всё о любом фильме:

Ангел-истребитель

El Ángel exterminador
год
страна
слоган-
режиссерЛуис Бунюэль
сценарийЛуис Бунюэль, Луис Алькориса, Хосе Бергамин
продюсерГуставо Алатристе
операторГабриэль Фигероа
композиторРауль Лависта
художникХесус Брачо, Жоржетт Сомоано
монтажКарлос Савахе
жанр фэнтези, драма, комедия, детектив, ... слова
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время95 мин. / 01:35
Номинации:
После роскошного званого ужина гости вдруг обнаруживают, что — в силу каких-то таинственных причин — не могут выйти из столовой. Проходит день, другой, и множества тщательно выстроенных фасадов и поз — как не бывало. Исчезают без следа понятия о приличиях, обусловленных положением в обществе, люди опускаются до примитивного животного состояния…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
95%
19 + 1 = 20
9.0
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Сам режиссер считал этот фильм своей неудачей, заявив, что если бы он снимал его позже в Париже, то пошел бы дальше в раскрытии темы каннибализма.
    • Сцена, в которой медведь и две овцы появляются во время обеденной вечеринки, была основана на реальном происшествии, случившимся с Бюнюэлем в Нью-Йорке.
    • Картина была запрещена в СССР, так как идея, что люди не могут уйти с вечеринки рассматривалась как оскорбительная и анти-правительственная.
    • В сцене в церкви, которая снималась в первую очередь, видна актриса Рита Маседо. Но в дальнейшем она не смогла сниматься из-за беременности.
    • Название фильма режиссер взял у своего друга писателя Хосе Бергамина, а тот, в свою очередь, из Библии.
    • еще 2 факта
    Трейлер 03:49

    файл добавилyixen

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 8.5/10
    После успеха своей предыдущей картины «Виридиана» великий испанский режиссёр-изгнанник Луис Бунюэль вновь вернулся в Мексику. Снятый там фильм «Ангел-истребитель» всем напомнил яростного, злого и саркастичного автора двух сюрреалистических шедевров конца 20-х годов — «Андалузский пёс» и «Золотой век». Более поздние произведения мастера сюрреализма были решены в изощрённо-тонкой манере («Дневная красавица», «Скромное обаяние буржуазии», «Этот смутный объект желания»). И в сравнении с ними «Ангел-истребитель» может показаться несколько строгим, суховатым, даже чуть прямолинейным творением. Рассказ о группе буржуа и аристократов, которые после ужина в роскошном особняке необъяснимо для себя не в состоянии переступить порог и покинуть этот дом, действительно является притчей в классическом смысле данного слова, то есть некой аллегорией, иносказательным примером с моральным выводом. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    В особняке, расположенном на улице Провидения и принадлежащем Эдмундо Нобиле (Энрике Рамболь) и его супруге Люсии (Люси Гальярдо), полным ходом идёт подготовка к званому ужину. Приглашено два десятка гостей. По мере приближения запланированного приёма среди прислуги растёт неосознанное чувство тревоги. Первым не выдерживает и бросает всё Лукас, несмотря на угрозу остаться без работы. Чуть позже его примеру последуют и остальные. Странности начинаются уже в сцене прибытия гостей, повторенной дважды, но в полном объёме они получат развитие уже по завершении ужина. По неведомой причине гости вовсе не собираются покидать гостеприимный дом, их словно удерживает какая-то сила. Не предпринимая никаких попыток преодолеть её, гости располагаются спать прямо на полу, но утром странности продолжатся.

    Луис Бунюэль снял яркую и бескомпромиссную сатиру в которой использовал элементы сюрреализма и гротеска. Главный объект его насмешек — буржуазия, паразитирующий и абсолютно бесполезный класс, с точки зрения автора. Такая позиция объясняется его приверженностью марксистским взглядам. В предложенной ситуации «сливки общества», среди которых есть даже два члена масонской ложи, быстро утрачивают свой лоск, маски сорваны и в них просыпаются самые низменные инстинкты. Без прислуги они не способны самостоятельно удовлетворять свои элементарные потребности и вскоре опускаются до уровня появляющихся в фильме овец, с той разницей, что бедные животные не едят себе подобных, а буржуа легко делают это каждый день. Символична сцена поедания беззащитных овечек. С тем же равнодушием, с которым персонажи наблюдали забой животных, они воспринимают и смерть одного из гостей, а для автора это стало поводом посмеяться над современной ему медициной в лице доктора, который либо лечит мнимых больных от придуманных ими самими болезней, либо тупо констатирует факт смерти. Помочь реальному больному он не в силах. Будучи также и атеистом, Бунюэль не упустил случая посмеяться над институтом церкви, оставив её на десерт. Абсурдная ситуация, разыгрываемая в фильме, на мой взгляд, символизирует тот тупик в который загоняет сама себя буржуазия. Выбранный ею путь ведёт к саморазрушению и даже самоуничтожению.

    Важная роль отведена Летисии «Валькирии» (Сильвия Пиналь) — это особо подчёркнуто уже в начальных титрах, также зрителю сообщается о её девственности. Ей, словно непорочной деве, откроется путь спасения.

    Игра всех без исключения актёров весьма ярка, несмотря на то, что Бунюэль пожалел светлых красок для своих персонажей, дабы более контрастно выделить разоблачительный характер повествования.

    В целом картина безусловно интересна и небанальна, она ничуть не утратила своей актуальности и даже стала гораздо понятнее в нынешних российских реалиях. С автором можно соглашаться или, как я, не во всём, но невозможно не признать лишь одного — несомненного режиссёрского таланта Луиса Бунюэля.

    8 из 10

    17 декабря 2012 | 21:36

    Чем отличается назойливая муха от сонной ? Назойливая не даёт человеку умереть, приводя его в движение и вырабатывая в нём терпение и смирение. А сонная — это тонкая линия между объятием Морфея и царством Аида. Так вот, фильмы Луиса Бунюэля, в хорошем смысле слова, как назойливые мухи лезут в глаза, в уши, в нос, в сердце, в душу, не давая последней предаться забвению.

    Вероятно ваш покорный слуга погорячился, назвав испанского режиссёра Луиса Бунюэля отцом замкнутого пространства. Возможно и скорее всего до Бунюэля кто-то уже снимал картины при большом количестве народного люда в одном отдельно взятом доме. Но мне таковые неизвестны. А посему пусть будет так. Лента «Ангел-истребитель» сподвигла меня к вышеупомянутой мысли. Кино на мой взгляд, по крайней мере из тех, что я видел у Бунюэля, самое лучшее, самое знаменательное и загадочное, ставящее отнюдь не праздные вопросы.

    Преамбула фильма такова, что уже с названия улицы начинается некий мистико-философский ребус. Где вы ещё встретите улицу провидения ? Только у Бунюэля. И вот пред нашими очами это роскошно убранный дом, в котором ждут гостей и из которого сбегает прислуга. Почему она это делает ? Логически объяснений нет, а начало положено. И они пришли, эти самые гости. Сидят за длинным столом, едят, пьют и разговаривают. Пока что ничего не предвещает из ряда вон выходящего, кроме как упомянутый выше момент с прислугой. Кстати, при разговоре этих разных людей, Бунюэль показал себя мастером иронично прописанных диалогов. Сначала невеста-девственница, а потом эпизод с дирижёром, который вымотался и прилёг на диванчик соснуть пару часиков.

    -Усталость.

    -Его выносливость достойна восхищения. Достаточно увидеть, как он дирижирует. Не представляю, как он выдерживает два часа такого напряжения.

    -А ночью после концерта он ещё пытается… В этом отношении я не могу жаловаться. Наоборот, приходится его удерживать.

    -Тогда пусть отдыхает, а то вдруг он прямо сейчас попытается…

    Это разговор одного из гостей с женой дирижёра, другого из гостей. Уже понятно, что ожидает нас не самый плохой спектакль в диалогом смысле. Ну, а уж когда собравшиеся начинают снимать пиджаки и жилеты, вечер из томного готов превратиться в сонное царство. Но это, как вы понимаете прелюдия, а то, что за ней последует не иначе, как показ внутренней сущности человека не назовёшь. Душа наизнанку. Человеческое нутро, как оно есть. Актёры гениально воплотили замысел Бунюэля. Колоритные образы и персонажи, а женщины все сплошь красавицы. Что ещё надо для того, чтобы призадуматься о смысле жизни, о человеке и его отношении к Богу ? Символизм здесь тоже имеет место быть: овцы и медведь. Гениальный фильм! Шедевр! Нуарище!

    10 из 10

    25 июня 2015 | 04:44

    Чрезвычайно прикольный и ироничный фильм от циника, классика, парадоксов друга, да и просто Гения Луиса Бунюэля. При том, что режиссер создал немало потрясающих картин, для меня «Ангел» стоит, пожалуй на втором месте после пресловутого «Скромного обаяния буржуазии»

    Как довольно часто происходит с фильмами Бунюэля, при просмотре создаётся полное впечатление, что режиссер попросту стебется над сюжетом, героями, а заодно и над теми зрителями, которые будут пытаться найти в этом произведении некие «идеи космической важности». Изумление а-ля «Баран и новые ворота», когда люди осознают невозможность выйти из комнаты, добывание воды из стены, финальное избавление в стиле deus ex machina — это не просто сюр, а сюр исключительно нарочитый и смешной…

    Справедливо, что развитие характеров тут не особо показано, ну так Бунюэль, вообще обычно показывает людей этакой отарой овец, и относится к ним соответствующе. В данном случае это, впрочем, больше похоже на разглядывание метаний таракана в лабиринте. Ещё раз — это фильм не про людей, это фильм про человечество, и актеры тут, натурально, марионетки, маски, вроде масок комедии дель-арте.

    Замечательное, умное и, разумеется, малопопулярное кино.

    Оценка: 8 из 10 Великолепно

    11 января 2010 | 17:47

    Жаль, что такой фильм как этот (и многие подобные этому) должно быть остались в памяти немногих людей. Очень интересный фильм. Он напоминает, что все мы просто животные, а социум — это лицемерное стадо.

    3 марта 2007 | 19:19

    Hикто из режиссёров не мог устраивать на экране такие званые обеды и приёмы, как несравненный Дон Луис Бунюэль. Люди просто без ума от них. Они или физически не могут их покинуть (как в этом чёрно-белом фильме мексиканского периода) или готовы на всё, лишь бы наконец начать вечеринку за обеденным столом в компании близких друзей (Скромное Очарование Буржуазии, 1972, превосходный компаньон Ангела Истребителя). Ангел (1962) — очень смешная комедия с очень мрачным (как обычно для Бунюэля) юмором. Самое смешное в том, что никто насильно не удерживает гостей внутри, не приставляет пистолет к головам или шантажирует их. У них просто не хватает силы воли, чтобы открыть дверь и выйти на улицу, где толпа из полицейских, зевак, родных и близких с тревогой ждут новостей.. . не в состоянии сделать несколько шагов, чтобы открыть дверь снаружи.

    Что получится, если стереть с рафинированных утончённых столпов общества тонкий слой лакировки — приличий, хороших манер, умения вести себя в обществе, и оставить на несколько дней в запертой столовой наедине с первобытными страхами и низменными инстинктами? Получится поразительное кино — хлёсткая, остроумная, сюрреалистическая комедия абсурда, жанр, основоположником которого Бунюэль бесспорно явлается и которому не изменил до самого конца. В ней явь перемежается с гротескными фантазиями, где овцы и медведь свободно разгуливают среди теряющих человеческий облик светских дам и джентльменов, скованных невидимыми глазу, но явно непреодолимыми цепями, не выпускающими их к привычной, удобной и комфортной жизни.

    Бунюэль — один из очень немногих мастеров кино, спосбных создать динамичный, увлекательный и загадочный фильм, основанный на одной шутке, рассказанной многократно, и он пользуется этим приёмом виртуозно. Герои его фильмов пытаются удовлетворить вполне естественные желания -уйти домой после роскошного приёма или, наоборот, пообедать с близкими друзьями в уютном ресторане. Снова и снова, безуспешно они добиваются взаимности от смутного или вполне даже определённого объекта желаний. А если им посчастливилось добиться взаимности, то они не смогут утолить это желание из-за постоянных препон, которые случай в лице общественного мнения, приличий или официальной религии с неумолимостью античного рока ставит у них на пути. «Вам нужны объяснения? У меня их нет» -так отвечал Луис Бунюэль на все вопросы о том, какой смысл он вкладывал в свои «непроницаемые» фильмы, начиная с бунтарских и шокирующих даже сейчас манифестов кино -сюрреализма Андалузский Пёс и Золотой Век и заканчивая отточенными, неподдающимися анализу, отрицающими всякую логику, неуловимыми, подобно призраку свободы его шедеврами поздних лет.

    Для меня Дон Луис -один из любимейших режиссёров. Я видела двадцать его фильмов, сделанных в разных странах на протяжении 50 с лишним лет. Их объединяют его не иссякнувший с годами уникальный юмор, фантазии и фетиши, бунтарство, ниспровергательство фальши и лицемерия, а главное — мастерское сочeтание вполне осязаемого реализма и причудливейших образов, которые рождает воображение во время чуткого сна пытливого разума. Понять Бунюэля до конца так же невозможно, как поймать Призрак свободы — он всегда будет одной из лучших и неразгаданных тайн в киноискусстве.

    10 из 10

    10 февраля 2012 | 16:35

    При всей неоднозначности рассказанной Бунюэлем истории и всевозможных уровнях прочтения сложившейся ситуации, допустим на минутку, что автор подразумевал здесь некую черную полосу в жизни каждого из героев, этакую невезуху, когда что не делай — ничего по большему счету не помогает и приходится лишь разводить руки от собственной беспомощности, уповая на то, что кто-то еще придет и спасет тебя, бесконечно переводя, по существу, из пустого в порожнее.

    Выход, стало быть, намечен и все двери вроде бы открыты, выходи — не хочу, но то ли элементарной силы воли не хватает людям совершить задуманное, то ли все и вправду упирается во всемогущую силу Провидения, и персонажам не удается вот так запросто пересечь ту грань, отделяющую их всех от того, с чего все началось и покатилось. Неслучайно героям в итоге приходиться вернуться в изначальную позицию, исправляя попутно свою главную ошибку, ведь задержавшись в гостях на минутку-другую и не сумев вовремя остановиться, сказать себе, что, мол, все — хватит, каждый из них обрек себя на вальяжное, унижающее собственное достоинство, пребывание в неком пространственно-временном вакууме, из которого, как выясняется, не так-то легко и выбраться.

    Мораль сей басни — из гостей нужно уходить не тогда, когда тебя попросят, а тогда, когда это необходимо; шире — в жизни все нужно делать вовремя. Элитный бомонд у Бунюэля опускается до образа полу-бомжей не потому что склонен к самобичеванию или, какая глупость, боится не ко времени и не к месту подвязавшегося в гостиной свирепого медведя, а потому что момент, когда нужно было уходить — безвозвратно упущен, и никто теперь не может совершить того, что нужно было сделать еще вчера. Вот и превращаются зажиточные, казалось бы, апартаменты богатеев в зловонный рассадник заразы и прочей мерзости, где одни умирают, а другие борются за жизнь, нанизывая на то, что некогда служило скрипкой, только что заколотого барашка, в то время как кто-то рядом бесстыже стрижет ногти и изнемогая от жажды проламывает в стене спасительный водопровод.

    Ситуация вполне привычная и стандартная для Бунюэля, отличающаяся от остальных разве что масштабностью повествовательного охвата, виной чему, надо полагать, бригада полицейских и подкативших к дому родственников, — всех как один — неподдельно заинтересованных в скорейшем разрешении свалившейся не Бог весть откуда напасти, но не в состоянии, равно как и присутствующие в доме, пересечь ту самую невидимую линию и добиться таки своего; даже вездесущие дети, и те останутся в сторонке. Во всем остальном «Ангел-истребитель» еще не раз аукнется и отзовется в творчестве великого испанца: в «Скромном обаянии буржуазии», к примеру, героям фильма постоянно что-то будет мешать трапезничать, при том, что именно — никто так и не поймет, а в «Смутном объекте желания» и вовсе расставит препоны на всем пути не по годам шаловливого Фернандо Рэя, так и не позволив тому в осуществлении такого, казалось бы, простецкого и обыденного дела, как лишения невинности объекта столь страстных воздыханий. Пребывание в шаге от заветного, непостижимость идеалом, похоже, волновали Бунюэля ни чуть не меньше его колоритных персонажей.

    17 ноября 2011 | 23:36

    Этот фильм Луиса Бунюэля — из числа тех, где он язвительно и по-настоящему зло высмеивал класс буржуазии. В первую очередь здесь поражаешься находчивости режиссера — насколько же надо было ненавидеть буржуа и что они ему такого сделали, что он с каждым новым фильмом все изобретательнее и изощреннее издевался над своими героями.

    В данном конкретном случае — группа аристократов приглашена на званый роскошный ужин, после которого по необъяснимым причинам никто из гостей не может выйти из помещения, в котором все находятся. А дальше уже начинаются типичные бунюэлевские «33 несчастья» для бедных, ни в чем не повинных (кроме ханжества, лицемерия, высокомерия, тщеславия и еще нескольких незначительных проступков) героев.

    Самые изящные, тонкие, по-настоящему смешные сюрреальные образы и аллюзии (например, у одной из гостий в сумочке мертвая курица — вместо «скелета в шкафу», а сами хозяева и вовсе держат в доме ручного медведя и стадо овец, на которых потом набросятся голодные и несчастные буржуа) приходятся на первые 30 минут повествования, а также на замечательную финальную сцену. Остальное же время приходится отчаянно скучать, наблюдая за эдаким локальным апокалиптическим банкетом, который интересен лишь тем, что понимаешь: никого конкретно из копошащейся толпы людей выделить и запомнить нельзя, что, по-видимому, и является основным — и самым неприятным — приговором Бунюэля этим людям.

    28 июня 2010 | 18:28

    Ведя речь об этом фильме, я бы говорил о двух факторах, негативно давлеющими на его оценку с разных сторон — это фактор несовременности картины, с одной стороны, и фактор прямолинейности персонажей, с другой.

    Если «первый» фактор способен отпугнуть новичка, незнакомого с большим кино, или же только его для себя открывающего, и потому не готового абстрагироваться от привычной реальности и проникнуться проблемами и комплексами, столь сильно отличающихся от современного обывателя, персонажей фильма, то «второй» фактор вполне способен отпугнуть любителя интеллектуального кино, в виду того, что персонажи просты и линейны.

    Это не тот фильм, который призван исследовать грани внутреннего мира человека. Человек тут лишь марионетка, служащая для раскрытия идеи фильма, что так же самым негативным образом сказывается на актёрской игре, гипервыразительной, но ни в коем случае не тонкой.

    Из несомненных достоинств данного фильма, я бы выделил довольно оригинальный сюжет. В остальном, я бы выразил своё мнение о фильме словом «посредственно».

    6 из 10

    6 августа 2009 | 22:24

    Тончайшая пленка, отделяющая сон от яви, похожая на едва различимую пленку слезной жидкости на глазу, защищающая от иссыхания, не дающая тем самым потерять внутреннее зрение, полностью ослепнуть, как вживленная спасительная линза. Тонкая, сюрреалистичная пленка — защитная стена, выстроенная между фантасмагоричным инсайдом сознания и резким, ограничивающим, оцепеняющим рамками действительности, путами реальности — аутсайдом. Невидимая стена, фаза Non-REM сна со всеми своими полусонными мечтаниями и сноподобными галлюцинациями. Тревожная, беспокойная, пограничная фаза по ту сторону сжатых век, за границей исчезнувших стандартов и правил, за решеткой плотно сомкнутых ресниц, за отделяющей пленкой новых сюрреалистичных систем. Именно такой отрезвляющей пленкой сюрреализма каждый раз предстает сам Луис Бунюэль, с той лишь разницей, что химический ее состав схож скорее с проявителем для фотографий, делающей объекты визуально острее, четче и яснее. Не изменяющей их постоянных свойств, но указывающей на них.

    Хрупкие идолы «обаятельной буржуазии» рассыпаются куда быстрее, чем можно себе представить. Выдержанный в едином театральном, показном стиле жеманный класс распрощается с ними в любую секунду, сбросив как ороговевший слой эпителия, ношенные чулки, натирающие неудобные туфли. И что будет, если отнять у китчевых манерных куколок, из выдуманного ими самими рафинированного, антисептического, полумертвого мира абсолютных удобств, привычные бутафорские идеальные условия?

    Они отложат идеально отполированные приборы, дрогнут гортанью при последнем глотке самого дорогого вина, отставив хрустальный бокал, коснутся уголка рта снежно-белой отглаженной салфеткой. Соберутся расходиться после очередного светского раута в огромном особняке, отпустят на прощание друг-другу привычно нелепые, ничего не значащие реплики, и внезапно поймут, что не смогут этого сделать. Не смогут выйти из дома по необъяснимой причине. Заточенные собственным безволием переступить порог, в бывшие несколько минут назад идеальными условия и декорации, лубочные буржуа останутся в них, и в течении нескольких дней превратятся из элиты общества в опустившихся маргиналов. С жадностью, неистовством, фетишизируя бывшие мгновения назад неприемлемыми поступки, чувства, максимы. На равне с людьми в кадре прогуливаются овцы и медведи, не смущая присутствием постояльцев, претенциозная некогда элита, теряясь в собственном безумии и беспомощности из-за отсутствия привычной помощи слуг, готова разрушить не только стены за доступ к водопроводу, но и любые препоны для удовлетворения сиюминутных желаний, начиная от разрушения стен за спасительный глоток воды из водопровода до утоления голода себе подобными.

    Синема-сны Бунюэля всегда обретают форму кошмаров. Когда засыпать, погружаться в них, конечно, очень страшно. Просыпаться же еще страшней, потому что открыв глаза каждый видит, что ничего не изменилось и он так и остался в ночном кошмаре. И не просто остался, но никогда его не покидал. Страшно, не от того ли, что нарисованный кадрами его картин сатирический шарж с гипертрофированными чертами общества оказывается раз за разом гораздо больше схож с оригиналом, чем классический традиционный портрет? Не от того ли, что аллегоричность становится все менее очевидна, фрагментарные аллюзии к Ветхому Завету все менее заметны на фоне абсолютного, тотального совпадения с действительностью? Не от того ли, что наблюдая через стекло экранов за фантасмагорией ситуаций, словно за манекенами в витринах, колотящими искусственными руками в стеклянные стены, отделяющие «их» от «нас», до содранной искусственной кожи, до стекающих искусственных алых струй, кричащих, умоляющих им помочь, помочь им выбраться, спасти их, мы ухмыляемся, не обращаем внимания, отводим глаза, не желая понимать, что смотрим в зеркало на нас самих. И так ли искусственно все на самом деле?

    24 ноября 2015 | 15:25

    Луис Бунюэль, конечно, красавец. Так постебаться над аристократическими ритуалами нужно было еще постараться. Видимо автора многое достало и вызывало нетерпимое раздражение.

    С упорностью сапера ищущего мину, постановщик картины старается развенчать как можно большее количество условностей и ритуалов, полных притворства, высокомерия и алчности. Бунюэль будто показывает зрителю — смотрите, колосс современной элиты выстроен на глинянных ногах. Малейшая неприятность и их слабость станет очевидной, равно как и скрытая агрессия.

    А закрутка сюжета тут проста — в особняк собирается большая компания аристократов, которые изрядно насытившись едой — попросту не могут выйти из дома. Эта вполне сюрреалистичная ситуация заставляет людей в полной мере открыть свою истинную натуру.

    Именно поэтому я и отнес эту картину в число условной «Галереи маньяков» — слабые они все и беззащитные, но неимоверно агрессивные. Бунюэль на многое конечно только намекает. Зря конечно, в фильме не была раскручена тема каннибализма, но и в таком виде, картина вполне «маньячная».

    На мой вкус, стилистика Бунюэля вполне сопоставима с русской литературой. Сразу же вспоминаются «Крокодил» Достоевского, «Нос» Гоголя, произведения Салтыкова-Щедрина, «Собачье сердце» Булгакова.

    «Ангел-истребитель» несет в себе лоск элитного кинематографа середины двадцатого века. Здесь можно заметить отсылки и пересечения на «Сладкую жизнь» и «Город женщин» Феллини, «Собачье сердце» Латтуады, «Охоту» Карлоса Сауры, «Большую жратву» Феррери, равно как и на советско-российский сюр начала 90-х — «Город Зеро», «Сны».

    Финальная метафора с овцами, конечно прибавляет картине вистов, как и вполне к месту приводимая католическая тематика, но в целом фильм не произвел на меня особого впечатления.

    Нужно понимать, сейчас такие провокации уже не редкость, да и аристократизм едва ли в чести. А вот, в свои годы Бунюэль был вполне себе революционером диссидентом от культуры,

    В итоге: будучи не самого высокого мнения об этом фильме, но при этом учитывая все его достоинства, я не могу не порекомендовать его любителям истории кино. Одна рука — нападающая на женщину многого стоит. Сколько раз потом эту «мулька» использовалась — от «Зловещих мертвецов» и д сегодняшних дней.

    Но, не проникся я этой картиной. Вот «Скромное очарование буржуазии», раскрывающее ту же тему — просто в дрожь бросает. Возможно, все дело в деталях — там они проработаннее.

    Поэтому, ограничусь вполне нейтральным отзывом и скромными 6 балами.


    6 из 10

    10 июня 2013 | 01:50

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>