано с мистическими созданиями или путешествием в другие миры. Исчезновение девушек и учительницы — это скорее метафора, тонкий прием, позволяющий раскрыть истинную сущность вещей, а пикник под сенью скал становится только завязкой, переломным моментом в судьбах многих людей. Очевидным становится то, что раньше скрывалось и умалчивалось. После исчезновения мирные солнечные пейзажи навевают тревогу и суеверный страх. Становится ясно: каким бы близким не казалось счастье или спокойствие, оно остается мифом, затишьем перед бурей, которая непременно должна разразиться, ведь судьбу обмануть нельзя.

    За внешней простотой сюжета кроется целый ворох вопросов и проблем, которые продолжают волновать и после финальных титр. Мы следим не только за жизнью воспитанниц пансиона, их внутренним миром, переменой настроений, но и за сменой эпох, столкновением мистики и религии, невинности и порока. Каждую из сюжетных линий можно толковать по-своему, самому искать ответы на все вопросы. Такая перенасыщенность не только добавляет ленте метафоричности и загадочности, но и делает ее тяжелой для современного зрителя, особенно для тех, кто не готов к такому знакомству. Во время просмотра «Пикника» то, что происходит на экране, может показаться сном. Не только потому, что сюжет балансирует на грани реальности и мистики, но и потому, что удушающая атмосфера ленты нагнетает дремотное настроение, с которым трудно бороться.

    Не изобразив ни одной широизвестной австралийской достопримечательности, Питер Уир сумел создать фильм о зеленом континенте, который выглядит намного убедительнее, чем пафосная лента База Лурмана. И хотя «Пикник у Висячей скалы» стоит особняком в творчестве режиссера и находится в тени более известных и поздних работ, именно этот фильм стал прорывом не только для самого Уира, до этого пугавшего всех кровожадными автомобилями, но и для всей Австралии. Этот еще одна причина, по которой лента достойна зрительского внимания спустя десятки лет.

    Атмосфера «Пикника у Висячей скалы» передана не только с помощью тревожных солнечных пейзажей, но и с помощью особенной музыки. На протяжении практически всего фильма мы слышим чарующие звуки флейты, будто невидимый музыкант зовет нас последовать за девушками вглубь скалы. Таким образом лента Питера Уира зовет зрителя с головой окунуться в эту мистическую историю с ее особой, душной атмосферой, из которой хочется вырваться, рискуя упустить какую-то важную деталь. Своим обманчивым спокойствием «Пикник у Висячей скалы» убаюкивает зрителя, погружает в недолгий, но глубокий сон, в котором устами немых скал задаются вопросы. Слишком много вопросов…

    8 июня 2011 | 18:32

    «… Лишь сон внутри другого сна…»

    Настоящее кино тридцатипятилетней выдержки. Атмосфера, выписанные персонажи, музыка (не клеится сюда кинопромышленное слово «саундтрек»). Костюмы, подбор и игра актеров, работа режиссёра-постановщика. Напряжение, умение передать ужас неизвестности через призму обыденных природных явлений: воздух, плавящийся от невыносимого зноя, тени лесных тропинок и неприятно внимательная тишина лабиринтов застывшей лавы; даже сцена с перешагиванием крошечной речушки кажется фатальной, решающей. Рубикон перейдён, необратимость запустила судьбоносные часы в обратном направлении — не потому ли остановились механические, те, что сделаны руками беспомощных людишек — кто они перед лицом Вечности, для которой скала за миллион лет не становится взрослой?

    По напряжённости, количеству скрытых символов, недомолвок и фраз, в которых таятся ключи, этот фильм поразительно напомнил мне небезызвестный «Малхолланд Драйв» (да простят меня поклонники этого шедевра, к которым я имею честь причислять и себя). Конечно, у режиссёров разный стиль повествования, сюжетных линий в «Пикнике» заметно меньше и они прозрачнее, чем в «МД», но их обрывочность, обречённость мало в чем уступают знаменитому творению Линча. Влюбился ли молодой англичанин в пропавшую девушку с первого взгляда как мужчина в женщину, или ему она тоже показалась сошедшим с полотна «ангелом Ботичелли», явившимся и ускользнувшим, заставившим идти по следу в поисках чуда? Узнает ли бойкий паренёк Альберт Крэнделл, что его родная сестренка всё это время была совсем рядом, тоскуя о нём, теряя друзей и надежду? Что за дикая, нелепая подробность — повышенное внимание к нижнему белью у женщин, попадающих на Висячую скалу (панталоны мисс МакКроу, отсутствие корсета на Ирме)? Ведь это конец 19 века — тогда леди без крайней нужды не снимали на людях даже шляпку и перчатки.

    Тем, кто решится посмотреть этот фильм первый раз, хочу сказать: я вам завидую. Я обязательно пересмотрю его, и может быть не единожды, но вряд ли буду снова тревожно посматривать на часики в нижнем углу экрана: сколько еще осталось? Пусть не кончается этот душный, тяжелый сон, пусть длится ещё, ещё, пусть тянется медленный, мучительный, странный, страшный рассказ о самом пугающем, что есть на свете — о неизвестности. Недаром самые кошмарные монстры человеческого воображения живут в непроглядной тьме…

    P. S. От недалёких уничижительных рецензий («нудный, непонятный, затянутый») этот фильм должен спасти его возраст. Как пожилая интеллигентная дама, он, скорее всего, не заинтересует и потому не подвергнется «суждению» любителей фантастических четверок и американских пирогов. Как выдержанное вино, чей букет раскрывается только на устах истинного ценителя.

    Конечно,

    10 из 10

    17 марта 2011 | 00:43

    14 февраля 1900 года, в последнее австралийское лето ХIХ века, учащиеся викторианской школы для девочек из аристократических семейств (расположенной в окрестностях Мельбурна) отправляются на пикник по случаю дня Святого Валентина. Во время прогулки к Висячей скале бесследно исчезают три ученицы и их наставница. Троих из них уже никогда больше никто не увидит.

    Данное происшествие еще многие годы будет заставлять биться в догадках австралийских обывателей, которым так и не удастся разгадать тайну этого странного исчезновения. В основу фильма положен роман Джоан Линдсей, в подробностях описывающий данные события. Питер Уир снял по нему фильм, ставший провозвестников специфического направления под названием «магический реализм» и предвосхитивший появление целой серии так называемых «печальных псевдодетективов».

    Романтические юношеские порывы, сентиментальные беседы заполночь, чтение любовной лирики — такова жизнь рафинированного мирка — оазиса европейской культуры, притаившегося посреди враждебной девственной природы Австралии — как бы на грани сна и яви. Проходные вроде бы события — до и во время поездки — постепенно наполняются подтекстами, усиливая ощущение надвигающейся угрозы. Атмосфера как бы исподволь наполняется иррациональным чувством тревоги, неуверенности, страха и приближения чего-то таинственного, постепенно охватывающих не только персонажей, но и зрителей.

    Нагнетание ужаса без каких-либо мистических вторжений в повседневность утверждает в мысли не только о зловещей загадочности природы, но и о метафизической непостижимости мира вообще. Природный ландшафт, показанный с высочайшим искусством, выглядит столь же девственно, как и пропавшие школьницы. Непроизвольно возникает смысловая метафора: чистота и красота предпочитают покинуть мир незамаранными — растворившись в небытие, возможно, спасаясь таким образом от наступления страшного нового века.

    «Пикник…", ставший визиткой австралийского кино, до сих пор остается лучшей лентой Питера Уира, его подлинным прорывом, до уровня которого ему так и не суждено будет подняться в своих последующих работах, часто собиравших куда больше наград и денег. Фильм не дает объяснения случившегося, ограничиваясь, в лучшем случае, намеками, вроде «черной дыры», в которую могли попасть девушки. Эта туманная история позволила Уиру сыграть в увлекательную игру: провести зрителя вроде бы по самому простому пути, но при этом превратила прямую дорогу в бесконечный петляющий лабиринт.

    Что случилось у Висячей скалы — неважно, хотя бы потому, что непостижимость истины будоражит сознание куда сильнее. Так, например, садовник объясняет своему помощнику, увлеченно разгадывающему эту головоломку, что природа преподносит сюрпризы на каждом шагу, сталкивая с такими формами жизни, о которых мы даже не догадываемся. И если иные растения способны двигаться, то почему это не могут сделать камни…

    Что если Висячая скала причудливо и незаметно перестроила саму себя, раз и навсегда заключив в объятиях юные создания? И если в природе существует незримое перемещение неживых форм, то кому, как ни кино, предписано максимально зримо отражать это ускользающее от обычного взора движение…

    10 августа 2012 | 18:28

    Питера Уэйра можно считать автором чуть ли не самой грандиозной мистификации в истории кинематографа, на фоне которой резонанс, вызванный итальянцем Руджеро Деодато («Ад каннибалов» /1980/), не говоря уже о дебютантах из США Дэниэле Майрике и Эдуардо Санчесе с их «Ведьмой из Блэр: курсовой с того света» /1999/, покажется неудачной и не слишком убедительной шуткой. Причём режиссёру, равно как и писательнице Джоан Линдсэй (её одноимённое произведение адаптировал для экрана Клифф Грин, ранее работавший преимущественно на телевидении), даже не потребовалось никого убеждать в том, что экранные события действительно имели место в последний год уходящего XIX века. Зритель оказывается загипнотизирован ёмким и сухим, точно выдержка из полицейского отчёта, сообщением во вступительных титрах, ни секунду не сомневаясь, что видит аутентичную реконструкцию инцидента, так и оставшегося загадкой для сотрудников правоохранительных органов и окрестных жителей. Такое невозможно сочинить!

    Между прочим, не послужил ли роман «Пикник у Висячей скалы» /1967/ косвенным источником вдохновения для наших соотечественников Аркадия и Бориса Стругацких, описавших в «Пикнике на обочине» /1972/ (дело не только в сходстве названий!) феномен Зоны (тем более что в интервью один из братьев называл местом действия повести «скорее всего, Канаду» или «какую-нибудь Австралию», «британскую в прошлом колонию»), происхождение и назначение которой остаются пугающе непонятными и для ведущих учёных человечества? Однако замысел Уэйра и Линдсэй, пожалуй, тоньше: они тщательно избегают озвучивания любой научно-фантастической гипотезы — с логическим ударением на прилагательном «фантастической», поскольку как раз наука имеет в фильме принципиальное значение. Мисс МакКро рассказывает воспитанницам, что с геологической точки зрения Висячая скала совсем молода, поскольку образовалась лишь около миллиона лет назад, не обратив внимания на то, что одна из девушек делает — то ли всерьёз, то ли в шутку — странный вывод: «Миллион лет! Она ждала именно нас». Да и непосредственно перед исчезновением опытная учительница, отличающаяся редкостной дисциплинированностью и мужским складом ума, вдохновенно, словно поэтический сборник, читает учебник по геометрии. Она же чуть ранее не придаёт должного значения, списав на магнетизм, и остановке нескольких карманных часов ровно в двенадцать пополудни…

    Казалось бы, лучше и не передать мысль, если воспользоваться саркастическими словами Владимира Высоцкого, «о бессилии науки перед тайною Бермуд». Вот только авторы не ограничиваются признанием наивности людского интеллекта претендовать на исчерпывающе точные, экспериментально подтверждаемые знания во всех областях — нет, в любой области, выходящей за рамки искусственного, втиснутого в жёсткие рамки социального мирка, моделью которого (во всяком случае для рафинированной викторианской эпохи) воспринимается колледж Эпплйард. На поверку не поддаётся контролю даже собственная душа (психика), не позволяющая Эдит и даже чудом найденной Ирме вспомнить о случившемся на скале, а усилия полиции, сознательно или непреднамеренно придерживающейся в расследовании спасительного принципа «бритвы Оккама» (вспомним скептическое замечание инспектора, услышавшего от Эдит упоминание о красном облаке), приносят куда меньше плодов, чем прозрение молодого аристократа, прислушавшегося к тревожным снам…

    Любопытно (и знаменательно!), что тридцатиоднолетний Питер Уэйр осуществил постановку «Пикника у Висячей скалы» в перерыве между «Машинами, которые сожрали Париж» /1974/, где с «чёрным юмором» поведал о конце света в отдельно взятом населённом пункте, и сумрачной «Последней волной» /1977/, предрёкшей наступление Апокалипсиса. В данном контексте происшествие в окрестностях Маунт-Маседон, приключившееся в канун последнего для утончённого и бурного столетия Дня святого Валентина, столь почитаемого юными ученицами, тем более обретает характер зашифрованного послания — предостережения о грядущих катаклизмах разной природы. Но в самый ответственный момент кинематографист осторожно уходит от тёмной стороны действительности, обрывая рассказ не развязкой, которая бы заставила вздрогнуть и Альфреда Хичкока, а воистину прекрасными мгновениями. Да и любовно воспроизведённая, утончённая, чарующая атмосфера пикника с божественными созданиями в белоснежных одеяниях потребовалась ему не для усиления контраста. «Что видим мы, что видят в нас — есть только сон. Сон внутри другого сна», — открывающее повествование размышление Миранды (вольная цитата из стихотворения Эдгара Аллана По «Сон во сне»), сущего ангела Боттичелли во плоти, даёт ключ не к пониманию последующих событий, но к возможности их прочувствовать, постичь на глубинном интуитивном уровне, невыразимом словами. Наивно рассчитывать на постижение разумом неохватного Мира — им можно только восхищаться, поражаясь мудрости и величию Творца.

    Фильм, конечно, не пользовался таким же громким международным успехом, как «Безумный Макс» /1979/, со «звездой» которого Питер Уэйр встретится позже, но замечательно прошёл в национальном кинопрокате, при бюджете в AUD440 тыс. принеся (по состоянию на 2004-й год) AUD5,134 млн. А главное, внёс неоценимую лепту в рост престижа феномена самобытной австралийской кинематографии.

    9 из 10

    23 февраля 2012 | 15:27

    Если красота спасет мир, то мир спасет красоту от нее самой. Благодарности не нужно — прагматичный расчет природы, у которой не бывает ничего лишнего. Хрестоматийный дуализм белого и черного, света и тени умозрителен лишь до того момента, пока глаза не слепнут от совершенства форм, слух не режут прекраснейшие из звуков, а горло не сдавливает удушье от сладких запахов. Открыть форточку, закрыть уши, надеть черную повязку — убить красоту.

    Юные девы в замкнутом пространстве — мятущиеся пташки в клетке. Концентрированная невинность и ангельская чистота на фоне неожиданной для Австралии зеленой природы. На дворе четырнадцатое февраля, и флирт — полноправный участник хлопот взбудораженных школьниц. Воздушные платьица в пастельных тонах развеваются на легком ветерке, а волнистые локоны аккуратными прядями обрамляют мечтательные головки. И свобода — свобода! Мимолетная, волнительная, долгожданная, которую празднуют тортом в виде сердца, ибо бьется оно в ожидании воли желаний, стремлений, мыслей. Прекрасная пора экзальтированной юности в райском месте — это слишком, этого не вынести, гармонии нет, а вселенная строго следит за равенством двух чаш: излишки красоты подобно сорнякам выдергиваются из мира, давая земле возможность отдохнуть.

    Питер Уир всеми силами пытается сохранить паритет: там, где белоснежные лебеди гуляют по воде, вышагивает мрачная гусыня, гордо выпятив черную грудь; за пленительными ангелами Ботичелли тенью следует недалекая дурнушка, портрет которой не напишет ни один живописец; живительная малахитовая прохлада зелени заканчивается у мрачной удушливости таинственной скалы. Но тщетность его попыток очевидна, ибо общая томность разомлевших красавиц вкупе с эпикурейским окружением, где все располагает к праздному нарциссизму, ослепляет, затмевает остальной мир, вынужденный мириться с собственным несовершенством. Он готов пожертвовать своим белокурым Аполлоном, отправив его на поиски, однако девы обречены, и дело тут вовсе не в том, что разгадка, точнее ее отсутствие, известны задолго до просмотра — гроза приближается, она неизбежна: воздух слишком кристален, краски неестественно ярки, и вот он, гром, только звук какой-то дальний, неясный, искаженный; точно можно сказать, что он был, но так же верно будет то, что его не было.

    А были ли девочки? — А так ли это важно? В попытках найти логические объяснения очевидному, но от этого еще более невероятному факту исчезновения трех человек в никуда мысли и идеи штормило от рационально печального изнасилования до фантастически таинственной дыры во времени и пространстве. Быть может, все намного проще, и разгадка кроется в безжалостном в своей простоте равновесии: темное-светлое, прекрасное-уродливое; без одного нет другого, и при очевидных симпатиях в сторону эстетического, приходится жертвовать им в пользу пресловутого баланса. Судьба, рок, фатум, мактуб — обреченная агония, предвещающая неизбежный конец в цветах. Уиру не требовалось ничего придумывать — лишь запечатлеть болезненное спокойствие природы, провожающей своих дочерей на жертвенник искомого благоденствия. Смирение в преддверии свидания с неизбежным обладает своей прелестью, мистической, завораживающей, необъяснимой в своей простоте, перед которой можно только преклонить колени, а затем свернуться калачиком под свинцовым пледом мятежного ожидания. Красота не всесильна, но под ее тяжелым дурманом не страшно и сгинуть.

    10 из 10

    26 июля 2012 | 13:32

    1900 год. День святого Валентина. В Австралии в английском пансионе девушки собираются поехать на пикник к висящей скале. Сару, как всегда, наказывают и не отпускают. Остальные едут. После города девушкам разрешают снять перчатки. На пикнике они читают Шекспира и смотрят репродукции. Но внезапно три девушки решают прогуляться на скалу. За ними увязывается еще Эдит. Когда они поднимаются наверх, девушками овладевает невероятные ощущения. Они снимают чулки и туфли и наслаждаются свободой. Кажется, будто они приносят жертву. Или приносят себя в жертву. Все вокруг Висячей скалы засыпают. А когда просыпаются девушки исчезли. Их так и не нашли.

    Это фильм путешествие.

    Одновременно физическое и метафорическое, к собственной сексуальности, к чувству себя, ощущению себя, как чему-то большему, чем система воспитания, норм и правил. Это история Ирмы, Сары, Воодушевленного мальчика.

    Физическое перемещение в магическое место, в котором останавливается время, все засыпают, случаются странные вещи. Предчувствия, внезапные порывы, прощания.

    Ирма это спящая красавица. Висячая скала — ее замок. Миранда — фея крестная. Мир погрузился в сон и только прекрасные принц и его верный помощник смогли отыскать ее. И после этой инициации произошла разительная перемена. Ирма стала женщиной в ярко красном наряде. Другие девочки не смогли понять, что случилось и начали нападать на нее. Они изгнали ее из своего общества одинаковых белых платьиц.

    Много недосказанного. Об отношениях. О событиях. О их причинах и следствиях. И это приближает фильм к реальной жизни. Лично мне показалось, что две пары отражают друг друга. Альберт с Воодушевленном мальчиком и Сара с Мирандой. Они связаны не только местом, родством, но и мистически. Поэтому мальчик ищет ее на скале, а потом видит лебедя Миранду. Миранда и Альберт это сильная, уверенная, часть, которая знает, чем все закончится. А мальчик и Сара это трепетная, яростная, ущемляемая часть. Это отчасти похоже на внутренние конфликты, присущие, как мужчинам, так и женщинам. Так как все вертится вокруг тщательно скрываемого сексуального влечения, нельзя не заметить его и тут.

    На самом деле, фильм действительно многослойный. Можно брать одну нитки сюжета и вести ее от начала и до конца. Очень много мотивов. Время, сексуальность, наказание, социальные слои, жертвоприношения, мистика, сверхъестественное, самоубийства, долг и честь, юность, девственность, природа, птицы, как отражения перемен в жизни. Обо всем этом можно написать. Но больше всего задевает то, что на главный вопрос так и нет ответа. Что случилось с девушками? Почему они пропали? Что было с Ирмой и Мальчиком, когда они находились в трансе на скале? Конечно, есть несколько очевидных ответов, но ни один из них не объясняет всего. И это цепляет. Очень сильно цепляет.

    8 из 10

    13 января 2016 | 11:59

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>